Прокуратура Кореи открыла дорогу для импичмента президента Пак Кын Хе

161120115718_e42

РГ/Олег Кирьянов: Сильный удар нанесла южнокорейская прокуратура по попыткам президента страны Пак Кын Хе преодолеть громкий политический скандал. Согласно обнародованным сегодня промежуточным итогам расследования, Пак состояла в сговоре и была осведомлена о значительной части нарушений и преступлений, которые совершили два ее бывших помощника и давняя подруга Чхве Сун Силь. Следователи подчеркнули, что по закону они не могут принудительно допросить президента и передавать дело на нее в суд, но позиция их ясна: лидер страны был соучастником. Это первый в истории Южной Кореи случай, когда подобные де-факто обвинения прозвучали в адрес действующего президента со стороны прокуратуры. Ожидается, что это откроет путь для инициирования процедуры импичмента в парламенте. Помощникам Пак Кын Хе и ее подруге Чхве предъявлены официальные обвинения.

161120115718_e42
Напомним, что, как его называют, «скандал с серым кардиналом в юбке» изначально крутился вокруг давней подруги Пак Кын Хе 60-летней Чхве Сун Силь. Как выяснилось, она, не занимая никаких постов, получала доступ к секретным документам, вмешивалась в государственные решения, кадровые назначения, была замешана в коррупции, а также устроила с нарушениями свою дочь в один из столичных вузов. Позже выяснилось, что фактически «в одной упряжке» с Чхве по многим вопросам работали два ключевых помощника президента: 57-летний Ан Чжон Бом, которого за его влиятельность неофициально называли «императором-помощником», и 47-летний Чон Хо Сон. Пак Кын Хе дважды извинилась за скандал, но дала понять, что, несмотря на все, это не уйдет добровольно в отставку и стала игнорировать все призывы общественности и оппозиции сложить полномочия. Рейтинг лидера упал до рекордно низкого для действующего президента Кореи уровня в пять процентов. По всей стране регулярно проходят многотысячные демонстрации, где участники требуют отставки Пак.

«Двум помощникам Пак Кын Хе и ее подруге мы предъявляем официальные обвинения. У нас есть достаточно доказательств, что президент Пак по значительной части преступных действий была осведомлена о них, а также сама давала указания их совершить, состоя в сговоре с обвиненными. Однако Конституция в этом случае не дает нам возможности предъявлять формальные обвинения и допрашивать действующего президента, которая отказывается добровольно отвечать на вопросы. Что смогли — мы сделали, что делать дальше — решайте сами. Может быть все детали выяснит спецследователь. Вместе с тем мы продолжим расследовать и по президенту то, что позволяют нам наши полномочия», — так простым языком можно резюмировать то, что сегодня заявил глава специальной следственной группы прокуратуры Ли Ен Рель, оглашая промежуточные итоги расследования скандала.

Чтобы понять, до чего в итоге может дойти ситуация, следует разобраться в обвинениях, предъявленной «подруге и двум помощникам» — Чхве Сун Силь, Ан Чжон Бому и Чон Хо Сону. Вся эта тройка — в первую очередь Чхве и Ан — оказывали активное давление на более полусотни южнокорейских компаний, чтобы те «добровольно перечислили» более 70 миллионов долларов на счету созданных Чхве фиктивных фондов. Были также поставки и прочие «подношения» со стороны бизнесменов и другим компаниям, которые де-факто контролировала Чхве Сун Силь. Если бизнесмены пытались сопротивляться, то им угрожали внеплановыми налоговыми проверками и прочими санкциями. Судя по подходу, все или почти все не стали испытывать судьбу и «добровольно внесли» требуемые суммы. Куда именно деньги собирались потратить вымогатели, разберется следствие.

Кроме того, Чон Хо Сон во время нахождения на посту секретаря президента передал Чхве Сун Силь с 2013 года и до недавнего времени в общей сложности 180 внутренних документов, включая проекты выступлений президента, доклады о ситуации, подробные расписания и график командировок. Из этих 180 документов 47 содержали секретные сведения, хотя Чхве формально не занимала никакого официального поста. Документы доставлялись ей по электронной почте, факсу или курьерами. По сути, Чон был основным «связником» между Пак и Чхве, хотя две подруги и так тесно общались в обычное время. В итоге прокуратура предъявила всей тройке официальные обвинения в злоупотреблении полномочиями, вымогательстве, коррупции и прочих нарушениях.

По данным прокуратуры, президент Пак дала указание создать специальные фонды помощи развития культуры и спорта. Затем через помощника Ан Чжон Бома созвала представителей основных конгломератов, провела с каждым отдельные переговоры и попросила «активной поддержки» данным фондам. Эти фонды и есть те самые фиктивные компании, которые фактически возглавляла Чхве Сун Силь и куда стекались все деньги. Строптивым бизнесменам намекнули, что «лучше помочь» добровольно, иначе начнутся проблемы. Работу по созданию фондов лично курировала Пак, а потому, по логике расследования, она была осведомлена о характере «добровольной помощи». Следствие отметило, что подобных ситуаций, в отношении которых есть доказательства по вовлеченности Пак, хватает.

По поводу коррупции прокуратура пообещала продолжить следствие, а также выразила надежду, что все остальное сможет прояснить спецследователь, который уже не будет подчиняться президенту. Впрочем, если президент прямо не запретит следственной группе, то прокуратура будет помогать и спецследователю. Запрет же будет означать признание Пак своей вины.

Таким образом прокуратура пошла на принцип и, как отметили сегодня корейские СМИ, «объявила войну президенту». Пак до этого заявила, что будет сотрудничать со следствием и согласилась на допросы, но затем трижды отказалась от предложенных прокурорами дат бесед, заявив, что ей «необходимо время для подготовки» и дала понять, что не хочет лично общаться, а готова лишь письменно ответить на вопросы. Прокуратура же насколько могла переносила сроки, настаивая на личном допросе, но теперь стало ясно, что Пак просто тянет время, используя свой иммунитет в качестве лидера страны. Следователям же надо было либо предъявлять формальные обвинения бывшим помощникам президента и ее подруге, где неизбежно необходимо было говорить и о роли лидера страны в этом скандале, либо прекращать следствие.

До этого следствие намекало Пак, что в случае нежелания лично прояснять возникшие вопросы они «раскроют карты общественности», указав на то, что у них достаточно оснований для обвинений Пак. В итоге именно это и произошло, хотя многие ожидали, что следователям не хватит храбрости для подобного шага. Как стало известно, некоторые представители следственной группы предлагали не делать заявление слишком острым, оставив основные «козыри» до личного допроса, который, как они надеются, все же будет. Но большинство во многом под давлением настроений общественности и политиков решило, что не стоит играть в игры, а надо «выложить все как есть».

Пак Кын Хе до этого показала, что, несмотря на катастрофический рейтинг, многочисленные акции протеста, требования уйти в отставку «по-хорошему», она не будет слагать полномочия, предприняв попытку «прорваться» сквозь скандал, надеясь, что в итоге все затихнет, а внимание публики переключится на какой-то новый скандал. Пак дала указание начать расследование по другому громкому делу в связи с крупным строительным проектом в Пусане, где возможно замешаны многие политики. Но тут слишком очевидна попытка отвлечь внимание общественности, а потому этот шаг еще больше разозлил людей.

Заявления прокуратуры, в которых Пак де-факто также стала обвиняемой, теперь открывает все пути для инициирования процедуры импичмента в парламенте. Контролирующая законодательный орган власти оппозиция и до этого официально решила добиваться импичмента, но теперь она получила дополнительные основания. Это трудно игнорировать и правящей партии, где мнения по поводу будущей судьбы Пак Кын Хе разделились. Процедура импичмента небыстрая, потребуется время до постановки вопроса об отстранении Пак, но обвинения очень серьезны, чтобы оставить их без внимания. Это первый в политической истории Южной Кореи случай, когда прокуратура обвинила действующего президента.

Сама же Пак через своего адвоката подтвердила репутацию человека, который не намерен прислушиваться к чужим мнениям. Адвокат президента назвал выводы прокуратуры «игрой воображения, предположениями». Впрочем, в прокуратуре уже ранее сказали, что у них есть аудиозаписи и прочие доказательства наличия прямых указаний Пак Кын Хе своим помощникам, а потому без «железобетонных» улик они не стали бы бросаться такими серьезными словами.

В большинстве своем общественность восприняла действия прокуратуры с одобрением. Теперь все идет к инициированию процедуры импичмента, чем займутся оппозиционные партии. Параллельно продолжит следствие прокуратура, исходя из имеющихся у нее полномочий. Следователи подчеркнули, что, несмотря на невозможность передать дело на президента в суд, они продолжат работу по другим направлениям, в частности, по возможной причастности Пак к фактам коррупции. Одновременно в ближайшее время должен начать работу орган спецследователя, которому будут подчиняться 20 прокуроров, 40 следователей и который будет иметь самые широкие полномочия. На эту работу у него будет четыре месяца (120 дней) с возможностью продления еще на 30 суток свою деятельность. Примерно к тому же времени определится вопрос о возможном импичменте, и не исключено, что всплывут новые факты скандала.

Южная Корея же теперь прямо идет к тому, чтобы досрочно и принудительно отстранить президента от власти. Впрочем, сама Пак Кын Хе намерена бороться до конца. Как сказал хорошо знающий ее видный корейский политик Ким Чжон Пхиль, который был близким соратником ее отца, «даже если бы все 50 миллионов нашего населения вышли бы на улицы и потребовали от нее добровольно уйти в отставку, она бы все равно сама бы не сложила с себя полномочия». Как ожидается, скандал еще долго будет сотрясать Южную Корею, напрямую влияя на политическую и обычную жизнь страны.

Сама же Пак,став «первым в истории Кореи президентом-женщиной», с тех пор добавила себе только отрицательные титулы. Она установила антирекорд популярности для действующего лидера, а теперь стала первым находящимся на посту президентом, которого прокуратура обвинила в нарушениях. Она же полностью прекратила все сотрудничество с КНДР.

Импичмент объявляли в 2004 году и президенту Но Му Хену, но вердикт в итоге был отменен Конституционным судом, а сама попытка отстранения тогда была воспринята просто как предлог для сведения счетов с прогрессивным Но со стороны консерваторов, за что те и пострадали на ближайших всеобщих выборах. Ситуация с Пак иная — здесь обвинения трудно отрицать. Так что она вполне может дойти и до отстранения от власти досрочно. Впрочем, даже если так, Пак не будет первой. В свое время в Южной Корее в апреле 1960 года президента Ли Сын Мана досрочно вынудили сложить полномочия восставшие студенты и общественность, далее дважды лидеров (хотя и промежуточных) отстраняли от власти генералы — в мае 1961 года отца Пак Кын Хе Пак Чжон Хи и в декабре 1979 года Чон Дух Хвана, которые совершили госперевороты.

***

Источник:

https://rg.ru/2016/11/20/prokuratura-korei-otkryla-dorogu-dlia-impichmenta-prezidenta-pak-kyn-he.html

Наши новости в Telegram

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментариев пока нет, но вы можете оставить первый комментарий.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>