Ли Ок. Прекрасная песнь

257d888b0d2f44f198663b4e62524f75

Корея. Неизвестный художник. Шелк. Середина 19-го века.

(Перевод, предисловие и комментарии С. В. Лаптева)

Представленное стихотворение является прекрасным образцом корейской женской средневековой поэзии на хаммуне. О самой поэтессе Ли Ок мы знаем очень мало, даже не знаем точных дат ее жизни. Известно только то, что она жила в конце XVIII в.

Кроме этого стихотворения Ли Ок принадлежат еще и другие, наиболее известное из которых «Песнь павлина» (Конджак пу). Ее стихи входили во многие сборники средневековой корейской поэзии. Судя по всему. Ли Ок получила прекрасное образование. Об этом свидетельствует, например, то, что ее стихи написаны в китайском стиле: четверостишия — по пять иероглифов в строчке. Как упоминается в стихотворении, она владела и кунчхе («дворцовым стилем» письма). Неизвестно, по какой причине она попадает замуж в бедную, деревенскую, скорее всего, в обедневшую дворянскую семью и испытывает на себе все тяготы сельской жизни.

«Прекрасная песнь» (Аджо)— это автобиографическое стихотворение, которое предстает перед нами в форме воспоминаний, где настоящее постоянно перемешивается с прошедшим. Семнадцать частей, на которые разделено стихотворение, связаны между собой только течением мысли автора. Тема стихотворения — это жизнь замужней женщины, со всеми се трудностями и тяготами, как и радостями.

Хотелось бы коснуться и некоторых литературных особенностей данного стихотворения. Главное в корейской поэзии— это ее ритм. Этот ритм и попытались мы передать в переводе. Некоторые строки четверостиший пришлось по-русски передать двумя строками. В стихотворении много символики, понятной корейцам, но требующей подробного комментирования при переводе на иностранный язык. Краткие комментарии вынесены в примечания.

Перевод выполнен по изданию: «Ханси чип» (Сборник поэзии на китайском языке). Т. 2. Сост. Ким Санхун. Пхеньян: Муне чхульпханса, 1985, с. 288-293 (в серии «Чосон коджон мунхак сончип», Т. 6).

 1

Резного гуся обнимал мой супруг.

А я — прижимала фазана к груди[1]

Пусть длится наша любовь до тех пор,

Пока гусь летает, фазан поет.

2

Обвязан малиновой нитью бокал.

Угощала супруга напитком любви:

Одна чарка тебе трех милых даст сыновей,

А три чарки — до девяноста прожить[2]

3

В детстве училась придворному стилю письма.

Свекор со свекровью,

Взглянув как-то раз, как красиво

Острые кистью углы вывожу я — хвалили.

В шутку «чиновною ламой» меня нарекли.

4

Мне свекровь драгоценный кулон подарила.

Яшмовых мальчиков пара резных.

Я же стыдясь, носить не могла драгоценность

И за занавесь спальни вешать привыкла ее[3].

5

В полночь встаю. Причесавшись,

Еше до рассвета свекрови служить начинаю.

Так устаю.

Что если в родительский дом вдруг приеду

Спать до полудня не евши стану.

6

Так часто я мою теперь яшмам красою подобные руки.

Хоть одеваюсь опрятно, но скромно:

Даже в день памяти предков

Красную юбку я одевать не решаюсь[4].

7

Разве важна вышитая одежда из шелка?

Мне и простого платья довольно.

Утром крестьянин выходит пропалывать поле.

Бедная женщина дома ткать остается.

8

Помню, как муж приехал за мной на коне белоснежном.

Как уезжала из дому я в паланкине,

Мама стоит у ворот и меня провожает.

Свекру усердно служить приказав на прощанье.

9

Рядом с Квантхонским мостом мой родительский дом.

Вышла я замуж в дом мужа в район Суджинбан[5].

Только я в паланкин поднялась, как от слез

Мокрыми стали из шелка одежды.

10

Черные волосы вместе мы распустили, судьбы связав.

И надеюсь, что вместе мы проживем до того.

Как белыми волосы станут, как корни лука.

Разговаривать с мужем потом три месяца я не могла — так стеснялась той ночи.

11

Вырос большим уже червь шелковичный,

Спускаюсь к забору и собираю листы шелковицы.

Пусть в нашем доме не остается тонкого шелка.

Все же мне интересна и эта работа.

12

Наполняется радостью дом.

Когда я аккуратно шью для мужа одежду.

Лишь иногда оставляю иголку во шве

И читаю роман о Сукхян[6].

13

Как-то служанка из отчего дома

К окошку прокравшись,

Мне тихо шепнула: «Передать мне велели,

Что если тоскуете Вы нестерпимо, то завтра

Смогут носилки за Вами послать»[7].

14

На память долгую зеленым цветом

Прошила я обметку у карманов.

У краешка ткань трижды завернула.

Одежду поднесу почтительно супругу.

15

Все пошли на качелях качаться,

Только я не иду.

Боюсь, что слабы мои руки

Упаду и сломаю заколку из яшмы.

16

В красивый поджоги[8] ткань оберну аккуратно

И в ящик вложу из бамбука.

Достану ткань глубокой ночью шить мужу одежду.

Когда руки пахнут приятно,

То ароматною будет одежда[9].

17

Простой матрац с густо-красным узором

И синее олеяло из хлопка.

Довольно мне их. Что плохого.

Что нет одеяла из шелка с узором из облаков

И золотом шитых в углах четырех черепах?

_____

[1] Описывается свадебная церемония.

[2] Во время свадьбы жена преподносит мужу три чарки вина

[3] Подарок сделан с намеком: от невестки жлали сыновей. Она же пока сыновей пока не

имела, а потому не могла и не хотела носить подаренный кулон.

[4] День памяти предков — один из наиболее важных для корейцев праздников.

[5] Квантхонский мост и район Суджинбан — места старого Сеула

[6] «Сукхян джон» — средневековая корейская повесть неизвестного автора.

[7] Жена не могла покидать дом мужа без разрешения.

[8] Кусок ткани или платок, в который заворачивают веши для переноски или хранения.

[9] Имеется в виду, что днем руки пахнут чесноком и прочими ингредиентами для приготовления пищи.

***

Источник: РАУК — Ли Ок. Прекрасная песнь. Перевод, предисловие и комментарии С.В. Лаптева // Российское корееведение. Алманах. Вып. 3. М., 2003. С. 267-270.

Ссылка по теме: О переводе «Прекрасной песни» Ли Ока

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.