Маргарита Хан: «Надо с детства прививать любовь к своей культуре»

14925397_1147284712014788_1285950608590034499_n

14993434_1147284792014780_7666563501636279098_n

Андрей Шегай

В серии интервью было в планах и интервью с замечательной женщиной, одним из «пионеров» традиционного корейского танца среди коре-сарам Маргаритой Хан. Но в итоге получилась очень интересная статья о ней самой и становлении ее детища — ансамбля «Корё».

Буквально, когда мы заканчивали эту статью, пришло сообщение о том, что ей вручена Памятная Медаль Почета за заслуги в деле укрепления дружбы народов Узбекистана и развитии своей национальной культуры, посвященная в честь 25-летия независимости Узбекистана. Искренне поздравляем Маргариту Хан, а вам предлагаем поближе познакомиться.

«Я родилась на острове Сахалин 31 октября 1960 г. Отец был офицером Советской армии. Окончил в Москве танковую академию им. Малиновского. Подполковник в отставке. Служил в то время на Сахалине лейтенантом. Мама работала медсестрой-акушеркой.

Как-то в детстве с родителями пошли на балет «Жизель» и мне захотелось стать балериной. Но такой возможности не было — папу постоянно перебрасывали из части в часть. Мама отговорила меня от этой идеи, мотивируя тем, что балеринам нельзя есть колбасу, которую я безумно любила. И на некоторое время я перестала мечтать. Но, когда отец служил в ГДР, где-то в 1970 г., я посещала балетный кружок и после выступления все соседи и знакомые стали советовать маме отдать меня на обучение в балетную школу. Приехав в Москву с мамой, я попыталась поступить в хореографическое училище, но уже оказалось поздно (мне было 12 лет, а на балетное обучение брали с 9 лет).

Однажды летом мы приехали в Ташкент в отпуск к маминым родственникам. И, проходя мимо Узбекского хореографического училища, увидели объявление о приеме на факультет народно-сценического танца. Я подходила по возрасту и, конечно, поступила. Так начался мой творческий путь. Закончив Ташкентское хореографическое училище, я по распределению Министерства культуры Узбекистана попала на отработку в Государственный Академический Большой театр оперы и балета им.А. Навои. Проработала 2 года в качестве артистки народно-характерного танца. В то время в ГАБТе была организована экспериментальная труппа народно-характерного танца, которая после отработки распалась, так как все артисты этой труппы разошлись по народным ансамблям. Я сначала перешла в УзГосКонцерт в «Лазги», но мне скоро надоело изображать характер несвойственный мне.

До этого времени руководитель Государственного корейского ансамбля песни и танца «Каягым» — Тин Пётр постоянно приглашал меня на работу в этот коллектив. К своему стыду, на тот момент я вообще не знала, что из себя представляет корейская культура вообще. Я была очень далека от неё. Культура моих предков была для меня непонятной и чужой. Но решила попробовать её познать, потому что к тому времени была разочарована в выбранном пути. Потом, спустя много лет, когда я полюбила свою национальную музыку и танец, я поняла одну истину-только свою национальную музыку можно до глубины души полюбить, а значит и танцевать от души можно именно свой национальный танец. И это не надоедает — потому, что работает душа.

Хочется добавить, что после просмотра балета «Жизель», я поняла, что танец -это не просто динамика, способ выразить свои мысли, идею, чувства, свою гражданскую позицию — поэтому, впоследствии, когда я стала сама делать постановки, старалась вложить в танец в первую очередь смысловую нагрузку. Проработав в «Каягыме», который на тот момент основывался на северо-корейской школе танца, я чувствовала, что мне чего-то не хватает. Закончила театрально-художественный институт в Ташкенте, вышла замуж, родила дочь. Не буду описывать все радости, горести и прочих событий тех времен — всем они близки.

В 1991 г. ансамбль «Каягым»(переименованный к этому времени в «Чен-Чун») побывал на гастролях в Америке, где я поняла, что мне дорога та земля, на которой живут мои любимые, на которой прошли моё детство и юность. Возможно это немного наивно, но до сих пор я не представляю свою жизнь вне Узбекистана. Побывала и жила во многих странах: Россия, Америка, Северная и Южная Кореи, Германии и многих других, но всё равно тянет в Узбекистан. Здесь тёплые люди, тёплая земля. Поэтому я благодарна всем и всему в том, что имею возможность изучать свою традиционную культуру, творить и радоваться от того, что это приносит удовольствие всем. Возможно, не имея этого, я бы не чувствовала себя так уютно вне исторической Родины-Кореи.

В конце 80-х гг. наш коллектив «Чен-Чун» несколько раз принимал участие в международном фестивале «Апрельская весна» в Северной Корее. Этот период для меня знаменуется тем, что я познала северокорейскую манеру исполнения. Специально для меня балетмейстер Ким Су Нён поставила прекрасный танец «Золотой колос», который стал моей «лебединой песней». С этим танцем меня тепло принимали в Америке, Северной Корее и даже в Южной Корее, потому что он в полном объёме раскрывал индивидуальность. Этот танец был поставлен в классическом стиле, но с элементами национального танца. На тот момент я ещё не знала истинного характера традиционного корейского танца. В 1994 году детский коллектив «Тиндалле», в котором я обучала детей корейским танцам, победил в городском конкурсе корейского танцевального искусства. Председатель жюри -директор Центра образования Республики Корея решил отправить меня на обучение традиционного корейского танца в Южную Корею, для того, чтобы я смогла познакомиться с традиционным корейским танцем. Я была направлена на изучение корейского языка в международный центр образования в Сеуле, потому что Центра образования не имел возможности направлять на стажировки по линии танца. До этого момента я самостоятельно изучала язык и могла на самом примитивном уровне общаться по-корейски. В посольстве меня познакомили с профессором по культуре Хан Мён Хи, который помог мне в Корее попасть в Сеульский центр искусства, в класс по традиционному танцу к известному танцовщику Хо Ун Ги. Скромное знание языка помогло мне ездить на другой конец города после учебы на репетиции по традиционному танцу в центр искусств. Каждый день я с утра изучала язык и после обеда ездила на метро в центр искусств на репетиции по традиционному танцу. Возвращалась после 23 часов в общежитие. Денег от стипендии не хватало и я голодала, уставала, но была счастлива. Таким образом я смогла немного выучить родной язык и азы корейского традиционного танца. Надо отдать должное моей настойчивости, потому что в этот период я смогла найти Государственный театр традиционного искусства и попросила директора этого театра о предоставления стажировки для артистов «Чен-Чуна». Я прошла 3-месячную стажировку(Впоследствии почти все девушки из моего ансамбля «Корё» пройдут стажировку в этом театре). С этого момента началось моё активное изучение традиционного корейского танца.

Стажировка в Государственном театре Республики Корея — это самый интересный и насыщенный период в моей творческой жизни. С 8 утра и до позднего времени в течении 3-х месяцев познавала не только традиционную, но и современную культуру Кореи. Утром репетиции в театре — изучение традиционных танцев и обучение игры на всевозможных корейских барабанах. Вечером походы на всевозможные концерты корейской культуры и известных европейских исполнителей. Впечатления неописуемые! Спать ложилась уставшая, но счастливая. Я буквально наполнялась культурой в физическом и духовном смысле. Отношение артистов было очень доброжелательное. Все старались помочь и поддерживать морально. Эта стажировка была спонсирована «Фондом помощи зарубежным корейцам.» Поэтому со мной вместе стажировались корейцы из Китая, Казахстана и в дальнейшем, как я знаю, — из России и других стран. В тот период я ощущала необыкновенное чувство единения со своими историческими корнями. Несмотря на то, что Корея для меня оставалась чужой по ментальности, окружающей среде и т. д., я чувствовала в глубине души какую-то сопричастность и единение со всем корейским. Это происходило где-то на глубине подсознания. Моё представление о танце и музыке было переформировано. Я поняла, что корейская традиционная культура танца и музыки — это прежде всего философия мировоззрения и отношения к жизни на уровне подсознательного. Это как дыхание и мысль, как полёт и красота. Это не просто динамика движения и ощущение радости или каких-то конкретных человеческих чувств. Это нечто большее, более глубокое. Это единение с мирозданием, способ проникновения в его систему существования. Поэтому характер и манера исполнения танца очень сложная, неуловимая. Если не прочувствуешь всего вышесказанного, — не сможешь исполнить профессионально традиционный корейский танец. Именно поэтому в Корее ценятся танцовщики более старшего возраста, которые имеют не только длительную физическую подготовку, но достигли глубокого понимания жизни, духовной высоты личности.

14925397_1147284712014788_1285950608590034499_n

В 1998г. после стажировки, вернувшись в Узбекистан, я узнала, что решением Министерства культуры Узбекистан все ансамбли малых национальностей были выведены из государственной структуры. Ансамбль «Чен-Чун» был расформирован и только артистов балета оставляли на государственные дотации при УзГосКонцерте. Но артисты балета решили поддержать всех остальных участников ансамбля и вместе с музыкантами и вокалистами вышли из гос.структуры. Так мы оказались без оплаты и трудового стажа. Это был очень тяжёлый период для балета, потому что мы не имели заработка и будущего. Мне пришлось вложить собственные огромные деньги, чтобы поддержать балет. В то время, как музыканты и вокалисты зарабатывали в ресторанах, балет работал практически на энтузиазме. Я предложила нашему руководителю Тин Петру обратиться в посольство Республики Корея за помощью, но он отказался и я самостоятельно пообщалась с послом Че Ён Ха, который внимательно выслушал меня и с удовольствием помог балету ансамбля «Чен-Чун». Балету было выделено небольшое ежемесячное пособие. И мы, вдохновлённые этим, с утра до вечера работали над новой танцевальной программой. Я поставила не только традиционные танцы (с веерами, с барабанами чанго, танец на барабанах»сампук», сальпури, халянму ,с бубнами, 500 лет и мн др.), но и танцы в стиле «модерн»(возвращение, женщина, танец с крутящими мечами и т.п.), которые тронули сердца наших зрителей своей поэтичностью и философским смыслом. Параллельно вела детскую Студию «Тиндалле», которая стала продолжением моего детского танцевального ансамбля. Ученицы этой студии танцуют сейчас уже в ансамбле «Корё».

Мне часто говорят, что восхищаются пластикой и профессионализмом моих танцовщиц. Не буду отрицать, потому что знаю, что за этим стоит длительный период тренировок и усердие моих учениц. В период становления ансамбля «Корё» мы буквально жили в репетиционном зале. Даже варили обеды, чтобы не терять время и экономить деньги. Практически я создала совершенно новый танцевальный ансамбль на основе танцевальной группы «Чен-Чуна «. Так как я кардинально поменяла направление в сторону традиционного национального танца, то было принято изменить и название ансамбля, чтобы подчеркнуть творческую направленность. Было принято решение назвать ансамбль традиционного корейского танца -«Корё». Это одно из древних названий государства Корея. Так началась творческая биография танцевального ансамбля «Корё» во главе с художественным руководителем и балетмейстером Маргаритой Хан. Могу смело сказать, что «Корё» — моё детище.

Основным направлением творчества было возрождение, культивирование и популяризация традиционного корейского искусства. Это было очень счастливое время. Нас ценили и уважали. Посол Че Ён Ха приглашал ансамбль » Корё «в свою резиденцию на обед — относился как к своим детям. Мы никогда не забудем его внимания и заботы. Благодаря его поддержке мы смогли выйти на более высокий уровень. И сейчас, когда посол Че Ён Ха приезжает в Узбекистан, мы встречаем его как родного и благодарим за оказанную помощь.
Когда я начинала возрождать корейский традиционный танец в Узбекистане, среди нашего корейского населения не было вообще какого-то понимания о традиционно корейском танцевальном искусстве. Понимала, что, перенеся его на нашу обрусевшую аудиторию в реалистичном формате, я не смогу заинтересовать зрителей. Во-первых, наши артисты не смогут так профессионально передать характер и манеру исполнения. Это очень сложно и требует много времени для приобретения этих качеств. Во-вторых, танцы длинные (15-20 мин) и основаны не на динамике движения, а на состоянии души, на глубоком философском подходе к движению тела. Философия конфуцианства. Все движения должны вытекать одно из другого и не должны обрываться — сдержанность и мягкость в исполнении. Танец должен был поставлен тоже с учетом основных принципов конфуцианства — обязательно присутствие круга (символ взаимодействия противоположностей и бесконечности). Я решила немного изменить некоторые условности. Сократила время танца до 4 минут и постаралась вложить в них максимально основные движения и суть танца — получалось ненавязчиво и ярко. В этом помогло мне и то, что я имела музыкальное образование, которое позволило мне состыковывать подходящую по направлению, музыкальному ладу и счету музыку из разных произведений. Теперь и в самой Южной Корее такой же подход. Мне приятно, что я нашла в своё время правильное решение. На протяжении 18-летнего существования, ансамбль «Корё» достойно представлял свою национальную культуру в Республике Узбекистан на всех правительственных мероприятиях, праздниках, всевозможных фестивалях и концертах. Это право мы заслужили после тщательного отбора Министерства культуры для участия на приёме в честь президента Республики Корея во время первого визита в страну.

14907042_1147284922014767_2277722411097778226_n

Самые значимые события коллектива — сольные концерты. Их было 4, но организация этих концертов отнимала много сил и времени, потому что практически всё, начиная от обучения танцовщиц, постановки танцев и, заканчивая режиссёрской работой всего концерта, пошивом и дизайном костюмов, и всевозможными административными проблемами, занималась практически я одна. Огромное спасибо всем людям, помогавшим мне в этой работе. Родителям, которые полностью взяли на себя функцию няни моему тогда ещё маленькому сыну; мужу, который терпеливо помогал мне во всех административных хлопотах по организации концертов; видеооператорам, ведущим; тем, кто помогал в озвучивании концертов и, конечно же АККЦ Узбекистана, распространявших билеты; посольству Республики Корея, оказавшего всяческое содействие в проведении концертов. Сами концерты были тематическими и поэтому требовали длительного периода подготовки. Я сама исполняла сольные танцы и работала как режиссёр концерта. Примечательно, что у меня два сольных танца — один северокорейский «Золотой колос», который ставился для меня и был отмечен на международном фестивале в Пхеньяне, как самый нежный и одухотворенный танец. Второй — «Сальпури», за который я получила серебряное место на международном фестивале в Сеуле. Танец был отмечен глубоким духовным проникновением. Как сказал председатель жюри: «я плакал…» Думаю, что несмотря на разные принципы исполнения, манеры, характера и стиля, оба танца несли в себе глубокие чувства любви к своим истокам, поэтому очень нравились зрителям.

Я сама удивляюсь: откуда во мне было столько сил — делать работу целого театра?! Наверное, это и есть призвание, то, о чем мы и не подозреваем и то, к чему нас подводит Бог…

14908413_1147284835348109_3064038546278682226_n

В 2004 г. был концерт, посвящённый 8 Марта, в здании Русского Драмтеатра. Посвятила его маме. Самым особенным концертом был концерт 2006 г. Это было театрализованное представление. Предшествовало ему одно событие. Где-то в конце 1990-х гг. мы принимали участие в международном фестивале «Шарк Тароналари «в г. Самарканде. Это был очень интересный период в истории ансамбля. На этом фестивале посол Республики Корея Че Ён Ха лично прошёл к нам за минареты и каждому пожал руку после представления. Он был очень растроган, когда увидел наше выступление. Мы выходили клином под корейскую народную песню — «500 лет» и в какой-то момент раскрыли руки, а на груди был вышит символ бесконечности, как на флаге Республики Корея. Вся трибуна, где сидели представители Южной Кореи, встала и аплодировала до конца нашего танца. Это было незабываемое выступление. Потом мы смеялись, когда посол поблагодарив нас, спросил: почему знак бесконечности вверх тормашками? Мы всю ночь вышивали и не знали, что красный цвет должен быть сверху синего — такой получился курьезный момент.
Однажды, когда мы сидели в фойе гостиницы и ожидали очередного выезда на репетицию, к нам подошёл старенький японец и поинтересовался- не корейцы ли мы. Получив утвердительный ответ, он стал очень усердно извиняться за жестокое отношение японцев к корейцам во времена японской аннексии. К своему стыду, я понятия не имела про этот исторический период Кореи. В школе и институте не проходили, сами не интересовались историей Кореи. Меня поразило то, с каким искренним раскаянием извинялся японец. Это и возбудило мой интерес к тем трагическим годам в истории Кореи. Читая об этом периоде, я плакала и восхищалась. События тех времён до глубины души тронули меня. С тех пор я мечтала о представлении, посвящённом героям той эпохи, чтобы рассказать о подвиге корейского народа и воздать дань уважения людям, отдавшим свою жизнь за свободу и независимость моей исторической Родины. Специально для этого концерта писал стихи наш поэт Ли Вячеслав, многие часы я выписывала исторические справки про самые значимые события тех лет, которые в дальнейшем легли в основную фабулу спектакля и озвучены ведущим Ким Эриком. Нашла видеоматериалы о Корее, которые были продемонстрированы в концерте. Особая благодарность звуко- и видеорежиссеру Ли Людмиле, режиссеру программы Чин-сен на УзТВ Пак Рите за видеосъёмку нашего концерта. Концерт начинался с прекрасного танца с веерами перед королевой Мин, которую убили японцы прямо во дворце. С этого момента началась активная партизанская война, потом почтили память павших героев минутой памяти, перечислив имена героев и закончился концерт победным ликованием. Весь концерт был срежиссирован, как танцевально-певческое представление с элементами драматургии. После этого концерта я долгое время не проводила подобные представления. Были стажировки, конференции, ещё один сольный концерт в 2014 г. и другие события. Совсем недавно по приглашению посольства Республики Корея для проведения дней культуры Кореи мы выступили совместно с группой «By Boy» в Самарканде и Бухаре.

Единственное, что было важным для меня — это признания зрителей, которые приходили за кулисы и благодарили. Особенно приятно было услышать от одного мужчины признание, которое я хорошо запомнила:» посмотрев ваш концерт, впервые в жизни я задумался о том, для чего живу?» И это неспроста — в концерте были не только традиционные танцы, но и философские, поднимающие некоторые философские вопросы бытия. К примеру, такие танцы как «Возвращение» и «Женщина». В этих танцах я попыталась раскрыть предназначение жизни человека на земле.

Конечно, я понимаю, что мы не можем сравнивать себя по уровню профессионализма с профессионалами в Корее, но могу с уверенностью сказать, что по глубине отдачи своей души, мы заслужили хотя бы маленького признания. До сих пор просят исполнить танцы на семейных торжествах люди, которые хотя бы раз видели их. Мне очень приятно, что это нравится людям. К сожалению, корейская диаспора в Узбекистане резко уменьшилась. Все уезжают в Корею, Россию, Казахстан и другие страны. Но я надеюсь, что возрождённая традиционная корейская культура в Узбекистане уже никогда не исчезнет. Её подхватят молодые и талантливые творческие люди.

14915615_1147285042014755_4960053270231174039_n

Сейчас у меня учатся девушки не только нашей национальности. Есть русские, узбечки и другие. Поражает их влюблённость в нашу культуру. Моя мечта в глобальном смысле — мир без войны. А если по отношению к творчеству — всем коллективом ездить на стажировку в Корею, а не по одному-два человека, чтобы было эффективней и интереснее.

Сейчас наши корейцы активно переезжают в Корею и другие страны, стараются выучить языки. На изучение традиционной культуры не остаётся времени, но я уверена, что для полного ощущения счастья в жизни, необходимо почувствовать музыку и танец, ритмы барабанов своей культуры. Без этого душа не будет полноценно существовать в этом мире. Думаю открыть в школе, где много корейских детей кружок корейских танцев. Надо с детства прививать любовь к своей культуре. Без этого мы потеряем своё национальное ощущение и восприятие жизни.»

Желаем Маргарите Люрьевне крепкого здоровья, достижения новых творческих вершин и успехов во всё задуманном!

Фото — страница ансамбля «Корё» на Facebook

Андрей Шегай. ИСК «Корё», ноябрь 2016г.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

1 комментарий

  • Регина:

    Хан Маргарита очень талантливый и трудолюбивый руководитель. Я помню вечера когда она со мной отрабатывала танец 무당춤 (муданг чхум). В дальнейшем он стал моим любимым номером. Благодаря нашей Риточке я испытала много счастливых моментов. А как человек она очень добрая и отзывчивая женщина. Счастья ей огромного, удачи в продвижении культуры национальных традиций. А самое главное огромного здоровья.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>