Почему сейчас в Корее нужно снова ставить Чехова: история «Уличной театральной труппы»

Театр 01

И Чханги, поэт, литературный критик

В Театральной деревне Мирян вместе живут и занимаются искусством люди, стремящиеся создать «самый корейский» и в то же время самый современный театр. Каждое лето «Уличная театральная труппа» проводит здесь фестиваль исполнительских искусств, чтобы подарить радость театралам и одновременно обратиться с посланием ко всем, кого интересует культура и искусство.

«Чехов в нашем исполнении — вульгарный, грубый, шумный. Но в этом месте, где нарушен баланс и сломано единство скучного реализма, в этом поруганном вишнёвом саду вы, напротив, почувствуете дыхание кипучей революции. Эта комедия и есть тот Чехов, каким мы его прочитали в Корее XXI века».

Труппа, отправляющаяся в дорогу

В сентябре 1999 года одна театральная труппа, которая своими представлениями давала надежду людям и тем самым подпитывалась надеждой сама, покинула свой дом в сеульском театральном квартале Тэхан-но и отправилась в дорогу. Если после этих слов в вашей голове сложился образ коллектива, члены которого пали духом из-за провала или внутренних дрязг, то вам придётся серьёзно подкорректировать своё представление. Эта труппа с 13-летним стажем привлекала зрителей в зал иногда своими непривычными, экспериментальными постановками, в которых театральное действо соединялось с шаманским камланием, а иногда — спектаклями с острым социальным посланием, благодаря чему стала одним из главных представителей корейского театра за рубежом. Это была весьма успешная труппа, которая всего за год до своего неожиданного отъезда, в 1998 году, получила награды в пяти номинациях, в том числе за «лучший спектакль», на Сеульском международном театральном фестивале благодаря своей постановке «Чувство, похожее на рай» («느낌, 극락 같은»).

Однако сопровождаемые громом аплодисментов и светом софитов члены труппы были чудовищно истощены, духовно и телесно. Они делали всё, что было в их силах, чтобы держаться на плаву в эпоху всеобщей коммерциализации и популяризации: в перерывах между спектаклями раздавали флаеры на улице, чтобы привлечь публику, или часами висели на телефоне, только чтобы выбить крошечную рекламную заметку в прессе. Но даже то, что их спектакли имели успех, не могло серьёзно изменить ситуацию. В жизни актёров по-прежнему не хватало стабильности, а «обитание в подвальном помещении, где люди спали, репетировали и давали спектакли» угрожало их здоровью.

В то время основатель труппы, И Юнтхэк, описывая в газетной колонке причины такого «исхода», использовал подчёркнуто литературное выражение: «Я навсегда останусь человеком XX века». Однако последовавшие слова, наверное, более точно отражали состояние членов его труппы: «Я покидаю Сеул, чтобы заниматься театром, будучи здоровым телом и душой». Труппа обрела новое место жительства на территории закрывшейся школы в расположенном в 350 км к югу от столицы Миряне, небольшом городке с населением чуть более ста тысяч человек. В «срочную эвакуацию» решительно отправилось более 60 членов «Уличной театральной труппы» («Корипхэ»), которая в этом году отмечает своё 30-летие.

Их называют по-разному: «партизаны от культуры», «культурные анархисты» и даже «идеалистическая театральная община» (так их недавно окрестил один японский учёный). Эти именования на первый взгляд кажутся непривычными, но, если разобраться, можно заметить, что они закономерны: в них отражается способ выживания, выбранный «Уличной театральной труппой». Эти люди предпочли жить коммуной. Они вместе живут, едят и спят, вместе ставят спектакли, а когда заставляет нужда или поступает приглашение, подобно бродячему театру, отправляются со своими представлениями в любые уголки страны.

Театр 02

«Сила слабых»

Очевидно, что эта труппа живёт по законам, отличным от законов большинства театральных коллективов, работающих в основном городах как центрах потребления культуры, но это не значит, что её способ существования является абсолютно новым. В Корее в поздний период Чосон с успехом гастролировали группы «намсантанпхэ», в Японии эту нишу занимали труппы театра кабуки. Ещё одной старинной моделью подобных коммун можно считать бродячие труппы комедиантов, странствовавших по Европе в период после Средневековья. Кроме того, во Франции на протяжении более 50 лет работает «Театр Солнца» (Théâtre du Soleil), живущий по принципам равного распределения доходов, совместного творчества и общего управления. Как образец необычной театральной коммуны привлекает внимание и театр «Хлеб и кукла» (Bread and Puppet) из американского штата Вермонт, члены труппы которого вместе занимаются сельским хозяйством, разделяют выращенный хлеб, а из отходов производства делают кукол и ставят кукольные спектакли. На этих примерах мы видим, как «комедианты», движимые чувством отчаяния от невозможности конвертировать свой театральный инстинкт в ценность (подходящую для обмена), чтобы жить в рамках мейнстримового (капиталистического) общества, в конечном итоге вырабатывают свой собственный стиль жизни, наиболее подходящий к определённому социальному окружению в конкретный исторический период.

В результате этого выбора, отдалившись от основной части общества, они оказываются в подвешенном состоянии, балансируя на грани, не находясь ни внутри, ни снаружи. И даже формально уважая их добровольный выбор, мы почти никогда не находим особых причин, чтобы приглядеться к жизни этих неудачников, вытесненных из конкурентной борьбы. Однако антрополог Виктор Тёрнер (Victor Turner) заинтересовался «силой слабых», которой обладали маргиналы (он называет их «людьми communitas»), такие как шуты, бедняки, калеки, психически больные, шаманы, предсказатели. Он считал, что эти слабые с точки зрения социума люди благодаря «символической силе», которой они обладали (опасность, заразность, анархичность, анонимность и т.д.), максимизировали относительные ценности, отброшенные обществом (гомогенность, равенство, добродетель, совместное обладание и распределение), и таким образом осуществляли «переход» от существующей социальной структуры к её новой разновидности. По сути, это не многим отличается от ценностей, провозглашаемых «Уличной театральной труппой», а также колеи, в которой она движется на протяжении уже 30 лет.

Жизнь коммуны

Театр 05С созданием Театральной деревни Мирян, которая обзавелась жилыми помещениями, залом и другой инфраструктурой, многое изменилось. Прежде всего, здесь стали ежегодно проводить Мирянский летний фестиваль исполнительских искусств. Главная цель этого мероприятия состоит в предоставлении площадки для демонстрации различных исполнительских искусств корейским и зарубежным артистам, однако одновременно его организаторы стремятся предоставить возможность познакомиться с различными спектаклями людям, отчуждённым от культуры. Кроме того, проводимый в рамках фестиваля конкурс молодых режиссёров-постановщиков предназначен для того, чтобы поддержать экспериментальные работы, которые представляют собой скорее поиски самовыражения в процессе столкновения с действительностью, нежели добротно сделанные законченные произведения.

Кроме того, здесь создали систему подготовки будущих членов труппы — Исследовательский институт театра «Ури». Чтобы стать членом труппы, кандидат должен поступить в этот институт и после получения базового образования ознакомиться с рабочими процессами. Эта система карди-нально отличается от обычной схемы отбора актёров, когда член постановочной группы или планировщик отбирает пьесу для постановки, после чего отбирает актёров на прослушиваниях. Директор «Уличной театральной группы» г-жа Ким Сохи является выпускницей первого набора Института «Ури», при этом в упра-влении труппой, помимо неё, при-нимают участие, каждый в своей роли, ещё более 10 членов труппы, имеющие за плечами более 20 лет стажа.

В настоящее время в труппу входит больше 80 человек. В репертуаре около 5 спектаклей, которые играются 3-4 группами актёров. Как следствие, на одного человека приходится как минимум 4 роли, а в отдельных случаях — до 7-8 ролей. Проживание и питание бесплатно, уже десять лет членам труппы выплачивается зарплата, которая состоит из базовой суммы и бонусов (базовая сумма составляет от 500 тысяч до 2 млн. вон). Выплатой бонусов поощряются различные инициативы, при этом акцентируется внимание не на результате, а на ценности самой идеи, что отличает эту систему от принятой в обычных коммерческих структурах. Г-жа Ким Мисук, тоже входящая в состав управляющей команды, говорит, что, хотя не представляется возможным узнать, все ли члены труппы согласны с такими принципами оценки, до настоящего времени в труппе не случалось конфликтов на этой почве.

Совместное проживание привело со временем к появлению супружеских пар. Семейным членам труппы предоставляется отдельное жильё. Г-н И Сынхон, который пришёл в труппу в 26 лет (а сейчас ему уже за сорок) в феврале прошлого года женился на молодой коллеге и теперь наслаждается статусом молодожёна. По словам г-на И, он никогда не жалел о своём выборе и сейчас связывает будущее своей семьи с этой деревней. Технического директора Чо Ингона в прошлом году смерть разлучила с любимой женой и коллегой И Юнчжу, которая была подающим большие надежды режиссёром-постановщиком и актрисой. Теперь их 11-летнюю дочку с любовью и заботой растит вся труппа. На календаре, висящем на стене в офисе труппы, отмечена красным одна дата, что предсказывает появление ещё одной супружеской пары.

Театр 03

Место рождения театра абсурда по-корейски

Переезд в Мирян ещё больше укрепил характер коллектива как труппы, исповедующей собственную методологию театра. Обычный реквизит и костюмы стали изготавливать самостоятельно, наладив стабильную командную работу, в результате чего сократились расходы на производство спектаклей. В этом процессе члены труппы ещё лучше поняли, что они хотят бросать вызов рынку, а не подстраиваться под его настроения. В их работах стал ещё больше проявляться интерес к истории и пристрастие к отчуждённым людям, усилилась ритуальная составляющая, забило ключом творческое воображение, создавая динамичный, провокационный и абсурдистский театр. С конвейера мирянской «фабрики грёз», как из рога изобилия, посыпались такие спектакли, как «Деревенский сонби Чо Наммён» («시골선비 조남명»), рассказывающий о жизни учёного, который сопротивлялся политике «седо», «Размышления» («궁리»), посвящённый трагической судьбе учёного-аутсайдера Чан Ёнсиля, «Басня о Пэк Соке» («백석우화») о ставшем жертвой системы поэте Пэк Соке, фантазийная пьеса «Оригинальное завещание» («원전유서»), действие которой происходит на свалке, где сжигают мусор, «Бездельничающий мужчина» («방바닥 긁는 남자») и др. Зрители встречали каждую постановку с восторгом, а театральные круги неизменно осыпали призами и наградами, реагируя на стремительный темп, взятый труппой.

Этой весной «Уличная театральная труппа» покажет две масштабные работы: «Вишнёвый сад» Чехова (с 8 апреля по 1 мая 2016, Театр «Нунпит», Сеул) и «Семья, отправляющаяся в дорогу» (19—21 марта 2016 года, Богота). Спектакль «Семья, отправляющаяся в дорогу» будет представлена на Иберо-американском театральном фестивале в Боготе, куда корейскую труппу приглашают уже третий раз. Приняв во внимание тот факт, что Колумбия является родиной знаменитого художника Фернандо Ботеро, в этот раз для участия в фестивале труппа подготовила спектакль о жизни известного корейского художника И Чжунсопа. В состав команды, работавшей над этой постановкой, вошла также Клаудиа Осехо (Claudia Osejo; см. вставку), которая, получив грант от правительства Колумбии, приехала учиться в Театральную деревню в Миряне под впечатлением от спектакля труппы, который однажды посмотрела в Боготе. По словам молодой колумбийки, единственное, к чему она ещё не привыкла, так это к тому, что репетиции могут затянуться до поздней ночи.

Пьесы Чеховы начали по-настоящему ставить в Корее в 1990-х годах, когда в страну вернулось большое количество студентов, окончивших театральные вузы России. В тот период пьесы русских драматургов, в осо-бенности Чехова, составляли основу репертуара студенческих и профессиональных театральных трупп. Чехова ставили как по Станиславскому, который исследовал возвышенный мир человеческого духа, так и по Вахтангову, показывая характеры действующих лиц, доведённые до крайности. И именно Чехов в последнее время стал объектом пристального внимания «Уличной театральной труппы», которая не только не имеет никакого отношения к России, но и носит звание «самой корейской» труппы. Начав в прошлом году с «Дяди Вани» (постановка И Юнтхэка) и «Чайки» (постановка Ким Сохи), эта труппа провела необычный эксперимент, адаптировав для сцены и поставив 7 рассказов и пьес Чехова силами 4 режиссёров-постановщиков, каждый из которых предложил своё видение материала. В настоящее время труппа работает над кульминацией этого марафона — спектаклем «Вишнёвый сад», которым коллектив отметит свой 30-летний юбилей. Художественный руководитель труппы И Юнтхэк так описывает свой замысел:

— Чехов в нашем исполнении — вульгарный, грубый, шумный. Помещицу Раневскую, владелицу вишнёвого сада, мы сделали маразматической старухой, выходца из крепостных купца Лопахина — предельно приземлённым человеком, брата Раневской Гаева — лодырем, а разорившегося соседа-помещика Симеонова-Пищика — этаким гамлетовским персонажем. Всё преувеличено до такой степени, что напоминает буффонаду. Но в этом месте, где нарушен баланс и сломано единство скучного реализма, в этом поруганном вишнёвом саду вы, напротив, почувствуете дыхание кипучей революции. И тогда зазвучат пушечные залпы из увертюры «1812 год» Чайковского. Эта комедия и есть тот Чехов, каким мы прочитали его в Корее XXI века.

Я согласен с Эмерсоном, что общество никогда не прогрессирует. Общество подобно волне. Когда одна часть выбивается вперёд, другая неизбежно откатывается назад. Приобретая технологии, мы теряем инстинкты, в обмен на капитал отказываемся от свободы. Но вне зависимости от того, к какой эпохе мы принад-лежим, театральный инстинкт человека никогда не регрессирует, продолжая вызывать в нас восхищение, гнев, а иногда и даря утешение. Вот почему в Корее XXI века нужно снова ставить Чехова. Вот почему мы с нетерпением будем ждать показа в Боготе спектакля «Семья, отправляющаяся в дорогу».

***

«Уличная театральная труппа» глазами иностранной актрисы

Клаудиа Осехо, актриса

Театр 04Впервые я познакомилась с «Уличной театральной труппой» в 2012 году на Иберо-американском театральном фестивале, проходившем в Боготе. Посмотрев их постановку «Гамлета», я была потрясена тонкостью и гармонией классического западного театра и корейского традиционного искусства. Два года спустя в той же Боготе мне довелось увидеть ещё один спектакль этого коллектива — «Кровавую свадьбу» по пьесе Гарсиа Лорки. И снова меня поразило то, как труппе удалось адаптировать испанское произведение к своим традициям.

После этого я твёрдо решила поступить в эту труппу для обучения и приняла участие в тренинге «Дыхание в актёрской игре». Но этого было явно недостаточно. Моя мечта осуществилась благодаря гранту, которое правительство Колумбии предоставляет начинающим деятелям искусства. Так я получила шанс изучать процесс создания спектаклей и осваивать способы актёрской игры в Корее.

Поначалу мне поручили фотосъёмку репетиций и всех стадий создания спектакля. Благодаря этой работе я узнала, что для того, чтобы создать завершённое произведение, вся команда трудится не покладая рук, одновременно занимаясь и творчеством, и управленческими вопросами. Потом, когда я получила возможность участвовать в процессе как актриса и осветитель, я усвоила, что каждый шаг должен быть точным. Каждое движение сопровождает согласование дыхания и энергии, музыка жизненно необходима, а голос должен выражать замысел и нюансы не только во время исполнения песен, но и в диалогах.

Меня также удивило то, что актёры труппы умеют не только играть, но и танцевать и петь, тогда как в западных труппах актёры и танцоры — это разные люди.

Биографические пьесы, которые заставляют корейцев осознать свою историю, сочетая в себе классику и современность, научили меня пониманию того, что воспоминания — это инструмент, делающий осмысленным искусство и позволяющий донести послание до каждого зрителя. В частности, художественный директор И Юнтхэк, используя собственную методику, умеет добиться того, чтобы игру каждого актёра отличала индивидуальность, энергия и глубина движений. Кроме того, специальная техника, используя которую члены труппы наполняют звуками повседневной жизни каждую сцену, обогащает сценическое действо и привлекает внимание публики.

Жизнь «Уличной театральной труппы» не ограничивается лишь созданием спектаклей. В ней также присутствуют принципы, касающиеся содержания и управления жизненным пространством, включая сам театр и жилые помещения. Например, актёры труппы настолько нетщеславны, что даже сами занимаются уборкой театра. Я, сама будучи актрисой, считаю, что уборка репетиционного зала или сцены — это тоже часть обучения, позволяющая вырастить отличного артиста и человека.

Моя жизнь и обучение здесь ещё продолжаются, и у меня по-прежнему впереди ещё долгий путь, но уже сейчас совершенно очевидно, что этот опыт стал для меня бесценной возможностью научиться очень многому. «Уличная театральная труппа» оставляет наследие не только Корее, но и сценическому искусству Азии и всего мира.

***

Источник: Koreana. Весна 2016

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

1 комментарий