Война за историю в Южной Корее

165038

Константин Асмолов

Кризис вокруг попытки создания единого учебника истории для школ средней и высшей ступеней в Республике Корея продолжается. Протесты против политики государства в этой сфере даже стали поводом для кратковременного бойкота оппозицией заседаний Национальной Ассамблеи и одним из лозунгов массовой антиправительственной демонстрации, состоявшейся в центре Сеула 14 ноября 2015 года, о которой мы подробнее напишем позднее. Как заявил председатель оппозиционной партии Мун Чжэ Ин, если решение о создании единого учебника не будет отменено, население страны начнёт массовые акции протеста, тем более что план подготовки единого учебника был утверждён за два дня до окончания 20-дневного периода сбора мнений граждан страны относительно необходимости его создания. Против унификации учебников выступил директор департамента образования Сеула, а также объединения педагогов, включая Всекорейский профсоюз учителей. Заявление подписали  более 21 тыс. преподавателей, в связи с чем в министерстве образования заявили, что действия Корейского союза учителей и работников образования нарушают нейтралитет образовательных учреждений.

Тем не менее власти продолжают работу над проектом. 3 ноября министр образования РК Хван У Ё представил план подготовки единого учебника, а на следующий день министерство поручило составление учебника специальному комитету, в состав которого должны войти от двадцати до сорока человек – представители общественности и эксперты по истории. Частично они будут назначены, а частично выбраны на конкурсной основе. Работа по составлению учебника начнётся с конца ноября и продлится около года. В декабре следующего года учебник должен быть передан на утверждение, а с марта 2017-го он появится в корейских школах, а предмет «история» будет обязателен для сдачи корейского аналога ЕГЭ.

Также стало известно, что национальный институт Истории Кореи (государственная организация) получил на создание учебника 3,9 миллиона долларов.

Два из шести руководителей авторского коллектива были назначены сразу – почётный профессор Женского университета Ихва Син Хён Сик и почётный профессор Сеульского государственного университета Чхве Мон Рён. Оба весьма почтенного возраста (1939 и 1946 гг. рождения), причем Син с 1994 по 2003 год был директором Национального института истории Кореи, а затем директором Сеульского института истории и советником мэра Сеула по вопросам истории. Профессор Чхве Мон Рён – специалист по искусству древнего мира, который в течение 23 лет (с 1988 по 2011 год) принимал участие в подготовке учебников истории для школ высшей ступени. В учебнике он должен был отвечать за подготовку раздела по истории древнего мира, а профессор Син Хён Сик – заниматься историей Средних веков. Выступая на пресс-конференции в министерстве образования, директор Национального института истории Кореи Ким Чжон Бэ обещал завершить формирование основного авторского коллектива единого учебника до середины ноября.

Однако лишь два дня спустя после того, как Чхве Мон Рён был назначен одним из ведущих авторов единого учебника, он добровольно ушёл в отставку в связи с выдвинутыми в его отношении подозрениями в нанесении словесных оскорблений журналисткам. По словам прессы, Чхве Мон Рён дал интервью журналисткам в своем доме, вместе выпивая с ними. Однако в ходе интервью он якобы совершил поступки и произнёс слова, которые нанесли собеседницам «сексуальное оскорбление». После того как об этом стали писать южнокорейские СМИ, он решил добровольно уйти в отставку.

Первые лица страны также муссируют тему учебника почти в каждом публичном выступлении. Так, премьер-министр Южной Кореи Хван Гё Ан выступил с обращением к нации, в котором дал понять, что правительство окончательно решило и намерено реализовать свое решение поставить содержание учебников истории под полный государственный контроль. Если раньше министерство образования только проверяло уже готовые учебники и выдавало рекомендации по поводу исправления некоторых частей, теперь государство будет осуществлять весь процесс – от подготовки содержания до издания и распространения в школах.

А как заявила на шестом заседании комитета по подготовке к мирному воссоединению Кореи президент РК Пак Кын Хе, понимание исторических событий и чувство гордости за собственную страну – первый шаг на пути к воссоединению, ибо перед воссоединением нации важно обладать чувством гордости за свою страну и правильным пониманием её истории. Похожим содержанием обладало и ее выступление на заседании Кабинета министров: будущие поколения должны гордиться своей страной, получая правильное историческое образование, основанное на реальных фактах.

Что же означают «реальные факты» и не драматизирует ли автор ситуацию? Ведь пока учебник еще не сделан, все разговоры о его содержании – не более, чем спекуляция. И хотя оппозиция активно называет будущий учебник – «прояпонским, подающим прояпонскую деятельность как модернизацию, а диктатуру – как демократию корейского типа», судить о его содержании можно будет только тогда, когда он выйдет.

Отчасти это так, однако некоторые выводы можно сделать уже сейчас. Во-первых, это заявления ряда ученых, которые, скорее всего, будут отвечать за составление тех или иных разделов учебника. Так, профессор Квон Хи Ен, который, скорее всего, будет главным составителем раздела по современной истории, известен своей позицией и по отношению к Северной Корее, и по отношению к советскому строю вообще. Хороший полемист, он часто выступает в дискуссиях, которые транслируются южнокорейскими СМИ.

Во-вторых, первые лица страны недвусмысленно и не раз указывали, что именно не устраивает их в современной версии учебников истории. Возьмем обращение к нации премьер-министра Хван Гё Ана, где в качестве примеров неверных трактовок он указал, в частности, интерпретацию обстановки возникновения правительств на Юге и Севере Кореи, вопрос об ответственности за начало Корейской войны (1950-53 гг.), инцидент с гибелью корвета «Чхонан» в 2010 г. и ряд других.

Очертила круг проблем и президент Пак Кын Хе. 27 октября 2015 г., выступая в национальной ассамблее, она заявила, что «исправление ненормальной ситуации, которой я добиваюсь, – попытка исправить ошибки и порочные представления, которые стали распространенной общественной практикой, и создать страну на правильном фундаменте».

Как заявила она же 22 октября на встрече с представителями партий, некоторые учебники, по которым учатся наши дети, заявляют, что Южной Корее не стоило родиться, а Северная Корея является законно существующей страной. Мы не должны учить детей пораженчеству, в то время как некоторые отрывки из учебников заставляют их чувствовать стыд за то, что они родились в Республике Корея.

Для справки: «некоторые отрывки» – как раз то, что стало широко известно благодаря Комиссии по национальному примирению, итоги деятельности которой мы разбирали в предыдущем материале.

Кроме того, Пак раскритиковала некоторые учебники за то, что они не возлагают ответственность за начало Корейской войны исключительно на Северную Корею. В другом выступлении Пак Кын Хе отметила, что нынешние учебники внушают детям неправильные ценности, занижая серьёзность и последствия северокорейских провокаций. Они также снижают значимость труда в развитии экономики страны и вызывают отрицательные настроения в отношении крупных компаний.

Думается, об этих и других «трудных вопросах корейской истории» нам стоит рассказать подробнее – хотя бы для того, чтобы наша аудитория не только лучше представляла, вокруг чего разгорелся сыр-бор, но и понимала, где речь идет о выдуманных, а где – о настоящих и весьма серьезных претензиях.

В серии материалов мы постараемся рассмотреть следующие вопросы:

  • ​Как были созданы КНДР и РК и насколько образование КНДР является легитимным?
  • ​Кто начал Корейскую войну и насколько можно говорить о внезапной и неспровоцированной агрессии КНДР?
  • ​Можно ли считать Ли Сын Мана «спасителем корейской нации» и что представляла собой Корея в его правление?
  • ​Что такое «прояпонские элементы», каково их место в новейшей истории Кореи, и почему оппозиция постоянно использует это прилагательное в качестве «обвинительного»?
  • ​Какова на самом деле роль Японии в корейской модернизации?
  • ​В чем суть вокруг споров о месте в истории генерала Пак Чон Хи?
  • ​Когда именно Юг обогнал Север по темпам экономического роста, и была ли Южная Корея с самого начала «витриной демократии»?
  • ​Действительно ли Северная Корея утопила корвет «Чхонан»?

Впрочем, по последнему вопросу мы уже можем отослать любознательную аудиторию к материалам двухлетней давности. К сожалению, с точки зрения сокрытия истины воз и ныне там, но немудрено, что даже пять лет спустя официальная версия Сеула не пользуется поддержкой даже в учебниках для средней школы.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».

Источник: http://ru.journal-neo.org/2015/12/01/vojna-za-istoriyu-v-yuzhnoj-koree-2/

Ссылки по теме:

 

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.