Достучаться до своих!

DSC07865

Градиан

Градиан — легионер

1

Как-то непривычно въезжать в тему прозой после афоризмов, лозунгов и воззваний. Интересно, что могу я выдать читателю, писавший о чём-либо не более десятью словами. Это, как если бы ходил всегда ногами, а тут, будьте добры, пожалуйста – идти вперёд только на руках! Право же занятно. Что ж, давайте проследим за нитью повествования в ином, непривычном для меня жанре.

Итак, панорама такова: родился аккурат в эпоху относительного равновесия между капитализмом и социализмом. Они, значит, как бы устали от противостояния, от плоскостопия, что ли, решив расслабиться и размять ноги. А когда Юрий Гагарин первым проложил путь к космическим далям, ну они вообще полезли обниматься друг с другом!

Так, ладно, дайте мне родиться. Увидел белый свет 4-миллиардным жителем нашей планеты, плавно увеличив собою массу Вселенной на 3 килограмма. Тут уж пришлось потесниться многим.

По словам мамы, Ким Ок-Сун, мне сразу понравилось жить, когда стала кормить грудью. Я не думал тогда, что пищу надо воспринимать не более как топливо, чтобы прочертить свою звёздную траекторию землянам. Потенциал так и пёр с меня, особенно в постели – мама только и успевала менять пелёнки.

Жизнь воспринимал с превеликой радостью во всей свежести всяких там фруктов. Когда впервые попробовал арбуз – тут же уверовалв Бога! Рос жизнерадостным снарядом, начинённым невинными детскими пакостями и любопытством к девочкам. Любил лазить по чужим садам, а у себя всё было кислое и невкусное. Был частым зачинщиком уличных дрязг. Не было почти таких дней, когда выпадал бы из событий двора.

Родителям частенько приходилось краснеть перед соседями за мои проделки. «Чтобы у тебя родился такой же сын, как и ты!» – в сердцах желала мне мама, когда уже было совсем невмоготу. Это, конечно, очень льстило моему самолюбию, но я побаивался такого пророчества, ибо слишком хорошо был знаком с собой. Но много ли спросишь с семилетнего сорванца?

Втайне родители, возможно, утешались тем, что расту здоровым и не болею.   Я так думаю.

…Необъяснимое наваждение прорехой пространства запечатлелось в моей детской памяти.

Представьте себе: весенний погожий день, всё сущее порхает, носится, ползает, на душе ликующее удушье неосознанным счастьем, чей-то сад, я в провале аромата цветущих яблонь…

Обволакиваемый шлейфом струящегося воздуха, бреду в глубь немоты окружающих предметов, тело обмякает в безвольной невесомости, в ушах томительный звон, странная удивительность во всём, что вижу.

Мне не по себе, угадываю чьё-то невидимое присутствие, и вот посыл моему заострившемуся существу: «Живи и не бойся, с тобой не может случиться ничего плохого, ты оберегаем…»

Но кем? И кто господствует над моей душой?

Это имело место несколько раз и при разных обстоятельствах…

2

На дворе маячит 20 век. Телевидение только расправляло щупальца своих волн, пока ещё не жаждая крови и насилия в своих программах. Безмятежное детство не омрачалось никакими мировыми катаклизмами. Просто где-то было неспокойно. Там, видите ли, назревал какой-то Карибский кризис. А нам то что ? Пусть взрослые

сами разруливают эти трения, а мы пойдём гонять голубей. И купаться на Кировском канале, величие которого выражали аксиомой: вода – это жизнь!

Собирали шарманки (радиопередатчики), мня  себя великими изобретателями, бодро вклиниваясь в эфир с дюже складными песнями в блатном стиле, типа:

А я иду по тихой улице

А в окошке твоём свет

Вижу голову склонённую

И знакомый силуэт

Чувствуете, какой забойный ритм в ушах? Кто умел играть на гитаре, тот автоматически завоёвывал сердца самых неприступных девчонок! Я, правда, пока только приглядывался к этому оружию, ибо оно было нереальной роскошью для около степных ловеласов. Убей, не припомню, чтобы в нашем культмаге (магазин товаров культуры) могла пылиться такая диковинка.

Слышу скрежет зубов (может металлокерамических?) моих ровесников: «Да, хорош молоть пустое, когда же начнёшь чесать о футболе?»

О, вот это был бум! Мы недоумевали: как можно родиться на свет не иначе, как только мальчиком? Казалось, наша планета населена только мужскими особями. Мы не замечали девчонок. Футбол собирал под свои знамёна всю мужскую рать Земли! Даже заклятые враги, встретившись в игре, слёзно лобызались от нахлынувших чувств родства.

Это было время взлёта славы Пеле до живой легенды для всех пацанов мира! Уличная пыль (асфальтировали в основном центральные улицы), свидетельствовавшая о нехилом мастерстве и скорости передвижения игравших в матче века, воспринималась нами почище аромата цветов.

Чудом воспринималось в то время радио. У многих он работал неумолчно. Слушали музыку, приобщались к миру, обсуждали услышанные новости. Часто вникал

в спор взрослых о каком-нибудь событии. Когда просыпался по утрам от гимна, мурашки были уже начеку: тут же пробегали по всему телу и я, от радости, что так хорошо родился и живу (п. Солдатское), спешил во двор на зарядку.

Удивляло одно: почему американцы такие плохие и пакостные? Вечно стреляют и убивают друг друга. Мой детский ум отказывался воспринимать такое несоответствие. Как же, думаю научно, располагаясь вместе на одной нише разумных существ – так отличаемся друг от друга?

Только когда Горбачёв отпустил всех на четыре стороны, во мне развеялись эти сомнения. Оказывается, это была всего лишь сказка для взрослых под названием «пропаганда».

Этот жест стоил Нобелевской премии!

Может такой жест сделает руководитель КНДР? ведь молодой же…

3

Мой дедушка, Ли Дон-Хва (папин отец, бабушку величали ХегайЕн-Дя), работал в газете «Ленин кичи» журналистом. Не могу представить его без газеты. Вот он вдумчиво вглядывается в страницы, иногда что-то выписывая на бумагу. Я ещё не видел Конфуция, но думаю, что они похожи мыслительностью внешне. В нём всё обличало достойность происхождения.

Как-то само собой получалось подсаживаться к нему за чтением. Мне было очень интересно читать вместе газету. Скорее всего он больше отвлекался пояснениями содержания мне: вот тут, так-то и так, а там вот так, ну и так далее, в том же духе.

Из этих моментов скорее всего и сложились истоки моих влечений к чтению. Помню, как он написал письмо самому Брежневу о незаконно конфискованной части урожая риса у моего отца, Ли Виктора Ильича. Пришло указание вернуть. Вернули и извинились за недогляд.

Ну, как вам, господа – иметь такого дедушку ?! Я вовсю гордился им перед детворой. Думаю установить ему бронзовый памятник, сидящим с газетой.

А случай с письмом навёл на мысли, что неплохо быть грамотным, если кому-то дали по шапке за дело, когда всё преподнесёшь толково. Во всяком случае этому надо уделять время, то бишь грамоте.

Бесспорно, я любил читать, и делал это запойно, то есть в один присест читал сразу несколько книг, не теряя нить повествования в каждой. Тут даже сам Юлий Цезарь в недоумении почесал бы свой шлем от такого мудрёного восточного метода.

Для меня каждая книга имела свой запах, свой аромат. Мне нравились всегда с рисунками. Восхищался лёгкости объёмно-отточенных штрихов, передающих динамику данного момента. Когда видел дефекты неаккуратным обращением, досадовал на безымянного балбеса: «За что ты её так?»

О, книги! Как благодарен вам за те волшебные часы, что проводил наедине с вами! Неведомые страны оживали в моёмвоображении, уводя в мир детских грёз и фантазий!

Ничто на свете не может сравниться по силе воздействия на мышление, как книги! Они так распаляли моё воображение, что готов был отвинтить все гайки пространства, ипротиснувшись, так, невинно вопросить: «Ау, тут есть корейцы ?»

4

…В детстве каждый задавался вопросами: а почему мы такие разные, – и по цвету кожи, и по строению лица и … – ещё по целому ряду других отличий. Почему одни балуют себя борщом, другие уминают плов, а мы, корейцы – никак не обходимся без чимчи?

Взять, к примеру, те же свадьбы. Мусульмане празднуют их по своим обычаям и традициям, а христиане – по своим, намного отличающимся от мусульманских. Да даже у христиан они пестрят разнообразием.

А вообще: насколько мне удобно быть корейцем в повседневной жизни, и какие чувства испытываю я за своих корейцев?

Вот если, допустим, побьют за это, то, согласитесь, приятного в этом мало, да и лекарства дорогие, не каждому покарману.  Просто утешаешься тем, что от побоев вспомнил кое-какие забытые постулаты римского права.

Но когда где-нибудь услышишь имена наших знаменитостей, как Виктор Цой,

Костя Цзю, и ещё других, из плеяды самых достойных имён, то гордость охватывает за своих, затмевая всё личное, и она так зажигает, что самому охота дерзать, творить, созидать подлунный мир!

Если русские, как бы в шутку, знаменуют наше время эпохой Аллы Пугачёвой, то мы, единогласно провозгласим это эпохой нашей легенды – Виктора Цоя!

Да – он жив для нас всегда в своих песнях!

Жаль, что так безвременно ушёл из жизни. Вот бы спел свои песни в обеих Кореях (чувствуете, как режет слух?) – тут же объединились бы и постыдились перед всем миром за свой раскол.

Ещё бы – такая мощь в текстах – зовущая к действиям!

Трибунные песни – точнее не могу найти определения этому феномену. Это тот случай, когда соглашаешься: да, большое видится на расстоянии!

Пройдёт лет сто, чтобы мы поняли, кем он был для нас, и кого потеряли в его лице. Его имя будет перемежаться с именами Конфуция, Сократа, Платона. В ходу будут футболки с его изображением, как это было однажды с Че Геварой. Они,как лучший цвет Человечества, всегда будут служить нам той отправной точкой, от которой будем отталкиваться в будущее!

5

Когда сливаются две реки, она уже качественно становится другой. Массы вод, смешиваясь до мельчайших частиц, перерастут в новую формацию. Возобладать будет свойство большей из вод, тогда как у меньшей они будут видоизменяться.

Нас, корейцев (депортированных в 1937 году), выслали с Приморья и расселили по малообжитым местам Средней Азии. Это вот, вдруг, взбрело в голову хозяину, что собаке лучше будет не дома, а во дворе, в естественных условиях, где она сможет стойко переносить холод и жару. Слов нет – гениальное решение!

Но позвольте заметить: мы, корейцы – не собаки, и такой эксперимент вышел нам побоку.

В этом длительном марафоне неудобств, лишений и голода умерли многие соплеменники, мы растеряли свой язык и культуру, влившись в невообразимо-многонациональную массу Советского Союза.

Спасибо мусульманам, что по-братски гостеприимно приняли нас и согрели теплом своих открытых сердец.

Низкий поклон Вам в знак признательности от имени нашей диаспоры. За проявленное великодушие к национальным меньшинствам, свято соблюдая и чтя культуру и традиции каждой, за нерушимость братских уз.

Но вернёмся к мельчайшей частице, к моей персоне. Итак, результат этой катавасии налицо: ни бельмеса на своём языке (частично помню диалект общения моих родителей), зато на русском получилось даже написать книгу.Вы уж извините, мои дорогие, за такую дерзость. С кем поведёшься, на том и пишу. Бывают комические ситуации, когда с гостями из Кореи приходится общаться через узбека-переводчика. Обхохочешься от нелепости!

Замечу: мотаясь в поисках лучшей доли, мы настолько мимикрировались ко всему, что чувствуем себя больше космополитами, чем выходцами из страны Утренней Свежести. Нарвись случайно на инопланетянина, мы, возможно, нашли бы даже общих родственников скорее, чем со своими гостями.

О своей культуре имею понятия только из наших свадеб, юбилеев и похорон. Вот 5 апреля – это уже целая философия!

Только хотелось бы, чтоб в этот день мы не рассасывались так быстро в суету дня. Будем благопристойнее, пообщаемся подольше с душами родных и близких. Вам же наверняка будет обидно, когда такое проделают уже с вами ваши внуки, сославшись, видите ли на то, что срочно нужно закинуть в «пайнет».

Это единственный день, когда хожу с разинутым ртом: «Ого! Сколько нас!» Тут увидишь даже тех, кто годами отсутствовал в пространстве в другом измерении.

А так, только и видишь всех на Куйлюке, но и там уже много чего перестраивают. Как часто случается при перестройке, верха находят иногда нужным изменить название данного места. Но, думаю, что правительство пойдёт нам навстречу, оставив прежним название, хотя бы в новой интерпретации, например: Нью-Куйлюк.

Есть желание побывать на родине своих предков, но как подумаю о языковом барьере – и на Янгиабад даже не хочется. Во-первых, стыдно, а во-вторых – всё равно стыдно. Неужели им будет интересно видеть соотечественника, пишущего на русском языке или на ещё каком-либо ином? Думаю, что – да.

Изюминка – в синтезе мышления и восприятии мира. Ведь мы смотрим на мир уже более раскосо, чем они. Одно дело: жить у себя и приумножать свою культуру неразбавленным творчеством, совсем другое – живя с другими, привносить извне что-то новое в сокровищницу своей нации. Идёт процесс генетического слияния культур, который может раздвинуть горизонты мировосприятия следующим поколениям.

6

Собственно говоря – какие мы на самом деле корейцы?

Великие труженики земли (факт неоспоримый), целеустремленные, честолюбивые (иногда завуалированное под заносчивость), умные, многие с образованием, иногда здороваемся, о человеческом достоинстве имеем понятия, порядочные, обязательные, чистоплотные (носками не пахнем), пьяными не валяемся под ногами, не попрошайничаем, жёнам своим не изменяем, а те и подавно, воспитываем детей, часто уезжая на заработки… короче говоря, умеем жить как все.

Бывают, конечно, и нетипичные случаи прокола, не без этого, но в целом – ложимся спать с чистой совестью. У нас существует как бы негласный кодекс чести между своими. Попробуй, что-нибудь отмочить – ту же наградят презрением и упрёком, что позоришь своих. Последнее хуже расстрела.

С дремучих времён так уж повелось, что веселее жить общиной. Тут тебе и красавицы все перед глазами, которые, как всегда, как бы нехотя, ненароком, вдохновят самцов, а те и рады скорее набить друг другу морды, чтобы выйти в финал. Женись – не хочу! Или вот, допустим, завалитьмамонтаодному, как-то несподручно, он же брыкаться будет, а тут все скопом навалились на него – он и задохнулся мирно.

Удобно, например, в честь удачной охоты замутить нешуточную банзу из полутонной дичи, воздавая вместе с обильными пищеварительными соками хвалу своим богам за бескорыстное сотрудничество.

Но главная мудрость лохматых аборигенов была в распределении занятости каждого члена. Природа дальновидно распорядилась, наделив каждого разными способностями ко всему.  Если бы все умели делать только одно, то человечество давно бы вымерло от зашкаливающей дозы скуки. А чтобы община дышала миром, поставила во главе вожака, регулировать излишки эмоций, трений и интриг.

Дословный перевод этого виртуального обзора таков: мы не можем жить друг без друга, да это практически и невозможно.Уж так задумано Творцом, чтобы каждая особь радовалась жизни в кругу своих. Мы тоже не в силах противостоять зову крови, плоти и духу предков, что объединяет нас. И – да, ради Бога! – не противьтесь этому. Пусть наши дети увидят Корею целой !!!

Не люблю задевать чувства и достоинства других, но с детства мне казались особенными именно наши люди. Они – и весёлые балагуры, и хохмачи, открытые душой, гостеприимные,дружны командой в делах и мероприятиях –  благо,схваченность позитива во всём, железно предоставляла им такую роскошь человеческого общения.

Наши взрослые всегда были добры и внимательны к детям, особенно это чувствовалось за праздничным застольем. Любопытно было наблюдать за оправлением каких-то ритуальных обрядов, вовлекающие детей в интригу незнакомой сказки. Эти действия ярко запечатлелись в памяти.

По большому счёту нам было всё равно, что справляют взрослые, лишь бы наесться до отвала. Мы любили кадюри, еси, чимпени, сун-дя, гоги-хе, панчании-и-и… извините, я, кажется, уже наелся.

Почему-то детям не очень нравился чальтэги. Он вечно налипает на руках, мешая в стратегических прикидках отхватить что-нибудь лишнее. Мы, утрамбованные едой аждо самых процессов мышления, всё равно пихали в себя что могли, огорчаясь лишь только самой малости – что у нас нет сумок как у кенгуру. Взрослые радушно подсовывали нам самые лакомые куски.

Завершалось пиршество детей грандиозным матчем игрой в футбол из надутого мочевого пузыря заколотой свиньи.

Из этого славного детства вынес в своей душе любовь к своему народу, уважение и почтение к его обычаям и традициям. Благодарность к ним формировала мою личность.

Без этих чувств и трепетной почтительности, я был бы обречён мотаться по белу свету перекати-полем, не имея ни корней, ни всего того, что привязывает человека к своей земле. И после всего этого, разве не вправе сказать: «Те моменты, когда забываю, что я – кореец, можно смело вычеркнуть из моей жизни.»

Сайт: gradian–gr.com

Ссылка по теме: Градиан. Ваш триумф!

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

комментария 2

  • Анна:

    Спасибо за искренность. Мне тоже было стыдно и досадно, что я почти забыла родной язык, на котором в детстве разговаривала с амэ. И в 48 лет пошла учить язык с детками, сказать, что сильно преуспела не скажу, но в Корею съездила, как переводчик корейского языка (с техническим уклоном, строили завод)

    • Градиан:

      Спасибо, Анн, что неравнодушны ко всему человеческому и что не умеете прятать свое чувство юмора. А настойчивости и целеустремленности Вашей могу только порадоваться. Градиан.