Свирель, успокаивающая десятки тысяч волн

8_28_1

Перевод М. И. Никитиной

Синмуна Великого[1], тридцать первого государя царства Силла, звали Чонмён, а происходил он из рода Кимов. Он вступил на престол в первом году правления под девизом Кай-яо[2], в седьмой день седьмой луны года синса. В том же году на берегу Восточного моря воздвиг он в честь покойного отца, государя Мунму Великого[3], монастырь Камынса — «Благодарение за милость».

В храмовых записях говорится: «Государь Мунму хотел найти управу на японских пиратов, поэтому начал строить сей монастырь, но преставился, не завершив постройки, и превратился в дракона — повелителя моря. Его сын Синмун, взойдя на престол, на второй год Кай-яо завершил отделку алтаря в храме. Под ступенями по направлению к востоку был проделан лаз. Это затем, чтобы дракон мог входить внутрь храма и возвращаться назад. По-видимому, согласно завещанию, это место было избрано хранилищем останков покойного, и его назвали Тэванам — „Скала великого государя“. А сам монастырь получил название Камынса. Впоследствии люди приметили место, где являлся дракон, и придумали для него название Игёндэ — „Терраса, с которой удобно смотреть“».

В следующем году, году имо, в пятой луне, чиновник, надзирающий за морем, по имени Пак Сукчхон, доложил государю:

— В Восточном море объявилась небольшая гора. Она плывет по воде к монастырю Камынса: нахлынут волны — подходит ближе, отхлынут — уходит дальше.

Государь изумился и велел придворному астрологу Ким Чхунджилю провести гадание. Тот доложил:

— Ваш покойный батюшка, сделавшись ныне морским драконом, оберегает государство с моря. А князь из рода Кимов по имени Юсин, один из обитателей небес тридцати трёх богов[4], на памяти нашего поколения сошёл на землю и стал ныне великим сановником. Двое мудрейших объединили свою духовную силу и пожелали явить сокровище, которое защитило бы крепостную стену. Если государь изволит выйти на берег моря, непременно обретёт сокровище, которому нет цены.

Государь обрадовался и в седьмой день той же луны отправился к Террасе, с которой удобно смотреть. Он взглянул на ту гору издали и послал её осмотреть. Гора была похожа на голову черепахи, а на её вершине росли два бамбука. Днём было два ствола, ночью они соединялись в один. (Иные говорят, будто гора днём раздваивалась, а ночью соединялась, подобно бамбуку.) Посланный вернулся и доложил обо всём государю.

Государь провёл ночь в монастыре Камынса. И вот назавтра в полдень стволы бамбука соединились в один, а небо и земля в этот миг содрогнулись. После этого семь дней дул ветер и лил дождь, мгла и мрак не рассеивались. И так было до шестнадцатого дня пятой луны, но вот ветер утих, волны улеглись. Государь переправился по морю и ступил на эту гору. На горе он встретил дракона, который преподнёс ему пояс, украшенный пластинами из черной яшмы, принял его у себя и сел с ним рядом. Государь спросил у него:

— Эти гора и бамбук то раздваиваются, то соединяются. В чем причина такого чуда?

Дракон ответил:

— Взмахни одною ладонью — не услышишь звука. Хлопни двумя — услышишь звук. Так и тут. Нечто, являющееся этим бамбуком, рождает звук лишь тогда, когда соединятся два ствола. Этот бамбук — знамение! Он возвещает, что мудрый государь правит Поднебесной, исторгая стройные звуки. Срежьте, государь, этот бамбук, сделайте из него свирель и подуйте в неё — в Поднебесную тотчас придёт умиротворение. Ныне ваш покойный батюшка сделался великим драконом в море, а Ким Юсин снова стал небесным духом. Двое мудрейших соединили помыслы, явили миру бесценное это сокровище и повелели мне вручить его вам.

Государь был обрадован и потрясен до глубины души, он одарил дракона пятицветной узорной парчой, золотом и нефритом. Затем он повелел срубить тот бамбук. Когда государь сошёл на берег, гора с драконом вдруг пропала и больше не показывалась.

Государь вновь провёл ночь в монастыре Камынса. В семнадцатый день той же луны он доехал до ручья, что к западу от монастыря Чиримса, остановился и днём отобедал. Между тем наследник Игон (будущий государь Хёсо), оставленный охранять дворец, обо всём уже проведал, сел на коня и явился с поздравлениями. Приветствуя государя, Игон сказал:

— Да ведь нефритовые пластины на поясе, кажется, и на самом деле драконы.

— Как ты узнал про это? — заинтересовался государь.

— Снимите одну пластину, опустите её в ручей и удостоверитесь сами, — ответил наследник.

Сняли вторую пластину с левого края, опустили в ручей, и тотчас она превратилась в дракона, который тут же устремился в небо. А на том месте образовалась пучина, поэтому-то и называют теперь это место Ёнъён — «Пучина дракона».

Государь вернулся в столицу и приказал сделать из того бамбука свирель. Её поместили на хранение в кладовую Чхонджон, что в крепости Вольсон. Когда государь дул в ту свирель, тотчас уходили назад вторгшиеся войска, прекращался мор. В засуху шёл дождь, в дождь становилось ясно, утихал ветер, волны успокаивались. Назвали её «Свирель, успокаивающая десятки тысяч волн», и почиталась она государственным сокровищем.

Во времена государя Хёсо, когда на четвёртом году правления под девизом Тянь-шоу[5], в год кеса произошло диво — возвратился живым хваран[6] Пуре, тогда свирель была повышена в звании и стала именоваться «Свирелью, успокаивающей десятки-десятки тысяч безбрежных волн». А подробнее об этом говорится в другом повествовании.

_____

[1] Синмун Великий — второй государь царства Объединённое Силла, правил в 681–692 гг.

[2] Кай-яо — девиз правления годов 681–682 китайского императора Гао-цзуна (650–683) династии Тан.

[3] Мунму Великий — первый государь царства Объединённое Силла, правил в 661–681 гг.

[4] Небеса тридцати трёх богов — в индуизме небо делится на миры, каждым из которых ведает определенное божество. Верховный правитель над всеми мирами — Индра.

[5] Тянь-шоу — девиз годов правления 690–692 китайской императрицы Цзэтянь-хоу (684–705) династии Тан.

[6] Хваран — особый социальный институт, сформированный в государстве Силла, ведавший подготовкой кадров для государства — чиновников, специально обученных управлению.

***

Источник: Чудесная жемчужина. Рассказы о необычном. Корейские предания легенды и сказ­ки. / пер. с кор. А. Ф. Троцевич, Л. Р. Концевича, М. И. Никити­ной, Ю. В. Болтач, М. Н. Пака, А. В. Соловьева, В. М. Тихонова, Д. Д. Елисеева. — СПб.: Гиперион, 2014. — 272 с. — (Серия «Золотой фонд корейской литературы». VIII.)

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.