Корейское историческое сочинение «Самгук юса» полностью переведено на русский язык

«Самгук юса» — уникальный памятник корейской историографии, составленный в XIII веке. В пяти томах этого сочинения собрано огромное количество легенд и преданий, посвященных истории Кореи. Научный сотрудник Института восточных рукописей РАН Юлия Болтач сделала первый полный комментированный перевод «Самгук юса» на русский язык. Работа над переводом заняла девять лет.

Юлия Владимировна Болтач — кандидат исторических наук, старший научный сотрудник отдела Дальнего Востока Института восточных рукописей РАН (г. Санкт-Петербург)

Юлия Владимировна Болтач — кандидат исторических наук, старший научный сотрудник отдела Дальнего Востока Института восточных рукописей РАН (г. Санкт-Петербург)

В Новосибирском госуниверситете Юлия Болтач прочла специальный курс для студентов гуманитарного факультета «Самгук юса» — текстология, история, культура».

— «Самгук юса» — один из двух важнейших источников по ранней истории Кореи. До сих пор на русский язык переводились лишь отрывки из этого сочинения — чаще всего содержавшие мифологические сюжеты. Юлия Владимировна проделала невероятную работу, учитывая огромный объем текста и его сложность, — говорит кандидат исторических наук Сергей Алкин, координатор проектов Российской Ассоциации Университетского Корееведения (РАУК) в НГУ.

Пресс-служба НГУ воспользовалась моментом и попросила Юлию Владимировну рассказать о ее работе.

— Юлия Владимировна, «Самгук юса» была написана в Корее в XIII веке буддийским монахом по имени Ирён. Вы перевели название этого произведения как «Оставшиеся дела Трех государств». Что это были за государства?

Корейский полуостров в конце VI века

Корейский полуостров в конце VI века

— Это не такой простой вопрос. Дело в том, что в традиционной корейской историографии эпохой Трех государств называется период I в. до н.э. – VII в. н.э. Название дано по числу государств, существовавших на полуострове к концу этого периода (они назывались Когурё, Пэкче и Силла). Но в начале этой эпохи в Корее были и другие протогосударственные образования, которые, однако, погибли раньше, чем смогли стать полноценными государствами. В «Самгук юса» рассказывается и о них тоже, то есть Ирён отнюдь не ограничивается в своей работе только историей Когурё, Пэкче и Силла.

К тому же, включенный в «Самгук юса» материал далеко выходит за хронологические рамки эпохи Трех государств, охватывая период с третьего тысячелетия до нашей эры и до времени жизни Ирёна, то есть до конца XIII века. Иначе говоря, название «Оставшиеся дела Трех государств» очень условно.

— О чем эта книга?

— Здесь не совсем подходит вопрос «о чем?». Основной целью Ирёна была фиксация и систематизация материалов по ранней истории Кореи. «Самгук юса» — это обширная подборка сведений из разных источников, диапазон которых чрезвычайно широк: это устные и письменные, синхронные и асинхронные, китайские и корейские тексты. Все собранные данные строго структурированы по тематическим разделам и параграфам и снабжены комментариями Ирёна.

«Самгук юса» состоит из девяти тематических разделов. Первый из них включает в себя хронологические таблицы (он так и называется «Хронология государей»). Дело в том, что на Дальнем Востоке не было привычного нам понятия «эра», а исторические события датировались по годам правления государей. Однако когда в книге излагаются события из истории, минимум трех государств, да при этом еще привлекаются датировки по китайским девизам правления, то впору запутаться. Поэтому такая сводная сравнительно-хронологическая таблица совершенно необходима.

Знаменитая каменная пагода Табо-тхап (Многих сокровищ) в монастыре Пульгук-са (Земли Будды). Монастырь был основан знатным юношей Тэсоном ради счастья его родителей. По преданию, каменное убранство этого монастыря было создано не людьми, а духами.

Знаменитая каменная пагода Табо-тхап (Многих сокровищ) в монастыре Пульгук-са (Земли Будды). Монастырь был основан знатным юношей Тэсоном ради счастья его родителей. По преданию, каменное убранство этого монастыря было создано не людьми, а духами.

Следом идет раздел «Записи об удивительных событиях». Он посвящен истории Кореи до принятия буддизма, а также тем событиям последующей истории Кореи, которые напрямую не связаны с этой идеологией. Иными словами, в этом разделе задается историко-культурный фон, на который затем начинает накладываться информация, непосредственно относящаяся к буддизму, — это уже следующий раздел, который называется «Возвышение Закона». В нем рассказывается о первых буддийских проповедниках в Корее.

Затем Ирён снова задает фон, но на этот раз географический — ему надо показать, где разворачивалась деятельность корейских буддистов. Соответственно, четвертый раздел посвящен «пагодам и статуям», то есть рассказам о монастырях страны. Изложив в нем «сакральную географию» буддийской Кореи, автор переходит к заключительным разделам, где повествует о философах, чудотворцах, отшельниках и других деятелях раннего корейского буддизма.

— Раздел «Записи об удивительных событиях» рассказывает о реальных исторических событиях?

— В целом, да. Хотя в этом разделе немало фантастических легенд, но там есть очень много и других очень важных исторических материалов. Фактически этот раздел, как и «Самгук юса» в целом, — это огромная, хорошо структурированная картотека, в которой собраны самые разные тексты — выписки из официальных исторических сочинений, документы, надписи на стелах, записи устных преданий и многое другое. Все они очень разные, поэтому степень их реалистичности может сильно варьироваться.

— Как относятся корейцы к «Самгук юса»?

— С очень большим пиететом, причем не только буддисты. Для последних это основной источник по ранней истории корейского буддизма, так как в «Самгук юса» содержится очень много информации на эту тему. Конечно, в «Самгук юса» есть явные сказания о чудесах, но там также присутствуют уникальные сведения по истории монастырей и биографические данные реальных исторических лиц — причем в таких деталях, которых нигде больше не найти. Более того, даже из легенд можно выжать какую-то конкретную информацию — ведь иногда в такой фантастической форме находят отражение действительные исторические факты. Например, по описанию реакции местных духов на деятельность первых буддийских проповедников можно реконструировать отношение реальных древних корейцев к проникновению буддизма в их страну.

— Есть ли у Вас любимые легенды из «Самгук юса»? Может быть, истории, которые Вам кажутся особенно красивыми?

Колодец на территории монастыря Хваннён-са — возможно, тот самый, из которого некогда показался дракон

Колодец на территории монастыря Хваннён-са — возможно, тот самый, из которого некогда показался дракон

— Они все очень хороши. Все легенды настолько различаются по форме и содержанию, что красивы именно вместе. Возьмите мозаику и попробуйте сказать, какой камушек самый лучший? «Самгук юса» — это именно такая мозаика. Всё в ней складывается в картину, очень четкую и ясную, однако каждый камушек отличается от другого, и каждый прекрасен.

В качестве примера я могу вкратце привести легенду о буддийском монастыре Хваннён-са — «Храме желтого дракона». Он был основан в 553 г. н.э. в городе Кёнчжу (Южная Корея). Согласно преданию, там, где впоследствии был построен Хваннён-са, первоначально находился колодец. На этом месте хотели воздвигнуть царский дворец, но из колодца неожиданно показался желтый дракон, и тогда государь изменил свои намерения и повелел основать на этом месте монастырь. В официальной истории встречается лишь краткая версия этого предания, объясняющая, откуда взялся «дракон» в названии монастыря, но в «Самгук юса» (правда, уже в другом эпизоде) указывается, что место, где воздвигли этот храм, — это земли «к югу от драконьего дворца», то есть они изначально принадлежали драконам.

Со статуями Будды из этого монастыря связана очень красивая легенда. Индийский царь Ашока, знаменитый покровитель буддизма, пожелал отлить одну или три (здесь версии расходятся) статуи Будды. Сам он не смог этого сделать и тогда погрузил предназначенный для этой цели металл на корабль и отправил его в море. Через некоторое время корабль сам собой приплыл в Корею, в государство Силла. Статуи были изготовлены и установлены в монастыре. Это случилось в 574 году.

—То есть в Силла в то время уже был известен буддизм?

Статуя Будды Амитабхи на горе Нам-сан в столице Силла. Этот Будда почитается на Дальнем Востоке как податель рождения в Чистой земле Сукхавати, созданной им далеко на западе. (Нижняя часть лица статуи была восстановлена в наши дни)

Статуя Будды Амитабхи на горе Нам-сан в столице Силла. Этот Будда почитается на Дальнем Востоке как податель рождения в Чистой земле Сукхавати, созданной им далеко на западе. (Нижняя часть лица статуи была восстановлена в наши дни)

— Да, силласцы к тому времени уже около полувека официально были буддистами. Именно благодаря буддизму они познакомились со многими ремеслами, в частности, с техникой изготовления крупных статуй. Отмечу, что и само по себе искусство скульптуры, умение пропорционально изображать обнаженное человеческое тело, тоже пришло в Корею вместе с буддизмом. Еще один пример — развитие технологий. В буддийских монастырях необходимы колокола, и корейцы научились их отливать. Требовалось строить павильоны и пагоды, поэтому в Силла быстро заимствовали достижения китайской архитектуры. В общем, если перечислять, что пришло в Корею вместе с буддизмом, то это займет очень много времени. Изменения коснулись не только материальной культуры, но и мировоззрения корейцев. Буддизм способствовал расширению их картины мира, знакомству с другими странами и культурами — ведь силлаские монахи уже в VII веке пешком совершали паломничества из Кореи в Индию. Кроме того, буддийские тексты были написаны по-китайски, а их надо было уметь читать…

— «Самгук юса» тоже написана на китайском языке, хотя ее автор Ирён был корейцем.

— В этом нет ничего удивительного, ведь Корея расположена рядом с Китаем, и она, как и другие дальневосточные страны, издавна находилась в сфере его культурного влияния. Вспомните, что в cредневековой Европе книги тоже писали не на разговорном народном языке, а на латыни. Литературный китайский язык (вэньянь) не зря называют латынью Дальнего Востока — он использовался не только в Китае, но и в Корее, Вьетнаме, Японии и других странах. Естественно, на этом же языке написан и дальневосточный буддийский канон, поэтому знание вэньяня было совершенно необходимо для буддистов.

Ирён очень хорошо писал по-китайски (что видно из его комментариев и рассуждений) и даже сочинял на этом языке стихи. Многие параграфы «Самгук юса» оканчиваются поэтическими «оценками» Ирёна. Они написаны семисловными китайскими стихами (по семь иероглифов в строке) и в русском переводе имеют вид двух четверостиший. Всего в «Самгук юса» содержится более сорока таких стихотворений. Практически все они относятся к разделам, связанным с буддизмом, то есть к тем сюжетам, которые эмоционально были наиболее близки Ирёну и являются своего рода резюме соответствующих параграфов. Дело в том, что очень часто в одном параграфе приводятся разные описания одного и того же события, которые логически никак нельзя «состыковать» между собой, и в своих стихах Ирён дает их поэтический синтез. Наконец, эти стихотворные суждения играют и эстетическую роль — они очень украшают текст.

— Вы сделали первый полный перевод «Самгук юса» с китайского на русский язык. Скажите, пожалуйста, а раньше эти пять томов переводили на другие языки?

Курган государыни Сондок-ван (632–647). В государстве Силла правителями могли быть не только мужчины, но и (иногда) женщины. Наиболее известной правительницей Силла была государыня Сондок-ван, прославившаяся своей красотой, мудростью и прозорливостью.

Курган государыни Сондок-ван (632–647). В государстве Силла правителями могли быть не только мужчины, но и (иногда) женщины. Наиболее известной правительницей Силла была государыня Сондок-ван, прославившаяся своей красотой, мудростью и прозорливостью.

— Этот памятник, конечно, многократно переводился на корейский язык. На английском мне известен только один перевод — скорее даже пересказ. Общий смысл текста там в большинстве случаев уловлен весьма точно, но, к сожалению, переводчики при работе иногда произвольно сокращали куски оригинала или дописывали для красоты целые абзацы. Недавно мне также сказали о публикации чешского перевода «Самгук юса».

Я переводила «Самгук юса» напрямую с китайского языка. Естественно, я учитываю корейские переводы, сверяя с ними свои трактовки спорных мест. Нужно сказать, что это настолько сложный текст, что современный корейский перевод часто оказывается непонятнее китайского оригинала, хотя последний, конечно, очень проблематичен для понимания — в цитируемых Ирёном отрывках из древних корейских источников часто встречаются стилистические шероховатости и даже откровенные ошибки в грамматике.

— Разве «Самгук юса» написана на плохом китайском языке?

— Не то чтобы на плохом. На стилистику влияло несколько факторов: во-первых, специфика того, как корейцы традиционно учили китайский язык. Они не изучали теоретическую грамматику, а просто заучивали тексты наизусть. Когда им самим требовалось что-то написать, они вспоминали подходящие по смыслу кусочки из знакомых им произведений и конструировали из них свой текст. Разумеется, грамматика при этом очень страдала.

Каменный лев у кургана государя Вонсон-вана. Хотя корейцы едва ли видели когда-нибудь живых львов, представление об этих животных пришло в страну вместе с буддизмом.

Каменный лев у кургана государя Вонсон-вана. Хотя корейцы едва ли видели когда-нибудь живых львов, представление об этих животных пришло в страну вместе с буддизмом.

Вторая причина – в корейском и китайском языках разный порядок слов. Древние корейцы, составляя текст по-китайски, невольно «калькировали» свой родной язык. Кроме того, сказалась и последующая деятельность переписчиков и редакторов. Переписчики умудрялись путать иероглифы не хуже, чем это делают современные компьютеры, автоматически правящие орфографию. Потом по результатам работы переписчиков еще проходились редакторы, которые пытались найти в искаженном тексте хоть какой-то смысл и часто находили совсем не тот…

Таковы судьбы текстов того времени. Они изначально создавались людьми, которые не блестяще владели китайским языком, и потом еще дополнительно страдали от дальнейших «исправлений».

— Монах Ирён – это реальный человек? Он действительно существовал и в одиночку написал «Самгук юса»?

— Ирён, разумеется, существовал. Что касается того, работал ли он один, здесь есть разные версии. Некоторые современные корейские историки не верят, что один человек мог написать такой громадный труд — это притом, что у Ирёна есть и другие сочинения. Он был монахом созерцательного направления и в большом количестве писал тексты на соответствующие темы. Не все понимают, как он в одиночку сумел сделать так много, и поэтому существует предположение, что к «Самгук юса» приложил руку не только Ирён, но и его ученик Мугык.

Однако в «Самгук юса» есть только два небольших комментария, которые отмечены как записи, сделанные Мугыком. Иначе говоря, ученик добавил свои пояснения и аккуратно подписался под ними. Больше нигде в книге нет упоминаний о Мугыке или других авторах. Поэтому по умолчанию можно считать, что «Самгук юса» действительно составлена Ирёном и содержит два комментария его ученика. С моей точки зрения, предположения, что «Самгук юса» дописывалась в течение нескольких десятилетий другими людьми, лишены конкретных доказательств.

— Сколько времени Вам потребовалось для перевода «Самгук юса»?

— Девять лет. Сейчас я делаю чистовую сверку — еще раз тщательно «прохожусь» по переводу. Мне осталось работы еще примерно на шесть месяцев.

Курган государя Мунму-вана (661–681), который завещал похоронить себя на маленьком островке у восточного побережья Кореи, чтобы после смерти, превратившись в дракона, продолжать защищать страну от вторжений.

Курган государя Мунму-вана (661–681), который завещал похоронить себя на маленьком островке у восточного побережья Кореи, чтобы после смерти, превратившись в дракона, продолжать защищать страну от вторжений.

— Как давно Вы занимаетесь этой темой?

— Я занимаюсь историей корейского буддизма и когда-то перевела для магистерской диссертации «Жизнеописания достойных монахов Страны, что к востоку от моря». Это собрание биографий выдающихся корейских буддистов, написанное в начале XIII в. Углубленное исследование этого памятника и его сопоставление с первоисточниками послужило темой моей кандидатской диссертации. Работа над «Самгук юса» — это естественный следующий шаг. Кроме того, русский перевод «Самгук юса» очень нужен кореистам, а я знакома с китайским языком и могу перевести этот текст, поэтому было логично, чтобы я им и занялась.

— Ваш труд рассчитан на серьезных специалистов?

— Сам перевод, конечно же, выполнен как можно более тщательно и близко к оригиналу, в расчете на то, что в дальнейшем он будет служить основой для работы профессиональных исследователей: историков, литературоведов, религиоведов, культурологов и многих других. При этом я постаралась сделать текст перевода по возможности доступным — снабдила его простым и ясным введением, а также подробным комментарием, чтобы книга была понятна и полезна не только специалистам, но и студентам, а также всем интересующимся историей культуры Кореи.

Фотографии Юлии Болтач

Дина Голубева

***

Источник: http://nsu.ru/samguk_yusa

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.