Режиссеры Корейской войны

Ким В. Н. (Ёнг Тхек). Там где плачет жаворонок.

В «Истории Кореи», изданной в 1974 году группой ученых-историков под эгидой Академии наук СССР, приводятся примеры агрессивных заявлений политических и военных деятелей США и Южной Кореи: «10 апреля 1949 г. Ли Сын Ман в письме Че Бен Оку, своему личному представителю в Вашингтоне, сообщил о подготовке нападения на КНДР следующее: «По существу мы готовы к объединению в настоящее время во всех отношениях, за исключением одного: нам не достает вооружения и снаряжения. Мы должны иметь достаточные вооруженные силы с тем, чтобы двинуться на Север».

30 сентября 1949 г. в письме своему советнику — американцу Роберту Оливеру Ли Сын Ман заявил: «Я твердо убежден в том, что сейчас психологически наиболее подходящий момент для того, чтобы предпринять агрессивные меры… Мы оттесним часть людей Ким Ир Сена в горный район и там постепенно заморим их голодом. Тогда наша линия обороны должна быть укреплена по рекам Тумынь и Ялу».

Лисынмановские власти не скрывали своих агрессивных намерений. Министр обороны Южной Кореи Син Сон Мо 17 июля 1949 года сказал: «Наша армия национальной обороны только ждет приказа Ли Сын Мана. Мы располагаем силами, чтобы, как только будет отдан приказ, в течение одного дня полностью захватить Пхеньян и Вонсан». В интервью, данном корреспонденту Юнайтед Пресс 7 октября 1949 г. Ли Сын Ман утверждал, что объединение Кореи осуществимо только путем захвата Северной Кореи.

19 июня 1950 г., т.е. за неделю до вторжения южнокорейских войск в Северную Корею, Ли Сын Ман, выступая в национальном собрании, повторил: «Мы добьемся победы в горячей войне против коммунистического Севера».

Правящие круги США открыто поддерживали и поощряли подготовку южнокорейского правительства к нападению на КНДР. Главный американский военный советник в Южной Корее генерал В. Робертс, инструктируя министров лисынмановского правительства в январе 1950 г., заявил, что план похода против Севера — дело решенное и до начала его осуществления времени осталось немного. «Хотя нападение начнем мы, — сказал В. Робертс, — все же надо создать предлог для нападения, чтобы оно имело обоснованную причину». Посетивший Южную Корею советник Д. Макартура В. Сэболд заверил Ли Сын Мана, что в походе на Север американский военно-морской флот и авиация, базирующиеся в Японии, будут воевать на стороне южнокорейского правительства».

Угрозы более чем убедительные. Но, как известно, между словами и воплощением их в действие, говоря военным языком, — дистанция огромного размера. Интересно, что в книге «История Кореи: новая трактовка» (автор Ли Ги Бок, издано в Республике Корея в 2000 г.) подтверждаются воинственные призывы Ли Сын Мана объединить страну любым способом. И что эти угрозы, особенно со стороны политических и военных деятелей США, делались с одной целью — удержать северян от агрессивных шагов.

А как ведут себя лидеры КНДР? Естественно на словах ратуют только за мирное демократическое объединение Кореи. Но вот новая книга «Истории Кореи», изданная в 2000 году в России. Оказывается, лидеры КНДР Ким Ир Сен и Пак Хон Ен еще в сентябре 1949 г. обращаются к руководству Советского Союза с просьбой санкционировать вооруженное вторжение северян на Юг с целью силового объединения страны. В силу стратегической важности вопроса И. Сталин выносит вопрос на заседание Политбюро ЦК ВКП(б), которое не сочло возможным в тот период одобрить такое предложение.

На имя посла в КНДР Т. Штыкова направляется следующая шифрограмма: «Ваше предложение начать наступление Корейской Народной армии на юг вызывает необходимость дать точную оценку как военной, так и политической стороны этого вопроса.

С военной стороны нельзя считать, что Народная армия подготовлена к такому наступлению. Не подготовленное должным образом наступление может превратиться в затяжные военные операции, которые не только не приведут к поражению противника, но и создадут значительные политические и экономические затруднения для Северной Кореи, чего, конечно, нельзя допустить. Поскольку в настоящее время Северная Корея не имеет необходимого превосходства вооруженных сил по сравнению с Южной Кореей, нельзя не признать, что военное наступление на юг является сейчас совершенно неподготовленным и поэтому с военной точки зрения оно недопустимо…».

То есть в письме четко сказано, что удар должен быть с самого начала сокрушительным. Блицкриг, одним словом.

Далее в книге говорится, что северокорейские руководители, с одной стороны, вынуждены были подчиниться директиве Кремля, но с другой — продолжили на практике подготовку военного вторжения на Юг. И их усилия не остаются незамеченными. Через восемь месяцев, точнее, в апреле-мае 1950 г., когда лидеры КНДР прибывают в Москву, советское руководство в ходе конфиденциальных переговоров Сталина с Ким Ир Сеном совершает в корейском вопросе поворот на 180 градусов.

14 мая 1950 г. в Пекин на имя советского посла направляется следующая шифрограмма для передачи Мао Цзэдуну: «Тов. Мао Цзэдун! В беседе с корейскими товарищами Филиппов (псевдоним Сталина — Прим. Ред.) и его друзья высказали мнение, что в силу изменившейся международной обстановки, они согласны с предложением корейцев — приступить к объединению. При этом было оговорено, что вопрос должен быть решен окончательно китайскими и корейскими товарищами совместно, а в случае несогласия китайских товарищей решение вопроса должно быть отложено до нового обсуждения. Подробности беседы могут рассказать Вам корейские товарищи».

13 мая 1950 г. Ким Ир Сен и Пак Хон Ён были приняты в Пекине Мао Цзэдуном. Высшее китайское руководство поддерживает в целом военно-политические замыслы Пхеньяна, которые ранее были одобрены с определенными оговорками Москвой. При этом китайский лидер замечает, что осторожная, завуалированная позиция Сталина вполне объяснима, поскольку Советский Союз связан с США ключевым международным соглашением о временной демаркационной линии по 38-й параллели. Мао также высказывает убеждение в том, что ни США, ни Япония открыто не вмешаются в вооруженный конфликт.

Между тем в Пхеньяне в ускоренном темпе при участии главного советского военного советника генерала Васильева завершается разработка оперативного плана «освободительной войны». 15 июня 1950 г. советский посол в КНДР Штыков докладывает в Кремль, что массированная военная операция начнется на рассвете 25 июня 1950 г. развернутым наступлением на Ондинском полуострове. Одновременно главный удар будет нанесен вдоль высокоразвитого западного побережья Южной Кореи в направлении Сеула и юга полуострова. На восточном направлении замышляется с ходу занять ряд стратегически важных центров. Тем самым, планируется основные силы южан взять в кольцо и уничтожить в районе Сеула. Затем — приступить к ликвидации остатков разрозненных и полуразбитых сил южан.

Разведслужбы США и РК располагали, хотя и неполной, но все же достаточно солидной информацией о повышенной концентрации северокорейских войск у 38-й параллели в апреле-июне 1950 г. В такой острокритической ситуации и Вашингтон, и Сеул допускают явный стратегический просчет в оценке реальной угрозы широкомасштабного конфликта. Судя по американским публикациям, правящие круги США и РК не предполагали, что только что сформированная, слабо обученная и совсем не обстрелянная северокорейская армия будет брошена в столь масштабную войну на юге страны. Власти США и РК считали маловероятным непосредственное вовлечение в конфликт континентального Китая, который лежал в руинах после многих лет войны. Что же касается СССР, то он был по рукам и ногам связан в Центральной и Восточной Европе труднейшей борьбой за утверждение просоветских народно-демократических режимов и усилиями по созданию после образования НАТО в 1949 г. коллективной стратегической обороны на основе Варшавского пакта. Однако стратегические замыслы советско-китайско-северокорейской коалиции исходили из иных предпосылок по всем узловым позициям.

Крупный региональный конфликт на Корейском полуострове стремительно вызрел в борьбе двух враждебных идеологий, и вылился в крупномасштабную войну между Севером и Югом Кореи с применением новейших вооружений того времени. Историки считают, что спор о том, кто же произвел тот первый роковой выстрел на рассвете 25 июня 1950 г. во многом бесплоден, но все сходятся в одном, что северяне оказались лучше подготовлены к вооруженной схватке.

Источник: http://koryo-saram.ru/tam-gde-plachet-zhavoronok/

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.