Любомир Тян. Ночные монологи моего отца. Часть 2

Тян Ин-Дек и Любомир Тян

Тян Ин-Дек и Любомир Тян

Отец — прожил удивительную жизнь!
О хлебе насущном, — как его добывать в свои 75 лет — перестал думать, когда на ноги встал его восьмой сын — по имени Любомир.

Несколько десятилетий живя в маленьком, глинобитном доме, в ауле под названием Абай, на Юге Казахстана. Каждый год, в зиму, отапливая в ручную углем, где мы, дети, все утром просыпались и разбегались от печного угара, где зимой и летом, ходили справлять свою нужду в дальний угол своего двора — отец мечтал вернуться в Узбекистан, откуда нас сослали… Но, вернуться именно в город Ташкент, и жить в квартире рядом с базаром.

Чтоб не топить углем и не ходить далеко…
Конечно… тогда… эта была несбыточная его мечта…

Впоследствии… первые деньги, которые я заработал — я направил на осуществление мечты моего отца…
Помню… как я тогда… неожиданно для отца… приехал к нему в Абай, с тогдашнего города Горький — и застал… одинокого старика, возившегося в своем крохотном огороде… Я долго стоял в стороне и наблюдал за ним, вспоминая его ночные монологи… тогда… еще молодого и уверенного… Потом подойдя к нему… я обнял его, не обращая внимание на его напуганность от неожиданности…
Я просто обнял отца и у меня пошли слезы… Оба, очнувшись, я сказал — собирайся отец, мы едем в Ташкент…
Где ждала его собственная благоустроенная квартира — рядом с восточным базаром…

….Наверное предвидя распада СССР или испытывая огромную любовь к своим родным — и конечно имея возможность, я собрал в Нижнем всех детей отца — моих братьев и сестер со всеми их детьми. Потом… понимая, что теперь он не откажется — поехал за отцом в Ташкент, чтоб забрать его в свой город — в Нижний Новгород — в Россию, о котором он даже и не мечтал… где живут все его дети…

В Нижнем — моего отца ждала его собственная двухкомнатная квартира — где «оборзевший » старик, впоследствии заставил меня купить ему трехкомнатную квартиру с домработницей — где и прожил остаток своей жизни со своей няней — русской доброй женщиной — по имени Валентина и кореец — ДЯДЯ ВАНЯ — ИНДЕК…

Когда то… оставив его одного работать, и уехав… учиться… Я всегда буду помнить, как тогда мне было тяжело принять такое решение… Сейчас мне очень легко… Я счастлив! Что я смог осуществить — все заветные мечты отца — выполнив свой сыновний долг!

Являясь моим избирателем в депутаты, мой отец четырежды голосовал за меня. И после каждой моей победы, он четыре раза, всегда просил меня — «сын ущипни меня, может быть это сон…?»

Гордость его распирала… и он уходил в долгие свои воспоминания…

Самой большой наградой для отца в его воспоминаниях был, тогдашний молодой губернатор Нижегородской области Борис Немцов, который пожимая старые руки моего отца, по корейский, двумя руками, благодарил его за меня — » Ваш сын Любомир, кормит наш народ хлебом! Спасибо Вам — отец!»

Отец, подчинил себя мне и всех старших своих детей, что является абсурдом по корейским канонам. У корейцев говорят — лучше быть собакой, чем младшим в семье. Ибо, от малого — все подчинены старшим.
Мне выпала иная роль…

Отец всегда читал в газетах, что меня в городе называют «Хлебным Королем» и при встрече, в шутку, кланялся мне — как подданный, своему королю…

Однажды… в такие моменты я вспоминал… что, почему то, тогда в детстве… мне так казалось… отец бил больше всего… меня — из всех своих детей за не послушание… и я его спросил, как подобает, тоном короля — «ты отец, зачем меня в детстве бил, а…?!!!» Он ответил — » если б не бил, ты бы не стал, тем — кем стал… А потом серьезно, глазами повлажневшими… говорил — «если б я знал, кем ты станешь, я б еще тогда… носил бы тебя на своей спине…»

Конечно… для человека, который всю жизнь боялся людей в военной форме (репрессия 1937г.) — где участковый милиционер или мастер на строительном участке, где он работал — были для него самыми большими, всемогущими начальниками — что он мог испытывать…?

Когда перед ним стоял его родной сын в костюме, где на лацкане воротника поблескивал значок депутата Государственной Думы Российской Федерации! Где наблюдал за своим сыном по телевизору на федеральных каналах Великой страны!

… Помню всегда боялся за меня и предупреждал, будь осторожен… сынок. Это слово, никогда не звучало раньше с его уст… Отец, который всегда был строг со своими детьми…
Если, приходя домой, заставал, что кто то из сыновей, дерутся — жестко мочил не разбираясь обоих…
Усталому отцу некогда было разбираться, кто прав…

Я всегда чувствовал, когда всматривался в его влажные глаза уже от старости… Его глаза мне всегда напоминали именно те времена, когда я его оставил там — в Казахстане… одного с нашей работой…

В далеком детстве, живя в маленьком глинобитном доме, через черно-белый крошечный телевизор, я почему то всегда хотел уехать в далекую, большую и не известную, Россию… Самая главная причина, я еще тогда… полюбил русских людей. Они мне всегда казались самыми гуманными людьми на свете… Добрыми людьми…

Отец не верил, что ему исполнилось 80 лет и, что его потомки накрыли юбилейный стол в главном зале Нижегородской Ярмарки, где собралось огромное количество гостей со всего СНГ и России. Я тогда зафрахтовал целый самолет, чтоб привести родных и близких отца из Средней Азии на его юбилей.

Можно представить… или это не возможно представить…
Что испытывал человек, который прошел все испытания в своей трудной и долгой жизни… за итоговым столом юбиляра — где по корейским традициям — до пола кланялись все его потомки, от мало — до велика…
В знак почтения и благодарности…
В присутствий свидетелей… огромного количества гостей…

Отец умер в 85… не дожив до круглой даты всего несколько недель… Мне тогда исполнилось бы 45…  Мы тогда готовились справлять большой юбилей, где за столом сидели бы два юбиляра… отец и сын…
Этот праздник не состоялся…
Срочно! Приглашение на юбилей — следом… оповестили о смерти Индека…
Умер… отец…. Тихо… Как истинный аристократ…
Умер счастливым стариком…

Прошло много времени с тех времен…
Отца помнят до сих пор и горожане.
Еще тогда… с города Тулы всегда, все и везде — звали его «Дядя Ваня». Поэтому — половина его детей Ивановичи, а другая Индековичи.

Помните видеоролик с Аверяновой Людмилой Михайловной? которая говорила, что до сих пор посещает могилу моего отца, навещая своих предков. Это дань уважения, как сказала она… семье Тян. Или вот Emil Emil на FB, которую я всё-таки расшифровал — не зря же я работал в комитете по противодействию коррупции и безопасности страны. И зовут ее — Людмила Геннадьевна Эрастова — которая поздравляя меня с днем рождения, благодарила и моего отца Индека за то, что он родил и воспитал стольких детей — абсолютно выполнив свои отцовский долг. Так же навещая могилу моего отца, стала приводить в порядок, возмущаясь по своему — почему могила не ухожена… Она впоследствии узнала про корейский обычай, что потомкам разрешено посещать могилы своих предков, только два раза в году…
5 апреля и в сентябре не помню, какого числа…

В городе Нижнем Новгороде до сих пор помнят Нижегородскую зерновую компанию ЛИНДЕК, объединявшую более трех тысяч человек — работников пищевой и перерабатывающей промышленности Нижегородской области, которую я назвал в честь своего отца, где я только добавил первую букву своего имени, обозначая свою причастность, как сына, к своему отцу…

Так, тогда… я громко заявил, что своими деяниями, я буду отвечать именем моего отца…

Как-то отец меня спросил — «почему тебя президент Путин не награждает за твою хорошую работу…? Все же по телеку говорят об этом…
Впоследствии… был Указ президента Путина В. В. о присвоении мне звания — «Заслуженный работник пищевой и перерабатывающей промышленности РФ» — но отец уже этого не застал…
Но он дважды при жизни, подымал бокал за то, что ИМЯ — одной из немногих частных компании в нашей стране, где дважды Указом президента Ельцина была награждена высокой государственной наградой — «Орденом Почета» за долгое и бесперебойное обеспечение хлебом для населения Нижегородской области и соседних регионов страны в период тяжелого бесхлебья. Это были я и мой заместитель — Костенецкая Лола Александровна.

Я не посещаю могилу отца…
…Боюсь в своем представлении — его строгого взгляда… как в детстве…
Своим голосом, который я помню до сих пор… боюсь…, что отец спросит меня — «а где компания ЛИНДЕК….?»
Я не смогу ответить, что его больше нет…
Я не смогу ответить, что нет теперь не только его… отца… но и меня…
Я не смогу ответить… кто убил нас…

Человек! Может убить одним словом, а черным делом — подавно… Человек! Может жить, при этом, быть убитым… пока не найдет в себе силы… зажить заново…

Отец и сын… История жизни, которая даровала природа и она же его прервала… Оставив только воспоминание…
Я вспоминаю отца — Добром и Хлебом…
Я счастлив, что Нижний Новгород, которому я обязан всем, помнит меня и моего отца — как ЛИНДЕК…

Любомир Тян Второй и Виталий Тян

Любомир Тян Второй и Виталий Тян

У меня есть счастье! Мой сын, Виталий! Имя которое — дала моя мама.
Сын, который в знак почтения и благодарности ко мне, своего сына назвал моим именем. У моего внука, как он уже любит представляться — Любомир Тян Второй и моего сына Виталия — есть хорошая основа от меня и Индека…
Это… Сила и умение выживать! Отдавая долги наши…

Как-то в Корее мне спецы сказали, что моя фамилия обозначает, фамилию древнего воина — «стрела и лук».
Символично, что мой внук на фото с оружием в руках.
Пусть это игрушечное оружие послужит, как настоящее оружие — оружие МИРА и СЛАВЫ !!!

Мама, к нашему горю, ушла совсем рано.
Ей было тогда всего лишь 53…
Как я мог тогда предугадать? Свое ошибочное решение…? Которое до сих пор мучает меня…
..Когда Нижегородские врачи не давали уже никакую надежду на ее жизнь, она умирала в Нижнем Новгороде…
С родными — решили ее еще живой, отвести умирать в свой отчий дом на Юг Казахстана. Ведь она приехала ко мне лечиться из своего дома. Значит она не на Родине…
По корейским законам человеку нельзя умирать в дороге, считается — собачья смерть… Вот и увезли маму домой. Теперь она там осталась совсем одна…
Ведь позже, до распада СССР я всех своих братьев, сестер и отца, собрал и обустроил жизнь в Нижнем Новгороде.
Об этой несчастной женщине «мать-героине» по имени Мария Ким, по корейский — Юноги… я скажу свое слово в следующем моем рассказе…

Источник: Любомир Тян

Ссылка по теме: Любомир Тян. Ночные монологи моего отца (из серии возможной моей книги воспоминаний)

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.