Художник И Кхвэдэ: легенда эпохи потрясений

«Автопортрет в турумаги». 2-я половина 1940-х годов. Это произведение является классическим шедевром И Кхвэдэ, который, проведя в мучительных поисках периода идеологического хаоса, в ходе обмена пленными после Корейской войны выбрал для проживания Север. На заднем плане художник изобразил родные поля и горы.

Ким Югён, журналист 

По случаю 70-летней годовщины Освобождения в Музее изобразительного искусства Токсу-гун, филиале Национального музея современного искусства, с 22 июля по 1 ноября 2015 года проходила выставка «Мастер И Кхвэдэ: летописец Освобождения». В 1988 году, в период, когда правительство Южной Кореи стремилось наладить отношения с КНДР, был снят запрет с произведений тех деятелей искусства, которые в своё время перебрались на Север, и тогда творчество художника И Кхвэдэ (1913—1965) получило новое освещение. На нынешней выставке широкой публике было представлено много нового, что говорит о большом прогрессе в деле исследования жизни и творчества этого художника, ставшего легендой в истории турбулентного периода современного искусства Кореи.

«Освобождение стало огромным событием, изменившим его судьбу как художника и как личности. Мало кто из деятелей искусства в той же мере, что И Кхвэдэ, терзался, мучительно размышляя над ролью художника, и воплощал свои мысли в жизнь. Не случайно его имя стоит особняком в истории корейской живописи Нового времени».

На нынешней выставке широкой публике было представлено 412 произведений И Кхвэдэ, в частности 41 картина в технике масляной живописи, а также рисунки и дополнительные материалы. Это была редкая возможность увидеть своими глазами такие шедевры мастера, как «Автопортрет в турумаги», «Люди», «Георгины», «Кони».

Посетители выставки "Мастер И Квэдэ: летописец Освобождения"

Посетители выставки «Мастер И Квэдэ: летописец Освобождения»

Люди, ставшие движущей силой его жизни

И Кхвэдэ родился в семье крупного землевладельца, в уезде Чхильгок-кун провинции Северная Кёнбук (Кёнбукпук-то). Во время учёбы в школе 3-й ступени «Хвимун» он начал учиться живописи под руководством учителя Чан Баля (1901—2001), после чего продолжил получать художественное образование в Имперской академии художеств в Японии, а затем и в Университете искусств Мусасино.

В конце 1930-х годов работы художника были приняты для участия в выставке «Никатен» (частная выставка, проводимая группой независимых японских художников, недовольных работой жюри на официальных выставках), благодаря чему на суд зрителя были представлены такие картины, как «Отдых танцовщицы», «Судьба» и «Вечерний пикник». Хорошо известна история, согласно которой, узнав о том, что работу И Кхвэдэ «Судьба» приняли на выставку, односельчане художника закатили пирушку, а потом были крайне растеряны, обнаружив, что веселились по поводу картины, на которой была изображена смерть некоего мужчины. В тот период основной темой творчества художника были простые корейцы. В его картинах мужчины — главы семей — ассоциировались со смертью, символизируя пришедшую в упадок страну, тогда как женщины с их горящими глазами и лицами, отмеченными твёрдой волей, превращались в богинь, ведущих за собой народ, подобно тому, как это происходит в работах серии «Люди». В картине «Супруги, играющие в карты», созданной в 1930-е годы, также ощущается напряжённая атмосфера, когда людям становится не по себе из-за чьего-то внезапного вторжения.

Считается, что И Ёсон (1901—?; настоящее имя И Мёнгон), старший брат И Кхвэдэ, журналист, борец за независимость, исторический живописец и автор «Истории корейского костюма» («Чосонбок сикко»), оказывал идеологическое влияние на младшего брата, убеждая его не отворачиваться от угрюмой реальности Чосона.

Ю Гаппон (1914—1980), на которой И Кхвэдэ женился по любви, когда ему было 20 лет, была натурщицей для всех женских образов его произведений и в то же время преданной соратницей, которая впоследствии приложила немало усилий, чтобы сохранить его картины. Надпись, сделанная в уголке портрета «Женщина в красном пальто», созданного в 1930-х годах, представляет собой клятву человека, который решил посвятить свою жизнь живописи: «K.P.R. (инициалы имени жены, записанные латиницей) Я должен заниматься этим, какие бы препятствия ни возникли передо мной, ибо нет другого пути».

Освобождение и идеологический конфликт

На протяжении более 20 лет, до переезда на Север в 1953 году, И Кхвэдэ работал в Южной Корее и оставил здесь более 60 работ. Эти произведения проникнуты духом своего автора — человека, который стремился до конца не сдаваться под напором обстоятельств своего времени.

В 1941—1944 годах И Кхвэдэ совместно с художниками Ким Чжончханом, Мун Хаксу, И Чжунсопом, Чин Хваном и Чхве Чжэдоком создал Новую ассоциацию художников. Участники ассоциации обменивались письмами, в которых размышляли о своих работах, и, собираясь в таких местах, как чайная «Чеиль» и чайная «Чонвон» в районе Мён-дон, готовились к совместным выставкам. Мы знаем об этом благодаря сохранившимся документам. Именно на тех выставках были показаны такие работы И Кхвэдэ, как «Качели», «Портрет дамы», «Кони» и «Девушка»; в этот же период состоялась и его персональная выставка.

«Живопись художников, принадлежащих к новой школе изобразительного искусства, создавалась ради искусства, была декадентской по духу и представляла собой бегство от действительности, но по тем временам в основе своей она была пронизана духом, который, сопротивляясь выставке Сончжон (Художественная выставка Чосона, организованная японцами, которые также являлись членами её жюри), стремился к чисто корейским вещам и пытался их сохранить» — такую оценку давал искусству того времени критик искусства Пан (Пак) Мунвон (1920—1973). Юн Боммо тоже пишет в своей работе «Национальное самосознание и прогрессивный реализм И Кхвэдэ» о том, что художник «не восхвалял войну и не был подвержен милитаристской истерии, которая вдохновляла “подразделения несгибаемых” («чонсиндэ») или призывала людей на военную службу».

«Освобождение стало огромным событием, изменившим его судьбу как художника и как личности. Мало кто из деятелей искусства в той же мере, что И Кхвэдэ, терзался, мучительно размышляя над ролью художника, и воплощал свои мысли в жизнь. Не случайно его имя стоит особняком в истории корейской живописи Нового времени», — пишет г-жа Ким Йечжин, куратор этой выставки.

"Ситуация" 1938 год. Холст, масло. 156х128. Из частной коллекции. Девушка в свадебном наряде стоит с поднятыми к лицу руками, словно от чего-то защищаясь. На полу у ее ног, одетых в "посон" - разбитая и опрокинутая посуда, как будто эта девушка, напоминающая танцовщицу, оттолкнула ее ногой. На лицах других персонажей застыло выражение недоумения. Эта работа привлекает внимание за счет создаваемого ею чувства беспокойства и напряжения некоей метафорической тайны.

«Ситуация» 1938 год. Холст, масло. 156х128. Из частной коллекции. Девушка в свадебном наряде стоит с поднятыми к лицу руками, словно от чего-то защищаясь. На полу у ее ног, одетых в «посон» — разбитая и опрокинутая посуда, как будто эта девушка, напоминающая танцовщицу, оттолкнула ее ногой. На лицах других персонажей застыло выражение недоумения. Эта работа привлекает внимание за счет создаваемого ею чувства беспокойства и напряжения некоей метафорической тайны.

Покинуть идеологическую дискуссию, объявив себя националистом

И Кхвэдэ, выступая за очищение художественных кругов от японского милитаризма и против установления единоличного правления в Южной Корее, в идеологической дискуссии между левыми и правыми объявлял себя националистом. Присоединившись поначалу к Штабу строительства изобразительного искусства Кореи, образованному в Южной Корее в 1945 году, он не раздумывая покинул его, лишь только организация стала приобретать идеологическую окраску; в 1946 году художник вступил было в северокорейский Союз художников Чосона, но и его со временем покинул. В том же году, путешествуя по Северной Корее, художник был неприятно удивлён повсеместным энтузиазмом, с которым там относились к пропагандистской живописи, но вместе с тем был впечатлён увиденными в Хэчжу огромными настенными росписями в стиле соцреализма, созданными под влиянием искусства СССР, и по возвращении на родину написал для журнала «Синчхончжи» («Новый мир») «Доклад об искусстве Северной Кореи». Примерно в это же время И Кхвэдэ был избран председателем Ассоциации изобразительного искусства и культуры Южной Кореи и стал рекомендуемым художником на 1-й Национальной художественной выставке Кореи, однако выставленный им натюрморт был довольно посредственным. «Конечно, мне следовало представить какую-нибудь значительную работу, но, к сожалению, из-за различных обстоятельств я мог выставить только этот этюд». Эти слова, сказанные самим художником, дают представление о сложившейся тогда ситуации.

После того как старший брат художника И Ёсон перебрался в 1948 году на Север, И Кхвэдэ стали всё время вызывать на допросы в соответствующие органы, а когда в его мастерскую «Институт живописи Сонбук» несколько раз наведалась полиция, он закрыл её. Впоследствии, будучи новообращённым в правую идеологию, навязываемую «Гражданской руководящей лигой» («Союз национальной защиты и наставления», «Кунмин подо ёнмэн»; организация, куда заставляли вступать официально раскаявшихся бывших левых, членов южного отделения ТПК) И Кхвэдэ занимался такими вещами, как создание антикоммунистических плакатов, публичное обличение коммунизма и т.п.

В пяти автопортретах художника, представленных на этой выставке, можно увидеть, каким ощущал себя их автор в каждый определённый период. На «Автопортрете №1» мы видим лицо молодого человека, который без страха смотрит на мир. Но уже в «Автопортрете №3», на котором художник с почти фотографической точностью изобразил себя после поездки в Северную Корею в 1946 году, перед нами предстаёт человек, начинающий осознавать жестокость окружающей реальности. «Автопортрет в турумаги» известен как классический шедевр И Кхвэдэ. На нём мы видим художника, который стоит, держа в руках палитру с ясно отпечатавшимися следами кистей и несколько самих кистей, предназначенных для восточной акварельной живописи, которые И Кхвэдэ использовал для масляной живописи. Человек на полотне смотрит прямо на нас с решительным выражением лица, его губы плотно сжаты, обшлага рукавов открыты в сторону зрителя. Этот автопортрет есть декларация И Кхвэдэ, им он заявляет, что является «художником Кореи». На заднем фоне мы видим женщин, идущих через поле по умиротворённому пейзажу на фоне гор и рек, неся на головах сосуды с водой или еду.

Антиподом этого автопортрета выглядит работа «Весенняя девушка». На ней изображена как будто движущаяся в сторону зрителя пышущая здоровьем девушка со спокойным взглядом, теребящая свою косу. Это замечательное по степени художественного совершенства произведение, созданное в тёмной цветовой гамме, отличается от «Автопортрета в турумаги» как способом живописи, так и фоном, который здесь решён в виде абстракции, предположительно изображающей всё те же мирные реки и горы. Хотя эта работа, изображающая исполненную достоинства прекрасную женщину, является безусловным шедевром, стоящим особняком в истории корейской живописи Нового времени, её до последнего времени не выставляли. Работая над этой картиной, художник добавил к западному материалу, каковым являются масляные краски, корейской специфики, в частности писал тонкими мягкими кистями, применяемыми в восточной живописи акварелью, и не скупясь использовал чёрные линии. Художник-фольклорист Ким Чонсун описывает этот приём как «технику, напоминающую народную живопись, когда линии как будто оживают».

Картины из серии «Люди», изображающие группы численностью около 30 человек, тоже являются выдающимися шедеврами И Кхвэдэ. Сам художник говорил, что, под впечатлением от настенных росписей в Хэчжу, он попытался в этих картинах выразить мысли по поводу социальной роли художника. Однако сторонники левых взглядов не приняли работы этой серии, окрестив их «буржуазными», как не имеющие легко читаемой пропагандистской нагрузки и не поддающиеся расшифровке с первого взгляда. А для правых эти произведения стали «неудобной критикой действительности», в частности из-за изображения художником бомбардировки американцами острова Ток-то.

В его «Институте живописи Сонбук», который И Кхвэдэ устроил в здании, находящемся в районе Тонам-дон, собирались для изучения живописи такие будущие мастера, как Квон Чжингю и Чон Рвечжин (Чоль Лвечжин). Художник Ким Сукчин так вспоминает о том времени: «Учитель сначала писал работу из серии “Люди”, разделив полотно на секции. Потом он располагал эти куски на большом холсте, как на доске для игры в падук (го. — ред.), а я занималась переносом на холст увеличенного варианта работы». Ким Чханёль, вспоминая И Кхвэдэ, говорил о нём как о своём единственном учителе, как о настоящей личности. Пожилые односельчане, приехавшие из Чхильгока, родного края художника, во время его первой выставки, которая прошла в 1991 году в Музее изобразительного искусства Синсеге, вспоминали, что на то, чтобы завершить серию «Люди», ушли деньги, вырученные от продажи рисового поля площадью в 30 «мачжиги» (около 660 кв. м).

"Люди-4". Предположительно 1948 г. Х. м. 177х216. Из частной коллекции. Картины из серии "Люди" являются выдающимися произведениями И Кхвэдэ. Считается, что они были написаны им под впечатлением реалистичных настенных росписей, которые художник увидел в Хэчжу во время поездки по Северной Корее в 1946 году.

«Люди-4». Предположительно 1948 г. Х. м. 177х216. Из частной коллекции. Картины из серии «Люди» являются выдающимися произведениями И Кхвэдэ. Считается, что они были написаны им под впечатлением реалистичных настенных росписей, которые художник увидел в Хэчжу во время поездки по Северной Корее в 1946 году.

Корейская война и переезд на Север

Когда в 1950 году разразилась Корейская война, И Кхвэдэ не смог уехать в эвакуацию из-за больной матери и жены, которая была на последнем месяце беременности, и, снова вступив в Союз художников Чосона, писал портреты Ким Ильсона (Ким Ирсена) и Сталина. Однако во время Второй Сеульской операции он был арестован и помещён в лагерь для военнопленных на острове Кочже-до, расположенном у южного побережья Кореи.

Этот лагерь стал последним местом длительного пребывания художника в Южной Корее. Американский начальник лагеря, узнав в заключённом известного художника, принял участие в его судьбе, поэтому И Кхвэдэ было дозволено заниматься любимым делом: он писал портреты членов семьи начальника лагеря и даже мог встречаться со своими знакомыми, когда ездил в Пусан за необходимыми для работы материалами. Говорят, что, работая над портретом одной из американок, которая держала на руках своего маленького ребёнка, он со слезами на глазах рассказывал, что «наш малыш Хану (И Хану, младший сын художника; родился в августе 1950) сейчас примерно такого же возраста». Настенная живопись, оставшаяся в лагере, тоже, вероятно, была выполнена под руководством И Кхвэдэ.

Обучая живописи встреченного в лагере 17-летнего И Чжуёна, художник создал для него блокнот с анатомическими зарисовками человеческого тела. Эта реликвия была впервые обнародована в 2010 году. По словам И Чжуёна, «из-за правых сил и влияния художественных кругов, которые пытались устранить И Кхвэдэ, объявив его левым, в лагере жизнь художника постоянно подвергалась крайней опасности». Из-за этого у И Кхвэдэ развился гастрит, поэтому он не мог даже нормально питаться. В конечном итоге в 1953 году во время обмена пленными художник выбрал для проживания Северную Корею. Тогда ему был 41 год.

И Кхвэдэ оставил много работ и на Севере, но после того как его брат И Ёсон попал под чистку, имя художника исчезло из мира искусства и снова появилось в нём только в 1999 году. В Северной Корее И Кхвэдэ повторно женился, от этого брака родились сын и дочь. Умер художник в 1965 году.

Оставшиеся на Юге его первая жена Ю Гаппон и другие члены семьи на протяжении десятков лет бережно хранили все оставленные им работы. На нынешней выставке творчество И Кхвэдэ северокорейского периода в силу обстоятельств представлено только фрагментарно. Тем не менее куратор выставки г-жа Ким Йечжин придаёт большое значение этому мероприятию, утверждая, что « выставка заложила фундамент для будущего исследования творчества И Кхвэдэ».

Источник: KOREANA № 4 2015 г.

Ссылка по теме: Ретроспективная выставка великого корейского художника Ли Кхвэдэ в Сеуле

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.