Ким Ин Су (Золотарев Виктор Николаевич) (? – 1925) – судьба героя

Доклад был прочитан на Международной конференции «150 лет проживания корейцев в России» (Сеул. 10.10.2014 г.)

Ким Ин Су

Ким Ин Су

Хан В. В.

Введение

Необыкновенная судьба героя, о котором хочу сделать сообщение, вызывает у меня чувство восхищения. Благодарю организаторов конференции за возможность рассказать о нем на столь представительном форуме.

Речь идет о судьбе корейца, подданного России, Ким Ин Су (Золотареве Викторе Николаевиче). Точной даты его рождения пока нигде не обнаружено, известно время гибели – 1925 год.

В нынешнем году мы отмечаем две важные юбилейные даты, это — 150 лет проживания корейцев в России и 100 лет начала Первой мировой войны.  К этим датам судьба Ким Ин Су имеет самое непосредственное отношение, о чем будет мой рассказ.

I Часть

  1. Прибытие в Корею Ким Ин Су вместе русскими военными, для организации корейской армии и охраны вана Коджона

Известно, что в российско-корейских отношениях конца XIX века был краткий период наивысшего расцвета. Следствием, которого стало решение отправить в Корею полковника Главного штаба Д. В. Путяту для разработки плана будущей корейской армии и формировании отряда охраны вана Кочжона. Вместе с ним была направлена и первая группа военных инструкторов с возвращающимся из России корейским посольством Мин Ёнхвана, которые  все вместе прибыли в Инчхон 20 октября 1896г.[1] Уже 22 октября состоялась аудиенция Д. В. Путяты у вана Коджона, который выразил искреннюю признательность и обещал дать соответствующие указания по поводу учреждения комиссии по организации корейской армии[2].

Занятия с отдельным батальоном, названным впоследствии «русским», начались 3 ноября 1896 г. Для успешного обучения солдат на корейский язык были переведены уставы гарнизонной и внутренней служб[3]. Здесь осмелюсь предположить, что Ким Ин Су, находясь на службе русских инструкторов, работал над переводами уставов для корейской армии. То есть предполагаю, что Ким Ин Су прибыл в Корею вместе с военными инструкторами в числе первой группы русских военных, потому что дальнейшая его судьба косвенно подтверждает это предположение.

К лету 1897 г. отдельный батальон достиг значительных успехов. «Мне случилось видеть батальон в конце июня, — писал офицер генерального штаба А. Волконский. — Глядя на отчетливые ружейные приемы целым батальоном, на лихую гимнастику, молодцеватый церемониальный марш, на стройность перестроений, производимых при полном отсутствии суеты, и слушая ясную, энергичную команду корейских офицеров и фельдфебелей, можно было подумать, что присутствуешь на удачном смотру где-нибудь в России»[4].

Но не пройдет и года, как русские военные инструкторы покинут Сеул. Из-за изменившейся на тот момент политической ситуации, несмотря на успехи русских военных специалистов, план реорганизации корейской армии не был реализован, а само российско-корейское военное сотрудничество было прервано в марте 1898 г.

После этого переустройство корейской армии почти полностью перешло в руки японцев. Весь состав преподавателей военной школы организованной в 1896 г. русскими был заменен корейскими офицерами, прошедшими обучение в Японии. И в войсках, за исключением первого и второго охранного батальонов, почти все офицерские должности были заняты бывшими учениками японских инструкторов[5]. Здесь следует обратить внимание на то, что, все-таки, офицеры охраны вана Коджона остались за обученными русскими инструкторами в русской военной школе. Возможно среди них был и наш герой – Ким Ин Су, потому что через некоторое время последовало его назначение на один из самых ответственных постов в военной иерархии государства.

  1. Назначение Ким Ин Су инспектором военного училища (1900)

В 1900 г., ван Коджон, продолжавший во внешней политике в целом ориентироваться на Россию, приступил к сокращению офицеров, обученных в Японии. И в ряду своих решений по важнейшим военным кадровым перестановкам, «назначает инспектором, а фактически начальником военного училища служившего при русских инструкторах офицера Ким Инсу (Кима Виктора, корейца русского подданства)». Тогда же начальником Главного штаба армии становится Мин Енхван,  с именем, которого было связано приглашение в Корею военных инструкторов из России, это из донесения К. И. Вебера[6].

Помимо донесения К. И. Вебера о том, что Ким Ин Су был назначен инспектором военного училища, есть косвенно подтверждающий архивный документ об этом, датированный 1905 годом – переписка Ким Ин Су с штабом Главнокомандующего на Дальнем Востоке, дежурный которого «препроводил в Главный Штаб переписку об определении в один из драгунских полков Полковника Корейской службы Ким-Ин-Шу (Виктор Николаевич). Названный офицер, как это он объясняет в своем прошении, русско-подданный, окончил юнкерское училище в Сеуле, командовал гвардейским батальоном и был инспектором юнкерского училища, причем не представил документов, удостоверяющих это заявление»[7], — читаем мы в документе. В этой справке интересен не момент того, что Ким Ин Су не предоставил подтверждающий документ, а очень важный факт, что Ким Ин Су окончил юнкерское училище в Сеуле. Это говорит о том, что Ким Ин Су, прибыв в Корею вместе с первой группой русских военных, помимо службы переводчиком, параллельно учился в русской военной школе. Здесь можем сделать предположение, что Ким Ин Су, как кореец, мог служить еще и образцом для слушателей русской военной школы в Сеуле.

Необыкновенная карьера русско-подданного корейца в Корее чрезвычайно тесно связана с политикой. В силу обстоятельств, оказавшись на острие борьбы России и Японии, Ким Ин Су горячо и преданно служит интересам России и Кореи. Те же обстоятельства сформировали из него стойкого борца за независимость Кореи.

В 1904 году с занятием японцами Сеула, Ким Ин Су покидает Корею с тайным поручением вана Коджона, об этом пишет Пак Б. Д. в книге «Россия – Корея»[8]. Там же приводится много фактов о лояльности корейских войск и населения к русским войскам, вступившем в войну с Японией на территории Кореи.

II Часть

  1. Прибытие Ким Ин Су в Корею с началом русско-японской войны в составе 1-го Нерчинского полка

С каким именно поручением Ким Ин Су прибыл в Россию нетрудно предположить по ходу разворачивавшихся событий. Во-первых, его контакты в России были на самом высоком военном уровне, потому как командованием войсками округа был назначен в распоряжение капитана 7-го Восточно-Сибирского стрелкового полка Кузьмина для организации разведывательной деятельности против японцев. Затем, при вступлении 1-го Нерчинского полка на территорию Кореи «флигель-адъютант Корейского Императора Ким-ин-шу назначен был в отряд командующим войсками округа в качестве переводчика», — читаем в хронике полка[9]. Далее, там же читаем о Ким Ин Су: «Мясо и чумиза, заменявшие казакам хлеб и крупу, добывались сравнительно легко и казаки ни в том, ни в другом недостатка не имели. В этом большую помощь полку оказал бывший при отряде полковник корейской службы Ким-ин-шу, имевший влияние на жителей».

Ким Ин Су вначале похода бывши переводчиком, в процессе военных действий становится командиром кавалерийского отряда и представляется к награде.  «Находясь при 1-м Нерчинском полку, участвовал в боях и оказывал незаменимые услуги по доставлению сведений о противнике и установлении добрых отношений с местными жителями, за что и был представлен к награждению орденом Св. Анны 2-й степени с мечами»[10]. Командир 1-го Нерчинского полка Забайкальского казачьего войска полковник Александр Александрович Павлов в представлении Ким Ин Су к награждению писал: «…как серьёзно и основательно знакомый с тактикой Японских войск, он давал неоднократно ценные указания относительно ожидаемых действий противника и при всём этом высказывал правильный взгляд и глубокое знание военного дела…»[11].

По окончании войны 1-му Нерчинскому полку было назначено место постоянной дислокации в Благовещенске. 17 марта 1908 г., в день полкового праздника, всем чинам полка были пожалованы знаки отличия на головные уборы «За поход в Корею в 1904 и 1905 годах»[12].

III Часть

  1. Деятельность Ким Ин Су в борьбе за независимость Кореи в послевоенные годы и годы японского протектората над Кореей

По окончании войны Ким Ин Су оставляет 1-й Нерчинский полк и направляется в штаб Приамурского ВО для организации разведки в северных районах Кореи. При его активном содействии была установлена связь с корейскими войсками, администрацией и населением. Он оказал много ценных услуг верными сведениями о японцах, добываемыми от местных жителей, а главным образом от властей, среди которых он пользовался большим уважением[13].

Из этого следует, что его личная борьба по сохранению независимости Кореи от японского притязания не прекращается. В дополнении есть весьма важные источники, указывающие на непрекращающуюся  деятельность Ким Ин Су в этом направлении. Южнокорейский историк Пак Хван в своей работе «Чхве Джэхён и учреждение «Общества единомышленников» («ТОНЫХВЕ»)[14] пишет: «Японские власти рассматривали группу Чхве Джэхёна как самую опасную среди всех тех, которые действовали в Приморье под лозунгом антияпонской борьбы. Можно выделить несколько влиятельных групп, действовавших под его начальством. Это прежде всего, группа участников русско-японской войны. Среди них были такие яркие личности, как Ом Инсоб, Ким Инсу, Юн Ильбён, Лю Джинюль».

Далее там же читаем: «В 1908 г. пограничный комиссар Южно-Уссурийского края Евгений Тимофеевич Смирнов пишет военному губернатору Приморской области генерал-майору Василию Егоровичу Флугу от 05. 04. 1908: «…В конце марта ко мне явился Ипан Юн (Ли Бомъюн) с бывшим капитаном сеульской императорской гвардии  Ким  Хун  Шу (Ким Ин Су) с просьбой возвратить им ружья, отобранные после войны у корейской дружины, с целью активного выступления против японцев… Потерпев в этом неудачу, партия корейских эмигрантов-патриотов начала тайно приобретать ружья в наших пределах, а так же в соседней Маньчжурии…». Вероятность того, что Ли Бом Юн и Ким Ин Су вместе радели за вооружение оставленное после войны весьма высока, так как корейская дружина Ли Бом Юна  в ходе русско-японской войны была прикреплена к 1-му Нерчинскому полку, где служил Ким Ин Су.

Еще одно подтверждение об активном участии Ким Ин Су в борьбе за независимость Кореи нашел в Хронике событий в новой книге «Коре сарам: к 150-летию проживания корейцев в России»: 1909 г. Январь. Обращение командира отряда «Ыйбен» Ким Инсу к властям г. Хабаровска с прошением о принятии в русское подданство 300 борцов антияпонского движения за независимость, находящихся в России[15].

Есть еще ряд косвенных доказательств об уже тайной работе Ким Ин Су в пользу Кореи. Над ним устанавливается тайный надзор российской полицией. Заводится «Дело об учреждении негласного полицейского надзора за адъютантом корейского императора полковником корейской службы Виктором Ким Иншу»[16] В одном из листов читаем: По приказанию Гланокомандующего, прошу сделать распоряжение об установлении негласного надзора за прибывающим на днях из г. Никольск-Уссурийского Флигель Адъютантом Корейского Императора Корейской службы Капитаном Пак Ю Пфун и продолжить надзор за Флигель Адъютантом Корейского Императора полковником Ким Иншу[17]

  1. Попытки поступить на воинскую службу в Российскую армию в звании полковника

В это же время Ким Ин Су, полагая и веря, что он как полковник, командир гвардейского батальона корейского императора, окончивший русскую военную школу в Сеуле, отличившийся в русско-японской войне глубоким знанием военного дела, как русско-подданный, вполне может претендовать на службу в российской армии в звании не ниже полковника и неоднократно пишет об этом прошение[18]. Но ему отказывают ввиду того, что не представлены документы, удостоверяющих его заявление.

IV Часть

  1. В 1-мировую войну, Ким Ин Су, в звании полковника находится на Юго-Восточном фронте

С началом Первой мировой войны, с мобилизацией русско-подданных корейцев в российскую императорскую армию, Ким Ин Су в звании полковника появляется на Юго-Западном фронте. Один из источников сообщает: «В бассейне рек Турья и Стоход, осенью 1915 успешно вел боевые действия отряд 2-й Сводно-казачьей дивизии под командованием полковника Ким Ин Шу, большую часть которого составляли казаки 17-го Донского казачьего Генерала Бакланова полка»[19]

  1. Окончание Первой мировой войны. В рядах Донской армии. На Дальнем Востоке

Дальнейшая судьба и история Ким Ин Су заинтересовала российских историков, в частности Волкова С. В., в работе над книгой «Офицеры казачьих войск. Опыт мартиролога», историк обнаружил в рядах Всевеликого Войска Донского генерала-майора Золотарева Виктора Николаевича (Ким Ин Су). Сопоставлением ряда фактов, имевшихся у историка[20] и предоставленных мной данных, полученных от праправнука Ким Ин Су Анатолия Кобякова из Иркутска, нам удалось идентифицировать нашего героя и составить справку о Ким Ин Су. В составлении справки непосредственное участие принимал исследователь Игорь Алабин.

Справка:

«С началом 1-й Мировой войны Ким Ин Су, в звании полковника, оказывается на Юго-Западном фронте в составе Сводно-казачьей дивизии генерала П.Н.Краснова.

За боевые заслуги был награжден орденами Св. Анны 3-й ст. с мечами и бантом (27.06.1916), Св. Станислава 3-й ст. с мечами и бантом (27.06.1916), Св. Станислава 2-й ст. с мечами (17.05.1917) и Георгиевским оружием (03.01.1917) за выдающиеся воинские подвиги, требующие несомненного самопожертвования.

В январе 1917 года Ким Ин Су инициировал создание корейского подразделения в Российской армии из числа служивших корейцев, но далее, инициатива, не имела развитие.

В дек. 1917 вступил в ряды Донской армии. В 1918 стал именоваться Золотарёвым при производстве его (06.10.1918) в генерал-майоры.

Находился на должностях: начальника Сальского отряда Юго-Восточного фронта (29. 10. – дек. 1918); командующий Манычской группой войск того же фронта (дек. 1918 – февр. 1919); нач. гарнизона г. Александровск-Грушевский, Черкасского округа (ныне г. Шахты, Ростовской обл.) (до 01. 11. 1919); состоял в резерве офицерских чинов ВВД (01. 11. 1919 – 1920).

В янв. 1920 эвакуировался на корабле «Ганновер» за границу. Турция. Балканы. Российский Дальний Восток. Маньчжурия. Китай.

Прибыв на Дальний Восток, Ким Ин Су состоял прикомандированным от Великого Войска Донского к штабу главкома всеми Вооружёнными Силами Российской Восточной Окраины (28. 06. 1920 – ?).

В 1922 году покидает пределы России вместе с частями белой армии в Маньчжурию.

В 1924 поступил на китайскую военную службу. Участник гражданской войны в Китае. Состоял штаб-офицером для поручений при штабе 1-й Русской смешанной бригады (впоследствии 14-я бригада 2-й армии) армии маршала Чжан Цзолиня. Убит в бою во время штурма г. Кианинг (Китай). Погребён в г. Шанхай (Китай)».

В приведенной справке, прежде всего, отражен выдающийся кореец – кавалер многих боевых орденов Российской империи за участие в Первой мировой войне, среди которых особо выделил бы высший военный орден — Георгиевское оружие (03.01.1917) за выдающиеся воинские подвиги, требующие несомненного самопожертвования. Из Списка господ офицеров награжденных Георгиевским оружием с начала компании по 1-е января 1917 г. 17-го Донского казачьего Генерала Бакланова полка читаем: «…6. Полковник Виктор КИМ-ИН-ШУ — За то, что во время набега ночью 31 августа 1915 г. в центре неприятельского расположения на д. Гулевичи, командуя отрядом из 1-й роты и 2-х сотен при 2-х орудиях и 2-х пулеметах и лично предводительствуя и воодушевляя примером храбрости, лихо атаковал позицию противника и, работая штыками и шашками, выбил его из деревни Гулевичи причем захватил два действующих пулемета, оружие, огнестрельные припасы и взял 3-х офицеров и 89 нижних чинов пленными».

Следующее выдающееся качество цельного человека, верного данной присяге обнаруживаю в том, что он вместе со своими казаками в декабре 1917 года вступил в ряды Донской армии.

Вся военная жизнь Ким Ин Су подтверждает  его выдающиеся военные способности, вспомним, как совсем молодым человеком становится командиром гвардейского батальона вана Коджона, полковником, инспектором, фактически начальником королевского военного училища. А в Великом Войске Донском становится генералом. Удивительный случай, когда инородец становится генералом у казаков, для этого надо было обладать непререкаемым авторитетом. В истории российских корейцев генерал Ким Ин Су, думаю, является первым из немногих последующих генералов.

Заслуживает пристального внимания действие Ким Ин Су в первой эмиграции. Вытесненный за пределы России он возвращается на Дальний Восток, где еще теплится надежда на возрождение России. В штабе главкома всеми Вооружёнными Силами Российской Восточной Окраины он представляет Всевеликое Войско Донское. Здесь хотел бы сделать отступление. Ким Ин Су, возвращаясь на Дальний Восток, помимо борьбы за свои идеалы, помимо данной присяги и сохранения воинской чести, лелеял надежду соединиться с семьей, оставленной накануне Первой мировой войны в Иркутске. В Иркутске оставалась жена с двумя сыновьями, отрезанные от Ким Ин Су линией фронта двух миров.

Вторая эмиграция в Китай, по определению, была трагичной. Ким Ин Су оставляет всё, если не сказать, что теряет всё, уходя в неизвестность.

Заключение

Исключительная судьба Ким Ин Су, оказавшегося на самом острие политического противостояния России и Японии в конце XIX начале XX веков, выдвинула талантливого человека на борьбу за независимость Кореи от японской экспансии. Его головокружительная карьера на службе вана Коджона, его беззаветная дальнейшая борьба за освобождение Кореи требует более глубокого изучения учеными России и Кореи. Уверен, что изучение его биографии откроют новые страницы истории борьбы корейского народа за свою независимость.

Судьба Ким Ин Су настолько захватывающа по своему развитию, что сродни художественному произведению. Надеюсь, что на это обратят внимание художники слова, кино, театра и создадут произведение, отражающее дружбу двух народов, живущих рядом и волю человека в выборе судьбы, поставленной служению своему народу.

Ким Ин Су со своей семьей накануне Первой мировой войны. Фото из домашнего архива Анатолия Кобякова, праправнука Ким Ин Су

Ким Ин Су со своей семьей накануне Первой мировой войны

Фотография Ким Ин Су из домашнего архива Анатолия Кобякова, праправнука Ким Ин Су

Фотография Ким Ин Су из домашнего архива Анатолия Кобякова, праправнука Ким Ин Су

Фотография Ким Ин Су с фронта 1916 г., из домашнего архива Анатолия Кобякова, праправнука Ким Ин Су

Фотография Ким Ин Су с фронта 1916 г., из домашнего архива Анатолия Кобякова, праправнука Ким Ин Су

———————————————————————————-

[1] Пак Б. Д. «Россия и Корея», Москва, 1979 г., стр. 134

[2] Там же

[3] Там же стр. 135 — 136

[4] Пак Б. Д. «Россия и Корея», Москва, 1979 г.,стр. 136 (А. Волконский. Русские инструкторы в Сеуле.— «С.-Петербургские ведомости», 17(29) .X. 1897).

[5] Там же стр. 161

[6] Там же стр. 160 – 161 (Донесение К. И. Вебера, Сеул, 3 (16) февраля 1901 г. – ЦГВИА СССР, ф 400, он. 4, д. 317, л. 41 – 47).

[7] РГВИА. Ф. 400. Оп. 9. Д. 31650 Дело 2 стола 13 отделения Главного Штаба Военного Министерства об определении на военную русскую службу иностранных офицеров. 1905 г.

[8] Пак Б. Д. «Россия и Корея», Москва, 1979 г., стр. 203

[9] Маковкин А.Е. 1-й Нерчинский полк Забайкальского казачьего войска. С.-Петербург. 1907. (http://adjudant.ru/p_nerch/00.htm — сентябрь 2014 г.)

[10] РГВИА. Ф. 400. Оп. 9. Д. 32743. Лл. 1-1об.// Дело об определении в службу флигель-адъютанта полковника Корейской службы Виктора Николаевича Ким-ин-Шу. 1908 г.

[11] Там же

[12] Маковкин А.Е. 1-й Нерчинский полк Забайкальского казачьего войска. С.-Петербург. 1907. (http://adjudant.ru/p_nerch/00.htm — сентябрь 2014 г.)

[13] РГВИА. Ф. 400. Оп. 9. Д. 31650 Дело 2 стола 13 отделения Главного Штаба Военного Министерства об определении на военную русскую службу иностранных офицеров. 1905 г.

[14] «Чхве Джэхён (Цой Петр Семенович), Москва, ИВ РАН, 2010. Стр. 144.

[15] «Коре сарам: к 150-летию проживания корейцев в России», Москва, 2014

[16] Центргосархив Ф. 702, оп. 4, ед. хр. 544

[17] Там же

[18] РГВИА. Ф. 400. Оп. 9. Д. 32743. Лл. 1-1об.// Дело об определении в службу флигель-адъютанта полковника Корейской службы Виктора Николаевича Ким-ин-Шу. 1908 г.

[19] История 17-го Донского казачьего генерала Бакланова полка  http://www.diorama.ru/workshop/reviews/166/ http://www.diorama.ru/workshop/reviews/171.

[20] РГВИА – ф. 400, оп. 9, д. 32743; ф. 2007, оп. 1, д. 74; РГВА – ф. 39456, оп. 1, д. 21, 92; ГАРФ – ф. 7044, оп. 1, д. 33; ВП – 1917; Донские ведомости: Общественно-политическая и литературная газета – Новочеркасск, 1918 – № 88, 21 дек. (3 янв.); 1919 – № 253, 6 (19) нояб.; Россия – Шанхай, 1925 – № 77, 25 марта; Чуваков В. Н. Незабытые могилы: Российское зарубежье: Некрологи 1917 – 1997 в шести томах – Т. 2 – М., 1999; Волков Е. Д., Егоров Н. Д., Купцов И. В. Белые генералы Восточного фронта Гражданской войны: Биографический справочник – М., 2003; Егоров Н. Д. Русский генералитет накануне Гражданской войны: Материалы к биографическому справочнику – М., 2004; Балмасов С. С. Белоэмигранты на военной службе в Китае – М., 2007.

Ссылка по теме: http://koryo-saram.ru/kim-in-su-zolotarev-viktor-nikolaevich-1925/

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.