«… Взгляните на карту мира. Этот полуостров, словно вставший на дыбы конь, вклинился между Японским и Желтым морями совершенно самостоятельной частью суши. И вблизи, в натуре, тоже сильно отличается от соседних территорий. Отличается крутыми, часто неприступными скалистыми горами, бурными, кристально чистыми ручьями, фигурными соснами, водопадами… А гостеприимный трудолюбивый народ – отличается среди всех народов своими гуманными традициями. Уважением к старшим, к предкам, к природе. Где существует правило подавать или принимать подаваемое не одной, небрежно, а обязательно почтительно двумя руками. Где хозяева, у которых все угощение состоит из вареного картофеля, соевого вегетарианского супа, миски просяной каши и квашеной с перцем капусты – кимчи, не приступят к еде, пока не усадят гостя. Часто впервые увиденного. Такого я не встречал ни в одной азиатской стране.

Валерий Янковский, из очерка «Моя Корея».

«На фронт я сбежал…»

Алексей Михайлович Сон. Кавалер ордена Славы, кандидат педагогических наук, мастер спорта СССР

Алексей Михайлович Сон. Кавалер ордена Славы, кандидат педагогических наук, мастер спорта СССР

Детдомовец Алексей Сон — наш корейский Ваня Солнцев, в ту войну он тоже был сыном полка

Как известно, корейцев в Великую Отечественную войну на фрот не брали. Не доверяли. Ещё бы, только что прошли злодейские репрессии и депортация народа. Но рождённые и воспитанные с высоким чувством защитников родины, корейцы всеми силами, правдами и неправдами стремились прорваться на фронт. Нередки были случаи, когда ради того меняли национальность, фамилию. Так Анатолий Ким ушёл воевать, став Садыковым. Сегодня в Узбекистане он известная личность. Другой назвался якутом. Армейская разведка, герой, вернулся домой — вся грудь в орденах. Открылся, думал — победителей не судят. Осудили, присудили…

Как журналисту мне приходилось слышать и другие невероятные истории.

Но вот чтобы корейчонок из Коканда стал сыном полка — совершенная фантастика! А самое удивительное — он жив и здоров, живёт в Москве, в Бескудникове! Далее »

Судьба моего отца

6e025be9-8abd-4c6b-a2b5-e39aaa0a957aЯ хочу рассказать о моем отце Ким Михаиле Васильевиче .

Ян Мен ( он же Ли — Канг ), Пак Федор Ильич , Ким Дон Кенг ( он же Ким Ми — Ну ), Нам Чору ( он же Нам Иру ), Ким ( он же Серебряков ) Валентин Иванович , Хон Александра Михайловна , Ким Михаил Васильевич — об­винялись во всех преступлениях по статьям 58-4, 58-11 Уголовного ко­декса Российской Федерации .

Из семи человек , проходивших по делу , мне знакомы только двое : мой отец Ким Михаил Васильевич и его двоюродный брат Ким — Сереб­ряков Валентин Иванович . Из материалов следственного дела видно , что первой скрипкой во фракционной борьбе был Ян Мен , член ЦК Компар­тии Кореи и секретарь корейского комсомола .

После основательного штудирования объемистых папок — протоко­лов допросов , очных ставок , заключений , постановлений , мне стало яс­но , что все они были людьми достойными и порядочными , отдавшими свои жизни освободительной борьбе корейского народа на Дальнем Вос­токе , они — наша история и хотелось бы , чтобы они не были забыты . Был и восьмой участник процесса , но в отличие от остальных он был полно­стью оправдан . Мне не хочется упоминать его имени . Бог ему судья .

Мой отец , Ким Михаил Васильевич , обвинялся в том , что в 1924-25 гг . входил в состав тройки людей , возглавлявших «анархо — синдикалистскую антипартийную контрреволюционую группировку» ( цитата из следствен­ного дела ). Следует отметить , что в 1924-25 гг . моему отцу было только 15 лет , и судили его за мнимые события десятилетней давности . Аресто­ван он был в 1936 году . Им приписывали нелегальные связи с антипар­тийными группами в Маньчжурии и Корее , организацию нелегальных яче­ек , курсов по подготовке кадров для фракционной деятельности как в СССР , так и за границей , участие во фракционной группировке «Эм — Эль — Дан» , имевшей связи с японской полицией , якобы они ставили задачи захвата руководящих органов в советских и партийных органах на Дальнем Востоке и т . д . и т . п . Все это несусветная чушь , впоследствии всем им были вынесены оправдательные приговоры , но это было уже че­рез двадцать лет , в 1956 году . Далее »

В. В. Цой. Предисловие к четвертой книге «Корейцы — жертвы политических репрессий в СССР, 1934 — 1938 гг.

Земля

И на ней человек .

И сколько с войной несчастных

Уродов теперь и калек !

И сколько зарыто в ямах !

И сколько зароют еще !

С . Есенин «Анна Снегина»

419063a4-99e2-462a-9dc9-051d3eb0f3b8

Цой В. В.

 Иногда я думаю вслед за Есениным — какой прекрасной стала бы земля если бы люди не убивали друг друга ! Только за 140- летнюю исто­рию проживания корейцев в России страна перенесла шесть воин ( по другим подсчетам — девять ), две ( четыре ?) революции , террор , репрес сии депортации , восстания , мятежи , «ввод ограниченного контин a та» .’.. И если на сопках Маньчжурии в Русско — японскую войну полегли ты­сячи то уже во Вторую мировую войну — десятки миллионов …

Господи ! Во имя чего ? За какие человеческие ценности ? «За веру , ца­ря и отечество ! » , «За власть Советов ! » , «правый оппортунизм» , «левый уклонизм» «анархо — синдикалистская контрреволюционная группиров­ка» , «враг народа» , «Дойчланд , Дойчланл , юбер аллее ! » , «За Родину ! » , «За Сталина ! » , «Вперед к победе коммунизма ! » …

Ни одно зверье , ни одно стихийное бедствие не в состоянии срав­ниться в жестокости с гомо сапиенс !

Какой бы стала Россия , если бы не были убиты Столыпин , Бухарин , Тухачевский , Николай Вавилов , наши Чхве Джехён , Хан Менше , Михаил Ким Цой Шенхак , Ким Афанасий … Убивали цвет нации . Если в ходе ре­прессий вначале устранялись политические противники , то потом просто составлялись расстрельные списки , выполнялся определенный процент по району , области .

Корейцы несли потери по всем статьям . Если вспомнить , царская власть не очень — то способствовала первым поселенцам , мужественно осваивавшим дебри уссурийского края , но и не мешала становлению , то Советы усмотрели «желтую опасность» . Корейцы в Приморье тогда представляли определенную военную и экономическую силу , с которой не считаться было нельзя …

Известно , что после аннексии Кореи Японией в 1910 году эпицентр национально — освободительного движения перемещается в российское Приморье . Сюда приходят корейские военные лидеры Ли Бомьюн , Хон Бомдо и другие , здесь формируются антияпонские партизанские отряды . Придя к власти , Советы в первые же дни выпустили «Обращение к корей­ским трудящимся (26.08.1919 г .): Советское правительство обращается ко всем корейским революционерам ! которые борются против угнетате­лей — японцев , со следующими словами : «Корейский народ уже 15 лет бо­рется с японскими разбойниками , которые отняли его землю , лишили его независимости , казнили и рассадили по тюрьмам лучших его сынов … Ко­рейский народ должен войти в сношение с рабоче — крестьянским прави­тельством в России , соединенными усилиями прогнать японцев из Вла­дивостока и страны Утреннего спокойствия» . Далее »

Чхве Джехён и культура первых корейских переселенцев

Старший научный сотрудник
института востоковедения РАН,
кандидат исторических наук Светлана Георгиевна Нам

Чхве Джэхён (Цой Пётр Семёнович)

Чхве Джэхён (Цой Пётр Семёнович)

Общеизвестно, что причиной перехода корейско-россий­ской границы и заселения корейцами земель российского Приморья в 60-х годах XIX века являлись бедность и го­лод корейцев у себя на родине. Но не менее важной при­чиной этого переселения была их огромная потребность в духовном обновлении, которая назревала в корейском об­ществе уже давно. Эти обе причины взаимосвязаны.

Действительно, нищета, в которой пребывала страна в тот период, не нуждалась в изучении: она бросалась в глаза каждому путешественнику, впервые побывавшему в Корее. Так, русский путешественник, инженер и писатель Н.Г. Гарин-Михайловский, посетивший Корею с целью изучения верховья реки Туманган в сентябре-октябре 1898 года, прощаясь с Кореей на китайском берегу р. Амнокан, назвал ее «темной, нищей, холодной и голодной»/1/.

Причину бедности своей страны сами корейцы видели в консервативности господствующей конфуцианской идеоло­гии и устарелости правящей королевской системы. В откры­той форме это недовольство выразилось в реформаторском движении «Кэхваундон» во главе с главным реформатором Ким Ок Кюном, которое, как известно, потерпело пораже­ние. Хотя оно открыто не высказывалось против конфуци­анства и королевской власти, все задачи, которые преследо­вали реформаторы — отказ от изоляции страны; расшире­ние международных связей с развитыми странами; разви­тие промышленности, торговли, военного дела, финансовой системы; отправка за границу на учебу способной молоде­жи без различия их сословной принадлежности; развитие реальных, точных наук; обучение детей в школах техничес­ким знаниям, иностранным языкам и многое другое, что не входит в задачу данного сообщения, — по своей сути носили антиконфуцианский характер, имели ярко выраженную ан­тиконфуцианскую направленность/2/.

Мысль и убеждение в необходимости переустройства по­литической системы, смены веры, идеологии, системы ду­ховных ценностей проникли глубоко в сознание простых граждан, рядовых корейцев. Об этом свидетельствует все тот же Н.Г. Гарин-Михайловский, который писал в своих дневниковых записях в форме вопросов и ответов следу­ющее: «Кореец что-то говорит… Он говорит, что тепереш­няя династия царствует лишнее, оттого все так плохо по­шло в Корее… Он считает, что корейцам иначе надо жить: бросить старое платье, волосы, веру старую бросить…

— А много корейцев так думает?

— Здесь, говорит, много. Да, и я (говорит переводчик — С.Г. Нам) сам знаю, что много, им только неловко самим так говорить…/3/.

Если представители высших слоев общества, интелли­генции из «Кэхваундон» были людьми прояпонской или про­американской ориентации, ибо эти страны в 70-80-х годах XIX века были преуспевающими в экономическом разви­тии, то простой люд, простые крестьяне приграничной с могущественной и благополучной Россией (до русско-япон­ской войны 1904 — 1905 гг.) полосы северных провинций Кореи, можно сказать, были людьми пророссийской ориен­тации. Потому, когда в начале 60-х годов XIX века они оказались на российской территории Приморья, то внут­ренне они были готовы к массовому принятию христиан­ства, православной веры. Тем более, что в самой Корее адеп­ты христианства подвергались жесточайшим гонениям. Далее »

И. Латышев. Как Япония похитила российское золото

Москва ∙ 1996 год


ПРЕДИСЛОВИЕ

Игорь Латышев

Игорь Латышев

В данной публикации речь идет о российском золоте, похищенном Японией в ходе японской интервенции в Сибири и на российском Дальнем Востоке в 1918-1925 годах.

Мало кто из нынешнего поколения наших соотечественников знает о том, что золото, попавшее в руки японских интервентов, представляло собой значительную часть золотого запаса царской России. Не представляют себе современники и колоссальных масштабов этого похищения. Ведь из России в Японию были увезены не килограммы, и не десятки и сотни килограммов, а тонны золота! К сожалению об этом “ограблении века” в нашей литературе нет специальных книжных публикаций.

Правда, в последнее время в российских газетах и журналах появились весьма интересные статьи на эту тему. Но в этих статьях не содержится обобщенных сведений о том, как попало “царское” золото в Сибирь и на русский Дальний Восток — в зону японской оккупации, как охотились интервенты: военные разведчики и армейские генералы японской императорской армии за этой добычей, какими неправедными путями и незаконными средствами удалось им овладеть значительной частью золотого фонда России и тайно переправить его в Японию, на какие темные махинации шли тогда же японские банки, чтобы присвоить себе попавшее в их хранилища российское золото.

Данная публикация представляет собой первую попытку обобщения тех сведений по поднятому вопросу, которые имеются в отечественной и японской литературе. Опираясь на факты, приведенные в статьях на русском языке, а также на сведения, содержащиеся в японской прессе и в работах японских историков, автор предлагаемой публикации попытался воспроизвести в хронологическом порядке картину того бесцеремонного разграбления российского золотого запаса, которое учинили японские интервенты в период своего хозяйничания в Восточной Сибири, Забайкалье, Приамурье и Приморье. Далее »

Пан Бен Рюль. Цой Петр Семенович – Выдающийся деятель корейцев России

 fc3d5d7f-1995-415b-a57d-e93fa6556e7bПереселение в Россию

Цой Петр Семенович родился 15 августа 1860 г. в г. Кёнвон, провинции Северный Хамгён в семье бедного крестьянина-арендатора, где он был вторым сыном. Его отец Цой Хын-бек, обладал оптимистическим и свободолюбивым характером, а мать, бывшая гейшей — умом и красотой. Осенью 1869 г. Цой Хын- бек, взяв с собой сыновей и оставив их мать в Корее, перешел через Хунчун в Россию. Обосновался он в деревне корейских переселенцев Тизинхе. Деревня Тизинхе стала первой корейской деревней на территории российского Дальнего Востока, после того как зимой 1863 г. 13 корейцев (Цой Ун-бо, Янг Ын-бом и другие) пересекли границу Хамгендо. 1869 г. стал для Кореи годом сильного неурожая, и множество людей погибло от голода в близлежащих к реке Туманган поселках. Это стало причиной того, что с июня по декабрь 1869 г. около 6.5 тысяч крестьян из Хамгендо перешли через Туманган в Россию.

В 1871 г., через 2 года после переезда, будучи мальчишкой, Петр убегает из дома. Причиной явились притеснения и издевательства со стороны жены его старшего брата Алексея. Двое друзей, которые бежали вместе с Петром, впоследствии испугавшись, вернулись домой, а наш герой, оставшийся один продолжал идти пока не потерял сознание. Измученного и выбившегося из сил от голода Петра спасли члены экипажа русского торгового судна. Капитан судна и его супруга выходили мальчика и разрешили ему остаться на судне для выполнения разного рода поручений. Они стали его крестными родителями, окрестив по православному обряду. Русское имя ему было дано Петр Семенович, в честь капитана. С тех пор во всех русских исторических материалах он значится как Цой Петр Семенович.

Побег из дома неожиданно обернулся большой удачей. Супруга капитана учила молодого Петра русскому языку, литературе и знаниям в других областях. То, что Петр, никогда не ходивший в школу, получил широкое образование, всецело является заслугой этой женщины. Дважды Петр проделывал путь от Владивостока до Петрограда, в течение которого у него была возможность узнать цивилизации других стран, что стало для него бесценным опытом. Кроме того, тяжелая работа в качестве юнги помогла Петру выработать волю и терпение. Шесть лет, которые Петр провел на корабле, стали для него настоящей школой жизни. В 1878 г. по прибытию судна во Владивосток, капитан определил Петра в компанию своего друга. Таким образом, юноша окунулся в новый мир — мир торговли, отличающегося от того, что был на корабле. Далее »

Корейская философия позднего Чосона в XVII — первой половине XIX вв.

Хан В. С.

Хан В. С.

В. С. Хан
кандидат философских наук
ведущий научный сотрудник Института истории АН Узбекистана

Если в эпохи ранних феодальных государств (период троецарствия, объединенного Силла и Корё) государственной религией и идеологией был буддизм, сменившийся в приходом к власти династии Ли неоконфуцианством чжусианского толка (ранний Чосон XIV-XVI вв.), то последующую эпоху (поздний Чосон XVII — первой половины XIX вв.) можно обозначить как период становления и развития оппозиционных ортодоксальному чжусианству школ.

Появление идеологической оппозиции чжусианству было не случайным. Имчжинская война с японцами (1592-1598) и вторжения маньчжур в 1627 и в 1636-1637 гг. поставили Корею на край катастрофы. Пришли в упадок экономика, ремесла, наука. Площадь обрабатываемых земель сократилось на две трети. Ослабление централизованной власти стало приводить к самовольному захвату земель. Чтобы пополнить казну, правительство стало продавать дворянское звание и чины представителям низших сословий. Известны случаи допуска до экзаменов на государственные должности крепостных. Кроме того, их стали брать на военную службу. Тем самым размывались основы конфуцианской сословной структуры общества.

Послевоенное оживление экономики привело к развитию частного ремесла и товарно-денежных отношений. Увеличилась площадь обрабатываемых земель, что привело к строительству оросительных сооружений. Появилась и укреплялась купеческая прослойка. В торговый оборот втягивается все больше земель. Возрастает применение наемного труда, оплачиваемого деньгами. Развивается ремесленное производство. Через Китай, через христианских миссии, а также от потерпевших кораблекрушение моряков-европейцев в Корею стали просачиваться достижения европейских знаний. Развитие товарно-денежных отношений сопровождалось разорением крестьянства, мелких ремесленников и торговцев, что привело к их массовой миграции в города и за границу в Маньчжурию. С XVIII века страну начинают сотрясать крестьянские восстания. Далее »

Мифологические и религиозно-философские представления в эпоху древности и раннефеодальной государственности на Корейском полуострове

Хан В. С.

Хан В. С.

Хан Валерий Сергеевич
канд. филос. наук, ВНС Института истории, доцент кафедры философии и методологии науки АН Узбекистана

Древнекорейская мифология и ранние формы религии

Многие особенности философских учений, получивших распространение в Корее, уходят своими корнями в древние эпохи. Религиозно-мифологические представления древних корейцев сохранились на корейском полуострове вплоть до новейшего времени, наложив отпечаток на философию и жизненное мировоззрение корейцев на всём протяжении истории страны.

Ярко выраженными формами древнекорейского мифологического мировоззрения являются тотемизм, анимизм, шаманизм, культ предков и неба.

Следы тотемизма — веры в таинственное родство с тотемом родовой группы (животным, растением или иным предметом) — обнаруживаются в различных мифах и поверьях и обрядах корейцев, а также в их изобразительном искусстве.

Одним из таких древних и популярных в Корее мифов является легенда о Тангуне — мифологическом родоначальнике корейцев и корейского государства. Согласно этой легенде, сын верховного небесного владыки принц Хванун сошёл вместе с тремя тысячами слуг на гору Тхэбоксан и построил там «Обитель Бога». Он был хорошим правителем и обучил людей 360 полезным занятиям и знаниям, в том числе земледелию, медицине, плотницкому мастерству, ткачеству и рыбной ловле.

В ту пору на горе жили медведь и тигр, которые очень хотели превратиться в людей. Хванун сказал им, что если они проведут в тёмной пещере сто дней, питаясь только чесноком и полынью, их желание исполнится. Медведь выдержал этот обет и превратился в прекрасную женщину, а тигру не хватило стойкости. Женщина-медведь вышла замуж за Хвануна и родила ему сына по имени Тангун, который в 2333 г. до нашей эры основал в Пхеньяне королевство Чосон или Древний Чосон. Корея. Цифры и факты. Сеул, 1993. С. 16. Далее »