Тонмён, рождённый солнечным лучом

загружено

Перевод А. Ф. Троцевич

Чудесная жемчужина

В «Основных анналах» сказано: Хэбуру, правитель Пуё[1] до старости не имел сына. Тогда он принес жертвы божествам гор и рек, прося о наследнике. Лошадь, на которой ехал царь, дошла до озера Конён и, увидев большой камень, пролила слезы. Государь удивился и велел людям перевернуть камень — там лежал маленький ребенок. У него был облик лягушки золотого цвета. Царь сказал:

— Это Небо подарило мне наследника!

Он взял мальчика к себе и, назвав его Кымва — Золотая Лягушка, сделал своим наследником.

И вот однажды его министр Аранбуль доложил:

— Нынче ко мне сошёл Небесный государь и промолвил: «Я пошлю своего внука основать здесь царство, а ты уйди с этих мест. У берега Восточного моря есть земля Касобвон[2], там хорошо растут пять хлебов и можно основать столицу».

Аранбуль посоветовал государю перенести в те земли своё государство и назвать его Восточное Пуё, а в старой столице появился сын Небесного государя Хэмосу.

Во времена династии Хань[3], на третьем году правления под девизом Шэнь-цюэ[4], в год имсуль Небесный государь послал своего наследника в прежние владения Пуё. Хэмосу, следуя повелению Неба, спустился на землю в колеснице, запряжённой пятёркой драконов. Его сопровождали сто человек, они сидели на белых лебедях, а по небу плыли разноцветные облака, в которых звучала музыка. Он остановился на горе Унсим и впервые с неё сошёл только через десять дней. На голове у него была шапка с крыльями ворона, у пояса меч — «Драконово сияние». Утром Хэмосу выслушивал доклады о делах царства, а вечером возвращался на небо. Люди прозвали его Небесным царевичем.

На севере от столицы протекала река Чхонха. Река Чхонха — это нынешняя Амноккан. У Божества реки было три дочери-красавицы. Старшую звали Люхва, среднюю — Хванхва, а младшую — Вихва. Они вышли из реки Чхонха и отправились погулять к омуту Унсим. Их божественный облик был прекрасен, подвески звенели, как на горе Ханьгао[5].

Государь обратился к приближённым:

— Вот бы заполучить одну из них и сделать государыней, тогда у меня будет наследник.

Но девушки, увидев государя, тут же ушли под воду, тогда приближённые посоветовали:

— Отчего бы государю не построить дворец? Только девушки войдут туда, вы тут же захлопните дверь!

Государь поступил так, как они посоветовали. Нарисовал кнутом на земле медный дворец, и он тут же воздвигся, прекрасный на вид. В покоях расстелили три циновки и поставили чарки с вином. Девушки сели на циновки и принялись угощать друг друга. Они сильно захмелели, а государь, дождавшись, когда они опьянеют, вышел и преградил им обратный путь. Девушки испугались и бросились бежать, но старшую, Люхва, государь сумел поймать.

Божество реки разгневалось и велело спросить у государя:

— Кто вы такой и почему держите у себя мою дочь?

— Я сын Небесного государя и хочу вступить с Божеством реки в брачный союз, — ответил государь.

Тогда Божество реки снова велело ему сказать:

— Если вы сын Небесного государя и просите меня о брачном союзе, то должны были бы послать сваху, вы же, пренебрегая обрядом, попросту держите у себя мою дочь.

Государь понял, что неправ, и отправился на встречу с Божеством реки, но войти в его дворец не сумел. Тогда он решил отпустить Люхва, но она полюбила Хэмосу и не захотела с ним разлучаться.

— У вас есть колесница, запряжённая драконами, — сказала она. — Сядьте в неё и попадёте в царство Божества реки.

Государь поведал небу о своей просьбе, и тут вдруг, проплыв по воздуху, опустилась колесница, запряжённая пятью драконами. Государь вместе с Люхва сел в колесницу. Внезапно поднялся ветер, помчались облака, и они тут же очутились возле дворца. Их почтительно встретило Божество реки и, усадив, промолвило:

— Свадебный обряд — это порядок, установленный небесами. Отчего же вы пренебрегаете церемониями и позорите мой дом?

Только на седьмой день протрезвел государь от вина, выпитого с Божеством реки. Тогда Божество реки обратилось к нему с такими словами:

— Вы сын Небесного государя. А умеете ли вы творить чудеса?

— Извольте, тут же и попробуем! — ответил ему государь.

Тогда Божество реки в воде, прямо перед дворцовым залом, превратилось в карпа и стало резвиться в волнах, а государь обернулся выдрой и схватил карпа. Божество реки сделалось оленем и бросилось бежать, но государь стал шакалом и помчался за ним. Божество реки превратилось в фазана, а государь — в сокола и напал на него. Божество реки поняло, что он и вправду сын небесного государя, и совершило свадебный обряд. Однако, опасаясь, что у государя нет намерения взять его дочь в жёны, Божество реки принялось потчевать его вином, а музыкантам велело играть. Когда государь захмелел, Божество посадило его вместе с дочерью в кожаный возок, поместило его на колесницу, запряжённую пятью драконами, и повелело ей подняться в небо. Но не успела колесница выйти из воды, как государь отрезвел, выхватил у Люхва золотую шпильку, проткнул ею кожаный возок и, выскользнув через отверстие, один взлетел в небо.

Божество реки разгневалось и выговорило дочери:

— Ты не послушала моих указаний и опозорила мой дом!

Он приказал слугам обвязать рот девушки, и тогда её губы вытянулись на целых три чхока[6]. С двумя служанками её сослали в воды озера Убаль. Озеро Убаль нынче находится к югу от горы Тхэбэксан.

Однажды рыбак по имени Силач Пучху доложил государю Кымва:

— Какой-то зверь таскает рыбу у запруды и исчезает, а что за зверь, мы не знаем.

Государь велел рыбаку изловить зверя сетью, но сеть порвалась. Тогда выковали железные сети, чтобы его поймать. И вот выловили какую-то женщину, которая сидела на камне. Из-за того, что у неё были очень длинные губы, она не могла говорить. Кымва трижды приказывал срезать ей губы, и только после этого она заговорила.

Государь, узнав, что она супруга сына Небесного государя, поместил её в особом дворце. В её лоно проник солнечный луч, и она зачала. На четвёртом году правления под девизом Шэнь-цюэ, в год кехе[7], летом в четвёртой луне родился Чумой. Кричал он очень громко, и кости у него были необыкновенны. А сперва она родила из левой подмышки яйцо величиной в пять сын[8].

Государь подивился:

— Человек родил птичье яйцо, как бы не вышло беды! — И велел слуге положить яйцо в конюшню, но лошади его не затоптали. Тогда бросили яйцо в глухих горах, но все животные его охраняли, а в те дни, когда облака затемняли солнце, над яйцом всегда сиял солнечный луч.

Государь вернул яйцо матери, чтобы она ухаживала за ним. В конце концов оно раскрылось, а в нём оказался мальчик! Мальчик только родился, но не прошло и месяца, как он заговорил.

Однажды он сказал матери:

— Рой мух лезет мне в глаза, не могу заснуть. Матушка, сделайте мне лук и стрелы!

Мать сделала из лозы лук и стрелы и подала ему. Чумон выстрелил в муху, что сидела на прялке, и вылетевшая стрела попала прямо в цель. В стране Пуё тех, кто хорошо стреляет из лука, называют «чумон».

Чумон вырос, и открылись в нём большие таланты. У Кымва было семь сыновей, и Чумон всегда ходил с ними на охоту. Как-то раз сыновья Кымва со всей своей свитой в сорок с чем-то человек добыли только одного оленя, а Чумон подстрелил множество. Сыновья государя, позавидовав ему, поймали его и привязали к дереву, а сами забрали оленей и ушли. Чумон вырвал дерево и возвратился домой. Тогда Тэсо, наследник государя, сказал отцу:

— Чумон необыкновенно храбр, и взор его необычен. Если сейчас от него не избавиться, может случиться беда!

Государь послал Чумона пасти коней, чтобы узнать, как он к этому отнесётся. Чумон, затаив в душе вражду, сказал матери:

— Я внук Небесного государя, а стал пастухом у человека. Уж лучше смерть, чем такая жизнь! Я хотел бы отправиться в южные земли и основать там царство, но против вашей воли поступать не стану.

Тогда мать посоветовала ему:

— Я слышала, будто доблестный муж, отправляясь в дорогу, обзаводится добрым скакуном — вот о чем я тревожусь дни и ночи.

— Я умею выбирать коней, — ответил Чумон и, отправившись в табун, принялся длинным бичом хлестать коней. Лошади бросились врассыпную, а один огненно-рыжий конь перескочил через ограду в два чана[9] высотой. Чумон увидел, что это хороший скакун, и тайком воткнул ему в самый корень языка железную иглу. Язык у коня заболел, он перестал пить воду и есть траву и очень отощал. Когда государь пришел проверить табунщика, он увидел, что кони откормлены, обрадовался и подарил Чумону самого тощего. Получив коня, Чумон выдернул иголку и прибавил ему корма.

Чумон тайно сговорился с тремя добрыми товарищами. Они были очень мудрыми, и звали их Ои, Мари и Хёппу. Все они бежали на юг и подошли к реке Омчхе. Ещё она называется Кэсасу и находится на северо-востоке от реки Амноккан. Захотели переправиться через эту реку, но лодки не нашлось. Боясь, что их вот-вот настигнет погоня, Чумон поднял к небу кнут и с жаром вскричал:

— Я внук Небесного государя, а со стороны матери — внук Божества реки. Я спасаюсь от преследователей и вот пришел сюда. О государь Неба! О владычица Земля! Пожалейте меня, сироту, сделайте мне лодку или постройте мост!

Воскликнув так, он ударил луком по воде, и тотчас же всплыли рыбы и черепахи и составили мост. Чумон сразу же переправился. Вскоре подошли и преследователи. Они бросились к реке, но мост из рыб и черепах тотчас распался, а те, кто успел ступить на него, погибли.

Чумон очень страдал из-за предстоящей разлуки с матерью, и тогда она, дав ему узелок с зёрнами пяти хлебов, сказала:

— Ты обо мне не беспокойся!

Но он, думая о разлуке, забыл про зёрна. Как-то раз он сел отдохнуть под большим деревом, и тут же прилетела пара голубей.

— Должно быть, это божественная матушка послала мне зёрна! — заметил Чумон и, выстрелив из лука, одной стрелой убил сразу двоих. Он подобрал их и, раскрыв клювы, вытащил зерна, а потом побрызгал на голубей водой — те ожили и улетели.

Государь Чумон сел на связку травы и установил обязанности подданных.

Как-то Сонян, правитель страны Пирю[10], отправился на охоту. Увидев, что государь Чумон обликом необычен, пригласил его к себе, усадил на почётное место и сказал:

— Я живу вдали от людей, у края моря и ни разу не был удостоен чести лицезреть вас. А нынче мы неожиданно повстречались. Разве это не счастье? Кто вы и откуда пришли?

Чумон ответил:

— Я внук Небесного государя и правлю Западным царством. Осмелюсь спросить, а вы чей потомок?

— Я из потомков тех бессмертных, что были государями в этой земле из поколения в поколение, — ответил Сонян. — Земли наши малы, их невозможно поделить между двумя правителями. Ведь вы совсем недавно основали здесь царство, а хотите сделать меня своим подданным!

Чумон воскликнул:

— Я потомок Небесного государя, а вы нет! Посмели величать себя государем, хотя и не наследник божества! Если не возвратите мне земли, небо непременно покарает вас гибелью!

Сонян не поверил, что государь — внук Неба, и решил его испытать:

— Я хотел бы пострелять с вами из лука.

Он нарисовал оленя и, поставив картину в ста шагах, выстрелил первым. Однако его стрела даже не коснулась оленьего пупка, а отскочила, будто её рукой отбросили. Тогда государь велел слуге подвесить нефритовое кольцо более чем в сотне шагов и выстрелил — кольцо сломалось, как черепица. Сонян очень испугался.

— Мы создали царство, — как-то заметил государь, — но у нас нет ни барабанов, ни рожков для совершения обрядов. Вот прибыли посланцы из страны Пирю, а я, будучи государем, не могу совершить церемонию их встречи и проводов. Все станут пренебрегать мною.

— Раз вы стали государем, — посоветовал приближённый Пубун, — возьмите барабан и рожок у страны Пирю!

— Разве можно брать вещи, принадлежащие другому царству? — ответил государь.

— Отчего же не взять то, что послано Небом? — заметил Пубун. — Ведь когда вам пришлось трудно в Пуё, кто-то посоветовал вам отправиться в эти места, и вы, пережив смертельные опасности, прославили свое имя к востоку от Ляо[11]. Какое дело не завершится успехом, если на то есть повеление Небесного государя?

Пубун и ещё трое вместе с ним отправились в Пирю, захватили барабан и рожок и вернулись обратно. К правителю Пирю отправили посланника рассказать про барабан и рожок. Сонян испугался и прибыл посмотреть. Видит — барабан и рожок темного цвета, значит, старые. Сонян не посмел спорить и удалился.

После этого Сонян решил, что пусть подчинится тот, чья столица новее. Тогда государь Чумон, сооружая дворцовые палаты, велел возвести стропила из трухлявого дерева, будто им уже тысяча лет. Сонян прибыл посмотреть и не осмелился спорить, чья столица новее, а чья древнее.

Как-то государь, охотясь в западных землях, поймал белого оленя и, подвесив его за ноги у Хэвона[12] — «Крабьего источника», поклялся:

— Если Небо не пошлёт дождь и не зальёт столицу Пирю, я тебя не отпущу! Хочешь избежать беды, попроси Небо!

Тогда олень возопил так, что голос его поднялся до небес. Семь дней дождь заливал столицу Соняна, и правителю пришлось связать бревна тростниковыми верёвками, запрячь вместо лошадей уток, а его народ ухватился за верёвки. Тогда Чумон провёл кнутом по воде, и она стала убывать. В шестой луне Сонян всем царством пришёл к нему покориться.

В седьмой луне над горой поднялась чёрная туча и люди перестали видеть эту гору, только слышали, будто там копают землю несколько тысяч человек.

— Это Небо возводит для меня столицу, — объявил государь.

В седьмой луне туча рассеялась и открылся город — со стенами, дворцами и террасами. Государь поклонился Небу и вселился в город.

Осенью в девятой луне государь поднялся на небо и больше не возвращался. В том же году сорок его наследников взяли нефритовую плеть, оставленную государем, и похоронили её в горе Ёнсан[13].

_____

[1] Пуё — одно из древних племенных объединений на территории Корейского полуострова.

[2] Касобвон — древнее владение, предположительно было расположено в нижнем течении р. Туманган на севере Корейского полуострова.

[3] Династия Хань — династия в Китае, правила в 206 г. до н. э. — 220 г. н. э.

[4] Шэнь-цюэ — в Китае императоры для периодов своего правления выбирали девизы. Шэнь-цюэ девиз годов 61–58 до н. э.

[5] Гора Ханьгао находится в Китае (провинция Хубэй). Существует предание о том, как юноша Чжэн Цзяо-фу встретил в этом месте двух фей, у которых были подвески из нефритовых бусин. Феи поднесли ему эти подвески

[6] Чхок — мера длины, равная 30,3 см.

[7] Кехе — название года в циклическом летосчислении, 58 г. до н. э. Далее в переводах сохранены циклические названия годов, как они даны в оригинальных текстах

[8] Сын — мера сыпучих тел, равная 1,8 л.

[9] Чан — мера длины, равная 3,33 м.

[10] Пирю — название земель, которые, возможно, располагались в долине реки Пирю. Река Пирю — предположительно один из притоков реки Хуньцзян (на границе двух китайских провинций Цзилинь и Ляонин).

[11] Ляо — река на полуострове Ляодун в Китае.

[12] Хэвон — неизвестно, где было расположено это место.

[13] Ёнсан — гора, неизвестно, где она была расположена.

Источник: Чудесная жемчужина. Рассказы о необычном. Корейские предания, легенды и сказки. С-Пб., 2014 г.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.