«Корея» и «Корея сегодня»

Объединение Кореи неизбежно

Герман Ким, доктор исторических наук, профессор,
Заслуженный деятель Республики Казахстан,
член казахстанской секции Консультативного Совета
по мирному и демократическому объединению Кореи 16-ого созыва

Что знают о Северной Кореи за ее пределами ? Какие ассоциации возникают у человека, когда он слышит аббревиатуру КНДР, более нейтральную в звучании, чем слово «Север», от которого веет морозом и «холодной войной».  В зарубежных СМИ, в том числе и русскоязычных, когда речь идет о Северной Корее ключевыми словами стали такие как:  военная угроза, атомная бомба,  тоталитаризм, голод, показуха,  муштра  и т. д.  А что получится, если попытаться определить частотную лексику  северокорейских СМИ?  Кстати, насколько мне известно, никто из русскоязычных авторов, ни из числа журналистов, ни социолингвистов или политологов серьезным контент-анализом газет и журналов КНДР не занимался. Находясь сейчас в Сеуле у меня нет возможности просматривать сайты Северной Кореи (они заблокированы), поэтому воспользовался своим личным электронным архивом, а также материалами зарубежных сайтов, в том числе российскими.

КОРЕЯ СЕГОДНЯ

Cеверная Корея преуспела в политике самоизоляции, традиционной для последней династии Чосон, которую на западе прозвали “Hermit Kingdom” («Закрытое королевство»). Информационную  герметичность современной Северной Кореи я бы назвал «ниппельной». Только она, наоборот, не впускает строго в страну несанкционированной информации, но напористо выкачивает наружу свой идеологический и пропагандистский материал.

Все иностранные газеты и журналы попадают в Северной Корее в спецхраны главных библиотек, также как и в советское время, когда “Тimes” или “Spiegel” оказывались за «семью замками» в спецхранах    центральных библиотек.. Более того, вся  «антисоветчина»  из этих «вражеских изданий» аккуратно вырезалась лезвиями бритв. В итоге  даже те немногие, имевшие доступ к «иностранной литературе для служебного пользования» вместо публикаций о своей стране – СССР получали «дырку от бублика».  Вернее зияющие прямоугольники от бдительной цензуры. 

Прежде чем сесть за очерк, как всегда начитывал, все,  что попадало в поле зрения по теме недели. Стал запрашивать в русскоязычном гугле разные словосочетания: «газеты и журналы КНДР», «северокорейские СМИ», «Журнал Корея», «северокорейская пропаганда» и пр. Однако улов оказался совершенно скуден: попалась пара известных вещей А. Ланькова  и К. Асмолова.  Еще одна работа, то ли студенческий реферат, то ли курсовка на тему «Особенности перевода лексических единиц северокорейских общественно-политических текстов» показалась интересной, но за нее потребовали оплату. Брать «кота в мешке» за деньги не стал. Запрашивать на английском или корейском языке про северокорейские газеты и журналы на иностранных языках не имело смысла. В итоге, что называется, очерк основан на том, что оказалось  под рукой.

Начну с того что Северная Корея продолжает издавать с советских времен пару глянцевых журналов: «Корея» и «Корея сегодня», а также журналы «Внешняя торговля» и «Кымсугансан» 금수강산 (錦繡江山).  В большем количестве изданий надобности нет, тем более  что интернет позволяет тиражировать их с большим успехом при меньших затратах.

Так что же лежит в основе северокорейской прессы и на каких «китах» она зиждется?  С ответом, который дает официальный Пхеньян, трудно не согласиться. В короткой заметке «О пролетарской культуре спора и культуре спора вообще» в блоге  http://juche-songun.livejournal.com/  сказано: «Идейность  решает все!».

Идеи чучхе и сонгуна – вот главные несущие конструкции северокорейской  идеологии, без которой немыслимы ни одна газета, ни один журнал.   

Патриотизм и национальная гордость, это, пожалуй, второй двуглавый кит, который может довести до масс, все,  что посчитает нужным северокорейское руководство. Патриотизм или как корейцы его именуют «эгуксим», присущ и южнокорейскому обществу, но он скорее гражданский по своей структуре, но поощряемый правительством. В Северной Корее государственный патриотизм вкупе с национальной гордостью, дает ошеломляющие результаты по психологическому воздействию на народные массы.

Цензура – как многоголовая гидра, следит за доступом  жителей страны  к нежелательной, по мнению властей, информации. Уровень северокорейской цензуры зашкаливает все допустимые нормы. Советское ГЛАВЛИТО, специальное учреждение по цензуре просеивало мелким ситом все печатные произведения, через которое, случалось,  проскальзывали  нежелательные «камешки». По сравнению с суровым Главлито, фильтры северокорейской цензуры не пропустят даже слова, не соответствующего  «идейности».  Достаточно упомянуть о том как в обязательном порядке выделяются жирным шрифтом имена вождей и руководителей.

Табу –  это свирепый цербер, готовый порвать на куски любого, кто посягнет нарушить строжайший запрет критики в адрес трех Кимов. Даже намеки на критику в самой стране – это абсолютно нереально. Все что касается нелицеприятной для Пхеньяна риторики в отношении руководителей государства, не остается без пристального внимания.  Не трогать «святая святых» — это лучшее, что можно рекомендовать тем, кто хотел бы побывать на горе Моранбон или набережной Тэдонгана.

Даже в своем русскоязычном блоге «чучхе-сонгун», невзирая на  присущую интернету вседозволенность, анонимность и анархию, есть  предупреждение: «Единственное, что является запретной темой  — это какие либо оскорбительные высказывания в адрес Трех Полководцев, Верховного Главнокомандующего и иных членов Мангендэсской семьи, в адрес павших революционеров. Такие грубые и подлые высказывания считаются «Запрещенными приемами», как будто оскорбили родного отца или мать!  Лица, их допустившие, будут немедленно удалены из дискуссии, их данные в дальнейшем записаны в специальный лист.» (стиль и орфография сохранены как в оригинале – прим. Ким Г.Н. )

Перейдем к конкретике. Журнал «Корея», я могу ошибаться в своих расчетах, издается на русском языке с 1957 года. Тираж его неизвестен, но по априорному суждению невелик, вряд ли составляет тысячу экземпляров, хотя в советское время, весьма вероятно число копий могло превышать эту цифру. Журнал отпечатан в полихромном исполнении, на мелованной бумаге  объемом 48  страниц.

Теперь мысленно пролистаем номер северокорейского «глянца». Тематику журнала можно рассмотреть на примере журнала «КОРЕЯ» за прошлый 2014 год.  Начнем с обложки. На лицевой части можно увидеть группы счастливых людей: рабочих, кооперативных крестьян, военных, детей, реже – интеллигенции; достижения страны, например старт космической ракеты, военные парады, массовые представления. На задней –  виды городов и живописных пейзажей Северной Кореи.

Номера начинаются с визитов руководителя страны разных столичных объектов, поездок по стране, встреч с зарубежными гостями и т.д.  Второй блок материалов касается трудовой и общественной жизни, достижениях в промышленном производстве, сельском хозяйстве, культуре, образовании и науке, искусстве и спорте. Третий блок — о памятных, исторических и культурных мероприятиях,  прошедших в стране.

Предлагаю посмотреть самим содержание»  журнала «Корея сегодня за №1, 2014 года.

Новый рисунок

Пхеньян, как мне известно, оказывал поддержку просеверокорейским организациям  этнических корейцев, проживающих за рубежом. Львиная доля помощи уходила в Японию в адрес «Чхочхорена» — для обучения корейскому языку, проведения культурно-массовых мероприятий, поездок в КНДР, а  также для издания газет и журналов организации.

В России при поддержке Северной Кореи издается журнал «Единство» с явной апологетикой Пхеньяна, однако он содержит интересные материалы об объединении Кореи с северокорейской точки  зрения и поэтому о нем я решил рассказать отдельно в следующем очерке.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

комментария 2

  • Леонид Петров:

    Название северокорейского журнала не Кымгансан, а Кымсу Кансан 금수강산 (錦繡江山).

    • Герман Ким:

      Спасибо Леонид за поправку, обязательно внесем !