Существовал ли в России реальный проект раздела Кореи на рубеже XIX и XX веков?

Пак Б. Д.
Пак Борис Дмитриевич 1966

Пак Борис Дмитриевич. 1966

«Проблемы Дальнего Востока» № 3, 1998 г.

 Б. Д. Пак

В 1997 г. издательской фирмой “Восточная литература” РАН была опубликована монография историка Республики Корея Пак Чон Хё “Русско-японская война 1904-1905 гг. и Корея”. Вслед за этим той же издательской фирмой издан сборник докладов международных семинаров “Реформы в России и Корее”, “Модернизация и демократизация в Корее” и “Российско-корейские отношения: история и современность”, проведенных в 1995 г. Международным центром корееведения МГУ им. М.В.Ломоносова[1]. В сборник включен доклад Пак Чон Хё “Русско-японская война и судьба Кореи”, который являлся кратким изложением заключительной части названной его монографии, которая в 1995 г. готовилась еще к изданию. Не касаясь в целом оценки этих двух изданий, на мой взгляд, весьма интересных и нужных, хотелось бы высказать некоторые соображения относительно предположения Пак Чон Хё о проекте раздела Кореи накануне русско-японской войны 1904-1905 гг.

Анализируя политику России в Корее в 1903-1904 гг. как тактику постепенных уступок Японии в Корейском вопросе — от свертывания активной деятельности лесной концессии на Ялу до согласия на захват Японией Кореи к югу от 39-й параллели, Пак Чон Хё делает многозначительный вывод: “Проект разделения Кореи по 39-й параллели на сферы влияния между Россией и Японией в ходе переговоров 1903-1904 гг. получил неожиданное продолжение в 1945 г., когда в результате второй мировой войны Корейский полуостров был разделен демаркационной линией по 38-й параллели. Это деление ныне стало явным анахронизмом, своеобразным памятником эпохи “холодной войны”[2]. Во втором издании по этому же поводу делается еще более многозначительный вывод: “Проект раздела Кореи по 39-й параллели на сферы влияния между Россией и Японией получил неожиданное продолжение в 1945 г., когда в результате второй мировой войны Корейский полуостров оказался разделенным демаркационной линией по 38-й параллели. По нашему мнению, тяжелые последствия русско-японской войны еще сказываются на жизни корейского народа. После Японии на юг Кореи стали оказывать влияние США, а на север — бывший СССР, как наследник царской России. По вине великих держав две половины одного государства стали враждебны и до сих пор противостоят друг другу”[3].

У читателей монографии и сборника докладов сразу же возникают два вопроса:

  1. Что это был за “проект раздела Кореи по 39-й параллели на сферы влияния” между Россией и Японией накануне русско-японской войны?
  2. Насколько сопоставимы российский проект раздела Кореи по 39-й параллели (если он существовал) и разделение Кореи по 38-й параллели в 1945 г., другими словами, уместно ли считать раздел Кореи в 1945 г. демаркационной линией по 38-й параллели “неожиданным продолжением” российского проекта раздела Кореи по 39-й параллели?

Сначала немного истории. Пак Чон Хё, уже много лет работающему в фондах нескольких российских архивов, должно быть известно, что в “верхах” российского общества разговоры и переписка (и только!) по вопросам раздела Кореи на экономические сферы влияния (не территориально-административные и не по 39-й параллели;) начались еще в 1899 г., в самый разгар деятельности группы А. М. Безобразова. 18 марта 1899 г., по возвращении из Кореи особой экспедиции, снаряженной безобразовцами для обследования лесных и горных богатств бассейна рек Туманган и Амноккан великий князь Александр Михайлович представил Николаю II “секретную записку”, в которой, доказывая “настоятельную необходимость поддержать наше влияние в северной Корее и не дать противникам возможность подчинить своему влиянию эту часть страны”, он писал:

“Для более успешного ведения дела в северной Корее желательно соглашение с Японией, по которому Японии предоставляется южная Корея, от устья реки Акабар-мури (недалеко от порта Инчхон — П.Б.), по южной и восточным границам провинции Хай-чжю (Хванхэдо) и затем на NO до местечка Бунпен в бухте Лазарева (недалеко от Вонсана — П.Б.), а России — северная Корея к W и N от вышеозначенной линии.

Это разделение Кореи не должно быть фактическое, т.е. ни Япония, ни Россия не имеют права ввести немедленно, по соглашению, ни своего управления, ни своих войск, но экономическое, т.е. раздача концессий, постройка портов, железных дорог и т.п. могут предприниматься только с разрешения России и Японии. Например, Корейский император может дать концессию кому-либо из иностранцев в северной Корее на разработку рудников, но эта концессия выдается только с согласия Русского Правительства и при посредстве Восточно-Азиатской компании и составляет филиал ее.

Как Россия, так и Япония обязуются совместно поддерживать Корейского Императора, Его власть и нынешний режим, противодействуя республиканским интересам Американцев.

Столица Кореи Сеул, с портом Чемульпо (Инчхон — П.Б.), считается местом нейтральным. В случае каких-либо беспорядков, Россия и Япония отвечают за безопасность Европейцев. Всякое иностранное вмешательство во внутренние и внешние дела Кореи безусловно не допускается. Всякое международное недоразумение, смотря по тому, случилось ли оно в Русской или Японской зонах, разбирается Представителями Японии и России. Таможня находится в ведении Русского и Японского чиновника, каждого в своей зоне”[4].

Не вдаваясь более подробно в изложение содержания “секретной записки великого князя Александра Михайловича, укажем, что записка эта, переданная Николаем II на заключение министру иностранных дел, М.Н.Муравьеву, не встретила сочувственного отклика со стороны последнего. В принwипе соглашаясь с мнением о желательности заключения соглашения с Японией, министр писал, что при этом не следует терять из виду следующих соображений:

“ 1. Прежде всего само собой возникает вопрос: есть ли какая-нибудь возможность убедить Японское Правительство в необходимости заключить с нами соглашение на указанных запискою условиях в такую минуту, когда в силу сложившихся политических обстоятельств, Япония, не связанная никакими обязательствами по отношению к России, занимает неоспоримо преобладающее положение в Корее;

  1. Если даже допустить, что Японское правительство проявит готовность заключить с нами договор о разделе сферы влияния в Корее, то вряд ли подобное соглашение может служить достаточным обеспечением наших интересов на севере Кореи при описанном выше внутреннем положении дел в стране; трудно будет уверить Корейское Правительство, что совместная в бескорыстная опека России и Японии над всею страною, за исключением небольшого участка, окружающего Сеул, представит известные выгоды для самой Кореи; и если бы сам Император не постиг значения проектируемого Россиею и Япониею соглашения, то услужливые сторонники из иностранцев не замедлили бы разъяснить Ему, в чем заключаются истинные цели подобного договора;
  2. Означенное соглашение Наше с Япониею не будет и не может иметь никакого значения в глазах других Держав — Германии, Англии, Америки, для которых Корея является вполне самостоятельным независимым Государством, и подданные коих с одинаковым правом, как русские и японцы, могут домогаться получения концессий на железные дороги, разработку минеральных богатств;
  3. Ввиду вышеприведенного, ни одна из перечисленных Держав не допустит, чтобы всякое международное недоразумение — будет ли оно в русской или японской зоне — разбиралось Представителями России или Японии;
  4. Разделение сфер влияния в Корее на указанных в записке условиях могло бы иметь место лишь при полной подготовленности к занятию военною силою северных провинций Россией, а южных — Японией;
  5. Вопрос же о таковом фактическом разделе Кореи между Россией и Японией служит уже предметом обсуждения между Министерством Иностранных Дел и Военным, причем последнее высказало мнение, что военные действия в Корее составили бы для России в настоящее время весьма тяжелую и дорогостоящую задачу, — и что посему было бы желательно, сохраняя за собою свободу действия, обусловленную Московским Протоколом, озаботиться принятием мер дабы избегнуть необходимость посылать наши войска в Корею;
  6. Между тем без сосредоточения русской военной силы, хотя бы вблизи северных провинций Кореи, мы не в состоянии были бы обеспечить за собою преимущества, приобретаемые в силу помянутого выше договора с Японией, и, таким образом, единственным результатом нового соглашения было бы принятие нами на себя добровольно обязательств признать полное и бесконтрольное право японцев свободно распоряжаться в южных провинциях Кореи”[5].

Как видно из приведенного документа, М.Н.Муравьев дал исчерпывающие ответы на все вопросы, поднятые великим князем по делу о разделе Кореи на экономические сферы влияния, и убедительно показал, почему трудно будет найти аргументы, чтобы убедить Японию в необходимости раздела Кореи, а корейское правительство — в выгодности раздела для самой Кореи. Из всеподданнейшей записки исходило также, что соглашение между Россией и Японией не встретит одобрения со стороны Англии и США не прекратит их притязания на Корею. “Все вышеприведенное, — заключал свою записку министр, — свидетельствует, что впредь до прочного утверждения нашего на Квантунском (Ляодунском — П.Б.) полуострове, России надлежит, казалось, довольствоваться существующими соглашениями с Японией по корейским делам, которые, не возлагая на нас пред последнею никаких обязательств, оставляют за нами полную свободу действий к тому времени, когда мы в состоянии будем твердо ставить свою волю в корейском вопросе”, все доводы, вероятно, убедили Николая II, который на всеподданнейшей записке сделал помету: “Верно”[6].

После этого в министерских кругах России и на уровне правительства вопрос о разделе Кореи больше не обсуждался. Только в октябре 1899 г. управляющий морским министерством П. П. Тыртов передавал управляющему МИД России Ламздорфу, что он получил секретную телеграмму начальника эскадры на Тихом океане вице-адмирала Гильдебрандта, сообщавшего, что до него дошел слух “о существующем будто бы предположении раздела Кореи между Россией и Япониею по параллели, причем Японии достается вся южная часть Кореи с прилегающими островами”. Ссылаясь на эту телеграмму, П. П.Тыртов писал: “Не зная, насколько такое предположение можно считать достижимым с политической стороны, я должен, тем не менее, высказать Вашему Сиятельству мое глубокое убеждение, что если действительно имеется ввиду подобный раздел Кореи и осуществление его совершится, то столь серьезный исторический факт в судьбе Дальнего Востока не только не послужит для пользы России, но будет для наших интересов гораздо опаснее, чем настоящее неустойчивое положение Кореи, и отношение к ней Японии”[7].

Управляющий морским министерством доказывал, что установление прочной связи между Порт-Артуром и Владивостоком с тем, чтобы “оба порта и их морские силы могли оказывать взаимную поддержку при всех обстоятельствах”, возможно только при условии, что “наш флот будет обладать Корейским проливом, имея там укрепленную базу и если мы не допустим японцев с сухого пути утвердиться где бы то ни было на берегу в южной части Кореи”. Но пока этих условий нет, считал П. П. Тыртов, “для наших интересов выгоднее сохранить настоящее положение в Корее, и ни в каком случае не уступать японцам или иной державе южной части Кореи и прилегающих к ней островов”[8]. В ответном письме П. П. Тыртову от 27 сентября (9 октября) 1899 г., которое считаем уместным привести здесь полностью, В.Н.Ламздорф категорически отвергал существование в министерстве иностранных дел какого-либо проекта раздела Кореи и подтверждал прежний курс политики России в корейском вопросе — отказ России от каких-либо территориальных приобретений в Корее:

“В ответ на секретное письмо от 25 сего сентября за № 2312 имею честь уведомить Ваше Превосходительство, что мне решительно ничего неизвестно о существовании изложенного в телеграмме Вице-Адмирала Гильдебрандта проекта раздела Кореи между Россиею и Япониею по параллели и что по крайней мере в Министерстве Иностранных Дел подобный проект не подвергался обсуждению.

Напротив того, по мнению Министерства, современные интересы России, в связи с общим положением дел на Дальнем Востоке, требуют от нас безусловно выжидательного образа действий без возбуждения каких бы то ни было вопросов о приобретении новых территорий до тех пор, пока Великий Сибирский путь не даст нам твердой опоры на Тихом океане. А дабы предупредить и со стороны Японии всякую попытку к нарушению равновесия на Дальнем Востоке Императорское Правительство сочло необходимым заключить с нею соглашение 13-го апреля 1898 года, коим Токийское Правительство торжественно признало полную независимость Кореи”[9].

Итак, подводя итоги обсуждению записки великого князя Александра Михайловича от 6/18/ марта 1899 г., можно с определенной достоверностью заключить, что идея раздела Кореи на экономические зоны влияния между Россией и Японией была отвергнута министерствами иностранных дел, военным и морским, не говоря уже о позиции министра финансов С. Ю. Витте, Который был решительным противником ялуцзянской авантюры. Эта идея не стала официальной доктриной корейской политики царского правительства и никаких практических мер в этом направлении со стороны министерства иностранных дел не предпринималось на исходе XIX столетия.

Официальная позиция российского правительства в корейском вопросе отчетливо проявилась и в ходе начавшихся по инициативе Японии в августе 1903 г. русско-японских переговоров, которые продолжались до начала войны между Японией и Россией[10]. Но еще до начала переговоров, на проходившее в Порт-Артуре 1-11 июня 1903 г. совещании по маньчжурскому и корейскому вопросам, по которым признавалось возможным занятие Японией южной Кореи (о 39-й параллели речь не шла), говорилось, что для России занятие всей Кореи, или даже одной северной ее части, представляется “невыгодным, а потому и нежелательным” и что Россия будет по-прежнему стремиться к поддержанию независимости Кореи. О необходимости воздержаться от всякой активной политики в Корее из-за угрозы вооруженного столкновения с Японией и о желании России сохранить в силе все существующие договоры, предусматривающие независимость Кореи, говорилось и на совещании министров иностранных дел, военного и финансов 14 августа 1903 г.[11].

В ходе же переговоров, на которых рассматривались японские и российские проекты соглашения по корейскому вопросу, ни в одном из них не упоминались даже слова “проект раздела”. Странно, как на это не обратил внимание весьма опытный исследователь архивных документов Пак Чон Хё. За два дня до совещания 14 августа, 12 августа, японский посланник в Петербурге С.Курино передал министру иностранных дел В. Н. Ламздорфу японский проект соглашения с Россией, который предусматривал признание Россией безусловной свободы действий Японии в Корее и отмену всех прежних соглашений между Россией и Японией относительно Кореи. 5 октября российский посланник в Японии Р. Р. Розен передал министру иностранных дел Японии Дзютаро Комуре ответный российский проект соглашения, который признавал преобладающие интересы России в Корее, ее права подавать советы и помощь Корее, посылать в Корею свои войска для охраны своих торговых и промышленных предприятий и т.д., но содержал три очень важные статьи:

“  1. Взаимное обязательство уважать независимость и территориальную неприкосновенность Корейской империи…

  1. Взаимное обязательство не пользоваться никакой частью корейской территории для стратегических целей и не предпринимать на берегах Кореи никаких военных работ, могущих угрожать свободе плавания в Корейском проливе.
  2. Взаимное обязательство считать часть территории Кореи, лежащую к северу от 39-й параллели, нейтральной полосою, в которую ни одна из договаривающихся сторон не должна вводить войск”…[12]

Как известно, в ходе дальнейших переговоров Япония все больше и больше ужесточала свою позицию по маньчжурскому и корейскому вопросам, добиваясь максимальных уступок со стороны России. Однако главным камнем преткновения по корейскому вопросу явились статьи 5 и 6 российского проекта соглашения, особенно статья 6, которую японская сторона предлагала вообще исключить из проекта соглашения. Царское правительство, учитывая неподготовленность России к войне против Японии, пошло на уступки, и в тексте российского ответа, отправленного в Токио 3 февраля 1904 г., статья о нейтральной зоне к северу от 39-й параллели отсутствовала. Но в данном случае нас интересует не история российско-японских переговоров вокруг статьи 6, а суть этой статьи. Нам представляется: российское предложение об объявлении территорий Кореи к северу от 39-й параллели нейтральной зоной с точки зрения военно-стратегической, куда Япония и Россия не должны были вводить войска, — это не проект раздела Кореи. Поэтому выглядит надуманным утверждение о том, что раздел Кореи после второй мировой войны по 38-й параллели явился “неожиданным продолжением” проекта раздела Кореи начала XX в.

Совершенно ошибочно и утверждение, что “все еще сохраняющийся раскол Кореи на северную (КНДР) и южную (Республика Корея) как реликт «холодной войны:”, несомненно, восходит к разделению страны на сферы влияния между Россией и Японией в результате русско-японских переговоров 1903-1904 гг.”[13]. Во-первых, в результате русско-японских переговоров никакого разделения Кореи на сферы влияния между Россией и Японией не произошло, российская сторона не предлагала такого проекта, а Япония вовсе и не собиралась делить с Россией Корею на сферы влияния. Она стремилась к установлению в Корее своего безраздельного господства. Русско-японские переговоры не дали никаких результатов, они были прерваны Японией, которая решила начать войну против России. Во-вторых, идея разделения Кореи по 38-й параллели в 1945 г. была предложена американским руководством, когда рухнула японская военная машина, и оно решило разрушить созданный в годы второй мировой войны механизм военно-политического сотрудничества двух сверхдержав — СССР и США.

Почему линия 38-й параллели была избрана в качестве линии расчленения Кореи на две части? Принималось во внимание, как пишут авторы сборника “Корея: расчленение, война, объединение”, тогдашнее военно-оперативное разделение советских и американских войск, которое означало, “во- первых, наличие линии, разграничивающей операции ВВС и ВМС, во-вторых, оперативное расчленение наземных войск”. Еще на Потсдамской конференции глав СССР, США и Англии шла речь об установлении определенного рубежа “для удобства операций ВМС и ВВС СССР и США на всей территории Кореи”. Кроме того, 38-я параллель была также линией, которую провела сама ставка главнокомандования Японии 1 февраля 1945 г. при расформировании 1 “армии в Корее”, с передачей войск, находившихся в районе севернее 38-й параллели, под командование Квантунской армии, и войск, расположенных в районе к югу от 38-й параллели, под командование 17-й армии — полевой армии при ставке главнокомандования. Поэтому советские войска, участвовавшие в войне против Японии, сражались с Квантунской армией, расквартированной в Маньчжурии и в районе Кореи севернее 38-й параллели, а американские войска в случае десантных операций должны были воевать с японской армией, находившейся в районе Кореи южнее 38-й параллели[14].

На основе “окончательного плана” расчленения Кореи по 38-й параллели, разработанного в министерстве армии США, был одобрен президентом США Г.Трумэном “Общий приказ № 1”, о деталях капитуляции японских войск. Этот документ, 15 августа 1945 г. секретно переданный президентом США генералиссимусу Сталину, предусматривал: “b) Старшие японские командующие и все наземные, морские, авиационные и вспомогательные силы, находящиеся в пределах Маньчжурии, Кореи севернее 38 градуса северной Широты и на Карафуто (Сахалине — П.Б.) должны сдаться Главнокомандующему советскими вооруженными силами на Дальнем Востоке”; “е) Императорская генеральная штаб-квартира, ее старшие командующие, а также все Наземные, морские, авиационные и вспомогательные силы, находящиеся на главных островах Японии и на примыкающих к ним мелких островах, в Корее южнее 38 градуса северной широты и на Филиппинах, должны сдаться Главнокомандующему сухопутными вооруженными силами Соединенных Штатов на Тихом океане”[15].

Таким образом, в международном плане 38-я параллель первоначально имела значение только как временная линия для разрешения вопроса о капитуляции, а затем и разоружении японской армии. Впоследствии этот принцип был нарушен, и 38-я параллель стала линией раскола корейской нации, границей между двумя корейскими государствами. Но где здесь даже тень российского проекта расчленения Кореи кануна русско-японской войны 1904-1905 гг.? Ее нет и не может быть, ибо такого проекта расчленения Кореи не существовало в реальности!

В заключение хотелось бы обратить внимание еще на одно высказывание Пак Чон Хе. В вышеназванной его монографии пишется: “Настало время расставить все точки над “i”, объективно, с позиции историзма рассмотреть интересующую нас проблему, ввести в научный оборот новые факты и документы по истории отношений между Россией и Кореей в конце XIX — начале XX в.”[16]. В докладе, прочитанном на международном семинаре “Российско-корейские отношения: история и современность” в 1995 г., эта фраза звучит несколько иначе: “Настало время расставить все точки над i, рассмотреть объективно, с позиции историзма все острые углы интересующей нас проблемы”[17].

Эти фразы не совсем понятны читателям. Или они означают, что советская историография до выхода в свет монографии Пак Чон Хё необъективно рассматривала какие-то “острые углы” российско-корейских отношений, или это призыв к более углубленному изучению истории этих отношений. А может быть, автор считает одним из таких “острых углов” его утверждение о том, что раздел Кореи в 1945 г. по 38-й параллели восходит к расчленению страны на сферы влияния между Россией и Японией в результате русско-японских переговоров 1903-1904 гг.? Если это так, то он поставил точку над i не там, где следовало бы.

____________________________________________________________________________

[1] Россия и Корея. Модернизация, реформы, международные отношения. М.: Вост. лит. РАН, 1997.

[2] Пак Чон Хё. Русско-японская война 1904-1905 гг. и Корея. М.: Вост. лит. РАН, 1997. С.259, 262.

[3] Россия и Корея. Модернизация, реформы, международные отношения. С. 25, 27.

[4] Секретная записка Его Императорского Высочества, Великого Князя Александра Михайловича от 6/18/ марта 1899 г. // Архив Внешней Политики Российской Империи (далее — АВПРИ). Ф. “Японский стол”, оп. 493. 1895-1899 гг., д. 195, л. 27.

[5] Всеподданнейшая записка министра иностранных дел от 16/28/ марта 1899 г. // Там же. л. 32-35.

[6] Там же. л. 32-37.

[7] Письмо управляющего морским министерством Тыртова управляющему МИД Ламздорфу от 25 сентября (7 октября) 1899 г. № 2312 // Там же. л. 38.

[8] Там же. л. 39.

[9] Письмо управляющего МИД Ламздорфа управляющему морским министерством Тыртову от 27 сентября (9 октября) 1899 г. // Там же. л. 41.

[10] См. подробнее: Б.А.Романов. Очерки дипломатической истории русско-японской войны. 1895-1907. М.-Л., 1955. С. 241-267; Пак Чон Хё. Русско-японская война 19041905 гг. и Корея. С. 120-147.

[11] См. подробнее: Б.Д.Пак. Россия и Корея. М., 1979. С. 189-191; Пак Чон Хё. Русско- японская война 1904-1905 гг. и Корея. С. 114-116, 119.

[12] Романов Б.А. Очерки дипломатической истории русско-японской войны. 1895-1907. С. 243; Пак Чон Хё. Русско-японская война 1904-1905 гг. и Корея. С. 128-133 об; Малиновая книга. Документы по переговорам с Японией 1903-1904 гг., хранящиеся в Канцелярии Особого Комитета Дальнего Востока. На правах рукописи. СПб. 1905. С. 23-24; Японская белая книга. Маньчжурия и Корея. Издание Канцелярии Особого Комитета Дальнего Востока. СПб., 1904. С. 189.

[13] Пак Чон Хё. Русско-японская война 1904-1905 гг. и Корея. С. 6.

[14] См. подробнее: Корея расчленение, война, объединение. М.: Международный гуманитарный фонд “Знание”, 1995. С. 61-64.

[15] Переписка Председателя Совета Министров СССР с президентами США и премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 19411945 гг. М.: Издательство политической литературы, 1976. С. 281-282.

[16] Пак Чон Хё. Русско-японская война 1904-1905 гг. и Корея. С. 6.

[17] Россия и Корея. Модернизация, реформы, международные отношения. С. 23.

Пак Борис Дмитриевич — доктор исторических наук, профессор, зав. кафедрой всемирной истории Иркутского государственного педагогического университета, заслуженный деятель науки Российской Федерации.

Источник: http://www.rauk.ru/

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.