Социальные перемены и корейская диаспора в Узбекистане

В связи с  созданием фото стенда «История АККЦ РУз.» необходимо освежить в памяти ее вехи.

Pictures99

Хан В. С., Сим Хон Ёнг. Корейцы Центральной Азии: прошлое и настоящее. Глава 4. Корейцы в постсоветской Центральной Азии

4.1.2. Социальные перемены и корейская диаспора в Узбекистане

В сентябре 1991 г. Узбекистан объявил о своей независимости, а 21 декабря 1991 г. вступает в СНГ. В декабре 1992 г. Узбекистан принимает Конституцию, в которой определен демократический путь развития страны. В то же время Узбекистан является светским государством, хотя большинство населения является мусульманами и ислам поддерживается государством.

С обретением независимости Узбекистан постепенно встает на путь поэтапных рыночных отношений. Снизился уровень безработицы, показатели объема производства ста­ли стабильны.

Согласно 4-й статье 1-й главы принятой в 1992 г. Конституции Республики Узбекистан, узбекский язык является государственным языком республики[1]. С принятием Зако­на о государственном языке корейцы, как и другие нацио­нальные меньшинства, столкнулись с проблемой незнания узбекского языка. Свободное владение узбекским предполагает успешную работу в правительственных и других государственных учреждениях. Однако владение корейцами узбекским языком является недостаточным, хотя степень его владения у них выше, чем у многих других этнических групп некоренного населения, например, русских, украинцев, евреев и других. И все же корейцы продолжают занимать руководящие посты в различных отраслях народного хозяйства, а также представляют страну за рубежом.

В 90-х годах продолжается перемещение корейцев из сельской местности в города (особенно в Ташкент), что де­лает их преимущественно урбанизированным этносом (по сравнению с коренным населением).

Конституция Республики Узбекистан предусматривает права и возможности наций и народностей, проживающих в республике, изучать и развивать собственные язык и культуру. Представители всех национальностей имеют право образовывать свои независимые культурные центры. Свое новое дыхание и возрождение получили традиционные национальные праздники, такие, как Пурим у евреев, Сабан­туй у татар, Сайлым у уйгуров, Айтыс у казахов, Рождество у славян. Корейцы, прежде отмечавшие Чусок и Хансиг, возродили праздник урожая Тано. Коренные народы на государственном уровне празднуют начало нового года Навруз, символизирующее красоту весенней природы, мир и любовь к людям.

С обретением независимости в Узбекистане регистрируются корейские, русские, казахские, армянские, азербайджанские, еврейские и другие культурные центры, которые ведут активную общественную деятельность. Благодаря продуманной национальной политике межнациональные конфликты в республике практически не существуют. Конституцией страны предусмотрено равенство между национальностями, создание условий для сохранения их тради­ций и обычаев и гарантии их защиты[2].

С 1988 г. в Узбекистане начинается движение за создание корейских культурных центров. Большая роль в их создании принадлежит Республиканскому оргкомитету по созданию корейских культурных центров, возглавляемому ректором Ташкентского государственного института культуры, профессором Сергеем Михайловичем Ханом. В 1989 г. оргкомитетом было создано в различных районах республики 14 корейских культурных центров — в Фергане, Самарканде, Нукусе, Джизаке, Аккургане, Чирчике и других местах. Однако корейское движение не избежало борьбы амбиций и конфронтации между различными группами корейцев. В 1991 г. создается Ассоциация корейских культурных центров Республики Узбекистан (АККЦ), само создание которой вызвало споры и протесты по поводу своей легитимности. На протяжении 90-х годов деятельность АККЦ (председатели — Сергей Александрович Хан, Пётр Геронович Ким) была не в полной мере продуктивной и не раз вызывала критику в корейской среде и корейской печати. В ноябре 2000 г. в ходе перерегистрации устава АККЦ[3] председателем республиканской Ассоциации корейских культурных центров становится известный спортсмен и тренер Владимир Николаевич Шин, с чьим приходом резко возрастают имидж АККЦ и ее активность на различных направлениях. Все чаще корейскую ассоциацию начинают приводить в качестве примера национального культурного центра[4].

Однако межгрупповое противостояние снова дало себя знать. Отчетно-выборная конференция АККЦ в 2010 г. расколола участников конференции. Последовавшая потом судебная тяжба привела к новой конференции, где председателем АККЦ был избран бывший председатель Совета старейшин АККЦ и председатель Ташкентского городского культурного центра Николай Сергеевич Ким. Продолжившийся раскол внутри АККЦ привел к тому, что к руководству АККЦ Узбекистана пришел новый лидер, бизнесмен Виктор Николаевич Пак.

Корейская диаспора на сегодняшний день, как и другие национальные группы республики, переживает свои трудности и проблемы. До сих пор она разделена на организации, ориентированные на Юг и Север Кореи. По-прежнему актуальным является возрождение родного (корейского) языка, который для большинства корейцев утерян. Важнейшей проблемой являются поиски своей идентичности и своей социально-экономической ниши в современном узбекском обществе. В условиях укрепления национальной идеологии и повсеместного распространения узбекского языка корейцы начинают вымываться из государственных учреждений. Сложная экономическая ситуация и сужение возможностей для реализации привели к устойчивой миграции корейцев Узбекистана за пределы республики, прежде всего, в Россию. В Узбекистане число корейцев уменьшилось с 183 140 человек в 1989 году до 172 384 по состоянию на 1 января 2001 года[5]. В последующие годы численность корейцев продолжает уменьшаться. По данным Государственного комитета Узбекистана по статистике, в 2002 году она составила 169,6 тыс. человек, в 2003 г. — 166,1 тыс., в 2004 г. — 161,7 тыс., в 2005 г. — 157,3 тыс., в 2006 г. — 153,0 тыс., в 2007 г. — 150, 1 тыс., в 2008 г. — 147,7 тысячи[6].

Однако если говорить о национальной культуре, то сейчас, в отличие от условий советского времени, корейская диаспора, безусловно, имеет ряд преимуществ и, прежде всего, свободу своего национально-культурного развития. Так, корейский язык изучают в целом ряде вузов Узбекистана. Это Ташкентский государственный педагогический универ­ситет им. Низами, Ташкентский государственный институт востоковедения, Узбекский государственный университет мировых языков (в этих вузах есть кафедры корейского языка), Самаркандский государственный институт иностранных языков (здесь открыт факультет с контингентом в 200 человек), Университет мировой экономики и дипломатии, Нукусский, Ургенчский и Наманганский университеты, Ангренский областной педагогический институт. Действуют также открытые южными корейцами школа «Седжонг» и курсы «New Hope». Всего в Узбекистане действуют около 158 различных курсов и центров преподавания корейского языка (школы, колледжи и вузы, курсы при корейских культурных центрах и т. д.), где в общей сложности обучается около 12 тысяч человек[7].

Выходят корейские газеты «Корё синмун» (печатается с 1997 г.), «Единство» и передача «Чинсэн» на государствен­ном телевидении.

_____

[1] Конституция Республики Узбекистан. — Ташкент, 1998. — С. 9.

[2] Там же. — С. 36.

[3] Свидетельство о перерегистрации устава общественного объединения, 24 ноября 2002 г., № 448п.

[4] Хан В. С. Коре сарам: кто мы? (Очерки истории корейцев). — Бишкек, 2009. — С. 150-183.

[5] Ким В. Д. Корейцы Узбекистана: прошлое и настоящее // История, культура и быт корейцев Казахстана, Кыргызстана и Узбекистана. — Бишкек, 2003. — С. 46.

[6] Хан В. С. Коре сарам: кто мы? (Очерки истории корейцев). — Бишкек, 2009. — С. 146.

[7] История корлита (1956-2006 гг.). — Ташкент, 2006. — С. 41.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.