«… Взгляните на карту мира. Этот полуостров, словно вставший на дыбы конь, вклинился между Японским и Желтым морями совершенно самостоятельной частью суши. И вблизи, в натуре, тоже сильно отличается от соседних территорий. Отличается крутыми, часто неприступными скалистыми горами, бурными, кристально чистыми ручьями, фигурными соснами, водопадами… А гостеприимный трудолюбивый народ – отличается среди всех народов своими гуманными традициями. Уважением к старшим, к предкам, к природе. Где существует правило подавать или принимать подаваемое не одной, небрежно, а обязательно почтительно двумя руками. Где хозяева, у которых все угощение состоит из вареного картофеля, соевого вегетарианского супа, миски просяной каши и квашеной с перцем капусты – кимчи, не приступят к еде, пока не усадят гостя. Часто впервые увиденного. Такого я не встречал ни в одной азиатской стране.

Валерий Янковский, из очерка «Моя Корея».

Александр Кан. Н Е В И Д И М Ы Й О С Т Р О В. Корейская диаспора СНГ XXI-го века: опыт художественного преодоления маргинального сознания

Александр Кан

Александр Кан

Александр Кан

Н Е В И Д И М Ы Й  О С Т Р О В

Корейская диаспора СНГ XXI-го века: опыт художественного преодоления маргинального сознания

П о с в я щ а е т с я
п а м я т и
м о е г о
о т ц а

Вступление

Данное размышление рассматривает тему более чем векового существования корейской диаспоры в России, СССР, СНГ с различных, но в главном, с экзистенциальной точки зрения — в этом ракурсе собственно и ставится проблема — и состоит из трех частей[1], соответствующих трем временным измерениям.

Первая часть. Настоящее. Настоящее российских (советских) корейцев в историческом, социо-политическом и культурном контексте.

Вторая часть. Прошлое. Экзистенциальное прошлое человека диаспоры. Память как пустота. Память как ожог. Литература современных корейских авторов — как совокупность форм выражения мнемонической природы человеческого существования. Литература как революционная и успешная попытка доказательства и оправдания существования диаспоры. Память перестает быть памятью, становясь прошлым, настоящим и будущим. Память становится истинным содержанием человеческого Духа.

Третья часть. Будущее. Из экзистенциального прошлого к будущему, а точнее к будущности человеческого Духа. Духа уже вне каких-либо рамок — национальных, временных, географических, исторических. История Духа как переход из прошлого в будущее, где история рассматривается как частный рассказ, как литературное произведение, собственно как часть национальной истории. И, наконец, история как миф. Соответственно в данной части размышления осуществляется попытка выстроить будущность человеческого Духа через миф. Новый миф нового времени о новом человеке, которого прежде не существовало никогда.

С другой стороны, каждую из трех частей данного исследования буквально и символически можно соотнести с определенным местоимением. Соответственно: «ОНИ», «МЫ» и «Я». Далее »

Владимир КИМ (Ёнг Тхек). Ушедшие вдаль

Ким В. Н. (Ёнг Тхек). Фото Марка Ли

Ким В. Н. (Ёнг Тхек). Фото Марка Ли. 2010 г.

Сыну Павлику,

родившемуся

в год перестройки

 

 

Сын мой!

Эту книгу я посвящаю тебе.

В ней я пытаюсь рассказать о своей жизни, взглядах, показать, как они формировались и менялись под влиянием среды, предостеречь от ошибок. Каждому поколению нужен опыт старших, хотя каждое поколение мало прислушивается к советам. Но мы, волею судьбы оказавшиеся вдали от родины предков, воспитанные на языке и культуре другой страны, должны быть более предусмотрительными. Я имею в виду не опасность физического насилия. Это не самое страшное. Куда страшнее согнуться и раствориться духовно. Как говорят японцы — »потерять свое лицо».

Наверное, у каждого поколения есть свой водораздел. Для моих родителей таким водоразделом несомненно был 37-й год, когда всех корейцев насильно переселили с Дальнего Востока в Среднюю Азию. Представляешь, они воевали за Советскую власть, с энтузиазмом строили новую жизнь, а их огульно обвинили в неблагонадежности, как скот погрузили в «товарняк» и повезли на другой край страны.

Для меня и моего поколения водоразделом явился развал и конец этой самой Советской власти, утрата идеалов и иллюзий, решение мучительного вопроса — остаться на узбекской земле, где родился и рос, или уехать в Россию, чей язык и культура стали моим духовным «я». Но знаю одно, независимо от того, что решу, выбор окажется сомнительным. Перевесит сумма обстоятельств, от которых мы так слабо защищены. Далее »

Анатолий Ким. Моё прошлое

Анатолий Ким

Анатолий Ким

ПОВЕСТЬ

Часть первая

Желтые холмы Казахстана

Мой дед Ким Ги-Ен происходил из рода крупного военного чина, начальника королевской стражи, который в XV веке после дворцового переворота вынужден был бежать и скрылся в глухой провинции на севере Кореи. Там и проросла наша тоненькая фамильная ветвь, которая впоследствии проникла в Россию, где я и увидел свет. Корни же моего старинного рода находятся в провинции Каннынг и уходят на большую историческую глубину, зачинаясь со времен образования государства Силла.

Появлению моего деда в России предшествовала миграция корейцев, начавшаяся в шестидесятых годах прошлого века. Уходили с севера Кореи безземельные крестьяне, переселяясь на малолюдную тогда окраину Российской империи в поисках свободного жизненного пространства.

Дед перебрался в Россию примерно в 1908 году, когда уже тысячи корейских семей поселились на землях российского Дальнего Востока и Приамурья.

Российские власти, заинтересованные в быстрейшей колонизации Дальнего Востока, вначале охотно давали русское гражданство корейским эмигрантам и наделяли их земельными участками. Но впоследствии, когда поток корейских переселенцев значительно увеличился, а из самой России на Дальний Восток было переселено достаточно русскихкрестьян, благоволение властей к корейским эмигрантам прекратилось.

Мой дед отправился в Россию один, оставив в Корее семью. Он был крестьянином, хотел иметь свою землю. Но на родине земли у него не было, а на чужбине ее не досталось — к тому времени, когда мой дед пришел в Россию, землю новоприбывшим корейцам выделять перестали. Дед нанялся работником к какому-то зажиточному земляку по фамилии Ко. Далее »

Сагитова И.О. Евангелизация корейского населения российского Дальнего Востока (1864-1917)

Православное вероучение стало первоначально распространяться среди корейцев, которые переселялись на дальневосточные земли России. Основной причиной корейской иммиграции на территорию Приморского края во второй половине 19 века стало тяжелое экономическое положение народа в тогдашней Корее, связанное с деспотизмом политического режима и аграрным перенаселением страны, усугубленное затем рядом стихийных бедствий. Особенно увеличилось переселение с 1869 года в связи с голодом в Корее. Так в 1869 году всего за 3-4 месяца на русских землях, прилегающих к Китаю и Корее, обосновалось до трех тысяч корейских семейств. Принимая в свое подданство корейцев, русское правительство стремилось к тому, чтобы содействовать принятию корейцами Православия.

Первые корейские поселения были основаны на берегах рек Тизинхе, Янчихе, на берегах Новгородской бухты, залива Петра Великого и на берегах залива Посьета. Вести миссионерскую деятельность Русская Православная Церковь начала в 60-х годах 19 века, когда Святитель Иннокентий Вениаминов крестил первых корейских иммигрантов, живущих вблизи Новгородской гавани, на территории Посьетского участка. В 70-х годах 19 века возникли первые корейские приходы, а в с. Корсаковка была построена первая Церковь. Одновременно создаются миссионерские станы, состоящие из нескольких сел с церквями, часовнями и школами. К концу 19 века в этих станах насчитывалось до 10 тысяч православных корейцев. Как свидетельствовал впоследствии архимандрит Амвросий (Гудко), в это время из Кореи в Россию ежегодно переходило до 300 корейских семейств, готовых принять русскую веру. Ему вторит в 1903 г. известный русский исследователь П.Ю. Шмидт: «Успешно идет распространение Православия среди корейцев, которые переселились из своей страны в нашу Приморскую область В южной части этой области было в 1899 году уже 33 корейских деревни с населением 14247 душ обоего пола. Каждая корейская деревня, не жалея средств старается устроить у себя русскую школу, и благодаря этому в 1900 году в Приморской области имелось в корейских деревнях 18 школ с 597 учащимися. При посредстве школ распространяется также и Православие, которое приняли также многие из взрослых корейцев. Надо думать, Православие будет распространяться отсюда и в северные соседние области Кореи…» Далее »

Литература к курсу корейской истории и культуры

Абрамова З.А. Палеолит Кореи// Палеолит Центральной и Восточной Азии. М., 1984.

Азиатский музей -институт востоковедения АН СССР. 1818- 1968. М., 1969.

Алкин С.В. Семантика золотых силласких корон (подвески когок как воплощение идеи рождения) // Major Issues inHistory of Korean Culture . М., 1997.

Анисимов А.Л., Пак Б.Д. «Корейский вопрос» и русская дипломатия в период разграничения на Тумангане и возникновение русско-корейских отношений // Взаимоотношения народов России, Сибири и стран Востока: история и современность. Доклады второй международной научно-практической конференции. Книга вторая. М. — Иркутск — Тэгу, 1997.

Аносов С. Корейцы в Южно-Уссурийском крае. Хабаровск, 1928.

Аносова Л.А., Матвеева Т.С. Южная Корея: Взгляд из России. М., 1994.

Арутюнов С.А., Васильев В.И., Джарылгасинова Р.Ш. Древние уральско-восточноазиатские этнографические параллели// ЭО. 1991, №2.

Археология Зарубежной Азии. М., 1986.

Асмолов К.В. История холодного оружия: Восток и Запад. Часть 1. М., 1993; Часть 2. М., 1994.

Асмолов К.В. Панорама корейских боевых искусств// Кэмпо. 1992, №3.

Асмолов К.В. Понгукком и другие// Боевое искусство планеты. 1992, №8.

Асмолов К.В. Система организации и ведения боевых действий корейского государства в VI — XVII вв. Эволюция воинской традиции: Автореф. Дис. … канд. ист. наук. М., 1995.

Аткнин В.Д. Корейский vs тунгусский I : тунгусология в Корее// Вестник Центра корейского языка и культуры. Вып.2. СПб, 1997.

Аткнин В.Д., Глинский Е.А. Вооружение корейского лучника // Сб. МАЭ. 1987. Т.41. Далее »

Сим Л. М. К вопросу о корейском менталитете: прошлое в настоящем

Сим Л. М. 2008 г.

Сим Л. М. 2008 г.

Своеобразие и сложность современной жизни народов Востока не могут быть поняты без изучения исторических корней и национальной специфики, что вызывает особый интерес исследователей

В данном случае, рассматривая, систему мировоззрения корейцев сложившуюся под прямым влиянием существовавших религиозно-философских систем Востока, необходимо отметить, что в Корее средних веков и нового времени конфуцианство было стержневым идеологическим учением, определявшим основные стороны жизни общества. Субстратом корейского менталитета были народные верования и шаманизм. Корея сегодня одна из стран наиболее приверженных конфуцианству и по-прежнему стремится «к правильному образу мыслей».

Но, в переломный период общество подвергает коренной переоценке традиционные нормы, следствием чего является огромное психологическое воздействие на людей, а нарушение привычного уклада жизни, заставляет в свою очередь, по-новому взглянуть на порядок вещей, а в условиях современного быстро меняющегося мира, усиливающихся миграционных потоков, культура любого народа подвержена изменениям.

Учитывая, что корейская диаспора в странах СНГ, проживает полтора столетия в инокультурной среде, можно отметить произошедшие изменения в их менталитете и психологическом складе, проявляющемся в их образе жизни, образе мышления, характере.

Но, следует учесть, что базовые ценности духовной национальной культуры, сохранявшиеся в глубинах памяти, естественно срабатывают в любом месте, где бы не находился его носитель. Этим объясняются многие поведенческие особенности корейцев, поселившихся на Дальневосточных окраинах Российской империи во второй половине ХIХ века. Далее »

Поездка в Корею подполковника Генерального штаба Альфтана в декабре 1895г. и январе 1896г.

Южные ворота Намдэмун в Сеуле

Южные ворота Намдэмун в Сеуле

Весь север Кореи, от нашей границы до Гензана, представляет собой чрезвычайно однообразную картину. Совершенно такой же вид представляет и южная часть Кореи, по отзывам исследователей ее. А потому смело можно отнести наше описание до всей страны.

Корея страна исключительно гористая. Высшая точка, откуда, надо полагать, именно и исходят все горные цепи, составляет местность у г. Капсана. Отсюда Корея сплошь заполняется горными цепями, которые тянутся в величайшем беспорядке во всевозможных направлениях, то пересекая друг друга, то идя параллельно.

Эти горные цепи отделяют от себя отроги, которые в свою очередь отделяют от себя увалы. Все эти возвышенности тянутся вблизи друг друга, образуя узкие долины шириною в среднем 1џ2 версты, и только долины, где текут более или менее значительные реки, ближе к устью таковых, достигают ширины в 3џ4 и более верст.

Средняя высота этих гор 200џ400 сажен. В северной части Кореи горы, за редкими исключениями, совершенно безлесны. Только кое-где на вершинах растут одинокие деревья, местами кустарник, и только в виде исключения можно увидеть средней вышины лес и то больше на неприступных вершинах скал. Вся эта растительность состоит исключительно из сосняка.

Сама форма возвышенностей весьма характерна и однообразна во всей Корее. Она отличается острыми контурами как строения самих вершин, так и хребтов вообще. Как типичный образчик такого строения гор у нас в Уссурийском крае можно указать на так называемые Черные горы в окрестностях уроч. Новокиевского. Далее »

Поездка в Корею летом 1889г. подполковника Генерального штаба Вебеля

korea_16

Уличный контраст

По договору, заключенному в Пекине в 1860 г., Россия приобрела на крайнем востоке нового соседа, Корею, с которым вступила в непосредственные дипломатические сношения лишь 24 года спустя. Первый договор с Корейским королевством, заключенный нами в г. Сеуле 25 июня 1884 г., представляет ту особенность, что он, будучи сколком с договоров, заключенных незадолго перед тем с Германией и Англией, не касается наших сухопутных сношений на границе. Между тем сношения эти вследствие эмиграции корейцев в наши пределы с одной стороны, и вследствие необходимости покупать корейский рогатый скот для войск Южно-Уссурийского края с другой, завязались в действительности гораздо раньше, еще с 1863 г. и в настоящее время, можно сказать, сношения эти по своему развитию далеко не соответствуют ничтожному протяжению самой границы (всего 15 верст).

Пробел в договоре 1884 г. был восполнен «Правилами сухопутной торговли», заключенными в Сеуле в августе прошлого, 1888 г., согласно которым, между прочим, впервые предоставлено нашим пограничным властям беспрепятственно путешествовать по всей Корее.

По причине весьма скудных и отрывочных сведений об этом соседнем государстве, проникнуть в которое со стороны нашей границы еще не удавалось, но из которого мы приобретаем предмет первостепенной важности, признавалось весьма полезным воспользоваться неотложно означенным правом свободы путешествия и тем фактически подтвердить выговоренное условие.

Летом текущего года главный начальник Приамурского края генерал-адъютант барон Корф командировал меня в Корею и Китай для совещаний с нашим поверенным в делах в Сеуле и нашим посланником в Пекине по некоторым текущим политическим и пограничным вопросам Приамурского края. Далее »