Любомир Тян: «Встречаюсь с кем хочу, а не с кем надо!»

Наталия Лисицына: 

… Мы встретились в его трехэтажном доме, построенном еще лет 20 назад. Случайно увидев Тяна в Нижнем, я решила поинтересоваться: а чем нынче дышит человек, фамилия которого в 90-х была известна практически каждому нижегородцу?

Как оказалось, за последние несколько лет это его первое большое интервью.

Хобби: кулинария

Хобби: кулинария

nn-now-logo300px

Справка «НС»:

Любомир Индекович Тян родился в Узбекистане 25 мая 1959 года.
Окончил Казанский инженерно-строительный институт и нижегородский филиал государственного университета — Высшей школы экономики.

После окончания института три года работал на заводе железобетонных изделий в Горьком в должностях от мастера до и.о. директора. После конфликта с секретарем парткома завода был уволен.

С 1987 года – в хлебном бизнесе, основатель и президент зерновой компании «Линдек».

Дважды избирался депутатом Законодательного собрания Нижегородской области (ЗСНО) – второго и третьего созывов. Дважды обладал мандатом депутата Государственной Думы – полностью четвертого (2003-2007) и частично – пятого (2011) созывов.

Хобби: коллекционирование, вокал, иллюзион, кулинария.

Хлебный король

Перед интервью я обзвонила несколько знакомых, не имеющих отношения к СМИ: «Помните, кто такой Тян?» – «Хлебный король 90-х». – «А чем он сейчас занимается?» Никто не в курсе. Давайте напомним: что же произошло в начале 2000-х с хлебной империей «Линдек», почему она перестала существовать?

— «Линдек» — частная компания (хотя многие из-за социальной направленности ее считали государственной). Название составлено из первой буквы моего имени и имени моего отца. Она была очень известной. Нижегородская область в реформировании хлебного рынка стала первопроходцем – первый губернатор Борис Немцов приложил к этому немало усилий. В конце 90-х годов я даже принимал участие в подготовке указа президента Ельцина о реформировании зернового рынка всей страны. Хлебная империя разрасталась, работала в 15 регионах, нашу продукцию покупали 15 миллионов человек.

В начале 2000-х решил баллотироваться в Госдуму. Я – законопослушный гражданин, и раз собрался идти в политику, значит, от бизнеса надо отказаться. Депутат Госдумы не имеет права заниматься коммерческой деятельностью ни косвенно, ни через какие-то хитрые схемы. Это была основная причина.

А вторая: хлебным бизнесом я занимался 16 лет, отдал ему часть моей жизни, в этой сфере для меня не осталось ничего нового. Мне стало неинтересно. Компанию фактически просто подарил своим братьям, которые работали в Нижнем.

Но компании-то не стало. Что случилось? Не справились?

— Думаю, да. Не справились. Но все предприятия, которые входили в «Линдек», по-прежнему работают – на тех принципах, которые когда-то были мной заложены.

По телевизору. Из Москвы

По телевизору. Из Москвы

«Так вы же умерли!»

— Вы несколько лет прожили в Москве, и, по слухам, не собирались возвращаться в Нижний Новгород. Почему вернулись?

— Кто сказал, что я не хотел возвращаться в Нижний Новгород?! Я, наоборот, всегда говорил, что больше всего в жизни обязан Нижнему. Он стал для меня родным городом, который дал мне все. Обо мне много всяких небылиц ходит. Некоторые даже считают, что я… умер.

…Как-то в Нижнем автомобиль, в котором я ехал с водителем, стукнули сзади. Я оставил водителя, сам вышел, поймал машину. И вот едем, а шофер как-то съежился и искоса на меня поглядывает. Когда приехали, я ему даю свою визитку и говорю: «Вот, ты вез Любомира Тяна». А он с непритворным ужасом: «Как?! Так вы же умерли!» Я спросил, откуда информация. «У нас на Автозаводе все говорят, что вы умерли…»

Или еще пример. Мой пес Макс еще молодой, однажды загулял, убежал из дома. Его нашла собачница и позвонила по телефону, указанному на ошейнике. Я приехал и в подарок привез ей собственный диск с песнями. Она прочитала и крайне удивленно: «Вы Любомир Тян? Вы живой?»

Вот. Забыл народ…

— Наоборот: не забыл. И пусть кто-то считает, что умер, кто-то говорит, что я – не хлебный, а сахарный король и мне 70 лет, — неважно, главное, что помнят. Это, наверное, и есть результаты моего труда, моей деятельности в Нижнем Новгороде.

С президентом

С президентом

Встречи с президентом

В Нижний вы вернулись как-то непривычно тихо. В 90-е годы Тян был везде – на экранах телевизоров, на фестивалях корейской культуры, в рядах первых руководителей… Как говорится, только что не из утюга. Сейчас не слышно и не видно. Что-то поменялось в характере, в мировоззрении? Почему не стало некогда эпатажного человека?

— Да, в «Линдек» я старался работу делать публично – не ради выпячивания себя, а для того, чтобы продемонстрировать честность, мотивацию, идеологию, прозрачность деятельности. Хлебное дело – это не просто частный бизнес, это социально ответственный бизнес, от успешного ведения которого во многом зависит обстановка в регионе. Потом — много лет общественно-политической публичной деятельности (ЗСНО и Госдума). И мне всегда была интересна жизнь корейской диаспоры, поэтому я и устраивал фестивали.
Почему не свечусь сейчас… У меня сейчас нет крупного бизнеса, мне не нужна трибуна для того, чтобы транслировать свои соображения по тому или иному вопросу, так что, просто не вижу смысла.

Доводилось ли, будучи депутатом Госдумы, встречаться с президентом тет-а-тет?

— Сопровождал его в составе официальной делегации во время визита в Южную Корею, где беседовали «на троих» — президент Республики Корея Но Му Хён, Путин и я. А второй раз… Хотел рассказать Путину свое видение ситуации в стране. В Лужниках на съезде партии «Единая Россия» я позволил себе нарушить проход тандема, подошел к Путину, попросил меня принять. Когда вышел в фойе, меня тут же задержали сотрудники ФСО, завели в комнату, потребовали документы. Я им предъявил удостоверение депутата Госдумы. Отпустили, больше никаких разборок не было. Путин обещал, что встреча состоится.

Сколько лет с тех пор минуло?

— Четыре года.

Верите, что встреча будет?

— Ну, если совсем ни во что не верить, жить зачем? Кстати: недавно в Фейсбуке получил письмо от своего земляка, молодого корейца, который проживает в Казахстане. Он пишет, что 15 лет назад прочитал мое интервью, которое изменило его жизнь, и он захотел быть похож на меня. «Я вам благодарен. Хотя не достиг ваших высот, но моя жизнь удалась». Я не знаю этого человека. Но теперь его письмо является для меня вдохновением.

В регионе дышится легче

Любомир Индекович, на местном уровне не хотите общественно-политическую деятельность продолжить? В сентябре выборы в Гордуму…

— Если честно, в Гордуму не хочу.

У нас сейчас бизнесмены идут в депутаты пачками. Поскольку вы были и депутатом ЗСНО, и депутатом Госдумы: каким медом там намазано, что люди из бизнеса выстраиваются в очередь во власть?

— Первая причина: для развития бизнеса не хватает рычагов законодательного характера. Но тех, кто стремится в депутаты, чтобы такие рычаги в стране были, немного. Вторая: расширение собственного бизнеса. Но это рискованно, грозит разочарованием, а то и тюрьмой. Вообще, не советовал бы предпринимателям, имеющим собственный стабильный бизнес, рваться во власть.

Существует известная поговорка: чем выше обезьяна лезет по дереву, тем лучше виден ее голый зад. Как-то вы сказали, что в Госдуме «ужасная аура». На ваш взгляд, на региональном уровне воздух чище?

— В Госдуме действительно атмосфера тяжелая. 450 человек на одной площадке – это порой почти невыносимо. Некоторые ломаются. Пример – наш рабочий с Автозавода, который не выдержал, отказался от мандата. В регионе, конечно, дышится легче, — все друг с другом знакомы, «своя деревня».

Любомир Тян и Валерий Евлампиев. И пес Макс.

Любомир Тян и Валерий Евлампиев. И пес Макс.

Ощутили ли вы, что друзья познаются в беде? Были те, что считались друзьями, но отвернулись, как только вы утратили руководящие полномочия?

— Статус определяет характер взаимоотношений с тобой. Я помню с детства, что родственники нехотя общались с нашей семьей из-за ее бедности. И все же стараюсь не вникать, чтобы не нарваться и не разочароваться.

Положительный пример: есть у меня друг и наставник Валерий Николаевич Евлампиев. Я очень благодарен судьбе, что мы вместе работали, что такие руководители, как он, обратили внимание на предпринимателей, как я, и создали почву, чтобы бизнес развивался. После возвращения в Нижний я ему позвонил, он был рад, но сказал, что болеет. Звоню второй раз – то же самое. И у меня сразу сомнения: «Да ты никто, Любомир… Ну, не хочет человек с тобой общаться…» А потом он сам звонит: «Я выздоровел, готов встретиться». Представляете, с каким облегчением я вздохнул! И ему честно сказал: «Думал, что встречи не будет, потому что – кто я сейчас?» И он мне ответил: «Выкинь все из головы!»

Слово о свободе

Чем сейчас зарабатываете на жизнь?

— Я занимаюсь инвестиционными проектами на международном уровне. К примеру, недавно ко мне в Нижний Новгород приезжали южнокорейские бизнесмены, крупнейшие производители удобрений по технологии ноу-хау. Они не знают рынок РФ, не знают российское законодательство. Я им помог изучить конъюнктуру, выделить предпочтения.

А отдушину нашел на берегу Черного моря, где компания, в которой я работаю, арендует 20 гостевых домов. Мне понравилась сфера услуг. Приехали гости на машине, все бросили – и на море. Пришли, а машина помыта. Это бесплатно, просто сервис. По вечерам я там пою. И это такой кайф, когда тебе дают сто рублей «на чай»!

Моя жизнь — сезонная. В курортный сезон живу на Черном море. В основном: осенью — в Москве, зимой – в Корее, весной – в Нижнем Новгороде.

Хобби: кулинария

Хобби: кулинария

Кулинарией, смотрю, увлеклись…

— С кулинарией я всегда дружил. Но когда имел высокий статус, привык, чтобы мне готовили, подавали… Привередничал: мне не надо все пельмени сразу, пока я первые пять штук ем, пусть варятся вторые пять, чтобы все время горячие были… (смеется – Авт.).
Кулинария – некое опускание себя на землю. Я люблю готовить. Мне интересно. В мире сейчас как раз бум корейской кухни, меня это радует, создаю блюда собственной фантазии, делюсь рецептами.

О личной жизни что-то скажете?

— На сегодняшний день я свободный завидный жених (смеется – Авт.).

Что сейчас для вас самое главное?

— Главное – не потерять себя. Мне 55 лет, у меня большой опыт работы в экономике и политике. Считаю, что каждый человек должен обрести мудрость — остановиться, оглянуться, проанализировать свою жизнь, просчитать следующие ходы. Думаю, еще смогу сказать, что у меня все впереди.
Сейчас переживаю период собственной свободы, когда мне никто не должен, и я никому не должен. Я никогда не испытывал этого чувства! Вечером ложусь тогда, когда захочу. Утром встаю тогда, когда захочу. Ем то, что хочу. Встречаюсь с кем хочу, а не с кем надо. И я этим наслаждаюсь.

фото из архива Любомира Тяна

Источник: http://nn-now.ru/mainnews/lyubomir-tyan-vstrechayus-s-kem-hochu-a-ne-s-kem-nado/

Ссылка по теме: Слово о Немцове

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

1 комментарий

  • Николай Ге:

    Уважаемый Любомир Индекович, здравствуйте! Видимо Вы великий организатор и разносторонний по дарованию человек, способный решать любые задачи.
    Не думаю, что Вы так уж довольны нынешнем уровнем самореализации. Сложно поверить в то, что можно радоваться полётами на кукурузнике, если приходилось летать на космических кораблях или сверхреактивных лайнерах. Извините, за откровенность.
    Корейцы почти никогда не жили так, чтобы душа пела. Чаще всего она скулила, ибо все свои успехи карьере и бизнесе они достигаются дракой и это не сладко.
    Рекомендую Вам спеть в этой жизни «лебединую песню» — хорошо продумав и создав школу, где наши соотечественники, и не только, смогут с 1 класса и до окончания школы помимо общепринятых будут получать отличные знания по русскому, английскому и корейскому языков, которые будут преподавать носители этих языков, не менее 5 раз в неделю.
    Не скрою, что это моя мечта казахстанского, алматинского корейца- патриота, который хорошо понимает, что высшее назначение человека на земле быть носителем духовных этнических ценностей, которые у нас не спросив отняли и это ещё аукнется для наших потомков чувством ущербности, которое в нас есть, но мы её задвигаем в глубь души. Может ли такая душа петь?
    Мы занимаемся этим вопросом, но наши корейские олигархи заняты бизнесом и политикой, а там им не до этого.
    При Вашей высокоорганизованности и системном мышлении это вполне решаемая проблема. В постсоветском пространстве много успешных корейцев учёных, политиков и бизнесменов, но нет меценатов-просветителей, которые бы создали истинный институт национального возрождения корейской духовности начиная с детских садов и до окончания школы.
    Реализация этого проекта потребует 10-15 лет, но она заложит основы организации таких структур в Казахстане, Киргизии и Узбекистане, где живут почти 300 тыс корейцев.
    Если мы об этом не позаботимся, то сложно надеяться, что наши внуки и внучки встретятся и их будет объединять общность понимания того, как важно поддерживать нашу национальную идентичность.
    Отчасти, как и Вы я пишу стихи, публицистику, сочиняю песни и имею альбом собственных песен на корейскую тематику. Занимаюсь этим чисто из просветительских побуждений и иногда «душа поёт». Раньше такого не случалось, но с погружением в корейскую тему «зазвучали» новый звуки души.
    При случае загляните на мой личный сайт: http://www.koresaram.kz
    Удачи!