Намхэ: остров грёз и умиротворения

На пристани (х.м. 70х60, 2008)

На пристани (х.м. 70х60)

Михаил Пак
писатель, художник (Москва)

Из Сеула автобус идёт до приморского городка Самчонпхо ровно четыре часа. Уже на подходе к нему из раскрытого окна повеет на тебя запахом моря, а затем твоему взору откроется замечательная картина — синяя морская гладь, ажурный красный мост, а за ним гряда гор, напоминающих горбы верблюдов. Это остров Намхэ.

Здесь курсирует автобус, которым чаще всего пользуются неспешные местные тётушки-аджумайки, направляющиеся на городской рынок и обратно. Путешественникам можно подстроиться под местные условия передвижения, а можно взять напрокат автомобиль. Посмотреть есть что. Это и буддийский храм на вершине горы Пориам, по преданию именно здесь поселился Тангун-харабоди — основатель Кореи; я, когда впервые поднялся сюда, очень удивился: как на такую труднодоступную высоту, которую впору одолеть лишь с альпинистским снаряжением, доставляли несколько столетий назад строительный материал для возведения храма, огромные брёвна и черепицу? Это и немецкая деревня Тогильмаыль, построенная репатриантами из Германии. Это и галерея Хеорым Есульчон, известная достопримечательность, знакомящая островитян не только с искусством корейских художников и скульпторов, но и авторов зарубежных; здесь в далёком 2009-м состоялась и моя выставка картин. Это и местечко Норян — последнее пристанище великого корейского полководца И Сунсина…

Набравшемуся впечатлений путешественнику, перед тем, как ему покинуть Намхэ, я бы посоветовал напоследок подняться в Самчонпхо на гору, чтобы оттуда он взглянул на панораму с мостом и островом и восхитился поистине сказочным пейзажем!

Но мне бы здесь хотелось рассказать о своей первой встрече с островом много лет назад, когда ещё моста в помине не было. Год 2002-й, только что прошёл чемпионат мира по футболу в Корее и Японии. Конец лета. Мой сеульский друг предложил мне пожить с недельку-другую в одном пустующем рыбацком домике на южном побережье, порисовать тамошние красоты. И назвал место — остров Намхэ. В экзотическом названии таилось много загадочного, что я тотчас согласился. И, не мешкая, засобирался. Бросил в рюкзак краски, кисти, рулон холста. Повесил на плечо этюдник.

Самчонпхо встретил меня изнурительной жарой. Город выглядел пустынным, по улицам спешили редкие прохожие. Только на переправе наблюдалось оживление, длинная вереница урчащих машин ползла в сторону причала, над которым кружили стаи крикливых чаек. Но несмотря на зной, я возрадовался открывшемуся предо мной простору: за бетонным молом перекатывались волны, несущие в себе неуёмную энергию и силу, а дальше, словно парили над морем синие горы — одна гряда переходила в другую, третью, четвертую… не счесть.

Паром шёл до ближайшего берега Намхэ около тридцати минут. Там я достал схему, нарисованную другом, сверяясь с ней, поднялся на холм и тотчас увидел за ним посёлок, который выглядел как игрушечный — приземистые дома, крытые черепицей, уступами сбегали к заливу. Отыскал я нужную хижину, которая на деле оказалась маленьким двухэтажным особнячком. Я облюбовал себе комнату наверху, самую светлую, с окнами на море.

Каждый день я отправлялся писать этюды — живописных уголков было предостаточно: узкие улочки, крыши домов, открытые дворики с рыболовной снастью, сетями, корзинами, поплавками и, конечно, залив — с добрым десятком шхун… Одни судёнышки уходили, другие заходили. Те, что уходили, держали путь к дальним голубым горам, навстречу удаче — и ещё долго слышалось урчание моторов.

Море притягивало своей скрытой мощью, ежеминутно меняясь в цвете — на рассвете в нём преобладали холодные тона, в полдень — буйствовали все краски, а к вечеру — они приглушались, отдавали мажорным настроением… Писал я и рыбаков, немногословных тружеников моря, с суровыми обветренными лицами.

Однажды я пошёл прогуляться на пристань и встретил там пожилого мужчину. Он пил кофе на открытой террасе чайной. Во всем его облике было что-то благородное. Я сидел за соседним столиком. Незнакомец поинтересовался у меня, как мне здесь работается и откуда я приехал. Я ответил, что места здесь очень живописные и что прибыл я из России. И тут неожиданно старик выдал на чисто русском: «Рад с вами познакомиться!» Оказалось, что мой собеседник — оперный певец, объездил весь мир, бывал и в России, вышел на пенсию и обосновался тут, купил домик, живёт со старухой-женой. Фамилия Нам. Имя, за давностью лет, я забыл.

Позже впечатления об Намхэ легли в основу моего рассказа «На острове», а прототипом главного героя стал благородный старик Нам.

«Остров к вечеру погружается в тишину и умиротворение. Это неуловимое состояние между семью и восемью часами. Васильково-ультрамариновый налёт сумерек на крышах хижин, на узких улочках, на площадке таверны, где редкие посетители сидят на белых стульях с ажурными спинками, пьют кофе или пиво. А впереди, на пристани покачиваются рыбацкие шхуны, синяя тяжёлая вода лениво плещет и лижет борта, там отражения от судов темно-зелёные и темно-оливковые, а дальше — открывается океан, затихший до поры до времени, и на волнах его перекатываются розовые блики. Это особое настроение природы уходило, исчезало до обидного скоро, прямо на глазах.

Художник написал здесь дюжину этюдов с рыбацкими лодками.

Однажды вечером он встретил у таверны пожилого мужчину, сидящего за столиком. Человек, одетый во всё белое — белая льняная сорочка с короткими рукавами, белые брюки, белые матерчатые туфли, на голове белая кепка — курил трубку и любовался бликами зари на море. Перед ним дымилась чашка кофе. Что-то было в облике старика и его движениях — как отпивал из чашки, как курил трубку — нечто утончённое, аристократическое. Продолговатое аскетическое лицо, тёмно-бронзовое от загара, глаза глубоко посаженные, покрытые дымкой прожитых лет, мудрые. Рот выразительный, большой. Нос крупный, с горбинкой — настоящий мефистофельский нос! Он был явно не рыбак. Живописный старик притягивал внимание. А вокруг стояла тишина, напоенная грустными красками уходящего вечера. Стая чаек кружила в бухте, над баркасами, их крики казались песней грёз и несбывшихся надежд… »

На острове Намхэ я впервые встретился с тайфуном. Эта встреча тоже описана в рассказе. «… Во дворе ветер нарастал. Над землёй что-то прошумело, словно огромная птица, маша крыльями, промчалось близко, у самого окна. По стеклу захлестал дождь. Электричество в доме погасло. Ураган обрушился на остров со всей своей дикой свирепостью, намереваясь сбросить его в океан.

Девушка плакала, прижавшись к художнику.

— Мы не утонем?.. Скажи, остров не утонет в море?

— Нет, не утонем, — сказал он. — И с островом ничего не случится. Успокойся.

— Я-то спокойна. Вот бы ещё тайфун успокоился…»

Нынче к острову Намхэ перекинут красивейший мост.

Я часто там бываю. Чтобы набраться новых сил и новых ярких впечатлений.

Октябрь 2015 г.

Источник: KOREANA № 4 2015

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.