Янг Мина. Гастроли российских корейцев в Корее и их влияние на корейскую танцевальную культуру в начале ХХ века

Янг Мина

Гастроли российских корейцев в Корее и их влияние
на корейскую танцевальную культуру в начале ХХ века
[1]

Это исследование посвящено изучению влияния и значения деятельности исполнительского искусства российских корейцев на изменение корейской культуры в начале 1920-х годов. Группы российских корейцев приехали в Корею на гастроли в 1921-1922 гг. Они танцевали русские и европейские народные танцы (гопак, испанский танец и т.д.), пели русские песни и играли на русских и европейских музыкальных инструментах (мандолина, скрипка и т.д.). В то время их выступления стали хитами в Корее. Русские танцы и песни появились в Корее в 1920-е годы. Это послужило открытию 23 июля 1922 г. Академии Искусств в Сеуле выпускником факультета искусств Санкт-Петербургского университета Ким Дон Хан. Академия имеет статус первой профессиональной академии искусств в Корее. В этой академии корейцы могли изучать русский балет, песни, бальные танцы и т. д. Академия искусств внесла огромный вклад в распространение русской культурной деятельности в Корее.

서울 시내, c1920

서울 시내, c1920

This study investigates influences and meanings of Russian-Koreans performing arts activities on the changing of Korean culture in the beginning of 1920s. Russian-Koreans’ Performing art group came to Korea for a concert tour in 1921-1922. They danced Russian and European folk dance(Hopak dance, Spanish dance etc.), sang Russian songs and played the Russian and European instruments(mandolin, violin etc.). Their performances were a big hit in Korea at that time. Russian dances and songs came in Korea in 1920s. With this, The Arts Academy opened in Seoul on 23th of July 1922 by Kim Dong Han, who graduated St. Petersburg state university, department of arts. This Academy regarded as the 1st professional arts academy in Korea. In this academy, Koreans could learn Russian ballet, songs and ballroom dance etc.

The Arts Academy was its greatest contribution to spreading Russian cultural activities in Korea.

Введение

29 апреля 1921 г. в 8 часов вечера концертный зал Дома молодёжи в Чжон- ро (г. Кёнсон — нынешний Сеул) был заполнен зрителями, которые пришли посмотреть выступление прибывшего из Владивостока[2] корейского молодёжного ансамбля музыки и танца. Ансамбль состоял из студентов-корейцев, которые родились и выросли в России. Внешним предлогом приезда ансамбля в Корею был сбор средств в помощь этническим корейцам, пострадавшим из-за продолжительной засухи и разразившейся после революции войны, а также средств на строительство храма. В течение 46 дней ансамбль дал в общей сложности 23 концерта в 15 городах. Представления включали исполнение классической музыки, западные народные танцы (русские, испанские, венгерские), вокальные номера, игру на русских народных инструментах и т. п. Всё это было новым для корейской публики, и гастроли ансамбля стали отправной точкой в широком распространении западного танцевального искусства[3] по всей стране. В тот же период Чжо Тхэк-Вон(조택원), который вместе с Чхве Сын-Хи (최승희) и Пэ Ку-Чжа(배구자) вошёл в историю современного танца в составе «троицы нового танца», увлёкся русским народным танцем гопак и научился ему у Пак Семёна, члена корейского молодёжного ансамбля музыки и танца, с чего началась его танцевальная деятельность.

В начале XX в. русская культура и искусство оказали масштабное влияние на корейское общество. В частности, в период японской оккупации 1920-е годы ведущее место на сцене занимают гопак и другие русские танцы, популярности которых в корейском обществе положили начало российские корейцы, которые с середины XIX в. начали переселяться в Приморье. Их деятельность имела огромный резонанс в корейском обществе: они привезли с собой русскую танцевальную культуру, распространяя её через концертную и преподавательскую деятельность, познакомили корейскую публику с народными танцами Запада, что способствовало формированию нового представления о танце как таковом. Гастрольные представления ансамбля возбудило в Корее интерес к русским танцам, а преподавание танцев способствовало расширению базы русской танцевальной традиции. Известный танцевальный критик Пак Ён-Гу (Пак Ён-Гу 2000:15-16) особенно подчёркивал историческую важность гастролей корейского ансамбля из Владивостока, отмечая, что они сыграли роль катализатора развития современного танца в Корее, положив начало усвоению иностранных ритмов и танцев. Таким образом, это открыло путь для проникновения элементов иностранной культуры в корейское общество, несмотря на то что послереволюционная Россия начала 1920-х годов была охвачена гражданской войной, а для Кореи это был период японской оккупации.

Философ танца Е. К. Луговая говорит о том что, как феномен культуры, танец отражает в своей практике все крупные изменения в обществе. Самое уникальное выражение в танце всегда соотносится с историческими ценностями и традициями, даже если это не осознается самим художником. Новые формы жизни естественно из самих себя рождают новый танцевальный жест, новую музыку. Эти новые формы жизни открывают новые миры внутренних ощущений. В музыке они выражаются неожиданной игрой ритмических и гармонических сочетаний; в хореографии — изменением формы жеста и движений (Луговая 2008:106).

Таким образом, несмотря на сложную политическую обстановку в корейском обществе первой половины прошлого столетия, танцевальная культура, привнесённая этническими корейцами из России, укоренилась и дала свои плоды на новой почве, оказав значительное влияние на формирование современного корейского танца. В настоящей статье рассматривается роль гастрольных представлений российских корейцев в Корее и деятельности учебного заведения «Академия искусств» (кор. «Есул хаквон») в процессе модернизации корейской танцевальной традиции.

В ходе исследования был проведён анализ исторических материалов Российского государственного исторического архива Дальнего Востока (РГИА ДВ), Центрального государственного архива Санкт-Петербурга (ЦГА СПб)[4], Государственного института отечественной истории Кореи, а также статьи из газет «Дона Ильбо», «Мэиль Синбо», «Чосон Ильбо» выпусков 1921-1925 гг. и выпускавшейся на Дальнем Востоке корейской газеты «Сонбон(Авангард)» выпусков 1923-1925 гг.

Гастроли дальневосточных корейских ансамблей художественной самодеятельности в Корее[5]

Описание ансамблей и цель гастролей в Корею Корейские коллективы художественной самодеятельности из Приморского края трижды посетили Корею с гастролями в период 1921-1922 гг.

1) 1921 г. — гастроли Корейского молодёжного ансамбля музыки и танца (22 апреля, Владивосток — 6 июня, Кёнсон (нынешний Сеул)) в течение 46 дней.

Ансамбль в составе десяти студентов-корейцев, учащихся Восточного института г. Владивостока, посетил Корею с целью сбора средств на строительство Дворца молодёжи по линии Ассоциации молодых христиан Владивостока («Дона Ильбо» 10.04.1921). Прибыв 25 апреля 1921 г. в Вонсан, они последовательно посетили 15 городов, включая Кёнсон, Пхеньян, Чжиннам- пхо, Кэсон, Инчхон, Тэгу, Пусан, Масан и др., и дали в общей сложности 23 концерта.

2) 1922 г. — гастроли Художественного ансамбля молодёжной ассоциации чхондогё (14 апреля, Вонсан — 10 августа, Чхончжин) в течение 119 дней.

Театральная труппа в составе 20 артистов прибыла в Корею и дала 35 представлений в 27 городах, включая Вонсан, Кёнсон, Кэсон, Пхеньян, Чжончжу, Сончхон и т. п. («Дона Ильбо» 26.04.1922). Деньги, вырученные с концертов, предназначались для реконструкции храма для прихода чхондогё во Владивостоке («Дона Ильбо» 28.02. 1922).

3) 1922 г. — гастроли Христианского молодёжного оркестра (1 июля, Владивосток — 9 августа, Кёнсон) в течение 38 дней.

Практически одновременно с гастролями Художественного ансамбля молодёжной ассоциации чхондогё в Корею прибыл Христианский молодёжный оркестр Владивостока. Поездка была организована Корейской ассоциацией молодёжи Владивостока в целях сбора средств в помощь российским корейцам Приморья, страдавших от последствий засухи и набегов грабителей. Они дали 11 концертов в 8 городах Кореи, преимущественно в северной части полуострова. Однако гастроли не увенчались успехом, поскольку были довольно непродолжительными, а непосредственно перед ними прошли гастроли Художественного ансамбля молодёжной ассоциации чхондогё, и прибыли от представлений едва хватило на обратный путь («Дона Ильбо» 08.08.1922).

Как было упомянуто выше, целью гастролей дальневосточных корейских ансамблей художественной самодеятельности был сбор средств для финансирования строительства Дворца молодёжи, денег на образование и помощь корейцам Приморья, пострадавшим от гражданской войны, продолжительной засухи и денежной реформы («Дона Ильбо» 28.04.1921). Однако в тот период были часты случаи, когда подобные концерты проводились для сбора денежных пожертвований для поддержки тайного освободительного движения (Юн Кым-Сон 2011:162; Юн Чхи-Ён 1991:84). Концерты позволяли собирать в одном месте большое количество людей и организовывать сбор пожертвований, не привлекая внимания японских властей. Кроме того, первая половина 1920-х годов была периодом усиления «культурного господства» Японии, поэтому были разрешены посещения зарубежными корейцами исторической родины в целях пропаганды в колонии (Чжон Бёнчжун 2005:315). Высока вероятность поэтому, что за внешней целью гастролей дальневосточных корейских ансамблей художественной самодеятельности могли скрываться и мотивы, связанные с поддержкой освободительного движения.

Состав и основные деятели

1) 1921 г. Корейский молодёжный ансамбль

Корейский молодёжный ансамбль состоял из этнических корейцев 1.5, 2-го поколений, и руководил им Ли Ган(°1^), кореец в первом поколении. Они использовали корейские имена вперемежку с русскими. В газетах, относящихся к тому периоду, встречались их русские имена, записанные по- корейски, которые могли отличаться от их настоящего звучания, в связи с чем точно определить каждого участника представляется затруднительным. Полный список удалось найти в документах министерства иностранных дел Японии, связанных с антияпонским освободительным движениям. Ниже представлены основные участники ансамбля.

Руководитель Ли Ган (1878~1964) был известным среди зарубежных корейцев деятелем движения за независимость в 20-х годах XX в. и руководил воскресной школой и Эпуортской лигой (Ли Док-Чжу 1985:10-22). Он оказывал тайное содействие борцам за независимость, вёл активную деятельность по сбору средств для поддержки освободительного движения, помогал Ан Чжун-Гыну и т. п. (Ли Мён-Хва 2009: 291-292).

Пак Семён Павлович(корейское имя Пак Пон-Рён, 1901~?) (РГИА ДВ Ф.Р- 289, Оп.1, Д. 57, Л.143) преподавал Чжо Тхэк-Вону гопак и обучил основам танца (Чжо Тхэк-Вон 1993:46). В корейских газетах того периода встречается различное написание его имени: Пак Симон (박시몬), Пак Семен (박세면.朴世免), Пак Семён (박세묜). Предположительно, человек, указанный в списке из материалов министерства иностранных дел Японии как Пак Пон-Рён (박봉룡 (朴鳳龍)), или Пак Семён Павлович, и есть Пак Сёмен, известный нам из корейских источников. Для того чтобы установить, являются ли Пак Пон- Рён и Пак Семён разными людьми, или русское имя «Семён» было записано иероглифами с близким по звучанию чтением, необходимо провести дополнительное исследование. Подтверждено, что он поступил вольнослушателем на восточный факультет Государственного дальневосточного университета (ГДУ нынешний ДВФУ) 15 апреля 1921 г. (РГИА ДВ Ф.Р-289, Оп.1, Д. 61, Л.41). Странным является то, что на тот момент уже была запланирована поездка ансамбля в Корею на гастроли начиная с 22 апреля. Вероятно, для оформления въезда в страну требовалась чёткая принадлежность к какому-либо учреждению, поэтому он непосредственно перед поездкой записался вольнослушателем.

Рязановская Елизавета Ивановна (Чхэ (Цай) Елизавета (Чхэ (Цай) Со- Чжа), 1899~?) (РГИА ДВ Ф.Р-289, Оп.1, Д. 57, Л.118) была студенкой японской кафедры восточного факультета ГДУ принимала участие в гастролях вместе со своим старшим братом Рязановским Феофаном Ивановичев (Чхэ (Цай) Феофан (Чхэ (Цай) Сон-Сук),1897~?), учащимся той же кафедры (РГИА ДВ Ф.Р-289, Оп.1, Д. 57, Л.120). За выдающийся талант в танцах и пении корейская пресса назвала её примадонной концертной труппы, и она мгновенно стала звездой («Дона Ильбо» 29.4.1921). Вместе с этим история о тяжёлом детстве брата и сестры Рязановских также попала в газеты, что повысило общий интерес к корейскому ансамблю из Приморского края.

Пак София Сергеевна (Пак Ки-Сун) была этнической кореянкой во втором поколении. Её отец был родом из провинции Хамгён, а мать была уроженкой Северной Манчжурии. В ходе посещения Кореи она увлеклась корейской вышивкой и выразила желание в будущем поступить в женский институт Тхэхва, чтобы изучать корейский язык и вышивку («Мэиль синбо» 05.05.1921). Поехала ли она впоследствии учиться в Корею, предстоит выяснить в дальнейшем исследовании.

Ли Мария Викторовна во время гастролей заболела оспой и 4 июня скончалась в больнице Куам в городе Кунсан («Дона Ильбо» 02.06.1921). Похороны состоялись 5 апреля, и тело было захоронено в Кунсане(«Дона Ильбо» 10.06.1921).

Таблица 1. 1921 г. Корейский молодёжный ансамбль

Должность Ф.И.О. (корейское имя) Пол Возраст Род деятельности
1 руководитель Ли Ган (이강)  М 41 управляющий Ассоци­ации христианской мо­лодёжи Владивостока
2 уплавляющий Нам Сергей Павлович (Нам Гап-Ён, 남갑용) М 23 студент Технологиче­ского института
3 артист Рязановский Феофан Ивано­вич (Чхе (Цай) Сон-Сук, Чхе (Цай) Феофан, 채성숙, 채폐오판) М 24 студент ГДУ
4 Рязановская Елизавета Ива­новна (Чхе (Цай) Со-Чжа, Чхе (Цай) Елизавета, 채소자, 채엘리사베타 Ж 21 студентка ГДУ
5 Пак Семен Павлович (Пак Пон-рён, 박봉룡) М 23 вольнослушатель ГДУ
6 Ким Николай (Ким Кхориа (Коля), 김코리아) М 18 учащийся средней школы
7 Хван Михайл М учащийся средней школы
8 Ким Павел Юнистанович(Ким Бора, 김보라) М 18 учащийся средней школы
9 Пак София Сергеевна (Пак Ки-Сун, 박기순) Ж 19 учащаяся средней школы
10 Ли Мария Викторовна (리마리아) Ж 14 женская школа №10
11 Ли Лидия Александровна (리리디아) Ж 15 женская школа №20

2) 1922 г. Художественный ансамбль молодёжной ассоциации чхондогё.

Ансамбль состоял из молодых последователей религиозного движения чхондогё, и руководил им этнический кореец во втором поколении Хан Ён- Хон (한용헌 русское имя Хан Андрей Константинович, 1888~?), который был приверженцем социализма и участником борьбы за независимость. Советник руководителя Ким Чхи-Бо (1859~?) также был участником освободительного движения и переехал во Владивосток в 1908 г., где руководил начальной школой Пэксан в Корейской слободе. Хранившие в глубине души революционный настрой Ким Кван-Хи (김광희), Ким Чхи-Бо (김치보), Кан До-Хи (강도희) и Ким Хон-Чжон (김홍종) во время гастролей ансамбля в Корее 14 июля 1922 года встретились с Ли Чжон-Хуном (이종훈), Хон Бён-Ги (홍병기), Чхве Дон-Хи (최동희, сыном втого главы движения Тонхак Чхве Си-Хёна (최시형)) и другими активистами движения для создания Корейского революционного комитета. Ким Кван-Хи был назначен руководителем зарубежной пропаганды, а Ким Чхи-Бо, Кан До-Хи, Ким Хон-Чжон вошли в состав комитета (Чжо Кю-Тэ 2008: 180). Таким образом, в случае с гастролями Художественного ансамбля молодежной ассоциации чхондогё более отчетливо просматривается вторая, политическая цель поездки в Корею.

Таблица 2. 1922 г. Художественный ансамбль молодёжной ассоциации чхондогё (Пак Дал-Сон 1922:77; «Дона Ильбо» 25.04.1922)

Должность Ф.И.О. Пол Род деятельности
1 руководитель Хан Ён-Хон (한용헌) м преподаватель Казанского педагогическо­го училища
2 советник Ким Чхи-Бо (김치보) м главаВладивостокского прихода чхондогё
3 ведущийартист Ким Дон-Хван (김동환) м руководитель государственного струнного оркестра Приморского края
4 Ли Бон-Кык (이봉극) м выпускник малого российского танцеваль­ного училища
5 Ли Бон-Сам (이봉삼) м музыкант-стажёр
6 Ким Ик-Су (김익수) м музыкант-стажёр
7 артист Ким Кван-Хи (김광희) м главврач клиники Гуанде (г. Владивосток)
8 Ким Хон-Чжон (김홍종) м преподаватель школы Богван, Владивосток
9 Пак Семен (박세면) м ГДУ
10 Пак Ён-Хён (박용현) м студент Приморского политехнического института
11 Ким Ил-Чже (김일제) м студент Приморского политехнического института
12 Чжон Ил (정일) м студент Владивостокского педагогическо­го колледжа
13 Пак Се-Ён (박세영) м средняя школа Лаут
14 Ки Ду-Ик (기두익) м средняя школа Лаут
15 Хон Чжон-Чжун

(홍종준)мвыпускник бухгалтерского техникума16 Кан До-Хи (강도희)ммонах владивостокского филиала чондогё17 Ким Чжон-Чхол

(김종철)мГлава делового отделения молодёжной ассоциации владивостокского филиала Чондогё18 Со Чжин-Сон (서진선)жпредседатель владивостокской дамской ассоциации благотворительности19 Ко Сук-Кён (고숙경)жученица старшей школы во Владивостоке20 Ко Кун-Сук (고군숙)жстудентка ремесленного колледжа

3) 1922 г. Христианский молодёжный оркестр.

В составе Христианского молодёжного оркестра Владивостока под предводительством этнического корейца в первом поколении Квак Пён-Гю в Корею в 1921 г. приехали 7 человек, в том числе Цай Елизавета и Ким Николай. Несмотря на ведущую роль прославившихся по прошлым концертам Цай Елизаветы и Ким Николая, гастроли не привлекли большого внимания публики и прессы. Однако, учитывая этот факт, руководитель ансамбля Квак Пён-Гю в феврале 1919 г. совместно с Ли Ганом и О Ён-Соном создал во Владивостоке Корейскую ассоциацию христианской молодёжи и с её помощью осуществлял содействие движению за независимость, в деятельности ансамбля также можно усмотреть политическую подоплёку.

Таким образом, художественные ансамбли из Приморского края составляли этнические корейцы 1, 1.5, 2 поколений. Среди них были и профессиональные артисты, однако большинство составляли любители, т. е. они занимались распространённой в российском обществе того времени художественной самодеятельностью[6]. Руководители таких ансамблей были корейцами 1 или 1.5 поколения и осуществляли религиозно-просветительскую деятельность в Приморском крае. Это были люди, которые отдали много сил в борьбе за независимость Кореи, поэтому нельзя упускать из виду возможную связь деятельности корейских художественных ансамблей из Приморья с освободительным движением.

Концертная программа и особенности репертуара

Репертуар владивостокских художественных ансамблей отражает особенности эстрадного искусства России начала XX в. Ниже рассмотрим репертуар ансамблей.

Таблица 3. Концертные номера и исполнители художественных ансамблей Владивостока 1920-х гг.

Жанр Представление (вид) — исполнитель
1921 г. Корейский молодёжный ансамбль («Дона Ильбо», 29.4, 1.5. 1921; «Мэиль Синбо»

30.4.1921)МузыкаПесня о Родине (квинтет), Удача (трио), Балалайка, Белая акация (соло, вокал) — Нам Сергей, скрипка — Ким Николай, фортепиано — Ким Павел, флейта — Пак Семен, Мандолина — Чхе (Цай) Феофан, Скрипка — Хван Михайл, Наша жизнь (соло), Осенние цветы — Чхе (Цай) Елизавета, мужской квартет — Нам Сергей, Ким Николай, Пак Семен, Чхе (Цай) ФеофанТанец«Яблочко» — Ли Мария, «Во саду ли в огороде» (парный номер) — Ли Мария, Ли Лида, Танец самолетов — Чхе(Цай) Елизавета, Нам Сергей, Венгерский танец — Пак София, Танец гопак — Пак Семен1922 г. Художественный ансамбль молодёжной ассоциации чхондогё («Дона Ильбо»

25.4.1922)Музыка«Сельская жизнь» (струнная музыка), Мазурка (струнная музыка), «Встающая луна», «Мечта о любви», «Малмори» (соло, вокал), «Стенька Разин» (соло, вокал), О романсы (духовая музыка), «Индюк» (струнный оркестр), «Бедная красавица» (военный духовой оркестр) и десятки другихТанецматросский танец, малороссийский танец, испанский танцеи десятки другихТеатр«Жизнь — это слёзы» (Чжон Гю-Сон)

1) формат представлений: типовые эстрадные представления, где смешаны разнообразные народные танцы и песни, игра на инструментах, одноактные спектакли.

2) народные танцы и песни: в начале ХХ в. народные танцы и песни, исполняемые на эстраде, пользовались большой любовью публики и занимали одно из важнейших мест на эстраде. Одновременно с тем, как в многонациональной России народные танцы получили сценическое воплощение, различные этнические группы стремились воскресить свои танцевальные традиции и перенести их на сцену. Так возникли фольклорные ансамбли, и с 1930-х гг. проводились различные фестивали народного творчества, и народные танцы и песни прочно заняли место на эстраде как полноценные произведения сценического искусства. Такая форма эстрадных концертов была привнесена на корейскую почву через гастрольные представления приморских художественных ансамблей в Корее (см. Шерметьевская Н. Е. 1985: 185-214).

3) Для привлечения внимания местной публики в концерты включались номера, которые были новыми и необычными для общества Кореи. Песни и театральные преставления, созданные российскими корейцами, вызывали живой интерес и дружественное отношение к новой для корейцев культуре.

4) «Яблочко» и танец самолётов пользовались популярностью в Корее, поскольку отражали облик России периода гражданской войны, а также местный колорит Приморского края.

Матросский танец — это русский народный танец, который берёт своё начало от танца английских и ирландских матросов середины XVIII в. Изначально его танцевали без музыки под ритм, отбиваемый хлопаньем в ладоши. Однако в годы гражданской войны танец стали исполнять для поднятия духа и волевого настроя красной армии под похожие по звучанию народные мелодии «Калач» (молдавская народная) «Яблочко» (украинская народная), сочиняя на ходу слова песни. После этого матросский танец стал называться «Яблочко, как одноимённая украинская народная песня. В 1927 г. танец «Яблочко» был адаптирован и использован в первом социалистическом балете «Красный мак»[7] и в качестве сценического произведения получил очень высокую оценку. Матросский танец также является одним из самых известных русских народных танцев (Энциклопедия танца).

О танце самолётов в корейской газете писали следующее: «Российские воздушные корабли, танцующие, обняв друг друга за плечи белыми руками» («Дона Ильбо» 01.05.1921). В 1903 г. получил широкую известность написанный композитором М.А. Кюссом по воспоминаниям о Приморском крае вальс «Амурские волны», и в начале ХХ в. в Приморье стал популярен вальс. В 1920-30-е гг. по всей России распространилась мода на вальс. В связи с этим можно предположить, что танец самолётов был самым известным вальсом Приморья в начале ХХ в. Для конкретизации необходимо дальнейшее исследование.

Таким образом мы видим, что репертуар гастрольных концертов корейских художественных ансамблей отражал характер эпохи и местный колорит Приморья и воплощал форму эстрадных представлений, характерную для культуры и общества России того периода. При этом этнические корейцы интересовались не только русской культурой. Согласно свидетельствам выходившей в Приморском крае корейской газеты «Сонбон» («Авангард»), в обществе российских корейцев того времени существовали и традиционные корейские танцы и музыка, и в дни народных праздников часто проводились подобные представления, в которых корейцы, тоскующие по покинутой родине, находили утешение. Однако для концертной программы гастролей были специально отобраны такие номера, которые были бы новыми и необычными для корейской публики, поскольку внешней целью приезда ансамблей был сбор денежных средств.

О концертах Христианского молодёжного оркестра в 1922 г. подробных свидетельств не осталось. Можно предположить, что программа была похожа на описанные выше концерты.

Причины успеха концертов в Корее

В ходе гастролей дальневосточных ансамблей в Корею каждый их шаг освещался в прессе и во всех посещаемых ими городах им оказывали тёплый приём и организовывали сбор пожертвований. Можно выделить пять основных причин такого успеха. Во-первых, в корейском обществе существовал положительней образ России как страны культуры и искусства высокого уровня, и возможность посмотреть выступление родившихся и выросших в этой стране корейцев не могла не вызвать большой интерес. Во-вторых, имел место элемент сочувствия по отношению к бывшим соотечественникам, которые прошли через многие трудности на чужбине и впервые смогли приехать на историческую родину. В-третьих, это были проверенные представления, которые уже имели успех в России. В-четвертых, подготовленные ими концерты были составлены с учётом уровня и интересов корейской публики и включали номера, которые нельзя было увидеть в Корее. В-пятых, артисты ансамблей обладали высоким мастерством и умением. Ученик Франца Эккерта[8]  Пэк У-Ён писал следующее об игре Ким Николая на скрипке: «В Корее даже после нескольких лет профессиональной подготовки невозможно было бы достичь такого уровня мастерства» («Дона Ильбо» 01.05.1921).

Историческое значение гастролей в Корею

Говоря об историческом значении гастролей художественных ансамблей из Владивостока в Корею, можно выделить три основных момента.

Во-первых, эти концерты сыграли огромную роль в формировании национальной идентичности, поскольку ансамбли полностью состояли из этнических корейцев. Посещение Кореи группой зарубежных корейцев было частью инструментом пропаганды культурного господства Японии. Несмотря на это, гастроли приморских художественных ансамблей открыли путь для деятельности других зарубежных ансамблей, таких как японский ансамбль Квансон или ансамбль корейцев из Гавайи, и любительских театральных трупп в Корее. Также 27 февраля 1922 г. издательство газеты «Дона Ильбо» учредило Комитет по делам зарубежных соотечественников для освещения жизни корейцев за рубежом. Не исключается вероятность того, что таким образом также осуществлялся сбор средств для поддержки движения за независимость. Концерты этих ансамблей в Корее внесли вклад в укрепление солидарности и формирование этнического самосознания корейцев по всему миру.

Во-вторых, эти гастроли сыграли поведенческую роль: артисты привезли с собой русскую культуру концертных представлений. Артисты ансамблей, выросшие в Приморском крае и впитавшие с детства культуру и популярное искусство России начала ХХ в., познакомили с ней корейскую публику.

В-третьих, они способствовали формированию связей внутри движения за независимость. Время от времени проводились концерты и представления для сбора средств на финансирование освободительного движения, а руководители посетивших Корею с гастролями в 1921-1922 гг. Корейского молодёжного ансамбля музыки и танца, Художественного ансамбля молодёжной ассоциации чхондогё и Христианского молодёжного оркестра были либо активистами движения, либо тайно помогали борцам за независимость. Из этого следует, что несмотря на то, что этнические корейцы в России действительно оказались в тяжёлом положении и испытывали материальные трудности, очень велика вероятность того, что средства, собранные с концертов, шли на осуществление движения за независимость. Также их гастроли в Корее могли служить внешним прикрытием для организации встречи с лидерами движения внутри страны.

Таким образом, несмотря на тот факт, что визиты в Корею корейских художественных ансамблей Приморского края носили политическую подоплёку, они также возбудили интерес корейской публики к русской культуре. Кроме того, они сыграли роль в распространении русского популярного искусства и танца через преподавательскую деятельность в Корее.

Преподавательская деятельность

Академия искусств (예술학원, 藝術學院)

Помимо концертной деятельности корейских художественных ансамблей начала ХХ в. следует также отметить ещё одно направление: 23 июля 1922 г. была основана Академия искусств (кор. «Есул хаквон»). Заслуженный танцевальный критик Пак Ён-Гу особенно подчёркивал важность этого события, отмечая, что эта Академия искусств стала первым в Корее образовательным учреждением такого рода и способствовала внедрению техники русского балета (Пак Ён-Гу, 2009:122). Основателями академии были выпускник Санкт-Петербургского университета Ким Дон-Хан (김동한), родившийся во Владивостоке, первый корейский пианист Ким Ён-Хван (김영환, 1891-1965) и деятель движения «новый театр» Хён Хи-Ун (현희운) творческий псевдоним Хён Чхол 현철)). По некоторым данным эта академия была создана на основе другой школы, созданной Хён Хи-Ун в 1920 г., и закрытой через год, в 1921 г. Здесь преподавались танцы, музыка и театральное искусство. К июню 1923 г. количество учащихся составило около сотни человек. В этот же год во Дворце христианской молодёжи в Сеуле состоялся «Первый фестиваль музыки и танца». Концерт имел большой успех, собрав огромную аудиторию в тысячу человек, а внимание прессы было сосредоточено на вошедших в программу западных светских танцах. В 1924 г. в академию были приглашены русские танцовщицы для открытия новой танцевальной кафедры, и был проведён дополнительный набор учащихся. После этого несколько раз проводились платные танцевальные концерты. В апреле 1925 г. Академия искусств переехала в центр Сеула, сфера её деятельности была расширена, и было произведено разделение дисциплин на более узко специализированные сферы: появился класс скрипки, класс органной музыки, вокал, светский танец, бытовой танец, лирический танец. Однако после июля того же года упоминаний о Академии искусств и деятельности Ким Дон-Хана больше нет (Ким Гён-Э, Ким Чхэ-Хён, Ли Чжон-Хо 2001: 51). Академия искусств под руководством Ким Дон-Хана, получившего образование в России, открыла век русской танцевальной культуры.

Однако сомнения вызывает личность самого Ким Дон-Хана. В материалах по истории современного танца(Ким Гён-Э, Ким Чхэ-Хён, Ли Чжон-Хо 2001: 46-53; Пак Ён-Гу 2000: 14-21), посвящённых деятельности российских корейцев, говорится о том, что Ким Дон-Хан посетил Корею в 1921 и 1922 гг. и в ходе визита в 1922 г. основал Академию искусств. В работах историка И. Ф. Ким, посвящённых истории корейских театров корейцев СНГ, фигурирует имя руководителя струнного оркестра Николая Ким, который славился мастерством игры на скрипке. В исследовании говорится о том, что Ким Николай получил высокое признание в Корее в ходе гастролей ансамбля и преподавал в образовательном учреждении (Ким 1982: 188-189). Таким образом можно предположить, что Николай Ким и есть Ким Дон-Хан. Однако в списке ансамбля, приехавшего на гастроли в 1921 г. Николай Ким значится как учащийся средней школы, и его имя по-корейски записано не как «Ким Дон- Хан», а «Ким Кхориа (Коля)». Помимо этого требуется подтверждение того, что он окончил университет в Санкт-Петербурге до 1922 г., а так же уточнение названия университета и периода, к которому относится существование факультета искусств. В период революции и гражданской войны многие документы периода 1917-1922 гг. были утрачены. Кроме того, не исключена вероятность того, что Ким Дон-Хан — это член Художественного ансамбля молодёжной ассоциации чхондогё и руководитель духового оркестра правительства Приморского края Ким Дон-Хван. Поэтому требуется дополнительное исследование для выяснения личности Ким Дон-Хана.

Прочая преподавательская деятельность

Некоторые члены ансамблей, приехавших на гастроли, не возвращались во Владивосток, а оставались преподавать в Корее. Среди них был Пак Семён, благодаря которому началась танцевальная карьера Чжо Тхэк-Вона. По словам последнего, Пак Семён был всесторонне очень образованным человеком и в совершенстве владел техникой русского народного танца. В августе 1923 г. он открыл в Сеуле частную танцевальную школу. Однако частная школа не просуществовала долго, и Пак Семён какое-то время играл на флейте в театре новой драмы, после чего вернулся в Приморский край (Ким Гён-Э, Ким Чхэ-Хён, Ли Чжон-Хо 2001: 51).

Также приехавший из Приморского края в 1922 г. вместе с Христианским молодёжным оркестром Ким Николай остался в Корее и с 1 сентября давал частные уроки музыки в музыкальной лавке в районе Инсадон («Дона Иль- бо» 01.09.1922).

По сравнению с Академией искусств их деятельность не имела такого большого резонанса, однако важным событием для истории современного танца Кореи стало появление Чжо Тхэк-Вона.

Заключение

В 1920-е гг. в результате революции и гражданской войны в России этнические корейцы Приморья оказались в тяжёлой ситуации, и они решили обратиться за помощью к соотечественникам на исторической родине, организовав гастроли художественных ансамблей. Программа концертов была составлена из пользовавшихся популярностью в России в то время танцев народов мира, музыкальных и театральных представлений и т. п. Их приезд открыл новую страницу в истории современного танца Кореи, положив начало популяризации танца и представив публике западные народные танцы, а также подарил корейской сцене мастера Чжо Тхэк-Вона.

Таким образом, деятельность корейских художественных ансамблей Приморья, совершившая переворот в истории современного танца в Корее, не могла не носить политический характер, учитывая исторические, общественно-политические и культурные особенности эпохи для корейской диаспоры Приморского края, когда, с одной стороны, была историческая родина, переживающая период японской оккупации, а с другой — охваченная гражданской войной послереволюционная Россия, но в то же время российские корейцы, воспитанные на стыке двух культур, были проводниками русского искусства в Корее, оказав огромное влияние на развитие современного танца. Однако 30 декабря 1922 г. был создан Советский Союз, и российские корейцы по политическим причинам больше не могли посещать историческую родину, их преподавательская деятельность в Корее также была вскоре приостановлена. Любопытно, каким был бы облик современного популярного искусства Кореи, если бы этого не произошло и российские корейцы продолжали преподавать музыку и танец? Основную сложность для данного исследования составляет отсутствие точных данных в связи с особенностями корейской диаспоры, а так же тот факт, что многие материалы были утрачены в ходе революции и Гражданской войны. В дальнейшем предполагается более углублённое изучение личной истории каждого из ключевых деятелей художественных ансамблей и дополнение работы уточнёнными фактами.

Литература

Ким Гён-Э, Ким Чхэ-Хён, Ли Чжон-Хо (2001) 100 лет нашего танца, Хенамса; 김경애·김채현·이종호(2001), 『우리무용 100년』, 현암사.

Ким И. Ф. (1982) Корейский театр, Алма-Ата: θНЕР.

Ли Док-Чжу (1985) Странствующий дух народа: Ли Ган // Сосуществование (Гон- джон), с.10-22; 이덕주(1985), 「떠도는민족혼: 이강선생」, 『공존』 2호, pp. 10–22.

Ли Мён-Хва (2009) Ли Ган: борец за независимость и опора Ан Чжун-Гына // История Кореи в лицах, с. 291-392; й1^^(2009),       「이강의독립운동과안중근의거」, 『한국인물사연구』 11호, pp. 291–392.

Луговая Е. К. (2008) Философия танца. СПб: Издательство СПбГУ

Пак Дал-Сон (1922) Встреча с Владивостокским художественным ансамблем, Ежемесячный журнал чхондогё, с.72-77; 박달성(1922), 「그립든형제해삼위예술단을맞으면서」, 『천도교회월보』 141호, pp.72–77.

Пак Ён-Гу (2000) Говорить о щинмуёне (новом танце) // Танец-интеллект, выпуск 1, С. 14-30; (2000), 박용구 (2000), 「신무용을말한다」, 『춤·지성』vol. 1, pp.14–21.

Пак Ён-Гу (2009) Короткая критическая история танца // Спектакль и рецензия, с.119- 133;               (2000), 박용구 (2000), 「비평적무용소사(小史)」, 『공연과리뷰』 67호. pp. 119–133.

Чжон Бёнчжун (2005) Исследование Унама Ли Сын Мана // История и критика; 정병준 (2005),『우남이승만연구』, 역사와비평사

Чжо Кю-Тэ (2008) Народное движение чхондогё в Приморском крае 1920-х гг. // Исследования корейского националного движения с.161-196; (2008), 「1920년대연해주지역천도교인의민족운동」, 『한국민족운동사연구』, 55호.pp. 161–196.

Чжо Тхэк-Вон (1993) Мой учитель по танцам Семен Пак — это источник зарубежного танца // Журнал танца, выпуск 8, с.46-48; 조택원(1993), 「나의춤선생인시몬朴은<外國춤>의효시」, 『무용저널』, pp. 46–48.

Шерметьевская Н. Е. Танец на эстраде. М.:Искусство, 1985.

Ю Ми-Хи (2000). Социокультурное значение щинмуёна (нового танца) // Танец-интеллект, выпуск 1, С. 31-39;  (2000), 「신무용의사회문화사적의미배경」, 『춤·지성』vol. 1. Рp. 31–39.

Юн Кым-Сон (2011). Исследование театральной деятельности этнических корейцев Северо-Восточной Азии периода японской оккупации // Театральное искусство Кореи, выпуск 34, с.1 27-190; 윤금선(2011),「한인단체의연극활동연구-일제강점기동북아시아민족단체및연극단체를중심으로-」, 『한국극예술연구』, 제34집. Рp. 127–190.

Юн Чхи-Ён (1991). ХХ век Юн Чхи-Ёна. Изд-во «Самсунг»; ^А]^(1991), 윤치영(1991), 『윤치영의 20세기』, 삼성출판사.

Материалы из газет

«Дона Ильбо» 10.04.1921 Молодые корейцы из Владивостока посетят историческую родину на Пасху; <동아일보> 1921. 4. 10. 「해항조선학생부활주일을이용해고국을방문할계획」

«Дона Ильбо» 27.04.1921. В стремлении увидеть родину; <동아일보> 1921. 4. 27. 「동경하든고국에」

«Дона Ильбо» 28.04.1921. Крупный концерт в Кёнсоне; <동아일보> 1921. 4. 28.「경성에서대연주회」

«Дона Ильбо» 28.04.1921. Жизнь, подобная печальной повести;     <동아일보> 1921. 4. 28. 「소설이상의파란많은사실」

«Дона Ильбо» 29.04.1921. Тоска по родине; <동아일보> 1921. 4. 29. 「사모하던고국」

«Дона Ильбо» 01.05.1921. Первый концерт молодёжного ансамбля из Владивостока: трогательные мелодии, наполненные тоской о родине; <동아일보> 1921. 5. 1. 「해삼위학생연주의제1야다감한회향의곡으로」

«Дона Ильбо» 02.06.1921. Ли Мария сражена болезнью в Кунсане; <동아일보> 1921. 6. 2. 「리마리아양군산에서병와」

«Дона Ильбо» 10.06.1921. Похороны Ли Марии; <동아일보> 1921. 6. 10. 「고국혼으로화작한리마리아양의장례식」

«Дона Ильбо» 28.02.1922. Художественный ансамбль чхондогё приезжает в начале следующего месяца; <동아일보>, 1922. 2. 28. 「천도교연극단다음달초에」

«Дона Ильбо» 25.04.1922. Корейский ансамбль из Владивостока; <동아일보> 1922. 4. 25. 「해삼위동포연예단」

«Дона Ильбо» 26.04.1922. План гастролей художественного ансамбля из Владивостока; <동아일보> 1922. 4. 26. 「해항연예단일정」

«Дона Ильбо» 08.08.1922. Прощальное выступление молодых артистов из Владивостока; <동아일보> 1922. 8. 8. 「해항학생고별연주」

«Дона Ильбо» 01.09.1922. Частное преподавание музыки; <동아일보> 1922. 9. 1., 「음악개인교수」

«Мэиль Синбо» 30.04.1921., Список концертов Корейского молодёжного ансамбля Владивостока;< 매일신보> 1921. 4. 30. 「해삼위조선학생음악단공연목록」

«Мэиль Синбо» 05.05.1921. Пак Ки-Сун, артистка Корейского молодёжного ансамбля из Владивостока; <매일신보> 1921. 5. 5. 「해삼위조선인학생음악단중박기순양」

«Мэиль Синбо» 18.05.1921. Полная невзгод жизнь Чхэ Сон-Сука; <매일신보> 1921. 5. 18. 「파란많은채군의생애」

Исторические архивы

Материалы антияпонских освободительных движениях из архивов министерства иностранных дел Японии конфиденциальные документы №32, 19 апреля 1921.

РГИА ДВ Ф.Р-289, Оп.1, Д. 57, Л. 118 РГИА ДВ Ф.Р-289, Оп.1, Д. 57, Л. 120 РГИА ДВ Ф.Р-289, Оп.1, Д. 57, Л. 143 РГИА ДВ Ф.Р-289, Оп.1, Д. 61, Л. 41

Инернет-ресурсы

Большая советская энциклопедия, 1978

Энциклопедия танца. URL: http://hnb.com.ua/artides/s-sport-entsiklopediya_tantsa_ya- blochko-2545 (дата обращения: 15.02.2015).

[1] Статья основана на докладе автора «Значение деятельности дальневосточных корейских ансамблей в Корее колониального периода с точки зрения истории современного танца», представленном на ежегодном собрании Корейского общества русского языка и литерату­ры 8 ноября 2014 года, и публикуется с дополнениями и исправлениями.

[2] В то время название Владивостока по-корейски звучало как «Хэсамуи (해삼위)» (по-китай­ски «Хайшэньвэ»), что означает «Бухта Трепанга», т. е. указывало на то, что в этом регионе была развита ловля морских огурцов. В 1860 году по Пекинскому договору эти земли ото­шли Российской империи, в результате чего у России появилась граница с Кореей по реке Туман, и началось естественное переселение корейцев в Приморье.

[3] В настоящей работе под западным танцевальным искусством будет пониматься не только балет, но все виды западного светского танца, пришедшие из России, Европы, Америки (на­прямую или через Японию), как часть нового искусства, в том числе русский гопак и другие танцы, не относящиеся к сфере чистого искусства (Ю Ми-Хи, 2000:33).

[4] Исследование источников из российских архивов проводилось в марте 2014 г.

[5] В данном исследовании наименование «ансамбли художественной самодеятельности» от­носится к трём корейским коллективам из Приморского края, посетившим Корею с гастро­лями в период 1921–1922 гг.: Корейский молодёжный ансамбль музыки и танца, Художест­венный ансамбль молодёжной ассоциации чхондогё, Христианский молодёжный оркестр.

[6] Художественная самодеятельность (Кор. Соин йесульдан, 소인예술단) — одна из форм на­родного творчества. Включает в себя создание и исполнение художественных произведений силами любителей, выступающих коллективно (кружки, студии, народные театры) или в одиночку (певцы, чтецы, музыканты, танцоры, акробаты и др.). В дореволюционной России любители искусства объединялись в кружки и общества при клубах и собраниях. Имелись и рабочие кружки, народные театры, находившиеся под строгим контролем властей, с по­дозрением относившихся ко всякой народной инициативе. После Октябрьской революции 1917 г. в художественную самодеятельность были вовлечены широкие массы (устраивались театрализованные представления и др.). В 1920-е гг. репертуар самодеятельных кружков но­сил агитационный характер (состоял из обозрений, литературных монтажей, концертных номеров, сатирических частушек и др.) (Большая советская энциклопедия 1978).

[7] «Красный мак», или «Красный цветок» — балет Рейнгольда Глиэра в трех действиях на ли­бретто Михаила Курилко. Премьера состоялась 14 июня 1927 г. в Большом театре.

[8] Франц Эккерт (Franz Eckert, 1852–1916) — немецкий композитор и музыкант, приглашён­ный правительством в 1901 г. в качестве наставника военного оркестра. Автор националь­ных гимнов Японии и Корейской империи (1902 г.).

Источник: Новые тенденции социокультурных изменений в корейском и рос­сийском обществах / отв. ред. Р. К. Тангалычева, В. В. Козловский — СПб.: Скифия-принт, 2015 — 420 с.

ISBN 978-5-98620-140-5

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.