А. Ф. Троцевич. Изучение корейской литературы в России

В этом обзоре автор представляет историю изучения корейской литературы в России как поиски методов ее исследования — от взглядов на развитие литературы как эволюционный процесс накопления в ней реалистических тенденций к проблеме национального своеобразия и затем к структурному и культурологическому анализу.

Троцевич А. Ф.

Троцевич А. Ф.

В этом обзоре я попыталась представить историю изучения корейской литературы в России как поиски методов ее исследования — от взглядов на развитие литературы как эволюционный процесс накопления в ней реалистических тенденций к проблеме национального своеобразия и затем к структурному и культурологическому анализу. В связи с этим вниманию читателя предлагаются работы, написанные с позиций того или иного метода изучения, и прежде всего монографии, так как рамки данной статьи не позволяют рассказать о многочисленных статьях и проблемах, которые обсуждались на конференциях. В обзоре монографий я старалась объективно представить их содержание, избегая всяких оценок. С ростом наших знаний о корейской литературе тесно связан выбор произведений для перевода. Поэтому каждый «методологический период» сопровождается краткими сведениями о переведенных памятниках.

Впервые в России Корею начали изучать в конце XIX в. В 1897 г. на кафедре китайской и маньчжурской словесности при факультете Восточной словесности открылся факультативный курс корейского языка. Преподавателями были члены корейской посольской миссии*. Среди текстов, предназначенных для обучения студентов корейскому языку, были и произведения корейской литературы, изданные ксилографическим способом в XIX в.

*Я благодарна доценту кафедры китайской филологии Восточного факультета С.-Петербургского университета Г. Е. Рачкову за сведения по истории преподавания корейского языка в С.-Петербургском университете.

Стр. 40

Однако литературу в то время не преподавали, не стала она и предметом исследования. Очевидно, интерес к Корее в России того времени вызвал ряд публикаций, главной из которых было, пожалуй, «Описание Кореи», подготовленное к изданию Министерством финансов России. «Описание…» состоит из трех частей, и во второй части помещен краткий очерк истории литературы [37]. Это была первая публикация в России, дающая общие сведения по истории литературы, начиная с традиционной литературы на ханмуне, и затем — прозы и поэзии на корейском языке, называемой здесь простонародной (приведен даже образец перевода из поэтического сборника XIX в. «Песни мира в Нам-хуне»). Заканчивается очерк сообщением о христианских сочинениях на корейском языке и первых образцах периодической печати.

Вслед за «Описанием Кореи» появляются записи корейского фольклора (сказок) в переводе на русский язык. Записи сделал писатель Н. Г. Гарин-Михайловский, побывавший в Корее в 1898 г. с экспедицией [5].

Систематическое изучение корейской литературы в нашей стране началось в 50-х гг. Центрами исследовательской работы стали Москва и Ленинград, при этом произошло «естественное разделение труда»: изучение проблем современной литературы было по преимуществу сосредоточено в Москве, в то время как в Ленинграде основное внимание уделялось проблемам традиционной литературы. В работе по изучению литературы сразу наметились два направления, которые осуществляются и сегодня, — исследовательское и популяризаторское. Первое реализуется в написании диссертационных работ, публикации статей и монографий, а также в докладах на конференциях — российских и международных. Второе — в статьях для энциклопедий, переводах художественной литературы и предисловиях к переводам. В предисловиях читателю даются общие представления об особенностях развития корейской литературы и о месте в ее истории конкретных (предлагаемых читателю) произведений. И в той и в другой области ко-реистам 50-х гг. приходилось начинать работу практически с нуля: не было ни переводов, ни исследований — не существовало кореистической школы.

Первым шагом в изучении литературы был выбор диссертационных тем. Темы первых кандидатских диссертаций были посвящены творчеству отдельных авторов: Л. Е. Еременко. Жизнь и творчество выдающегося корейского писателя Пак Чивона (1737— 1805) [10]; В. И. Иванова. Творческий путь Ли Ги Ена [18]; Е. М. Цой. Отражение великих перемен в корейской деревне в романах Ли Ги Ена [56]; литературным жанрам и направлениям: М. И. Никити-

Стр. 41

на. Корейская средневековая поэзия в жанрах сичжо и чан-сичжо [32]; Д. Д. Елисеев. Корейская средневековая литература пхэсоль (некоторые проблемы происхождения и жанра) [6]; В. Н. Ли. Корейская пролетарская литература (проза 20—30-х годов) [28]; произведениям: А. Ф. Троцевич. «История о верности Чхунхян» и жанр повести в корейской средневековой литературе [44]; а также одна работа общего характера: А. Н. Тэн. Очерки современной корейской литературы (демократические национальные традиции и социалистический реализм в корейской литературе) [49]. По темам диссертаций в 50—60-е гг. авторами опубликован ряд статей [2; 25].

В 1964 г. выходит книга «Корейская литература», написанная Л. Е. Еременко и В. И. Ивановой. Книга опубликована в серии очерков «Литература Востока». Выпуск такой серии был предпринят Институтом народов Азии АН СССР. В книге две части. В первой («Немного о прошлом») дана краткая история традиционной корейской литературы, во второй («Современная литература») — рассказано о становлении и развитии новой и современной литературы КНДР, при этом произведения и литературные направления рассматриваются в хронологическом порядке и основное внимание уделяется их содержанию. Подчеркивается классовый характер литературы, и с этой точки зрения она делится на прогрессивную и реакционную. Прогрессивная литература реалистична, отражает бедственное положение народа и призывает к борьбе за свободу. Литература КНДР показывает процесс становления нового человека, воспитания чувства коллективизма и рождения новых отношений между людьми. Уделено внимание и вопросу влияния советской литературы на творчество писателей КНДР. Творчество «реакционных писателей» практически не показано. Названы имена и литературные группы, которые в 20— 30-х гг. проповедовали идеи «искусство для искусства», идеи декаданса и т. д. Книга «Корейская литература» была первой работой, авторы которой предприняли попытку дать в систематическом виде представление о корейской литературе.

Диссертации и статьи этого времени написаны с позиций марксистской методологии, когда литературное явление рассматривается в связи с политической и экономической ситуацией в стране. Авторы этих ранних работ искали в корейских произведениях общие черты с западноевропейскими и русской литературами, в частности, старались определить место корейской литературы в принятой литературоведением нашей страны системе представлений об эволюционном пути накопления реалистических признаков. Касаясь вопросов периодизации, пытались связать черты традиционной корейской литературы с европейским Возрождением и Просве-

Стр. 42

щением (например, работы А. Н. Тэн и Е. М. Цой) [2]. В исследованиях, посвященных творчеству современных писателей, обсуждались вопросы становления социалистического реализма и влияния русской советской литературы (например, работы В. Н. Ли) [2].

50—60-е гг. были временем публикации первых переводов из корейской классики и произведений современных поэтов и прозаиков КНДР. Это — сборник «Корейская средневековая повесть» [6] (сюда включены переводы трех произведений: «Фазан», «Хон Кильдон» и «Чхунхян») и сборник «Корейская классическая поэзия» [4] в переводах А. А. Ахматовой (образцы древней поэзии и трехстиший сичжо). В предисловиях к сборникам, написанных А. А. Холодовичем, развитие прозы и поэзии представлено как процесс накопления реализма и роста демократических и антифеодальных тенденций. Что касается современной литературы, то на первом месте здесь стоят переводы поэзии. Начиная с 1949 г. в периодической печати, прежде всего центральной и дальневосточной, появляются многочисленные переводы стихов поэтов КНДР, основная тема которых — освободительная борьба корейского народа. Отдельными изданиями выходят поэмы и стихи ведущего поэта КНДР Те Ги Чена [2], в 1953 г. был опубликован перевод романа «Земля» Ли Ги Ена, которого в КНДР называют основоположником современной корейской литературы, а в 1959 г. выходит перевод романа «Сумерки» другого ведущего писателя КНДР Хан Сер Я. В предисловиях к переводам произведения представлены как отражение тяжелой доли и борьбы угнетенного народа, а после освобождения в 1945 г. — процесса становления новою свободного человека.

Литература Республики Кореи в те годы не изучалась и не переводилась. Не изучалось и творчество писателей 20—30-х гг., относящихся к категории «реакционных», например Ли Квансу и Ким Тонина.

В 60-х гг. появились новые тенденции в изучении корейской литературы: авторы статей и монографий пытаются рассмотреть произведения и жанры «изнутри». То или иное литературное явление описывается как «данность» вне его связей с мировым литературным процессом и принятыми в традиционном литературоведении рамками жанров и периодизации. Это — работы Д. Д. Елисеева, М. Н. Никитиной и А. Ф. Троцевич, связанные с изучением традиционной литературы, прежде всего с публикацией памятников из Рукописного фонда С.-Петербургского филиала Института востоковедения РАН («Пэкрён чхохэ», «Чхое Чхун джон», «Ним чангун джон»), выполненные Д. Д. Елисеевым [36; 40; 54]; роман «Ссянъчхон кыйбонъ», изданный М. И. Никитиной и А. Ф. Тро-

Стр. 43

цевич [43]; повесть «Чхунхян джон квонджитан», опубликованная А.Ф. Троцевич [55]. В этих публикациях уникальность самих памятников диктовала исследователям путь выявления и описания их своеобразия.

Метод показа особенностей литературы на примерах изучения ее отдельных памятников был использован в ряде статей и первых монографиях. Своеобразному явлению дальневосточной прозы, которое получило название «литература пхэсоль» посвящена монография Д. Д. Елисеева «Корейская средневековая литература пхэсоль» [7]. Автор представляет эту прозу как собрание произведений разных жанров — художественных и нехудожественных, расположенных в сборниках без видимой связи. Д. Д. Елисеев рассматривает происхождение названия «пхэсоль мунхак» и историю распространения этой литературы в Корее. Показывая ее национальные черты, автор выделяет в ее составе отдельные произведения и классифицирует их, используя европейскую систему жанров.

Продолжением работы Д. Д. Елисеева над изучением прозы малых форм была его книга «Новелла корейского средневековья» [8] и защищенная на ее основе докторская диссертация [9]. Жанр новеллы исследован здесь от ранних истоков — сюжетов в историографических сочинениях XII в. до новелл XIX в. В работе детально рассмотрены вопросы композиции, связей с китайской новеллой, а также проблемы тематики произведений. В качестве материала для исследования использованы уникальные рукописные сборники новелл Ким Чегука и Пак Чонсика (XIX в.), хранящиеся в Рукописном отделе С.-Петербургского филиала Института востоковедения РАН.

Метод показа своеобразия литературы на примерах изучения ее произведений реализован в книге М. И. Никитиной и А. Ф. Троцевич «Очерки истории корейской литературы до XIV века» [35], в которой рассматривается ранний период в истории традиционной прозы и поэзии. В книге представлены исторические сочинения как литературные памятники. Для изучения были выбраны два ранних исторических памятника: составленная Ким Пусиком (1075—1151) официальная, «образцовая история» — «Исторические записи Трех государств» («Самгук саги») и неофициальная — «События времен Трех государств» («Самгук юса»), составленная буддийским наставником Ирёном (1206—1289). В эти исторические сочинения входили биографии людей, прославившихся на социальном поприще, а также известных буддийских подвижников, записи преданий об основателях корейских государств и тексты поэзии хянга. В книге каждому из этих явлений ранней литературы посвящена отдельная статья. Так, рассмотрены особенности струк-

Стр. 44

туры, принципы изображения человека и события в «образцовой истории» Ким Пусика, показаны особенности буддийской биографии, исследована поэзия хянга и ее связь с буддийским ритуалом, представлены образцы фольклорной и светской поэзии. Предания об основателях корейских государств, записанные в корейских и китайских исторических сочинениях, исследованы структурным методом, который начали использовать в литературоведческих работах в 60-е гг.

Попыткой разделить историю традиционной литературы на периоды исходя только из внутренних особенностей самой литературы (появление — исчезновение тех или иных жанров, принципы изображения человека, рождение новых тем) была дискуссионная статья М. И. Никитиной и А. Ф. Троцевич «Периодизация средневековой корейской литературы» [39]. Принципы периодизации традиционной литературы, предложенные в этой статье, легли затем в основу разделов, посвященных корейской литературе, в «Истории всемирной литературы». Разделы написаны теми же авторами [19].

Об особенностях пути развития современной литературы речь идет в статьях В. И. Ивановой и В. Н. Ли, посвященных просветительскому движению и «новому роману» конца XIX—начала XX вв. (работы 70-х гг.) [2; 27]. В. Н. Ли написал также статью «О периодизации истории современной корейской литературы» [39]. Автор выделяет три периода: «новая литература» (1900—1919), «современная литература» (1919—1945) и литература КНДР (после 1945 г.). Литература Республики Кореи в периодизацию не включена. В основу деления положена политическая история Кореи и связанное с ней появление различных литературных групп.

Исследования В. И. Ивановой «нового романа» в 1987 г. оформились в монографию «Новая проза Кореи» [17]. Здесь рассматривается период рождения «новой прозы» в конце XIX—начале XX вв. Автор показывает, что это время было связано с трагическими событиями в истории Кореи. Они в значительной мере определили творческие поиски писателей и содержание самих произведений. На материале публицистики и индивидуального творчества поэтов и прозаиков показана литературная жизнь Кореи того времени. Специальное внимание уделено роли переводной западноевропейской и русской литературы в формировании «новой прозы», а также творчеству ведущих писателей того времени Ли Инчжику (1862-1916), Ли Хэчжо (1869-1927), Син Чхэхо (1880-1936) и Ли Квансу (1892—1950?). Исследована также связь произведений Ли Инчжика, основоположника «нового романа», с традиционной повестью.

Стр. 45

Семидесятые годы были новой ступенью в переводческой деятельности. Переводчики традиционной литературы обращаются к произведениям, написанным на ханмуне. В 1970 г. выходит сборник переводов прозы Лим Чже (1549—1587) и новелл из собраний пхэсоль (XVI—XVII вв.) [51], рассказы Ким Сисыпа (1435—1493) «Новые рассказы, услышанные на горе Золотой Черепахи» [21]. Появляется ряд сборников переводов классической поэзии [ 1; 53]. Переводы с ханмуна поэзии и прозы публикуются в серии «Библиотека всемирной литературы» [22; 23]. В предисловиях можно проследить новые тенденции в изучении литературы — это культурологический подход, когда те или иные особенности конкретного произведения связываются с культурными представлениями данного народа.

Из публикаций переводов современной литературы следует отметить выход в свет известного романа Ли Киёна «Родная сторона» [30], написанного в 1933 г., и сборника новелл 20—30-х гг., опубликованного в серии «Современная восточная новелла».

Культурологический и структурный подход характерен прежде всего для изучения традиционной литературы и мифологии. Этот подход был реализован в ряде статей М. И. Никитиной и А. Ф. Троцевич, посвященных исследованию древних текстов [27], а также в кандидатских и докторских диссертациях: Л. В. Жданова. Поэтическое творчество Чхве Чхивона (IX в.) [12]; М. И. Никитина. Древняя корейская поэзия в связи с ритуалом и мифом [33]; А. Ф. Троцевич. Корейский средневековый роман [46]. В 1975 г. выходит книга А. Ф. Троцевич «Корейская средневековая повесть» [45], посвященная исследованию структуры простонародной повести, написанной на корейском языке, — произведений, которые помечены знаком чон (‘биография’). Используемый метод позволил выделить два типа повестей (структурно описать все произведения как «две повести»), соответствующих двум образцам поведения: социальному и несоциальному. Большинство героев повестей относится к социальным группам (пяти конфуцианским типам поведения), при этом положительные персонажи соотносятся с космической и социальной гармонией, а отрицательные выступают как нарушители космоса, поэтому повесть рассматривает не личную оппозицию «герой — враг», а космическую — «гармония — хаос». В работе показаны особенности языка, который имеет тенденцию описывать людей одного типа одинаковыми выражениями и символами, выработанными литературной традицией и построенными по принципу мифологической ассоциации. Повесть представлена здесь как явление, в котором реализованы культурные представления традиционной Кореи.

Стр. 46

Исследованию основ корейской культуры посвящена монография М. И. Никитиной «Древняя корейская поэзия в связи с ритуалом и мифом» [34]. Объектом изучения послужили песни хянга — поэтические произведения, созданные в государстве Силла в VI— IX вв. и записанные в историческом сочинении «События времен Трех государств» («Самгук юса»). Исследование песен и тех прозаических текстов, в которые они включены, позволило автору предположить, что в хянга отражена некая общая картина мира. Эта картина носит мифопоэтический характер, в ней воплощена система представлений о мире, ориентированная на воссоздание и поддержание космического порядка. М. И. Никитина раскрывает глубинный смысл текстов и выявляет стоящую за ними особую систему представлений о мире, которая условно обозначается как «система облика». Далее открыты несколько разновидностей ритуала, ориентированного на «облик старшего». Облик старшего понимается тождественным социуму и космосу. Ритуал базируется в одних случаях на шаманском ритуале, в других — на солярном. В основе солярных ритуалов лежит миф о Женщине-Солнце и ее родителях и миф о Стрелке-Солнце и двух хозяевах стихий.

Метод структурного анализа применен М. И. Никитиной в книге, посвященной исследованию сичжо — самого популярного жанра традиционной корейской поэзии на родном языке [31]. В работе рассматривается картина мира, отраженная в сичжо. В ее основе лежит роспись корпуса текстов стихотворений XVI—XIX вв. Выделяя статистически основные элементы мира в сичжо и выясняя связи между ними, автор определяет черты пространства в сичжо и доказывает наличие в нем представлений о двух типах времени. Сопоставление характеристик элементарных поэтических образов, обозначенных корейской и китайской лексикой, позволило сделать вывод о том, что они не взаимозаменяемы (т. е. не являются синонимами). В работе показано, что характер картины мира в сичжо, равно как и особенности поэтической образности, во многом определяется предшествующей поэтической традицией (хянга VI—X вв.)

Книга А. Ф. Троцевич «Корейский средневековый роман» [47] была четвертой работой, посвященной изучению ведущих жанров корейской традиционной прозы. Особенности романа рассматриваются в свете культурных представлений. В работе показано, что корейский роман обсуждает проблему достижения гармонии личностью и предлагает два пути для ее решения. Один ведет к идеальному социуму, другой — к отказу от социальной жизни вообще. Автором первых корейских романов был Ким Манчжун (1637— 1692), который создал два произведения: социальный роман «Ски-

Стр. 47

тания госпожи Са по югу» (написан на корейском языке) и «Сон в заоблачных высях»  — «роман-сон» (написан на ханмуне). Книга посвящена изучению прежде всего романа «Сон в заоблачных высях». В романе выделено три главных культурных компонента. Первый связан с религиозными и философскими воззрениями автора (описывается путь становления будды). Второй, мифологический, лежит в основе строения сюжета и соотносится с мифом о смерти-рождении солярного божества. Третий — это система литературных ценностей, которая представлена «миром китайской классики». Все три компонента одинаково значимы: их гармоничное сплетение и создает неповторимое художественное сочинение под названием «Сон в заоблачных высях». Автор показал, что дальнейшее распространение романа в сокращенных переводах на корейский язык превратило это философское произведение в «занимательное чтение» для широкого читателя.

Культурологический подход в сочетании с точным математическим методом исследования применяется и в работах по истории литературы 20-х гг. Это — кандидатская диссертация Л.В. Галкиной «Жизнь и творчество корейского поэта Ким Чжонсика — Соволя (1903—1934)», защищенная в 1979 г. [3]. Диссертация затем легла в основу учебного пособия «Корейская поэзия 20-х годов XX в.» [4]. В работе дана характеристика литературного мира Кореи 20-х гг. и рассказано о творчестве пяти крупнейших поэтов того времени (Ким Соволь, Хан Ёнъун, Ли Санхва, Чо Мёнхи и Пак Пхарян). Автор цитирует переводы стихов, специально останавливается на их ритмической организации и уделяет внимание проблеме западного влияния, которое легло на местную культурную основу.

Расширяется круг переводной литературы. Выходит сборник переводов с ханмуна преданий и легенд, записанных в исторических сочинениях [25]. Переведены корейские романы с ханмуна («Облачный сон девяти») и с корейского («Записки о добрых деяниях и благородных сердцах») 115], «Сон в нефритовом павильоне» [42], произведения писателя и мыслителя XVIII в. Пак Чивона [20]. Переводчики впервые обращаются к творчеству писателей Республики Кореи. В 90-х гг. выходят сборники рассказов современных писателей («Эссе» Чон Сук Хи [52]; «Золотая птица Гаруда» [16]; «Сезон дождей» [41]).

Культурологический подход к исследованию текста свойствен и двум последним работам А. Ф. Троцевич. Это — «Повесть о Чек участников мифологического акта. Взаимоотношения героев переходят от хаоса к космосу. Переход обеспечивается не борьбой и победой носителя доброго начала над силами зла, а брачной связью двух противоположных героев и рождением молодого устроителя. Гармоническое соединение двух начал снимает трагическую развязку. Вторая часть посвящена древним формам классификации и в первую очередь — изучению символики цвета, связанного с героями мифа. Высказано предположение, что традиционной корейской литературе было свойственно понимание цвета как знака плодородящих сил природы.

В 1998 г. опубликована книга Л. В. Ждановой «Поэтическое творчество Чхве Чхивона». В работе дан подробный анализ текстов стихотворений поэта — системы образности и ее связи с китайской поэтической традицией, а также своеобразной интерпретации в поэзии Чхве Чхивона традиционных поэтических образов, что, по мнению автора, связано с корейской мифопоэтической традицией. В центре исследования — стихотворения, вошедшие в авторский сборник «Кевон пхильгён» («Пахота кистью в Коричном саду») и в антологию XV в. «Тонмун сон» («Избранные произведения восточной словесности»). При этом особо выделены два поэтических цикла: «Воспеваю ветер и луну» и «Семисловные стихи, в которых описывается сила дэ». Особую ценность дают работе Л. В. Ждановой приложения, куда включены переводы поэтических и прозаических текстов поэта, а также словарь к двум исследованным поэтическим циклам.

Подводя итоги сделанному обзору, можно сказать, что большинство исследовательских работ посвящено традиционной литературе. Темы этих работ охватывают как отдельные жанры, про-

Стр. 49

изведения и творчество писателей, так и проблемы особенностей корейской культуры, которая сформировалась в древности и явилась той почвой, на которой выросло «особое древо» не только традиционной, но и современной литературы. К сожалению, современная литература Республики Кореи пришла к нам только в начале 90-х гг. и поэтому еще не успела стать предметом широкой исследовательской работы.

Литература

  1. Бамбук в снегу. Корейская лирика VIII—XIX вв. М., 1978.
  2. Библиография Кореи. 1917-1970. М., 1981.
  3. Галкина Л. В. Жизнь и творчество корейского поэта Ким Чжонсика — Соволя (1903— 1934): Автореф. дис. … канд. филол. наук. М., 1979.
  4. Галкина Л. В. Корейская поэзия 20-х годов XX века. Владивосток, 1988.
  5. Гарин-Михайловский Н. Г. Из дневников кругосветного путешествия. М.,

1950.

  1. Елисеев Д. Д. Корейская средневековая литература пхэсоль (некоторые проблемы происхождения и жанра): Автореф. дис. … канд. филол. наук. Л., 1966.
  2. Елисеев Д. Д. Корейская средневековая литература пхэсоль (некоторые проблемы происхождения и жанра). М., 1968.
  3. Елисеев Д. Д. Новелла корейского средневековья (эволюция жанра). М., 1977.
  4. Елисеев Д. Д. Новелла корейского средневековья (эволюция жанра): Автореф. дис. … д- ра филол. наук. М, 1979.
  5. Еременко Л. Е. Жизнь и творчество выдающегося корейского писателя Пак Чивона (1737—1805): Автореф. дис. … канд. филол. наук. М., 1959.
  6. Еременко Л. Е., Иванова В. И. Корейская литература. М., 1964.
  7. ЖдановаЛ. В. Поэтическое творчество Чхве Чхивона (IX в.): Автореф. дис. … канд. филол. наук. Л., 1983.
  8. Жданова Л. В. Поэтическое творчество Чхве Чхивона. СПб., 1998.
  9. Жили такие люди: Новеллы корейских писателей. М., 1971.
  10. Записки о добрых деяниях и благородных сердцах. Л., 1985.
  11. Золотая птица Гаруда. СПб., 1994.
  12. Иванова В. И. Новая проза Кореи. М., 1987.
  13. ИвановаВ. И. Творческий путь Ли Ги Ена: Автореф. дис. … канд. филол. наук. М., I960.
  14. История всемирной литературы. М., 1984—1988. Т. 2—5.
  15. История цветов: Корейская классическая проза. Л., 1991.
  16. Ким Сисып. Новые рассказы, услышанные на горе Золотой Черепахи. М., 1973.
  17. Классическая поэзия Индии, Китая, Кореи, Вьетнама, Японии. М., 1977.
  18. Классическая проза Дальнего Востока. М., 1975.
  19. Корейская классическая поэзия. М., 1956.
  20. Корейские предания и легенды: Из средневековых книг. М., 1980.
  21. Корейская средневековая повесть. М., 1954.
  22. Корейская художественная литература: Указатель переводов и критической литературы, опубликованных на русском языке в 1945—1978. Вып. 1. М., 1980.
  23. Ли В. Н. Корейская пролетарская литература (проза 20—30-х гг.): Авто-Реф- дис. … канд. филол. наук. М., 1967.
  24. Ли Ги Ен. Земля. М, 1953.
  25. Ли Ги Ен. Родная сторона. М., 1967.
  26. Никитина М. И. Корейская поэзия XVI—XIX вв. в жанре сичжо. СПб., 1994.
  27. Никитина М. И. Корейская средневековая поэзия в жанрах сичжо и чан-сичжо: Автореф. дис. … канд. филол. наук. Л., 1962.
  28. Никитина М. И. Древняя корейская поэзия в связи с ритуалом и мифом: Автореф. дис. … д-ра фил наук. Л., 1981.
  29. Никитина М. И. Древняя корейская поэзия в связи с ритуалом и мифом М, 1982.
  30. Никитина М. И., Троцевич А. Ф. Очерки истории корейской литературы до XIV в. М., 1969.
  31. Ним чангун джон (Повесть о полководце Ниме): Факсимиле ксилографа / Изд. текста, пер. с кор., предисл. и коммент. Д. Д. Елисеева. М., 1975.
  32. Описание Кореи. СПб., 1900. Ч. 2.
  33. Повесть о Чек Сёные (Чек Сёный чён квончжи тан): Из корейских ксилографов Санкт-Петербургского филиала Института востоковедения РАН. Факсимиле ксилографа / Пер. с кор., предисл., коммент., прил. и указ. А. Ф. Троцевич. СПб., 1996.
  34. Проблемы периодизации истории литератур народов Востока. М., 1968.
  35. Пэкрен чхохэ: Антология лирических стихотворений рён-гу с корейским переводом / Изд. текста, пер. и предисл. Д. Д. Елисеева. М., 1960.
  36. Сезон дождей. СПб., 1995.
  37. Сон в нефритовом павильоне. М., 1982.
  38. Ссянъчхон кыйбонъ (Удивительное соединение двух браслетов) / Изд. текста, пер. и предисл. М. И. Никитиной и А. Ф. Троцевич. М., 1962.
  39. Троцевич А. Ф. «История о верности Чхунхян» и жанр повести в корейской средневековой литературе: Автореф. дис. … канд. филол. наук. Л., 1962.
  40. Троцевич А. Ф. Корейская средневековая повесть. М., 1975.
  41. Троцевич А. Ф. Корейский средневековый роман: Автореф. дис. … д-ра филол. наук. Л., 1983.
  42. Троцевич А. Ф. Корейский средневековый роман. «Облачный сон девяти» Ким Манджуна. М, 1986.
  43. Троцевич А. Ф. Миф и сюжетная проза Кореи. СПб., 1996.
  44. Тэн А. Н. Очерки современной корейской литературы (Демократические национальные традиции и социалистический реализм в корейской литературе] Л., 1954.
  45. Хан Сер Я. Сумерки. М., 1959.
  46. Черепаховый суп: Корейские рассказы XV—XVII вв. Л., 1970.
  47. Чон Сук Хи. Эссе. СПб., 1993.
  48. Чон Чхоль. Одинокий журавль. М., 1975.
  49. Чхое Чхун джон / Факсимиле корейской рукописи, пер., предисл. и ком мент Д. Д. Елисеева. М., 1971.
  50. Чхунхянджон квонджитан (Краткая повесть о Чхунхян) / Факсимиле ксилографа, пер., предисл. и коммент. А. Ф. Троцевич. М., 1968.
  51. Цой Е. М. Отражение великих перемен в корейской деревне в романах Ли Ги Ена: Автореф. дис. … канд. филол. наук. М., 1955.

Источник: РАУК — Троцевич А. Ф. Изучение корейской литературы в России // Вестник Центра корейского языка и культуры. Вып. 3-4. СПб., 1999. С. 39-50.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.