Как корейцам живется в Казахстане? Братья с короткими фамилиями

camonitor-normal

Сауле Исабаева

Сегодня газета открывает новую рубрику, приуроченную к 20-летию Ассамблеи народа Казахстана, — «Честно о диаспорах». В ее рамках мы будем говорить о том, как ощущают себя представители нетитульных наций в современном Казахстане, каким они видят свое будущее, каков их вклад в жизнь страны, какие риски могут быть с ними связаны (без этого тоже нельзя). И наш первый разговор пойдет о корейцах.

Фото от  Галины Ким

Фото Галины Ким

Пусть это далеко не самая многочисленная диаспора в республике, зато одна из самых уважаемых, трудолюбивых и влиятельных.

До сих пор за корейцами не было замечено серьезных конфликтов, в том числе на межнациональной почве. Их очень часто ставят в пример как людей предприимчивых, надежных и умеющих находить общий язык со всеми. Впрочем, не только в этом заключается особое отношение казахов к корейцам, и даже не в том, что внешне они очень похожи, а скорее в общих духовно-нравственных ценностях и единых интересах. Как говорят сами представители корейской диаспоры, они считают казахов своими братьями, искренне любят Казахстан и никуда не собираются переезжать отсюда.

Роман Ким,

депутат мажилиса парламента РК, президент Ассоциации корейцев Казахстана:

«Всегда будем в долгу перед казахским народом»

— Роман Ухенович, можете дать небольшую справку о современном состоянии корейской диаспоры в Казахстане?

— Через два года, в 2017-м, исполнится ровно 80 лет, как корейцы были депортированы в Казахстан. Сегодня здесь подрастает уже пятое поколение представителей нашей диаспоры, и благодатная казахская земля является для нас настоящей Родиной.

Еще с советских времен в республике стабильно проживает порядка 100 тысяч корейцев. И если в сложные 1990-е годы, когда люди буквально боролись за существование, представители многих других диаспор предпочли уехать из страны, то большинство корейцев осталось и вместе со всеми продолжило строить молодое независимое государство. И сегодня мы с гордостью видим плоды общей работы.

Корейская диаспора является неотъемлемой частью многонационального народа Казахстана и, конечно, вносит свой вклад в развитие страны. Наши соплеменники представлены практически во всех сферах жизнедеятельности и всюду добиваются успехов, заслуженного признания. Еще наши отцы и деды начали создавать имидж корейского народа как трудолюбивого, порядочного и верного своей стране.

Сегодня мы с гордостью можем констатировать, что Ассоциация корейцев Казахстана (АКК) — одно из самых активных этнокультурных объединений в республике. Круг задач, которые она решает, выходит за рамки чисто внутридиаспорных интересов и касается общественно-политической, экономической, социальной сфер. И это логично, ведь мы как граждане нашей страны должны активно участвовать в решении проблем, стоящих перед обществом и государством в целом. Филиалы Ассоциации работают во всех регионах республики. У нас есть свой национальный театр, газета.

— А у вас есть ощущение, что на корейскую диаспору казахстанские власти возлагают особую миссию?

— Cегодня в Казахстане проживают более 120 наций и народностей. Этот факт используется как большое преимущество. Нурсултан Назарбаев поставил задачу всем диаспорам стать живым мостом народной дипломатии между Казахстаном и исторической родиной. Мы, корейцы, восприняли эти слова не просто как красивую метафору, а как руководство к действию.

Так, за последние несколько лет в рамках международного сотрудничества с Республикой Корея АКК реализовала целый ряд проектов в аграрном секторе, сфере образования, медицине, промышленном производстве. Совместно с посольством Республики Корея мы установили в Алматинской области современные южнокорейские теплицы. В прошлом году в Алматы при Каспийском общественном университете был открыт казахстанско-корейский бизнес-центр. Его деятельность направлена на расширение связей между бизнес-структурами двух стран, привлечение южнокорейских инвестиций, инновационных технологий на казахстанский рынок. Также мы активно развиваем взаимодействие в образовании, туризме, реализации гуманитарных проектов.

Сегодня наши государства действительно имеют большой интерес друг к другу. И корейская диаспора Казахстана является не просто живым мостом между двумя странами, но и активным элементом в развитии двусторонних отношений.

— А как вы сотрудничаете с КНДР и сотрудничаете ли вообще?

— Да, мы работаем и с северокорейской стороной. Официальных дипломатических отношений у Казахстана с КНДР пока нет, но на уровне Ассоциации мы рассматриваем различные варианты сотрудничества, в первую очередь через расширение культурных и гуманитарных связей. Члены Ассоциации входят в состав Комитета по мирному и демократическому объединению Кореи.

— «Языковой вопрос» продолжает оставаться актуальным для всех диаспор, проживающих в Казахстане. Как вы его решаете?

— Мы особое внимание уделяем государственному языку. С момента обретения нашей страной независимости прошло 20 лет. То есть нам было дано достаточно времени, чтобы выучить казахский язык. К сожалению, процесс пока идет медленно. Многие ссылаются на отсутствие методик, нехватку учебников и т.д., но все это отговорки. Главное — желание. Для некоторых, возможно, еще недостаточно мотивации, чтобы вплотную взяться за изучение.

Глава государства всегда подчеркивает, что развитие казахского языка должно происходить постепенно, не в ущерб русскому. Но нужно понимать, что президент дает нам время, он делает все, чтобы процесс проходил без перегибов.

В центральном офисе АКК и в областных филиалах организованы бесплатные курсы по изучению госязыка для всех желающих. Что касается каких-то специальных проектов, то мы провели казахстанско-корейский молодежный форум, на который пригласили студентов из Южной Кореи. Причем учащиеся казахского отделения одного из южнокорейских вузов продемонстрировали отличное знание казахского языка, хотя они учили его всего три года, и у них не было языковой среды. Это стало конкретным примером того, что выучить язык — дело вполне реальное.

— Каковы сегодня, на ваш взгляд, отношения между корейцами и титульной нацией?

— Как вы знаете, в годы тоталитарного режима в Казахстан были насильственно переселены сотни тысяч людей, более 60 этносов. Жестоким репрессиям подверглись целые народы. Первые эшелоны с корейцами прибыли в октябре 1937-го года на станцию Уштобе. Тогда уже начинались холода, шел снег. По дороге многие потеряли своих родных и близких. Помещенные в вагоны для перевозки скота и все время находясь под строжайшим надзором, люди даже не могли по-человечески похоронить умерших. Прибыв на место, наши предки попали в нечеловеческие условия и уже утратили всякую надежду.

Власти рассчитывали, что морально сломленные люди, выброшенные в степи без еды и крова, должны обязательно погибнуть. Но помощь и сострадание казахского народа вернули этим обездоленным людям веру в будущее, подарили надежду. Несмотря на запреты властей, казахи делились с совершенно незнакомыми людьми, объявленными врагами народа, последним куском хлеба, давали кров, протянули руку помощи.

Наши родители выжили благодаря поддержке местного населения — мы никогда этого не забудем и всегда будем в долгу перед казахским народом. Чтобы будущие поколения не забывали об этом, мы установили в Уральске и Уштобе мемориальные камни — это символ благодарности казахам от всех репрессированных народов.

Герман Ким,

профессор, директор Центра корееведения КазНУ им. аль-Фараби:

«Следующее поколение корейцев будет свободно говорить на казахском»

— Герман Николаевич, какое влияние на общественную жизнь в стране оказывает корейская диаспора? В чем заключается это влияние? Что корейцы дали Казахстану?

— Корейцы в общественной жизни страны играют такую же роль, как и все остальные ее равноправные и равнообязанные граждане безотносительно этнической принадлежности. Хотя у нашей диаспоры есть некие специфические функции, которые на нас возлагают в том числе и президенты Казахстана и Кореи. Мы должны быть связующим мостом, каналом сотрудничества между двумя республиками.

Как известно, все диаспоры в разных странах мира подразделяются на так называемые visible (видимые) и invisible (невидимые). Интересно, что, несмотря на малочисленность корейцев в Казахстане (чуть более 100 тысяч, что составляет 0,6% от общего населения страны), всем кажется, что нас много… Объясню почему.

Дело в том, что корейцы по природе своей очень трудолюбивы, ориентированы на личный успех, но в то же время очень лояльны по отношению к государству, в котором живут, и добросовестно относятся к своим обязанностям. В какой бы сфере ни работали, они достигают успехов и продвигаются по служебной лестнице. В их адрес редко услышишь критику, с ними нет проблем, они, как говорится, умеют и сами жить и другим дают жить. Корейцы, по большому счету, неконфликтные и поэтому удобные и приятные в общении люди.

Корейцы продвинулись в частном бизнесе, причем не только в малом и среднем, но и в крупном. К примеру, строительные компании «Куат» и «Век», Банк «Каспийский», торговые сети бытовой и электронной техники — «Планета электроники», «Сулпак», «Технодом», штат которых достигает нескольких сотен и даже тысяч человек… Получается, что за владельцами компаний с короткими фамилиями идут люди! Почему? Потому что многое зависит от того, как руководитель относится не только к своим служащим или партнерам, но и к государственной политике, национальной идеологии. Думаю, именно в этом и заключается их влияние. Довольно часто повторяется из разных уст, что они этими своими качествами служат примером для всех остальных.

Корейцы с древних времен придавали большое значение образованию и воспитанию детей. Это заложено конфуцианством. И сегодня одна из главных родительских обязанностей заключается в том, чтобы обеспечить своим чадам учебу в престижных университетах. Поэтому сегодня среди корейцев практически нет, образно говоря, сапожников и слесарей. Разительные метаморфозы налицо. После депортации с Дальнего Востока абсолютное большинство корейцев было вынуждено работать на колхозных полях Казахстана и соседнего Узбекистана. У них не было ни паспортов, ни права покидать места поселения. Однако, как только сняли запреты, корейцы быстрее, чем другие этнические группы, переместились в города. По разным причинам, но в первую очередь — затем, чтобы дать детям хорошее образование.

То есть корейцы умеют хорошо и быстро адаптироваться в новых условиях. Об этом говорит и тот факт, что они в очень короткий период перешли на иной языковой код. Сегодня русский язык — родной для казахстанских корейцев.

На мой взгляд, все диаспоры изначально должны быть на полголовы выше, чтобы достичь каких-то успехов. И наши предки приложили массу усилий, чтобы мы, их потомки, могли жить достойно. Сегодня корейцы играют видную и видимую роль в общественной жизни Казахстана, не пропорциональную их реальной численности. К сожалению, некоторые журналисты пытаются спекулировать на этом факте, заявляя, что корейцы «контролируют Алматы», и неся в массы подобные глупости.

Конечно, многое зависит и от государственной политики. Достаточно посмотреть на то, как живут корейцы в соседних с нами странах и как они иммигрируют в Россию или на историческую родину. В Казахстане такого не наблюдается. Наоборот, корейцы из ближнего и дальнего зарубежья стремятся к нам. Наше государство очень лояльно к нам, и мы лояльны к нему. Мы очень любим Казахстан и все делаем для его развития.

Посмотрите, что сделал для страны молодой спортсмен — Денис Тен, как он ее прославил. Я знаю, как тяжело досталась ему эта победа, как трудно было его родителям. А ведь какие только «пряники» ему не обещали за рубежом, но он выбрал Родину — Казахстан…

— Кого из представителей корейской диаспоры вы назвали бы наиболее влиятельными?

— Влиятельный человек, в моем понимании, — это необязательно тот, кто занимает высокий пост или важную должность. При этом понятно, что влиятельные корейцы пользуются авторитетом и признанием не только внутри диаспоры, но и в национальном масштабе. И здесь я хотел бы вспомнить покойных Юрия Алексеевича Кима — экс-председателя Конституционного Суда РК, а также Владимира Васильевича Ни — бывшего председателя совета директоров корпорации «Казахмыс» и президента корпорации «ХОЗУ». Они были крупнейшими государственными деятелями. Нельзя не отметить известного ученого, проректора Алма-Атинской высшей партийной школы Гурия Борисовича Хана, у которого училась вся политическая элита Казахстана; Юрия Андреевича Цхая — известного тренера, видного общественного и государственного деятеля (экс-сенатора парламента РК), успешного предпринимателя. Влиятельными корейцами также можно назвать потомственного юриста, ныне депутата сената парламента Георгия Владимировича Кима, а также депутата мажилиса Романа Ухеновича Кима. Последний — единственный кореец, который в «лихие» 1990-е работал акимом: он возглавлял Каратальский район Алматинской области с центром в г. Уштобе, в простонародье именуемом «столицей корейцев». Это шуточное определение пришло из советских времен, сейчас там корейцев осталось совсем немного.

Влиятельных корейцев много в культуре, образовании, спорте, искусстве. К примеру, хорошо известен сценарист Лаврентий Сон, детские воспоминания которого легли в основу народной драмы «Жеруйык». Картина посвящена казахскому гостеприимству, в ней отражена трагедия разных народов, оторванных от родного дома и высланных на чужбину. Или взять Алексея Ни, который подготовил олимпийских чемпионов по тяжелой атлетике, принесших Казахстану четыре золотые медали в Лондоне.

— А каково отношение к корейцам со стороны титульного этноса? Есть жалобы на притеснения по языковому или национальному признаку?

— Как я уже говорил, корейцы быстро урбанизировались. Согласно результатам переписи 2009 года, около 85% из них проживают в городах, причем преимущественно в крупных. Каждый третий кореец живет в Алматы. Понятно, что все они получили образование на русском языке, так как не было ни национальных школ, ни детсадов, ни вузов. Не по своему желанию или выбору они забыли свой родной язык. Они вынуждены были жить, учиться и работать в русскоязычной среде и, естественно, говорить по-русски. Впрочем, это коснулось не только корейцев, но и представителей всех других советских народов, в том числе и казахов.

С недавних пор ситуация стала заметно меняться, сейчас повсюду слышна казахская речь. И понятно, что корейцы вместе со всеми должны изучать государственный язык страны, в которой живут. Главное, что есть мотивация. Я уверен, что следующее поколение корейцев будет свободно говорить на казахском, и это естественный процесс.

Отмечу, что среди корейцев очень распространены межэтнические браки (в основном с казахами и русскими). По городу Алматы их доля составляет порядка 35-40%. К примеру, мои внуки носят фамилию Ким, но моей крови там четвертинка, а то и 12,5%, потому что моя «половинка» из аргынов, и мой зять и невестка — казахи. Это пример межнациональной семьи во втором поколении. И таких немало.

Мы настолько сплелись родственными и дружескими связями, что воспринимаем казахов как родных людей. Между нашими народами никогда не было и, я уверен, никогда не будет конфликтов или непонимания на национальной почве. Бывают, конечно, бытовые и частные инциденты, но я на это реагирую корейской поговоркой: «Дураки и подлецы — одной национальности»…

— Как вы считаете, каковы дальнейшие перспективы корейцев в Казахстане?

— Мне часто говорят: вот, мол, немцы уезжают в Германию, евреи — в Израиль, греки — в Грецию… На что я всегда отвечаю с улыбкой: «Не дождетесь!»… Конечно, никто не собирается выталкивать нас из Казахстана. Я не встречал людей с таким желанием. Мы, местные корейцы, приняли стратегическое решение, что будем и дальше жить в своем родном Казахстане.

Ко мне как к вице-президенту Ассоциации корейцев Казахстана недавно обратились за советом молодые ребята из Уштобе: они собираются построить у себя в районе мечеть, а рядом спортивную площадку. Говорят, там проблемы с безработицей и наркоманией. Они хотят через религию и спорт помочь молодежи обрести смысл и понять ценность своей жизни. Для меня это яркий пример того, как молодые корейцы пытаются найти новые возможности для обустройства лучшей жизни дома, а не бежать в поисках лучшей жизни за границу.

На ближнюю перспективу я не вижу каких-то особых проблем. Что же касается далекой перспективы — лет так на 100 вперед, то, я думаю, следующее поколение казахстанских корейцев освоит казахский как родной язык, возможно, часть из них примет ислам: конечно же, они будут не только чтить обычаи, но и совершать сами казахские обряды. То есть я вполне предполагаю, причем без траурной скорби, что корейцы как диаспора могут ассимилироваться в следующем веке. Но история знает и обратное — что в течение тысячелетия диаспора не растворяется в окружающей среде и сохраняет свои уникальные особенности.

В чем я точно уверен, так это в том, что сохранятся наши короткие фамилии. Как казахи помнят свои корни до седьмого колена, так и наши потомки будут помнить нас. Мы же должны сохранить то, что передали нам наши предки, — наше доброе имя. За это я чувствую свою персональную ответственность.

Денис Ким,

лидер Молодежного движения корейцев Казахстана:

«У корейской молодежи стандартные проблемы»

— Сегодня представители корейской молодежи, наряду со своими сверстниками, охвачены стремлением стать профессионалами в тех специальностях, которые они выбрали. Я говорю о студентах, так как школьники пока еще находятся на распутье тех самых дорог, что приведут их в дальнейшем к делу, которому они посвятят всю свою жизнь. Быть лучшим и успешным — это тренд нынешнего поколения. Если вспомнить, в их возрасте мы были совсем еще детьми, у которых все мечты были ограниченны возможностями того времени. Сегодня в нашей стране созданы все условия для роста и развития молодых лидеров. Благодаря политике нашего президента мы ощущаем эти возможности, то равенство между гражданами нашей страны, о котором говорится в Доктрине национального единства.

С момента переселения наших предков прошло уже почти 80 лет. У корейцев Казахстана, да и у корейцев всех постсоветских стран, сформировалась своя история — история «русскоязычных» корейцев. Каждый представитель корейской молодежи понимает, что на этой земле жили наши деды и отцы, в этой земле они были похоронены, и здесь будут жить наши дети.

Если говорить о перспективах, то главный приоритет сегодняшнего поколения молодежи — сохранить все достижения наших старших и создать еще лучшие условия для роста наших младших. Я не упускаю тот факт, что многие перспективы связаны со знанием государственного языка. Считаю, что его нужно изучать, и для этого государством созданы все условия

Конечно, у корейской молодежи есть стандартные проблемы: трудоустройство, квартирный вопрос для молодых семей, доступность образования для малоимущих, выбор профессии. Но, на мой взгляд, все они напрямую связаны с подходом каждого человека к жизни. Однажды я стал свидетелем диалога между учеником и учителем. Первый спросил: «Учитель, как я стану успешным? У меня нет никаких особых способностей и навыков…». На что второй ответил: «У тебя есть одна особенность — способность к труду». Я считаю, что это и есть решение всех проблем каждого представителя казахстанской молодежи.

Источник: по ссылке Герман Ким — camonitor.com — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1423197120

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.