60 лет спустя – вновь съезд победителя

Герман Ким, профессор кафедры истории,
директор Центра сотрудничества с Центральной Азией университета Конгук (Сеул),
исполнительный секретарь центрально-азиатской секции Консультативного Совета
по мирному и демократическому объединению Кореи 17-ого созыва

60let_spustya36 лет прошло между предыдущим и последним, 7-ым, съездом Трудовой партии Кореи (ТПК), привлекшем к себе небывалое внимание и вызвавшем море публикаций в газетах и интернете. Причем русскоязычные журналисты довольно часто ошибались в цифрах, говоря о том, что прошло 40 или 35  лет со времени последнего высшего партийного собрания КНДР. Может быть, они просто округляли даты, а может быть, цифры тут и не важны вовсе.

Сказать иными словами — минуло действительно много лет  с тех пор, как северокорейский вождь Ким Ир Сен собрал в последний раз партийно-военную номенклатуру страны. Но вспомнить сначала, на мой взгляд, следует III съезд ТПК, состоявшийся в апреле 1956 г., т.е.  60 лет тому назад. Его основным итогом стала полная административная победа Ким Ир Сена, власть которого стала абсолютной, так как он потеснил другие фракции и окончательно подчинил себе высший партийный и государственный аппарат. Этот съезд  вошел в историю как съезд победителя. Предпоследний, VI съезд ТПК, также остался в истории, так как тогда впервые представлен был народу в качестве преемника Ким Ир Сена его сын — Ким Чен Ир. Прошедший в начале мая текущего года 7-ый съезд ТПК некоторые журналисты окрестили также Съездом победителя, и в этот  раз им стал Ким Чен Ын — внук бессмертного северокорейского вождя и сын любимого руководителя Ким Чен Ира.  Внук получил в свои руки все бразды правления армией, партией и государством.

Известие, прозвучавшее осенью 2015 г. о созыве первого за 36 лет съезда Трудовой партии Кореи, вызвало бурное обсуждение в мировых СМИ, ожидания перемен и попытки прогнозов, но, по большей части, догадки, что из этого следует ожидать. Многие задались вопросом: зачем возвращаться к уже забытой старой практике партийной политики и государственного управления?  Нужен ли ставший анахронизмом съезд как  символ успеха социалистического строительства? Нужен ли он как свидетельство монолитного единства партии и народа? Нужен ли он как трибуна для угроз Западу и пропаганды победы коммунизма, если не во всем мире, то хотя бы в отдельно взятой стране? Ведь Северная Корея прекрасно обходилась без съездов, хотя пленумы и партийные конференции все же время от времени созывались. Кстати, на апрельской партийной конференции Корейской народной армии, прошедшей в текущем году,  Ким Чен Ын был выдвинут делегатом 7-го съезда Трудовой партии Кореи. 

Эксперты сходятся во мнении, что основная причина созыва  высшего партийного собрания в легитимизации полноты власти молодого северокорейского лидера Ким Чен Ына, в официальной передаче ему всех рычагов  управления политической, государственной и военной системой страны.  Верно отметил  Георгий Толорая: «Ясно было с самого начала, что съезд призван символизировать наступление «эры Ким Чен Ына».

Ожидания и надежды каких-то перемен, даже самые сдержанные и осторожные оказались несостоятельными. Но для самой Северной Кореи и для народа этой страны съезд, безусловно, имел историческое значение. Через 60 лет все вернулось вновь на круги своя, съезд закрепил  реинкарнацию Кима первого, одержавшего победу на съезде 1956 года, в его внуке – Киме третьем, повторившем на съезде 2016 года победный успех своего деда.

Произошло это так. Вечером 6 мая северокорейское телевидение показало видеозапись открытия VII съезда ТПК в Пхеньяне. Сопровождаемый бурными овациями трёх тысяч делегатов на трибуну съезда вышел Ким Чен Ын, как многие подметили, в европейском костюме с галстуком. Под председательством Ким Ён Нама — председателя Президиума Верховного народного собрания  съезд утвердил следующую повестку дня своей работы:

1. Отчет работы ЦК ТПК.

2. Отчет работы Центральной ревизионной комиссии.

3. О пересмотре Устава ТПК.

4. О выдвижении  Ким Чен Ына на высший пост партии.

5. О выборе центрального руководящего органа ТПК.

С докладом о работе ЦК ТПК выступил Ким Чен Ын. В своей вступительной речи он воздал дань памяти основателям и строителям партии и государства Ким Ир Сену и  Ким Чен Иру. Затем все участники съезда минутой молчания почтили память ветеранов антияпонской борьбы и патриотов, отдавших свои жизни за идеалы социализма. В выступлении первого дня докладчик отметил выдающиеся достижения страны, подчеркнув успешные ядерные и ракетные испытания. Во второй день он продолжил свою речь, подведя итоги деятельности партии и озвучив ряд важнейших задач, стоящих перед ней и всем народом. Отмечалось, что докладчик от начала до конца зачитал текст подготовленного выступления.

Затем на съезде выступили несколько высокопоставленных делегатов, которые, следуя традиции, назвали доклад лидера КНДР программным документом и заявили о полном согласии с ним и его поддержке.

Основные результаты VII съезда ТПК, как указывают эксперты, свелись к кадровым перестановкам, а также к переименованию ряда должностей и партийных органов. Главное из всех изменений  — Ким Чен Ын стал председателем ТПК. Ранее он был первым секретарем, поскольку пост генерального секретаря был навсегда закреплен за его отцом, а вечного президента – за его дедом.

Серьезных перестановок в президиуме политбюро не произошло, в него вошли председатель президиума Верховного народного собрания Ким Ён Нам, начальник Главного политического управления Корейской народной армии вице-маршал Хван Бён Со, премьер Административного совета Пак Пон Чжу и секретарь ЦК партии Чхве Рён Хэ. Несмотря на то, что среди высшей элиты не оказалось молодых назначенцев, состав Центрального комитета партии обновился более чем наполовину  — из 235 человек были заменены 129. Таким образом, в ЦК стало преобладать молодое  поколение,  преданное нынешнему северокорейскому лидеру.

Во внутренней политике молодой лидер скорректировал курс своего отца, вошедшего в историю под известным понятием «сонгун», где приоритет отдавался армии. Курс Ким Чен Ына называется «пёнчжин» («параллельное развитие»), который направлен на дальнейшее военное и экономическое развитие страны с опорой на военных и гражданских партработников. Кроме того, лидер КНДР огласил, что страна вновь вернулась к «пятилеткам» — будут строиться конкретные директивные планы развития на 5 лет и заслушиваться по ним отчеты.

«Пёнчжин» Ким Чен Ына включает в себя параллельное развитие полугосударственного и неправительственного сектора экономики. При этом слово «реформы» так и осталось в строгом запрете в Пхеньянском общественно-политическом лексиконе.

Выступление Ким Чен Ына по вопросам внешней политики, как отмечено экспертами, прозвучало  в достаточно мирном тоне.  Он говорил о готовности к диалогу со всеми  зарубежными странами, но на паритетных началах.

В своём докладе Ким Чен Ын, касаясь вопроса объединения страны,  заявил, что «ТПК побудила всех корейцев бороться за национальное воссоединение, основываясь на идеях и линии независимого воссоединения и предложении основать Демократическую Конфедеративную Республику Корё, выдвинутых Ким Ир Сеном».  При этом он предупредил  Сеул о тщетности идеи поглощения Северной Кореи и призвал свою страну быть готовой к силовому воссоединению с Южной Кореей. «В Народной Армии необходимо поддерживать на самом высшем уровне готовность к безрассудным военным провокациям американского империализма и южнокорейской военщины против нашей республики. Если враги разожгут огонь войны, то следует беспощадно покарать агрессоров и завершить историческое дело воссоединения родины», — так говорилось в полном тексте его выступления, опубликованного в газете «Нодон Синмун».

Программа последнего субботнего заседания съезда включала рассмотрение отчетов и результатов проверок, проведенных ревизионными комиссиями, а также пересмотр устава партии.

Сенсационное приглашение в Пхеньян 100 зарубежных журналистов известных изданий и новостных агентств обернулось, по словам Олега Кирьянова, громким скандалом, так как «После нескольких дней экскурсий по заводам и прочим достопримечательностям корейцы отобрали по известному только им принципу 30 журналистов, которых допустили на освещение мероприятия». Съезд прошел фактически в закрытом режиме. Представителям СМИ разрешили лишь общаться с прохожими, а телеоператорам — делать съемки у здания Дворца культуры им. 25 апреля, где проводился съезд.

В завершение приведу мнение известного российского эксперта по Северной Корее Александра Жебина, звучащее как краткое подведение итогов съезда: «Можно теперь сказать, что в КНДР официально было объявлено о начале «эпохи Ким Чен Ына». Он пока еще не получил формальный статус вождя и не приравнен к Ким Ир Сену и Ким Чен Иру, но все равно его положение существенно укрепилось. Вместе с тем, о каких-либо принципиальных изменениях во внутренней или внешней политике КНДР не объявлено. Страна по-прежнему будет придерживаться идеологии чучхе, строить «социалистическое, могучее, процветающее государство» и претендовать на статус ядерной державы».

10 мая на площади им. Ким Ир Сена в Пхеньяне прошло праздничное шествие по случаю успешного завершения VII съезда ТПК. В мероприятии принимал участие Ким Чен Ын, которого приветствовали около 100 тысяч демонстрантов. Северокорейский лидер был одет в традиционный френч. Все вернулось на круги своя. Тому подтверждением станет 4-ая сессия Верховного народного собрания 13-го созыва КНДР, которая состоится 29 июня.  Вот о ней будет мой следующий очерк.

 

 

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.