Тайный язык ее души – танец

Встречей с народной артисткой Казахской ССР, бессменным руководителем ансамбля «Бидульги»  Риммой Ивановной Ким мы рады сегодня открыть новую рубрику «Гость газеты». Раз в месяц, вернее, в последнем номере каждого месяца, в составе всей редакции (газеты «Корё ильбо») мы будем приглашать в гости человека, который при жизни стал своего рода легендой. Материал будем собирать в непринужденной беседе за чашечкой чая, а затем рассказывать Вам, дорогой читатель, о делах и высоких достижениях наших современников.  Кстати, если у вас есть такие знакомые, друзья, личности, которыми Вы восхищены и хотели бы побольше узнать о них, звоните нам, сообщайте. Мы и вас пригласим на встречу с этим человеком, если, конечно, он будет соответствовать нашим пожеланиям.

1916037_1538138556505580_7763096543495551399_n

Героиня сегодняшней встречи – единственная в своем роде. Она одна из числа представителей корейской диаспоры республики заслужила высокое право быть народной артисткой в Казахстане. Обучаясь у известного хореографа  в Южной Корее – Ким Ме Дя, в Северной Корее у Ким Хе Чун, а также закончив факультет балетмейстера-постановщика в ГИТИСе, создала новый стиль и направление в корейском танце, вобравшем в себя лучшие традиции народов бывшего СССР, Южной и Северной Кореи.  К тому же Римма Ивановна является долгожителем сцены и в свои годы продолжает нести искусство танца многочисленным ученикам разного возраста.  

Ким Римма Ивановна в центре

Ким Римма Ивановна ( в центре) в редакции газеты «Корё ильбо»

– Римма Ивановна, мы поздравляем Вас с юбилеем! Здоровья, творческих успехов! Наверное, в такие кругленькие даты все невольно оглядываются назад, на начало пути. Как говорится, «большое видится на расстоянии». Вы не пожалели о выбранном на всю жизнь таком нелегком творческом пути? Ведь сцена жестко диктует отдавать себя без остатка зрителю.

– Не пожалела ни разу. Не жалею и сейчас. Скорее всего, это моя судьба и моя дорога – дарить людям прекрасное. Кажется, сколько себя помню, всегда мечтала танцевать. Хотя, как многие мои сверстники,  я прожила тяжелое детство. Моя мама до меня родила 11 сыновей. Всех похоронила, приехала из Владивостока одна и уже здесь, в узбекском колхозе «Политотдела», родила меня. Жили очень бедно, на трудодни. Летом тяжелая работа на хлопке изматывала и взрослых, и детей. Я была маленькая, худенькая, угловатая, смуглая. Соседи качали мне вслед головами:

– Одна дочка у Саши растет и, надо же, как ей не повезло, такая некрасивая…

Странно, я о себе так не думала и, наверное, от безысходности, от серости жизни мне хотелось чего-то яркого, необыкновенного. Мне хотелось танцевать, хотя и примеров не было – никто из моего окружения не танцевал. Но в мое время было много всяких кружков, клубов художественной самодеятельности. Однако никто меня не брал. Только художественный руководитель Ташкентского ансамбля народного творчества М. Левин с одолжением сказал: «Ладно, девочка, приходи, к нам всякие приходят». К танцам меня не допускали. Помню, я в основном передвигала по сцене дерево и этим была счастлива.

Это роль такая или должность? Как, кстати, Вы сами воспринимали свою деятельность, далекую от танца?

– Я была еще ребенком, но помню, что для меня даже просто находиться в атмосфере, где все увлечены делом искусства, имело большой смысл. К тому же я была уверена, что когда-нибудь и я буду танцевать. Так и случилось. Однажды спектакль посмотрел  Заслуженный артист Узбекской ССР Евгений Новиков, преподаватель хореографического училища, который таким образом искал таланты и приглашал их к себе. Все ждали, что он  позовет кого-то из начинающих актеров. Но Новиков попросил:

– Позовите мне ту девочку, которая носила дерево.

Так я попала на просмотр самой Зинаиды Николаевны (ее так звали, а фамилию я уже не помню) …

Однако до сих пор помню ее удивленный взгляд сначала на меня, потом на Новикова.

– Выйди пока, девочка, –  вежливо попросила меня она.

Дверь была приоткрыта и я услышала:

– Ты кого мне привел?! Это же обезьянка! Посмотри, какая она черная, сутулится… Столько девочек красивых у нас тут на пороге ночуют, все мечтают к нам попасть. А ты привел…

– Ну, мне показалось… Знаете, Зинаида Николаевна, давайте полгода на нее посмотрим. Сказать «нет» мы же успеем всегда. А вдруг…

Я стала очень много работать над собой, пропадала на репетициях, без устали отрабатывала каждое движение. Что интересно, на сцене лучше всех смотрелась именно я, и спустя полгода Зинаида Николаевна, уже забыв тот просмотр, вдруг спрашивает у Новикова:

– Где вы взяли эту миленькую девочку?

– Обезьянку помните? – не скрывая торжества от того, что не ошибся, спросил он.

Так я стала студенткой Узбекского хореографического училища, которое в 1963 году успешно окончила и успешно танцевала в известном тогда узбекском коллективе «Бахор», в других ансамблях. Везде мне давали роли солисток. И я всегда была уверена, что занимаюсь своим делом.

Вы до сих пор поименно помните всех тех, кто в свое время Вам помог сделать шаг к карьере, к профессии…

– Конечно, помню. На самом деле таких людей в моей жизни немного. Но они круто повернули мою судьбу и я, имея всего лишь какие-то задатки, которые так могли бы и остаться всего лишь задатками, состоялась как профессионал. Никогда не забуду гастроли в Фергане театра под руководством народной артистки Украинской ССР, руководителя Государственного ансамбля песни и танца Казахской ССР Лидии Демьяновны Чернышовой. В то время это был огромный ансамбль, на сцену выходило всегда человек 60-70, лучшие из лучших. Она разыскала меня, и у нас получился краткий разговор.

 – Сколько получаешь?

– 70 рублей?

– В моем театре будешь получать 130.

– А где я буду жить?

– И этот вопрос решим.

Так мне вручили билет в Алма-Ату, встретили на вокзале, по крайней мере, как народную артистку. Организация труда в этом коллективе удивила. Каждый знает свое дело, все как полагается, ко всему профессиональный подход. Я сразу стала солисткой. Гастроли в Германию, в Россию, на побережье Черного моря… Залы полные, наш труд востребован. Это же настоящее счастье! Четыре года прошли, как один день.

– Как Ваша мама оценивала Ваше искусство? Гордилась, наверное, Вами?

– Мама никогда не была против моего выбора, но как-то очень сдержанно воспринимала известия о моих успехах.  Помню, только однажды она была растрогана до слез, когда мы танцевали на сцене клуба колхоза. Односельчане подходили к ней, говорили: «Это же твоя дочка!» И она плакала.

– Слышала легенду о том, как Вы вернулись с того света. Расскажите подробнее.

– Это не легенда. Когда я была еще совсем маленькой, мама пошла к гадалке и спросила у нее о моей судьбе. Гадалка очень коротко сказала: «В девять лет ты ее либо потеряешь, либо спасешь. Если спасешь, она вырастет непростым человеком». Мне исполнилось девять лет, и вдруг я уснула. Медицина была слабенькой, люди малограмотными. Увидели, что трое суток девочка не подает признаков жизни, говорят: «Саша, нельзя так долго мертвую в доме держать, надо похоронить». Унесли на кладбище, закопали и вдруг маму кто-то будто ударил по голове – она мгновенно вспомнила слова гадалки, силой заставила парней раскопать могилку. Открыли гроб, а у меня уже пена у рта – воздуха не хватает. Я открыла глаза и вернулась к жизни.

– Видимо, Вы с детства сильный человек и все-таки не понятно, как, будучи совсем ребенком, смогли отстоять свою мечту, не стали жертвой насмешек детей, дети ведь жестокими бывают…  

    А я не слушала никого и не слышала. У меня была цель и я знала, что работой можно достичь многого. Сейчас я такая же, только детям это говорю. Я говорю им и их родителям, что самое главное желание, что нужно прислушиваться к своему сердцу: что тебе по душе, то и выбирай, а не то, чем выгодно заниматься. Потому что денег всех не заработаешь, а жизнь одна и разумно посвятить ее любимому делу.

   Вам, как творческому человеку, судьба все время готовила или новые испытания, или награды за работу.

–  В 1968 году в Алматы был создан эстрадный ансамбль «Ариран», при Корейском театре музыкальной комедии. Нужно было найти певцов и балерин, желательно корейской национальности.  Это было поручено Заслуженному артисту РК Владимиру Александровичу Киму, который и стал тогда его художественным руководителем, позже – и моим мужем.  Именно здесь, в Корейском театре, я прошла путь от солистки балета до главного балетмейстера. С ансамблем мы объехали весь Советский Союз, с успехом выступали за рубежом. Так люди смогли познакомиться, а многие и полюбили корейские песни и танцы. А я окончательно утвердилась в выборе. Но в корейском театре я еще состоялась как педагог, организовав в 1989 году ансамбль «Бидульги». Скажу даже больше – эта работа с молодежью на всю жизнь, она мне дала такой запас энергии и заряда, что порою мне кажется – горы могу свернуть ради них.

Ваш ансамбль – это действительно «голубки». В танце – сама нежность, грация, просто музыка движений. Мне кажется, это очень трогает сердца зрителей.

– Спасибо. Однажды на Сахалине, я танцевала известную «Жемчужину», сама номер сделала. После концерта ко мне стали подходить зрители: «Вы очень напомнили нам известную Че Сын Хи, спасибо вам». Для меня это было высокой оценкой. Классического-то образования по корейскому танцу я не получила. Спустя годы мне очень помог с какими-то специфическими движениями Геннадий Ким (он в свое время танцевал в северокорейском ансамбле).  А так, как могли, сами учились. Но как это делал Гена! Нам удалось его все-таки пригласить в Казахстан, поучиться у него, и он так здорово помог, хотя сам на сцене со всем своим мастерством никак не смотрелся. Бывает же так…

Ваши самые памятные выступления.

– Выступление на сцене нашего оперного театра в 1993 году, когда на сцену выходило сразу 50 моих «голубок». Это было неописуемо красиво. Нам есть что вспомнить. Например, мы в числе первых выехали со своими выступлениями в Америку. Залы были переполнены, все выступления прошли с аншлагом. Наш ансамбль принимал участие в концертах с Анитой Цой и группой «На-На» в Москве.

– Ваши дочери не пошли по Вашим стопам…

 Старшая Ирина по профессии журналист, младшая Михи – окончила АГУ. Ну, а внучкам кое-что, видимо, передалось. У Виктории просто способности режиссера постановщика, Юна играет на Коягыме. Помню, как мы этот инструмент купили в Южной Корее, как его везли и как самозабвенно внучка осваивала его.

Дочери по моим стопам действительно не пошли. Зато мои ученицы сейчас работают во всех уголках земного шара – в Америке, В России, в Узбекистане; в Алматы у меня есть моя ученица, моя гордость Марина Ким, которая возглавляет ансамбль «Намсон».

– Что самое сложное в Вашей работе, работе руководителя первого и в своем роде единственного детского коллектива в Казахстане?

 – Честно? Искать спонсоров. Без них мы – никуда. Поэтому тех, кому мы обязаны своим многолетием, я хотела бы назвать поименно: Юрий Андреевич Цхай, Роман Ухенович Ким, Бронислав Сергеевич Шин, Афанасий Григорьевич Ким, Олег Михайлович Ни, Виктор Хаксунович Ни, Рустем Ерденов, Кан Сан Дзя.

Как Вам удается оставаться в такой потрясающей физической форме? Физкультура, походы в косметические салоны? Пользуетесь особыми средствами?

– Ничем не пользуюсь. Прическу в салоне сделала пару раз за свою жизнь. В фитнес-залы ходить некогда. Скорее всего, генетика, ну и образ жизни. Я ведь работаю с детьми. С одной стороны идет большая самоотдача, но мои воспитанники  мне возвращают многое – ощущение жизни, например, ее восприятие. Пользуясь случаем, хочу всех поздравить с Новым годом! Здоровья, успехов Вам во всех Ваших добрых делах и смелых начинаниях. Пусть в Ваших домах царствуют уют и покой, а Ваши дети будут достойным Вашим продолжением!

Записала Тамара Тин

Источник: https://www.koreilbo.com/ru/articles/379-tajnyj_jazyk_jeje_dushi__tanec/

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

1 комментарий

  • Алла Цой:

    С огромным интересом прочитала потрясающую беседу с Риммой Ивановной Ким — корейской гордостью в Казахстане. Не будь Вас, Римма Ивановна, корейская диаспора в Казахстане не имела бы таких ярких красок. Вы наше украшение! Ваше искусство танца вечно! С наступающим восточным Новым годом! Долгих Вам лет творчества! Мы Вас любим!