Бугай Н.Ф. Казаки Юга России: конститутивность, эволюция, современность (ХХ – ХХI вв.)

В книге содержится специальный раздел, посвященный вопросам взаимодействия казаков с корейцами на территории казачеств Юга России.

Проект выполнен в рамках Программы фундаментальных исследований Президиума РАН «Традиции и инновации в истории и культуре»

Рецензенты: доктор исторических наук, профессор Гонов А.М., доктор исторических наук, профессор Ершова Э.Б.

Бугай Казаки Юга России

Бугай Н.Ф.

Казаки Юга России: конститутивность, эволюция, современность

 (ХХ – ХХI вв.). М., 2014. 276 с.

В книге сжато и насыщенно реальным фактическим материалом поставлен комплекс проблем исторического пути развития казачества, подчиненных ответу на вопрос: надо ли вести речь о казачьей общине?

Казачество – новое социальное явление в жизни многонационального российского общества 1990 – 2010-х годов. Уже опубликованы многие труды, в которых содержится ответ на вопрос: кто такие казаки – «народ» или «не народ», а этнографическая группа. Однако отодвинем в сторону научные споры, словесную игру и обратимся к тому, каким был путь казаков в XX – начале XXI вв., чем живут казаки, какой остается их вера, какие тревожат проблемы.

Интересно знать, что удалось им преодолеть в процессе собственного возрождения. Автор делает доступный для понимания анализ исторических явлений – какие проблемы прошлого ещё не решены и с чем продвигаться в будущее, чтобы была ощутимой роль казаков в государстве в создании комфортных условий для проживания всех этнических общностей, расселенных на территории многонационального объединения России.

Автор выражает искреннюю признательность и особую благодарность за оказание помощи в публикации настоящей книги главному редактору журнала «Историческая и социально-образовательная мысль», доктору исторических наук, профессору Виктору Александровичу Штурба и коллективу редакции

 

К читателю

Павел Середа,
директор Аграрно-технологического техникума
(г. Курганинск Краснодарского края), полковник запаса

Павел Середа, директор Аграрно-технологического техникума (г. Курганинск Краснодарского края), полковник запаса

Павел Середа, директор Аграрно-технологического техникума (г. Курганинск Краснодарского края), полковник запаса

Несмотря на то, что демократические преобразования в современной России (1990-е – 2015 гг.) проходят с большими трудностями, тем не менее общество в своем развитии не останавливается на месте. В этом эволюционном процессе проявляются факторы, свидетельствующие об изменениях, о новых явлениях происходящей модернизации общества, в условиях которой возможны не только продвижение его вперед, замена старого более совершенным новым, но и возврат к тому, что считалось давно канувшим в прошлое, и использование его положительного начала в условиях современности.

Примерно такой поворот в своей судьбе испытывало и российское казачество с его особенностями и спецификой, включая и кубанское казачество, отличавшееся численностью, существованием в условиях многонациональности и многоконфессиональности в крае. Именно казачеству Кубанского войска приходилось выстраивать свои отношения и с теми народами, кто проживал рядом, и вместе с казаками отстаивать на условиях консенсуса единство взглядов, оценок происходивших событий, заниматься урегулированием конфликтов на межэтнической основе. Таким был мир России до 1917 г. и в послереволюционный период.

Конечно, революция 1917 г. изменила в значительной степени ситуацию в России. Особо коснулась она и казачества, выступавшего повсеместно за сохранение своих привилегий, получаемых со стороны царского двора, и рьяно защищавшего свои устои, придерживаясь давно сформировавшегося мировоззрения, связанного в первую очередь с защитой Отечества, православия, мира, сотрудничества (соработничества), прочного казачьего братства.

Однако в жизни казачества были и моменты, не совместимые с теми задачами, которые выдвигала революция: уравнение в пользовании земельными наделами, равное право на обучение, возрождение культуры, улучшение материального положения и пр.

Ожесточенная классовая борьба завершилась установлением новой власти. Силы революции одержали победу. Вместо кропотливой и напряженной работы с казаками последовала полоса расправ, носивших жесткие формы, над остававшимся недобитым казачеством в станицах Ахтанизовской, Таманской и других. Как мне рассказывала мать (проживали в ст. Старотитаровской), например, Таманский полуостров сотрясался от постоянных восстаний оставшегося казачества. Подобные выступления прокатились по всем казачьим районам страны – Кубань, Дон, Оренбуржье, Терек.

Одним словом, уже в начале 1920-х гг. с казачеством как таковым было покончено. Часть казаков убыла за границу, часть находилась в концентрационных лагерях, остальные казаки были сосланы, расстреляны на основании инструкции от 24 января 1919 г. за подписью небезызвестного революционера Якова Свердлова. На местах этими процессами руководили комиссары революции.

В этой ситуации не следует упускать из внимания тот факт, что человека можно уничтожить физически, однако историческая память остается в сознании народа. И в данном случае процесс возрождения казачества можно объяснить силой этой памяти, её энергией, глубокими корнями её в сознании масс. Оставались наследники казачества, они не были уничтожены под корень. С учетом того, какие меры агрессивного, жёсткого воздействия принимались к российскому казачеству, трудно вообразить и объяснить, каким образом в столь короткие сроки в конце 1980-х – начале 1990-х гг. смогло возродиться казачество, фактически спонтанно.

Несомненно, начальный период этого процесса отличался особой увлеченностью в большей мере экзотической стороной – костюм, награды, внимание, почести и т.д. На практике же оказалось, что все это поддается регулированию при наличии политической воли, последовательных действий местных структур власти, включая и продуманные действия казачьих общественных организаций.

При сопоставлении положения казачества начала 1990-х гг. и в условиях современности, конечно, вывод будет однозначным: перемены поразительные. Основополагающей из них можно назвать перевод отношений между государством и казачеством на правовую основу. И не случаен тот факт, что Правительство Российской Федерации пошло по этому пути, естественно, опираясь на опыт прошлого, беря оттуда все то, что служило стабилизации обстановки в государстве, его укреплению.

По регулированию процессами в эволюционном развитии казачества в 1990-е гг. – первом десятилетии ХХI в., как информирует пресса, принято уже более 200 нормативно-правовых актов по обустройству российского казачества. Формы работы приобрели всесторонний характер: от участия в преобразовании экономики России (фермерство, развитие сельского хозяйства, строительство и пр.) до возрождения казачьей культуры в системе культуры народов России.

Однозначно, у казаков есть понимание того, что в многонациональном государстве обязательно и соблюдение, и поддержание диалога культур. Казачья культура также многогранна, она оказала заметное влияние на развитие, например, культур народов Северного Кавказа, на их взаимодействие во имя мира и стабильности на территории России.

На первых порах начала 1990-х гг. факт возрождения казачества с осторожностью принимался и в российских национальных республиках. В данном случае основой выступали и негативные факты исторического прошлого, и конфликты, возникавшие на почве межэтнических отношений. Тем не менее река времени вносила свои коррективы, и это не могло не влиять на усиление контактов, делать их наполненными и содержательными, подчинёнными благоразумным действиям, поступкам и принимаемым управленческим решениям, преследующим прежде всего мир, стабилизацию, развитие.

Разумеется, что все народы Северного Кавказа, на территории которого сосредоточена значительная часть российского казачества, желают этого и готовы быть вместе. В новых условиях России от политических партий и органов исполнительной и законодательной власти требуется напряженная разъяснительная и воспитательная работа и в обществе, и в учебном заведении, и в школе, и в семье и даже в детском саду.

На мой взгляд, поставленная задача становится приоритетной в работе многих структур, учебных заведений, в большей мере среднетехнических, и общеобразовательной школы, казачье-кадетского корпуса.

Воспитание патриотов России – отправное начало, которое лежит в основе преобразований в среде казачества. Только казачья молодёжь с её верой, знаниями, умением сможет стать в будущем прочной основой возрождающего российского казачества. В этом случае допустимо и противостояние этому процессу либеральной части общества. Однако оно преодолимо в условиях действий на основе консенсуса.

Автор настоящей книги, доктор исторических наук, профессор, главный научный сотрудник Института Российской истории РАН, действительный государственный советник III класса Российской Федерации Николай Фёдорович Бугай обратился к сложной научной проблеме современности – российскому казачеству того периода, когда события, как в калейдоскопе, сменялись с молниеносной быстротой. И тем не менее им предпринята попытка проследить на примере современного российского казачества те изменения, которые происходят в обществе и непосредственно в казачьей среде. В условиях сегодняшнего дня становится востребованной информация о том, что же сделано казачеством за два десятилетия, каким становятся его место и роль в многонациональном российском государстве.

Однозначно задача также непростая. Опыт научной и практической работы позволил автору, по нашему мнению, успешно справиться с поставленной задачей. Конечно, можно предъявить некоторые претензии автору, отметить то, что кажется недостаточным или излишним, но в целом представлен фундаментальный труд о жизни одной из составляющих многонационального российского сообщества – казачества в прошлом и в условиях современности.

Н.Ф. Бугай уделяет внимание одному из приоритетных вопросов темы, одновременно представляя как состояние разработки истории современного казачества, так и исторические справки его эволюции, начиная некоторые части повествования с прошлых времен. На ярких примерах прослеживается жизнь и самого казачества, и его наследников.

Примечателен и тот факт, что многие сюжеты, связанные с установлением контактов с местным населением, уходят в период появления казачества в южных районах России. И в те далекие времена казачество придавало особое значение установлению дружественных отношений, торговле, продуктообмену, контактам, смешанным бракам.

Удивительно, но факт: мой дед по материнской линии, как выявлено по документам и по чертам лица отдельных моих родственников, был связан с ногайцами. Вероятно, у деда была мать (моя прабабушка) из ногайского рода. Кстати, подобные явления были характерными для многих формировавшихся в прошлом казачьих родов[1]. Эта традиция находила свое проявление и в недалеком прошлом.

В послереволюционный период наследники российского казачества выступали как участники проводимых преобразований в условиях советов в Союзе ССР. Однако в целом положение казачества оставалось сложным, хотя казачество наравне со всеми участвовало в Великой Отечественной войне, в восстановлении народного хозяйства в послевоенный период как Гражданской, так и Великой Отечественной войны 1941–1945 гг., о чем свидетельствуют многочисленные опубликованные работы по этим периодам истории государства.

Казаки перетерпели расказачивание, раскулачивание, индустриализацию и коллективизацию, колхозное движение, сопровождаемое в последующем применением «черных досок», украинизацию (Северокавказский край)[2], совхозное движение в Союзе ССР, переход на русский язык, занявший длительное время. Тем не менее в этот период казачество самостоятельной ячейкой общества уже себя не ощущало. Поэтому конец     1980-х гг., когда демократизация общества приобретала другую направленность (уход от политизации процессов), содействовал и новациям казачьего движения, коренным образом изменял воззрение наследников казачества.

Автор представленной читателю книги поступает оправданно, уделив внимание в первую очередь военной стороне жизни российских казаков, отдавая тем самым дань историческому началу казачества, его главному предназначению – несению воинской службы по охране рубежей России, защите и сохранению ее целостности.

На богатом современном материале, как выявленном в архивах, так и собранном в ходе изучения темы на местах, автор раскрывает разные стороны жизни молодого поколения казачества, организации его воинской службы. Характерно то, что и в условиях советского времени многие юноши из казачьих семей были поклонниками воинской службы. Из них выходили доблестные офицеры Советской Армии.

С интересом воспринимаются разделы книги, посвященные участию современных казаков, ставших уже известными хозяйственниками, в преобразованиях российского сектора экономики. Многие из казаков, используя богатый опыт предков по ведению приусадебного хозяйства и работы на багах (земельные казачьи наделы вне собственного двора), возрождали казачье хозяйствование по-новому, с учетом требований, выдвигаемых рыночной экономикой. Действительность такова, что в современных условиях широкое распространение получило фермерское хозяйство, работа на приусадебных участках, которые также осуществляются при помощи государства и стимулируются им. Тем самым существенно прирастает продовольственная база страны. Выводы автора по этим разделам аргументированы и подтверждены приводимыми материалами.

На богатом современном материале подготовлены и разделы, посвященные восприятию казаков в российском обществе в первую очередь через труд и возрождающуюся казачью культуру. Особое внимание автора книги сконцентрировано на постановке обучения детей из казачьих семей в школах путём возрождения в 1990-е гг. формы обучения через казачьи кадетские корпуса. Уже можно судить об итогах их деятельности. Многие из выпускников казачьих корпусов посвятили себя воинскому делу, служению Родине, другие – пополняют ряды российской интеллигенции, занятой в разных сферах экономики страны.

Ценно обращение исследователя в большей мере к низовым формам общественных объединений казачества. По нашему мнению, это позволяет выяснить, каким образом протекает жизнь на местах в станицах, хуторах, какие проблемы решаются казачеством в условиях ощутимых трудностей, в сфере местного самоуправления и имеющихся экономических возможностей. Приведенный материал, в частности по трем казачьим войскам, дислоцирующимся на территории Северного Кавказа, а также казачьим организациям Таманского и Лабинского отделов (Курганинское окружное объединение казачества), дает полную картину истинного положения дел в казачестве, его низовых обществах.

Вероятно, названные казачьи отделы избраны не случайно. Знакомство с их историей показывает, что они были связаны друг с другом с прошлых времен, эта связь не исчерпала себя и в советский период, и в 1990-е гг.

Объектом изучения выступает и среднетехническое образование, цель которого автор видит в формировании, возрождении интеллигенции на селе, потерявшей себя в 1990-е гг. При этом отмечается такая особенность, как взаимодействие учебных заведений с фермерами, разными организациями сельскохозяйственной сферы, приближение науки к производству.

Вывод однозначный. Имеющиеся изменения в жизни российского казачьего сообщества ощутимы в плане формирования самосознания и национального сознания современного казака, казачьей молодёжи, переоценки своего назначения, ухода от экзотики начального периода, возрождения казачества в 1990-е гг.

Несомненно, военная составляющая остаётся приоритетной в молодёжной казачьей среде, сопровождаемая воспитанием истинных патриотов Родины, умения постоять за неё.

Имеется понимание и того, что в условиях многонационального государства важно всегда помнить: казачество не проживает на отдельной планете. Оно вместе со всеми народами преодолевает трудности переходного периода страны, её модернизации. Однако суть его остается прежней – служение Родине. И это достойно уважения.

Полагаю, что настоящая книга будет воспринята с интересом. При изложении книги автор избегал какую бы то ни было навязчивость. Работа выполнена грамотно и доступным языком. Она может служить книгой для дополнительного чтения по истории казачества учащимся среднетехнических учебных заведений, казачье-кадетских корпусов и общеобразовательной школы, а также всем, кто интересуется историей своей родины и ее феномена – российского казачества.

_____

[1]     См.: Бугай Н.Ф. Старо-Титаровская: курень, куренное поселение, станица. М., 2009. др.

[2]     См.: Мирук М.В. Кубанское казачество и украинизация Кубани: опыт и уроки (1921–1932 гг.) // Кубанское казачество: три века исторического пути. Краснодар, 1996; Хлынина Т.П. Политика украинизации Кубани: 20-е – 30-е годы // Дикаревские чтения (4). Белореченск, 1998; Иванцов И.Г. Украинизация Кубани в документах комиссий внутрипартийного контроля ВКП(б). 1920-е – начало 1930-х гг. Краснодар, 2009; Васильев И.Ю. Украинское национальное движение и украинизация на Кубани в 1917–1932 гг. Краснодар: Кубанькино, 2010; Украинцы Юга России: проблемы истории, культуры, социально-экономического развития. Материалы Международной научной конференции. Ростов-на-Дону, 3–4 октября 2013 г. Ростов-на-Дону, 2013 и др.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.