Тигр, которого передавали [друг другу]

Вниманию читателей предлагаю новеллу из книги, подаренной Инной Цой, «Ким Чегук. Корейские новеллы»

Основная цель настоящего издания — публикация двух уникальных рукописей корейских новелл, эти рукописи получил в дар от автора, почти неизвестного корейского писателя XIX в. Ким Чегука, английский исследователь Кореи У. Г. Астон (1841—1911), собиравший корейскую простонародную литературу.

Рукописи не зафиксированы в существующих каталогах корейской литературы. В настоящем издании они публикуются впервые.

Включение нового литературного памятника в научный оборот позволит сознать более полное представление о литературном процессе в Корее, о длительной эволюции традиционного новеллистического жанра и о его достижениях.

загружено

(Рассказ о тигре, которого передавали [друг другу])[1]

// В прежние [времена] шел как-то по дороге один человек. Впереди были горы с высокими вершинами, слева и справа росли разные деревья и цветы, благоухающие травы покрывали [землю], всюду [летали] птицы и сновали звери. По ступенчатым скалам стекала вода, похожая на яшму, и, падая к подножию горы, разбивалась на тысячи [брызг]-жемчужин. [За долгие годы] этой воды скопилось так [много], что образовалось большое озеро. И вот [теперь] на берегу этого озера беззаботно сидел старик-рыбак и, забросив свою трехпалевую[2] удочку, пел песню. А на другом берегу дровосек рубил дрова//и насвистывал какую-то мелодию. Очарованный ее звуками и поглощенный [созерцанием] картин природы, [путник] забыл об усталости. То присаживаясь, чтобы [полюбоваться видами], то опять [продолжая] свой путь, он прошел два-три ли[3]. И тут слева от дороги [путник увидел] крутую тропинку. «[Интересно], куда же она ведет?» — подумал [путник], присел на камень отдохнуть и вдруг между деревьями увидел тигра и человека, стоявших лицом друг к другу! Пораженный этим [необычным зрелищем], он продвинулся [вперед] на два-три шага и, приглядевшись внимательнее, [увидел], что юноша лет двадцати одной рукой крепко держит тигра за горло, а другой ухватился за сук большого дерева. [Путник] заметил, что силы тигра иссякли, // и он стоит, касаясь земли только задними лапами. Юноша тоже ослаб, и оба стоят [неподвижно], глядя друг на друга. Положение было таково, что если силы одного восстановятся раньше, то другой [неминуемо] погибнет! Путник был от природы очень сильным и смелым человеком. Увидев, в какое [опасное] положение попал юноша, он решил спасти его и подошел ближе. Юноша, [заметив его], взмолился:

— [Господин] янбан[4]! Я, ничтожный мальчишка, не знаю, кто вы и откуда пришли. Я рубил дрова, встретился с тигром, ничего не смог сделать и попал вот в такое положение. Теперь силы мои совсем иссякли, и я не могу удерживать эту зверюгу даже короткое время. // Вот если бы вы соизволили немного подержать [тигра] вместо меня, ничтожного мальчишки, то я забил бы его. Неужели вы не поможете?!

— Так и сделаем! — ответил путник и, заменив юношу, так крепко схватил тигра за горло, что тот не мог даже пошевелиться, — я очень спешу, — стал он торопить [юношу], — быстро убей зверя!

— Я мальчишка, только что отпустил зверя, — ответил ему, однако, юноша, — в ногах и руках у меня совсем нет сил. Прошу вас, подождите немного. Я схожу в одно место и принесу оружие, чтобы убить тигра! — и он куда-то ушел.

Вот прошло уже два-три часа, // а [юноша] все не возвращался. [Теперь] у путника тоже иссякли силы, и он также не мог ни убить, ни отпустить тигра. Ведь [отпусти он тигра], тот сразу же его разорвет! И тогда [путник] подумал: «Уж лучше бы я шел своей дорогой. Парня-то я спас, а себя довел до погибели. [Да видано ли] было такое в мире?!» И он закричал, призывая юношу, но никакого ответа не было.

А в это время силы тигра стали понемногу возвращаться. Норовя вырваться из [рук путника], он злобно сверкал своими желто-золотыми глазами и, [широко] разевая ярко-красную пасть, издавал рычание, подобное грому! Путник от природы // был бесстрашным человеком и не очень-то испугался, однако руки и ноги его ослабели. И вот в этот момент великой опасности и тревоги, когда юноша все не возвращался, на дороге, которая [находилась] к востоку от него, появился какой-то монах. За густыми деревьями он не мог хорошенько разглядеть тигра и человека и рассуждал сам с собой: «Где-то рычит тигр. Но когда я пытаюсь понять где, — рычание прекращается и никого не видно. Странное дело!» И он, наклоняя голову то в одну, то в другую сторону, [растерянно оглядывался]. А путник, [увидя], что ему здорово повезло, поспешно закричал:

— Святой отец, спасите человека!

Монах удивился, быстро подошел и увидел человека, которому угрожала смертельная опасность. Этот монах тоже был очень сильным малым, В но у него не было никакого оружия. К тому же он подумал: «По буддийскому учению нельзя ни убивать, ни причинять зло кому бы то ни было». Пока он так размышлял, путник, державший тигра, напрягал [последние] силы, и казалось г он вот-вот выпустит зверя. А силы тигра все прибывали.

Поэтому [монах] быстро подошел, взял тигра [за горло] вместо путника и сказал:

— Послушайте! (ёпосио — обращение к человеку). Извольте выслушать меня. По нашему буддийскому учению, нельзя убивать или причинять зло кому бы то ни было своими руками. Поэтому я сам не могу убить [тигра]. Я только подержу его вместо вас, а вы, когда ваши руки отдохнут немного, сходите куда-нибудь, раздобудьте оружие Iпёнгый\ имеется в виду ружье, меч или копье), которым и прикончите тигра!

Тогда путник отпустил тигра, // отбежал подальше и сказал:

— Ты читал только буддийские книги (пульгён — сочинения Будды), а сочинений Мэн-цзы[5], верно, не читал! А в книге, которая называется «Мэн-цзы», сказано: «Если один человек убил другого мечом и говорит, что это не он убил его, а меч, то действительно ли преступление совершил меч, а не человек?» Твое [положение] сейчас точно такое же. Если, послушавшись тебя, я убью этого тигра, то не я, конечно, совершу грех, а именно ты, так как принуждаешь меня сделать это. Разве сможешь ты сказать, что не нарушил заповеди буддийского учения? Но не только ради [спасения] тебя же самого я не стану убивать этого тигра. // Это — тигр, которого люди постоянно передают друг другу. Знай это и держи его до тех пор, пока не попадется тебе какой- нибудь другой человек. Тогда поступи, как я, и передай тигра ему!

И, сказав так, он убежал. Вот почему этого тигра и прозвали «Чёнчжян хо», [что значит «Тигр, которого передают друг другу»].

А я скажу, что и в нынешнем мире есть люди, которые за добро платят злом. Видимо, все они ученики (течжа — [слово, значащее] то же, что ‘ученик’) того самого негодяя, который [первым] передал этого тигра другому!

_____

[1] В круглых скобках – пояснения Ким Чегука. Поясняемое слово мы повторяем в той грамматической форме и орфографии, которая дана в тексте.

[2] Паль – мера длины, равная расстоянию между кончиками пальцев вытянутых в сторону рук.

[3] Ли — мера длины, равная 0,393 км.

[4] Янбан (буквально: два деления – представитель привилегированного сословия, состоявшего из гражданских и военных чиновников; янбан делились на высших и низших в зависимости от ранга.

[5] Мэн-цзы (IV – III вв. до н. э.) – китайский философ, последователь Конфуция.

***

Источник: Ким Чегук. Корейские новеллы. С-Пб. 2004 г.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.