Вернуться домой

1970557_496780797099829_268099161_n

1970557_496780797099829_268099161_n

Член Союза писателей России Сергей Ян

Пока родители рядом, не ценишь их, а когда они уходят – ты словно один на ветру, так стыло на сердце.  И уже ничего не можешь сделать для них. Как ни старайся, все получается для себя. Не можешь исполнить  их мечту…

Вся жизнь моего отца сложилась в короткую, несколько строчек, биографию:  Родился в 1917 году  в бывшей японской колонии — Корее, в городе Пусане; образование –  полтора или два года начальной школы.  В 1943 году по трудовой мобилизации оказался на Сахалине, работал при японцах, работал в СССР,  на работе стал инвалидом и  ушёл в неведомое в 1979 году. Всего шестьдесят два года жизни, из них двадцать шесть в Корее, на родине и тридцать шесть на Сахалине, с  несбывшейся мечтой о встрече с родными.

Вернуться домой ему не позволили  послевоенные амбиции США и СССР, и действия  правительств Японии и Кореи. Более того, Корея – родина, страна его грёз,  не признала моего отца своим гражданином даже после его смерти. Не хватило какой-то бумажки или если официально из-за «недостатка сведений». Ставится под сомнение сам факт его рождения в Корее. Может, он был инопланетянином?  Ну и что, — скажете вы, — В чем проблема?   Имел ли он  право на гражданство Кореи или нет, сейчас не имеет никакого значения.   Мир стал другим; теракты,  климатические  катастрофы, локальные войны, а он о человеке, который умер  тридцать шесть лет назад. 

Возможно, что в  глобальной шкале ценностей,  которую создают в своём сознании  иные политики и «государственные люди», такое видение доминирует, но меня, как и очень многих, в этой шкале нет. Мы живём чувствами и, всматриваясь в «зеркало» своей изначальной сути, знаем, что родители живут в наших сердцах, живут вместе с нами из мига в миг.  Они такие, какими мы их выбрали и какими мы их желаем видеть. Они просто Мама и Папа, просто Любовь, чистая и безусловная –  смысл  и ценность нашего бытия.

На Сахалине пока ещё осталось поколение, которое помнит о трагедии своих родителей,  мобилизованных и принудительно вывезенных  из Кореи в годы последней мировой войны. Они пережили на чужой земле неимоверные страдания  и скончались, так и не получив от родных ни единой весточки. Родина, куда они мечтали вернуться вместе со своими детьми, не  вспомнила о них, хуже того, она фактически отказалась от них, не предоставляя  им своего гражданства. Сколько человек на рубеже веков вернулось домой по пилотной программе, из более чем двадцати тысяч, брошенных Японией на Сахалине в 1945 году? Думаю, что меньше тысячи.

Из статьи «Проблемы Сахалинских корейцев: история и нерешённые вопросы» доцента Института экономики и востоковедения СахГУ Пак Сын Ы.

«…Положение завербованных на Карафуто корейцев было ужасающим. Большинство из них вынуждено было работать там, где наиболее опасно: на строительстве военных аэродромов, железной дороги, на шахтах, лесозаготовках. Прекрасной иллюстрацией сказанному может служить рассказ Пак Хе Дона, покойного председателя Совета Старейшин областной организации сахалинских корейцев: «В январе 1943 г. меня забрали из родной деревни и доставили в Пусан. В полицейском участке нас переодели в тюремную робу. В течение недели нас держали в товарняке. В Вакканае нас погрузили в судно. 42 корейца сидели как тюки на железном полу самого нижнего трюма. Тёмной ночью достигли порта Отомари (ныне Корсаков). Затем нас доставили на шахту Найбути (ныне Быков) и сразу же погнали на работу. Мы были механизмами для добычи угля. Работали по 12 часов в сутки, питались стоя, за смену каждый шахтёр должен был добывать 2 т. Так как не было никаких средств безопасности, то очень часто шахтёры попадали под обвал» …

…Свидетельствует Ха Кён Су: «Мой отец Ха Ин Джун с двумя братьями был насильственно привезен на Сахалин на шахту Торо концерна «Мицубиси» (ныне г. Шахтерск). В октябре 1944 г. его снова мобилизовали на шахту Кюсю в Японии. На Сахалине осталась семья, бабушка и тётя. В апреле 1945 г. родилась моя сестра. Оставшись без кормильца, женщины и дети голодали, и через полтора месяца после рождения дочери наша мама умерла. После окончания войны в октябре 1945 г. отец с тремя другими, такими же дважды принудительно мобилизованными, на судне контрабандистов вернулся на Сахалин, чтобы уехать на родину вместе с семьей. В 1988 г. мы получили из Республики Кореи приглашение от родственников, но на следующий день (29 сентября) он умер» …

…15 августа 1945 г. японский император Хирохито по радио объявил о поражении Японии в войне. Узнав об этом, обозлённые японцы направили свой гнев на невинных корейцев. Поползли слухи о том, что среди наступающих солдат Советской армии находятся и корейцы. На самом деле это были ороки, гиляки, нивхи и другие представители коренного населения Сахалина. Японцы стали бояться корейцев. Вследствие этого они вынесли решение: «Корейцы только и ждут прихода русских, эти собаки помогают им. Они – русские шпионы. Надо их убивать» [5, С. 28]. И убивали. По свидетельству Ким Кен Сун (78 лет)(умерла — прим. редакции), жительницы г. Сеула, которая поставила посредине пос. Леонидово (Сахалин) памятник и приезжает из Республики Корея ежегодно, чтобы проводить поминальную церемонию, «18 августа 1945 г. в Камисиcука (ныне пос. Леонидово) японцы загнали в барак и сожгли заживо 18 корейцев, в том числе ее отца Ким Кен Бек (54 лет) и брата Ким Ден Де (18 лет). Узнав о наступлении советских войск с севера Сахалина, японские офицеры, обвинив корейцев в шпионаже в пользу Советской армии, забрали их в жандармерию, без суда и следствия загнали в барак и сожгли». Об еще одной трагедии рассказывает  К. Гапоненко: 20–23 августа 1945 г. японцы вырезали 27 жителей-корейцев в деревне Мидзухо (ныне с. Пожарское), среди которых были 3 женщины и 6 детей [5, С. 28]. Убегая от наступающей Советской Армии, японцы сжигали и уничтожали все, что могли. Они высыпали в грязь рис и другие продукты, выливали в водохранилища керосин…».

Геноцид евреев и армян признан международным сообществом. Справедливость в отношении Сахалинских корейцев  так и не восстановлена.  Разве не являются геноцидом  в отношении сахалинских корейцев указанные факты?

С начала текущего года Россия и Япония по дипломатическим каналам  и на  личных встречах руководителей государств активно обсуждают вопрос заключения мирного договора. СМИ  публикуют  «утечки» условий передачи (возврата)  островов, объёмы инвестиций в российскую экономику, говорят об отмене визового режима. Идёт кропотливый, необходимый для  обеих стран, поиск компромиссов, поиск путей  цивилизованного решения  проблемы.

Официальный визит президента России В.Путина в Японию намечен на  декабрь 2016 года.  Скорее всего,  будут приняты важные решения, ведущие к нормализации отношений между странами.  Такое можно только приветствовать.  Именно поиск взаимоприемлемых решений, учитывающих интересы обеих сторон,  а не бойкоты, санкции и «сражения», пусть даже дипломатические, приведёт к истинно добрососедским  отношениям между странами и народами. Главное — желание услышать  друг друга и вместе пройти  путь к миру и согласию.  Но, как мне кажется, ни одна из договаривающихся сторон и тем более Корея,   не желают в настоящее время  в процессе переговоров или  как-то иначе, рассматривать волнующие нас вопросы. На одной чаше весов межгосударственные, мировые проблемы, на другой всего лишь восстановление справедливости  в отношении определённой категории людей, таких как мой отец, которых одни привезли и бросили на месте, а  другие не отпустили домой.

Кого по-настоящему волнует  трагедия сахалинских корейцев?  Публично об этом пишут и говорят всего несколько человек; Пак  Ю. А. – учёный, общественный деятель,  Ким С. М. – руководитель корейского телевещания на Сахалине,   Бя В. И. – редактор газеты «Сэ коре синмун», Пак О. В. — руководитель общественной организации разделённых семей сахалинских корейцев и….  Мои извинения всем, кого не назвал.  Наверное, ведущие  общественные организации сахалинских корейцев, в сложившихся обстоятельствах дипломатической активности  между Россией и Японией, Россией и Кореей (по ядерной программе Севера) не забыли напомнить всем о  нерешённых проблемах сахалинской корейской диаспоры. Возможно, проводились собрания и другие акции, были написаны и опубликованы  письма руководителям государств, производился сбор подписей, направлялись  запросы в  соответствующие дипломатические ведомства указанных стран, проводились пресс-конференции, появились публикации в СМИ.  Скорее всего, находясь в уединении, я просто не знаю об этом, поскольку  не вхожу в круг лиц,  мнение которых интересует  Корейский  культурный центр или корейские общественные организации.   Поэтому в очередной раз скажу о своём видении  результата  справедливого разрешения «сахалинской» проблемы:

  1. Признание всех сахалинских корейцев, вывезенных из Кореи на принудительные работы в годы японской оккупации и скончавшихся на Сахалине, гражданами Республики Корея, по имеющимся свидетельствам о смерти, выданным органами ЗАГСа на Сахалине.
  2. Предоставление по личному заявлению гражданства Республики Корея детям (потомкам) корейцев, находившимся на Сахалине до 15 августа 1945 года.
  3. Полноценная, семейная (по желанию заявителей) репатриация всех сахалинских корейцев в регламентированные 2-3 года сроки, в том числе первоочередная репатриация корейцев, считавшихся гражданами Японии до их денатурализации в 1957 году .
  4. Возмещение материального и морального ущерба всем насильственно вывезенным из Кореи на Сахалин до 15 августа 1945 года.  В случае смерти потерпевших, выплату произвести   наследникам,   независимо от их гражданства в настоящее время.

После окончания Второй Мировой Войны десятки миллионов людей, вынужденно покинувших родину или насильственно вывезенных из страны проживания,  вернулись домой, обрели счастье жить с родителями и детьми, и только сахалинские корейцы, вследствие преступных действий  или бездействия США, Японии, СССР и Кореи, принудительно остались на чужбине. Через пятьдесят пять лет старшее поколение (до 1945 года рождения) по пилотному проекту, разработанному Японией с участием Кореи, получило возможность переселиться  на родину, на ПМЖ. Они уехали.

Может это был «зов крови» или решающими оказались экономические обстоятельства и условия проживания на Сахалине пенсионеров – кто скажет?  А дети и внуки остались.  Не позволили  взять их с собой. Новая трагедия, новые разделённые семьи.

Один за другим в одиночестве уходят из жизни престарелые переселенцы.  Кого устраивает такое решение сахалинского вопроса? В последние годы своей жизни, мой отец уже не говорил о жизни в Корее,  он  мечтал умереть  на родине. Земля там тёплая, — сказал он  мне незадолго до своего ухода.

***

Уважаемый президент Российской Федерации   Путин Владимир Владимирович!

Уважаемый премьер-министр  Японии Синдзо Абэ!

Уважаемый президент Республики Корея  Пак Кын Хе !

Семьдесят один год  назад закончилась Вторая Мировая Война. Но и сегодня народы наших стран страдают от последствий той страшной, глобальной катастрофы. Не подписан мирный договор между Россий и Японией. Не произошло воссоединения Севера и Юга Кореи. И где-то, в череде согласования и принятия решений по важнейшим межгосударственным проблемам затерялся вопрос о людях,  принудительно завезённых в годы  войны   на Сахалин с юга Корейского полуострова и брошенных здесь на произвол судьбы. Именно от Вас, от Вашей доброй воли и  желания сейчас зависит справедливое решение проблемы сахалинских корейцев и воссоединение нескольких тысяч разрозненных семей. Незаметная миру трагедия сахалинских  корейцев продолжается.

Сергей Ян.   

28.09.2016г.

***

Источник: 새고려신문

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментариев пока нет, но вы можете оставить первый комментарий.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>