Россия помогла Корее выйти в космос

С момента полета первого корейского космонавта Ли Со Ён (이소연), 8 апреля 2008 г., постоянно 12 апреля, в День космонавтики, вспоминаю ее первый полет. Сегодня вашему вниманию предлагаю материал Олега Кирьянова, написанный в день полета корейского космонавта.

На космодроме «Байконур» в Казахстане. Сергей Александрович Волков (на фото в центре) — утвержден командиром корабля «Союз ТМА-12» и 17-й экспедиции МКС, бортинженер Олег Дмитриевич Кононенко (на фото справа) и Ли Со Ён — первый космонавт Южной Кореи (на фото слева). Они направляются на стартовую площадку Международной космической станции.

На космодроме «Байконур» в Казахстане. Сергей Александрович Волков (на фото в центре) — утвержден командиром корабля «Союз ТМА-12» и 17-й экспедиции МКС, бортинженер Олег Дмитриевич Кононенко (на фото справа) и Ли Со Ён — первый космонавт Южной Кореи (на фото слева). Они направляются на стартовую площадку Международной космической станции.

20 часов 16 минут 8 апреля 2008 года — этот момент уже точно стал одним из важнейших в истории Южной Кореи, так как открыл для этой страны эпоху освоения космоса. Именно тогда (по сеульскому времени) с космодрома Байконур стартовала семнадцатая экспедиция, в которой на борту корабля «Союз ТМА-12» помимо россиян Сергея Волкова и Олега Кононенко находилась и 28-летняя кореянка И Со Ён. Эта девушка и стала первым в истории гражданином Республики Корея, который отправился в космос.

Для корейцев это событие стало воистину национальным праздником. Его ждали, о нем постоянно говорили, к нему готовились задолго. Прямая трансляция пуска велась в самых разных уголках Южной Кореи, а на главной площади страны, расположенной перед мэрией Сеула, был установлен огромный экран, куда были приглашены более пяти тысяч граждан страны и зарубежных гостей. В первом ряду тех, кто сидел перед экраном и вместе со всеми во все горло вел обратный отсчет секунд до старта, был президент Южной Кореи Ли Мен Бак с супругой. Буквально через пару рядов от него сидел смотревшийся именинником посол России в Южной Корее Глеб Ивашенцов. Причина для гордости как у главы российского посольства, так и у всех остальных находившихся в Корее россиян в тот вечер была очень основательная — ведь именно Россия дала корейцам путевку в космос.

Напряжение, которое в предшествующие дни постепенно в Корее нарастало, достигло апогея, когда от «Союза» отошли последние державшие его опоры и он замер на несколько мгновений, удерживаясь только на столбе пламени. Затем корабль как бы нехотя, медленно, но очень грациозно стал подниматься вверх и стремительно умчался ввысь, быстро превратившись в огненную точку и скрывшись из виду.

За находящимися на главной площади Сеула корейцами в то время было интересно наблюдать. Как только «Союз» стал подниматься, рев тысяч голосов, дававших обратный отсчет резко стих, и все зачарованно глядели на уносившуюсь ввысь иглу гордости российской космической промышленности. Ведущие трансляцию местные дикторы несколько растерянно и сбивчиво рассказывали очередные подробности про то, как их корейская валентина терешкова будет жить на Международной космической станции, но в глазах у всех читались беспокойство и надежда.

Даже когда на Байконуре было объявлено, что корабль успешно вышел на орбиту, полет идет по расписанию, все системы работают нормально, космонавты чувствуют себя хорошо, а руководители полета стали улыбаться и пожимать друг другу руки, корейцы даже тогда сидели тихо-тихо, словно в оцепенении. Всеобщее ликование началось лишь после несколько запаздалого появления на экране огромной надписи: «Запуск прошел успешно. Корея — в космосе!» Местная журналистская братия тут же бросилась к своим компьютерам, спешно отсылая в свои редакции заметки с броскими заголовками: «Мы в космосе!», «Корея вступила в космическую эпоху», «Наш человек в космосе», «И Со Ен — первый космонавт Республики Корея», «Событие космического масштаба» и т.п.

Конечно, корейцы волновались, и это понятно. Хотя в местных СМИ постоянно подчеркивали, что «Союз» — самая безопасная в мире система вывода грузов и людей на орбиту, что процент успешных запусков самый высокий — 98, и что за всю историю космонавтики было лишь два инцидента с человеческими жертвами и то не в последние тридцать лет, все равно волновались. И это понятно, ведь это был только первый раз, когда в космос улетал гражданин их страны.

Местные дикторы, глядя, как российские руководители полета просто улыбнулись и скромно поздравили друг друга, не выразив бурной радости и восторга, несколько обиженно заметили: «Что-то русские как-то спокойно отнеслись к успешному запуску». Правда представитель Корейского авиакосмического института, приглашенный на передачу в качестве специалиста, тут же с улыбкой пояснил: «Это ведь для нас первый запуск в истории. А для российких кораблей класса «Союз» это уже 1731-й старт». На что ведущие уже понимающие закивали и переключились на рассказ об их новом национальном герое — космонавте И Со Ен.

Примечательно, что даже парламентские выборы, которые состоятся на следующий день после старта, не смогли затмить запуск. Ни у кого не возникало сомнений, какое событие грядущих дней будет главным — именно появления своего первого космонавта. Эта тема постоянно была на первых полосах газет, телевидение потратило бесконечное количество времени, рассказывая в мельчайших подробностях обо всех аспектах запуска, начиная от площади космодрома, заканчивая распространенными среди космонавтов суевериями. Следует отдать должное местным журналистам — за предшествовавшую запуску неделю они вывалили на публику столько информации, что можно быть уверенным в феноменальной «космической» подкованности среднестатистического корейца. Так, стало известно, что длина корабля «Союз ТМА-12» 51,3 метра, вес — 350 тонн, что до стыковки с МКС корабль сделает 33 или 34 витка вокруг Земли, что капитан корабля — Сергей Волков является потомственным космонавтом. Очень подробно и со смаком расписали суеверия российских покорителей глубин Вселенной. Оказывается, что над дверью автобуса, который везет космонавтов на старт, весит подкова, до старта не чокаются и не жмут руки. Не забыли сообщить и про «фирменную» гагаринскую традицию — необходимость космонавтам-мужчинам по пути к кораблю остановиться, выйти из автобуса, и, пардон, орошить колесо выделениями своего мочевого пузыря. Все на счастье. «Чего только не сделаешь ради такого ответственного дела», — понимающе кивали корейцы, соглашаясь: «Надо — значит надо, традиция — дело святое».

Все без исключения газеты посвятили предстоящему запуску редакторские колонки. Правда тональность и акценты уже были в целом несколько иными. Здесь уже больше смотрели в будущее, подчеркивая, что свой космонавт — это замечательно, но это только начало того пути, где Корея далеко не в первых рядах. Было единогласно подчеркнуто, что надо теперь догонять по уровню развития космической отрасли если не сразу Россию и США, то хотя бы соседей — Китай и Японию, которые уже давно осваивают космические просторы.

В целом же стоит отметить, что благодаря запуску корейцы хотя бы на бытовом уровне как-то стали почаще вспоминать о России. Да и президент РК Ли Мен Бак накануне позвонил Владмиру Путину и выразил «благодарность России от всего корейского народа». Хотя, честно говоря, могли бы и почаще говорить о том, кто им организовал запуск. А то ранее доводилось порой встречаться с теми, кто был убежден, что первый корейский космонавт полетит на американском корабле, делая круглые от удивления глаза, когда узнавали, что все-таки на российском.

Корреспонденту «РГ» довелось стать участником одного характерного эпизода. Неподалеку от строящегося в Южной Корее космодрома, который, кстати, также создается при помощи российских специалистов, есть гостиница «Виктория». В ней как правило останавливаются приезжающие на космодром гости. Дабы подчеркнуть свою причастность к космическому буму менеджеры отеля поставили в фойе макеты двух скафандров в натуральную величину. На рукавах «пластмассовых» космонавтов сначала красовались амерканские флаги с эмблемой американского космического агентства NASA. Менеджеры были сильно озадачены, когда узнали, что космодром возводится при помощи России, а не США. Правда, стоит отдать должное рукодству «Виктории»: после возмущенных возгласов корреспондента «РГ» менеджеры тут же раздобыли эмблему Роскосмоса и Центра подготовки космонавтов имени Юрия Гагарина, прикрепив их на скафандры вместо американской символики. Во всяком случае справедливость была восстановлена. Наверняка повлияло еще и то, что в этом году Южную Корею ждет еще один космический праздник: в декабре с космодрома на острове Венародо состоится первый запуск спутника при помощи ракеты-носителя, первая ступень которой будет российская, а вторая — корейская. Без России и здесь будет не обойтись.

Источник: http://rg.ru/2008/04/08/koreyanka-anons.html

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.