Театр корейского полуострова — ждать ли ядерной войны?

Фото: EPA / YONHAP / Vostock Photo Жители КНДР реагируют на новость об успешном испытании водородной бомбы. 6 января, 2016

Фото: EPA / YONHAP / Vostock Photo
Жители КНДР реагируют на новость об успешном испытании водородной бомбы. 6 января, 2016

Георгий Толорая
Д.э.н., руководитель Центра стратегии России в Азии Института экономики РАН,
профессор МГИМО МИД РФ, эксперт РСМД

logoВ начале января 2016 г. первые полосы СМИ занимали многочисленные сообщения о том, что Пхеньян провел испытания водородной бомбы. В шквале комментариев после того, как КНДР объявила об «испытании водородной бомбы», можно выделить несколько главных мотивов. Во-первых, это непредсказуемость действий режима Ким Чен Ына. Во-вторых, единодушное осуждение Пхеньяна за этот провокационный акт и призывы к наказанию. В-третьих, сомнения в том, действительно ли речь идет об испытании термоядерного устройства. В-четвертых, опасения эскалации конфликта и сожаление, что режим Северной Кореи угрожает безопасности и может развязать войну.

Мотивы северокорейцев

Трудно спорить с тем, что это — четвертое по счету — испытание имеет серьезный дестабилизирующий эффект. Однако северокорейцы поступают по уже закрепившейся в международных отношениях последнего времени модели: действовать только в собственных интересах, не оглядываясь на других, и использовать подручные средства. У КНДР кроме ракетно-ядерной карты ничего нет — и наивно пребывать в благостных ожиданиях, что Пхеньян ей не воспользуется. Тем более КНДР неоднократно подчеркивала, что если США «не откажутся от враждебной политики», отказа от ядерного оружия не будет, «даже если небо упадет на землю»[1].

Эти действия совершенно предсказуемы. Северокорейцы уже давно намекали, что ведут термоядерные разработки, и на это указывали многие специалисты. Более того, на протяжении 2015 г. они не делали особого секрета из того, что ядерное испытание не за горами. Последнее предупреждение прозвучало из уст самого лидера страны Ким Чен Ына 10 декабря 2015 г. — однако экспертами он был поднят на смех. Одновременно Пхеньян намекал, что может воздержаться при условии встречных шагов своих оппонентов. Однако его противники не поддались на шантаж и не стали садиться за стол переговоров с КНДР — трудно поверить, что они не подозревали, к чему это приведет. Ни о какой непредсказуемости речи не идет.

Правда, есть определённая несогласованность — трудно понять, зачем режим развернул дипломатическую активность по восстановлению отношений с Китаем, Южной Кореей и странами Юго-Восточной Азии в конце 2015 г. Очевидно, что результаты этих усилий после испытания были сведены к нулю. То ли это операция прикрытия, то ли северокорейский внешнеполитический аппарат держат в неведении.

Не блеф ли это? Политический осадок

Что именно взорвалось на полигоне Пхунгери? Судя по тексту официального северокорейского сообщения, это была экспериментальная водородная бомба. По оценке специалистов-ядерщиков, речь скорее всего идет о boosted fission — заряде на основе трития, который позволяет более эффективно использовать оружейные ядерные материалы такие, как плутоний или уран, то есть при меньшем количестве увеличивается мощность. «При этом решаются вопросы весогабаритных характеристик — такое оружие легче поставить на ракету», указывают эксперты.

Позднее Северная Корея опубликовали двусмысленное заявление, что такое устройство уже может быть использовано в качестве боеголовки, однако анализ текста показывает, что они имеют в виду, что «получили возможность» этого. Это можноинтерпретировать как констатацию успешного хода разработок.

Ясно, что КНДР сделала очередной шаг в разработке ядерного вооружения, но широковещательные заявления и митинги — в значительной мере самопиар северокорейских ученых и военных, нацеленный как на международное сообщество, так и на собственное руководство. Ведь Ким Чен Ыну надо ознаменовать предстоящий в мае 2016 г. съезд партии (первый после 1980 г.), который явно мыслится как начало новой эпохи в развитии страны, и напомнить миру, своим оппонентам, особенно США, которые подзабыли о «северокорейской угрозе» на фоне ближневосточных событий и драматических поворотов президентской гонки. Ради этого можно закрыть глаза на то, что бомба пока не совсем термоядерная.

Угрожает ли КНДР миру? Трудно спорить, что именно действия Пхеньяна спровоцировали кризис, но практические последствия зависят теперь прежде всего от его оппонентов. Военная угроза в результате испытания действительно возросла. США перекинули на Корейский полуостров стратегический ядерный бомбардировщик, Южная Корея возобновила пропагандистское вещание на Север, которое в августе 2015 г. вызвало серьезный кризис с перестрелкой (он был урегулирован в результате напряженных дипломатических переговоров высочайшего уровня, однако теперь и эти усилия стали бессмысленными). Не стоит легкомысленно воспринимать ракетно-ядерные амбиции КНДР, но надо знать меру. Суровые санкции по линии Совета Безопасности ООН и жесткие односторонние меры западных стран действительно могут спровоцировать КНДР на неадекватную реакцию. Вряд ли жертвы возможного конфликта смогут утешить себя тем, что пострадали «за правое дело» наказания «непредсказуемого диктатора». Хотя пока что Северная Корея ведут себя сдержанно.

Ждать ли денуклеаризации? Рецепты возможных решений

Объективно говоря, ракетно-ядерные планы КНДР лишь с известной натяжкой можно назвать агрессивными. Существуют теории о том, что прикрывшись ядерным зонтиком, КНДР может попытаться захватить Южную Корею, однако вряд ли это можно считать реалистичным сценарием, какие бы мечты на этот счет не лелеяли северокорейцы. Ясно, что в этом случае начнется тотальная война с вовлечением США и КНДР будет стерта с географической карты, несмотря на свое ядерное и обычное оружие. Американской огневой мощи на подавление военного потенциала КНДР хватит, а южнокорейская армия после такого разгрома наступающих частей вполне способна контратаковать и захватить Пхеньян. Правда, это было бы сопряжено с громадными жертвами, как со стороны южнокорейцев, так и американцев (не говоря уже о значительной части северокорейского населения, однако последнее американцев вряд ли остановило бы), однако в этом случае выбора уже не будет. Однако такое развитие событий — скорее кошмарный сон и страшилка для выбивания военных расходов, а не реальная угроза.

Ядерное оружие КНДР — это средство сдерживания. После Югославии, Ирака, Ливии вряд ли можно ожидать, что лидеры пхеньянского режима будут сидеть сложа руки и ждать пока их «демократизирут». Северокорейцы предельно ясно говорят о том, что «когда волчья стая нападет на тебя, глупо опускать ружье».

Не надо забывать, что в отличие от других членов «оси зла» смена режима в КНДР означает исчезновение самого государства — оно будет поглощено Южной Кореей. Соответственно, северокорейская элита не может надеяться, что у нее будет место в объединённой Корее, и имеет все основания ожидать худшего.

Правда, опасения, что американцы и южнокорейцы в одностороннем порядке попытаются использовать для смены режима в КНДР военную силу, сильно преувеличены из-за неприемлемо высокой цены за это. К тому же в прямую конфронтацию с США был бы вовлечен Китай, что нежелательно для всех, прежде всего США, которые не готовы к большой войне в тихоокеанском регионе.

Сохранение очага контролируемой напряжённости вблизи китайских границ, чему еще раз поспособствовало ядерное испытание, напротив, США на руку. Оно позволяет им держать здесь крупную группировку войск, вести модернизацию вооружений и заодно удерживать в узде союзников и оказывать давление на Китай.

Поэтому реакция США на любые действия КНДР, тем более столь провокационные — не поиск развязки, а санкции и давление. Ведь они доказали свою неэффективность: первое ядерное испытание в КНДР состоялось в 2006 г., и никакие санкции не смогли препятствовать наращиванию КНДР ракетно-ядерного потенциала.

Если действительно ставить задачу снижения напряженности на Корейском полуострове, то есть только один путь — переговоры. Включая КНДР, которой с ростом ее военного потенциала отказывать в этом все страннее. Однако администрации Б. Обамы и Сеулу этот вариант не подходит (похоже, они все еще рассчитывают на самопроизвольный коллапс северокорейского режима, который надо подтолкнуть) России и Китаю в этих условиях остается лишь терпеливо убеждать на политико-дипломатических методах и возобновлении шестисторонних (КНДР, РК, США, Китай, Россия, Япония) переговоров. Именно они в идеале должны увенчаться созданием новой системы безопасности в Северо-Восточной Азии, в рамках которой только и может быть решен ядерный вопрос. Пока что такие переговоры имели бы практическим следствием замораживание на их время ракетно-ядерной программы КНДР, что крайне актуально. Сейчас процесс переговоров не менее важен, чем их результат. Такому развитию событий вряд ли способствовало бы ужесточение санкций против КНДР и ее изоляция. Поэтому при выборе мер реагирования в рамках Совета Безопасности ООН стоило бы соблюдать осторожность. Первый принцип — не навреди.

_____

[1] Заявление Правительства КНДР от 06.01.2016.

Источник: http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=7112#top-content

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.