Юлия Дин. Несостоявшееся изгнание: планы депортации корейцев Сахалинской области в контексте геополитики послевоенного периода

Юлия Дин

ЮЛИЯ ИВАНОВНА ДИН — главный архивист Государственного исторического архива Сахалинской области (Южно-Сахалинск)

В статье исследуются малоизвестные факты из истории корейской диаспоры Сахалина — несостоявшаяся депортация. В 1952 г., в связи с объявлением Сахалинской области пограничной режимной зоной, Совет министров СССР приказал сахалинским властям разработать проект выселения корейцев, но сахалинские власти посчитали данный проект нецелесообразным и связанным со значительными затратами. Они вышли с инициативой сделать исключение для корейцев. Документы, содержащие сведения об этом событии, впервые вводятся в научный оборот, а их анализ не только освещает одну из страниц истории сахалинской корейской диаспоры, но и поможет пролить свет на события, которые происходили в 1937 г., — депортацию корейского населения советского Дальнего Востока в районы Средней Азии.

Автор приходит к выводу, что политика советских властей по отношению к корейскому этническому населению менялась в зависимости от геополитической ситуации. Депортация корейского населения с Дальнего Востока в Среднюю Азию в 1937 г. была обусловлена наличием стратегического противника-Японии на дальневосточных рубежах. В 1952 г., когда встал аналогичный вопрос уже по отношению к корейцам Сахалина, от депортации корейцев достаточно легко отказались, посчитав, что затраты на это нецелесообразны.

Источник фото: Илона Ан. Сахалинские ретро фотографии

Несостоявшееся изгнание: планы депортации корейцев Сахалинской области в контексте геополитики послевоенного периода

История насильственных миграций и депортаций советского периода российской истории — тема чрезвычайно актуальная. За последние двадцать лет существенно вырос интерес к исследованию истории депортаций народов, осуществленных советским правительством во второй половине 1930-х- начале 1940-х гг. Этот интерес возможно удовлетворить в условиях снятия запретов на такие исследования, а также в связи с открытием архивных фондов советского периода, освещающих эту проблему.

Мы рассматриваем малоизвестное событие 1952 г. — неосуществленную депортацию корейцев Сахалинской области. Документы, содержащие сведения об этом событии, впервые вводятся в научный оборот, а их анализ не только освещает одну из страниц истории сахалинской корейской диаспоры, но и поможет пролить свет на события, которые происходили в 1937 г., — депортацию корейского населения советского Дальнего Востока в районы Средней Азии.

Возможная депортация сахалинских корейцев в 1952 г. не изучалась ни в российской, ни в зарубежной историографии. О ней не упоминают ни Бок Зи Коу, ни Пак Сын Ы, ни самый известный исследователь истории сахалинских корейцев — А.Т. Кузина [1; 2; 3; 4]. История исследования депортации корейцев 1937 г. изучена достаточно хорошо. Исследователи T.FI. Ким [5; 6], М.Д. Тен [7], Л.И. Сим [8], Ж.Г. Сон [9], Дж. Стефан [10] и др. создали обширную историографию выселения корейского населения с советского Дальнего Востока, высказав различные взгляды и точки зрения на данное событие.

История корейского населения России интересна и сложна. Корейцы впервые стали появляться на территории российского Дальнего Востока во второй половине XIX в. Получив в 1858-1860 гг. обширные территории, которые входят в состав нынешнего российского Дальнего Востока, Российская империя приобрела и 14 км границы с Кореей. Эту границу стали вскоре пересекать корейские мигранты, гонимые голодом и нуждой. Они оседали вдоль границы, и их число к 1897 г. составило 25 996 человек [11].

Русско-японская война 1904-1905 гг. имела ряд последствий для российского Дальнего Востока. Россия не только уступила Японии южную часть о. Сахалина до 50-й параллели, но и отказалась от активной политики на Корейском полуострове. Это привело к окончательной аннексии Кореи Японией в 1910 г. После этого поток мигрантов из Кореи в Россию увеличился, и ко второй половине 1930-х гг. корейское население России возросло до 204 тыс. человек [12, с. 216].

Корейцы активно участвовали в жизни новой родины — в частности, после Октябрьской революции 1917 г. они в большинстве приняли сторону большевиков и помогали становлению советской власти на Дальнем Востоке.

1937 г. — особая веха в истории советских корейцев. По решению Политбюро ВКП(б) все этнические корейцы были депортированы с Дальнего Востока и выселены в Среднюю Азию. Из 171 781 депортированного корейца в Казахстан было переселено 95 256 человек, в Узбекистан — 76 525 человек [3, с. 134]. Были депортированы все корейцы, проживавшие на северном Сахалине, — 1155 человек [13, л. 4]. Корейцам запрещалось покидать территории поселений без специального разрешения советских властей. Стоившая многих жертв, депортация 1937 г. считается самой мрачной и тяжелой страницей истории корейцев в СССР.

Причины данного решения советских властей вызывают споры среди исследователей. В самом решении Политбюро от 21 августа 1937 г. озвучивалась причина депортации: «Пресечение проникновения японского шпионажа в ДВК» [14].

Исследователи рассматривают данный вопрос несколько шире. Наиболее близка к официальной точка зрения М.Д. Тена, согласно которой причиной депортации было стратегическое планирование советского руководства (в преддверии войны с Японией), в рамках которого плотные и густонаселенные этнические районы должны были вызывать беспокойства [7, с. 79].

Ж.Г. Сон считает, что политика сталинского руководства в данном случае продолжала традиционную политику царской России, в которой важную роль играла теория «географии неблагонадежности», что позволяло применять механизм массовых принудительных миграций [9, с. 211- 212]. Тоталитарный режим осуществлял противоправные действия по отношению ко всем этническим общностям СССР [9, с. 247].

Л.М. Сим считает, что причины депортации корейцев и всех последующих насильственных переселений этнических групп следует искать в самой сущности тоталитарного режима. Советская власть, провозглашенная новой формой самого справедливого и демократического государства, в действительности стала орудием господства чиновно-бюрократического правящего класса во главе с партийным руководством [8, с. 86].

Казахстанский исследователь Г.Н. Ким также считает основополагающей причиной депортации корейцев вели-кодержавную линию во внутренней и внешней политике тоталитарного режима, вдалбливающего народу образ лютого и коварного внутреннего врага [15].

С.М. Хан и B.C. Хан пошли дальше и перенесли причины депортации на саму личность руководителя советского государства — И.В. Сталина. Изучение его личности, по мнению исследователей, раскрывает сущность жестких методов. Новые «враги», «вредители», «неблагонадежные» были необходимым стимулом сталинской политики тотального террора. И чем иррациональней были аресты, расстрелы и депортации, массовые перемещения миллионов людей во всех направлениях, тем лучше достигалась цель системы — всеобщий страх, подавление Я, деформация сознания, беспрекословное подчинение [16, с. 7-14].

Миграция корейского населения с территории Корейского полуострова на о. Сахалин отличается от миграции на Дальний Восток. Подавляющее большинство предков современных сахалинских корейцев попали на южную часть Сахалина в период японского губернаторства Кара- футо. Составляя, наряду с Кореей, колониальные владения Японской империи, эта часть острова остро нуждалась в рабочей силе. Часть корейского населения приехала на остров добровольно для работы в промышленности, часть была привезена в рамках трудовой мобилизации населения, объявленной японскими властями с началом «Тихоокеанской войны» (в зарубежной историографии под ней подразумеваются те кампании Второй мировой войны, которые велись в Азиатско-Тихоокеанском регионе).

После окончания Второй мировой войны в 1945 г. Южный Сахалин и Курильские острова перешли к Советскому Союзу. Население этих территорий подлежало репатриации. Репатриацияя японцев была проведена совместными усилиями СССР и США (американское военное командование оккупировало Японию и фактически управляло страной вплоть до 1952 г.) в 1946-1949 гг. Корейцам вернуться на родину помешала холодная война между СССР и США, ставшая геополитической реальностью уже ко второй половине 1940-х гг.

Почти все корейцы Сахалина были родом с юга Корейского полуострова, где в 1948 г. была основана Республика Корея, вошедшая в зону влияния Соединенных Штатов. Корейское население осталось проживать на Сахалине и было вынуждено приспосабливаться к новым условиям [17, с. 72-81].

13 февраля 1952 г. было издано Постановление Совета министров СССР № 753-270сс, которое относило Сахалинскую область (включающую о. Сахалин и Курильские острова) к режимной пограничной зоне. Здесь запрещалось проживание иностранцев. Большинство корейцев, проживающих в области, были либо иностранными гражданами, либо лицами без гражданства, поэтому они подпадали под действие данного постановления.

В связи с этим центральное правительство направило в Сахалинский обком распоряжение: «Согласно Постановлению Совета министров СССР от 13 февраля 1952 г. № 753-270 Министерство лесной промышленности СССР и Министерство рыбной промышленности СССР обязаны использовать корейских рабочих только в нережимных районах Сахалинской области, Хабаровского и Приморского краев по согласованию с местными органами МГБ и произвести перемещение этих рабочих из режимных в нережимные районы в течение первого полугодия 1952 г.» [18, л. 1].

Ответом на данный запрос был доклад местных властей: «…докладываем, что на территории Сахалинской области находится 11 700 корейцев, прибывших из Северной Кореи по индивидуальным трудовым соглашениям, из которых 5410 заняты на работе в рыбной промышленности, остальные 3165 человек иждивенцы. Кроме того, на Южном Сахалине проживает 27 335 корейцев, завезенных ранее японцами. В связи с тем, что вся Сахалинская область является режимной, а перемещение корейцев в нережимные районы без большой подготовительной работы и значительных материальных затрат в настоящее время осуществить не представляется возможным, считаем целесообразным пункт “а” § 3 Постановления Совета министров СССР № 753-270сс от 13 февраля 1952 года на Сахалинскую область не рас-пространять» [18, л. 5].

Правительство страны сочло возможным поддержать мнение Сахалинского обкома. 28 июня 1952 г. Председатель Совета министров СССР И.В. Сталин подписал распоряжение № 16338-рс, которое исключало Сахалинскую область из числа режимных областей, где воспрещалось проживание иностранцев [18, л. 7]. Таким образом, здравомыслие и прагматизм сахалинских властей не позволили повториться трагедии 1937 г.

Как мы с вами видим, в сходных ситуациях советское правительство принимало различные решения по отношению к корейскому этническому населению. Что же изменилось в промежутке времени между 1937 и 1952 гг.? По нашему мнению, изменилась геополитическая ситуация: отгремели битвы Второй мировой войны, с восточных рубежей СССР исчез грозный противник — Японская империя, которая и была основной проблемой Советского Союза в Азии в преддверии мировой войны.

Из данной ситуации можно сделать вывод, что причиной депортации корейцев с Дальнего Востока в 1937 г. были все-таки внешнеполитические задачи СССР в Азии, изменившиеся за 15 лет, а не «сущность тоталитарного режима» и феномен «личности Сталина».

Можно сделать вывод, что политика советских властей по отношению к корейскому этническому населению менялась в зависимости от геополитической ситуации. Депортация корейского населения с Дальнего Востока в Среднюю Азию в 1937 г. была обусловлена наличием стратегического противника — Японии на дальневосточных рубежах. В 1952 г., когда встал аналогичный вопрос уже по отношению к корейцам Сахалина, от депортации корейцев достаточно легко отказались, посчитав, что затраты на это нецелесообразны.

Литература и источники

  1. Бок Зи Коу. Корейцы на Сахалине. Южно-Сахалинск: Южно-Сахалинский государственный педагогический институт, Сахалинский центр документации новейшей истории, 1993. 222 с.
  2. Пак Сын Ы. Проблемы репатриации сахалинских корейцев на историческую родину // Сахалин и Курилы: история и современность: материалы регион. Науч.-практ. конф. 27-28 марта 2007 г. Южно-Сахалинск: Лукоморье,
  3. С. 277-287.
  4. Кузин А.Т. Дальневосточные корейцы: жизнь и трагедия судьбы. Южно-Сахалинск: Дальневосточное книжное из-дательство, Сахалинское отделение, Литературно-издательское объединение «Лик», 1993. 368 с.
  5. Кузин А.Т. Исторические судьбы сахалинских корейцев: в 3 кн. Южно-Сахалинск: Лукоморье, 2010.
  6. Ким Г.Н. История иммиграции корейцев. Кн. 1. Вторая половина XIX в. — 1945 г. Алма-Аты: Дайк-пресс, 1999. 424 с.
  7. Ким Г.Н. Депортация 1937 г. как продукт русской и советской национальной политики // Столетие российской истории XX в.: реформы и изменения: сборник материалов конференции (17-18 ноября 2000). Сеул: Университет Ведэ, 2000. С. 249-271.
  8. Тен М.Д. К вопросу о причинах депортации корейцев из Дальнего Востока России в Узбекистан в 1937-1938 гг. // Узбекистон Тарихи. 2010. № 3. С. 74-81.
  9. Сим Л.М. Корейцы Союза ССР, России и Казахстана: социокультурные процессы ( 20-е годы XX века — начало XXI в.): дис. … канд. ист. наук. 07.00.03. Краснодар, 2006. 225 с.
  10. Сон Ж.Г. Корейцы Дальнего Востока в системе межэтнических отношений Союза ССР. 1920-1930-е гг.: дис. … канд. ист. наук. 07.00.02. М., 2009. 353 с.
  11. Stephan John J. The Korean Minority in the Soviet Union. University of Hawaii, 1971. 13 p.
  12. Первая Всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г. / Под ред. Н.А. Тройницкого. Т. II. Общий свод по Империи результатов разработки данный Первой Всеобщей переписи населения, произведенной 28 января 1897 г. СПб., 1905. Таблица XIII. Распределение населения по родному языку [Электронный ресурс]. — URL: http://demoscope. ru/weekly/ssp/rus_lan_97.php?reg=0. (Дата обращения: 14.01.2014).
  13. Пак Б.Д. Корейцы в советской России (1917 — конец 30-х годов). Иркутск: Иркутский государственный педагогический институт, 1995. 260 с.
  14. Государственный исторический архив Сахалинской области. Ф. 1038. Оп. 1. Д. 79.
  15. Решение Политбюро ЦК ВКП(б) N° П51/734 от 21 августа 1937 г. [Электронный ресурс]. — URL: http://www.memo. ru/history/document/corea.htm. (Дата обращения: 14.01.2014).
  16. Ким Г.Н. Причины депортации корейцев [Электронный ресурс]. — URL: http://world.lib.rU/k/kim_o_i/d2rtf.shtml. (Дата обращения: 14.01.2014).
  17. Хан С.М., Хан B.C. Сталинизм: к вопросу о причинах политики депортации// Известия о корееведении в Казахстане и Средней Азии. Вып.4, Алматы, 1993. С. 7-14.
  18. Дин Ю.И. Проблема репатриации корейцев Южного Сахалина (1945-50 гг.) // Вопросы истории. 2013. № 8. С. 72-81.
  19. Государственный архив Российской Федерации. Ф. 5446 сч. Оп. 86а. Д. 7624.

References

  1. Bok Zi Kou. Koreyjcih па Sakhaline [The Koreans on the Sakhalin]. Yuzhno-Sakhalinsk, 1993. 222 p.
  2. Pak Sihn Ih. The Problems of Repatriation of the Sakhalin Koreans to their Historical Homeland. Sahalin i Kurily: istoriya i sovremennosf [Sakhalin and the Kuril Islands: History and Modernity]. Yuzhno-Sakhalinsk, 2008, pp. 277-287 (in Russian).
  3. Kuzin A.T. Dal’nevostochnye korejcy: zhizri i tragediya sud’by [Far Eastern Koreans: the Life and Tragedy of Fate]. Yuzhno- Sakhalinsk, 1993. 368 p.
  4. Kuzin A.T. Istoricheskie sud’by sahalinskikh korejcev: v 3 kn. [The History of the Fate of Sakhalin Koreans, vol. 1-3.]. Yuzhno-Sakhalinsk, Lukomorje Publ, 2010.
  5. Kim G.N. Istoriya immigracii korejcev. Kn. 1. Vtoraya polovina XIX v. — 1945 g. [The History of Immigration of Koreans. Vol. 1: The Second Half of the XIX Century — 1945]. Almatih, Dayk-press Publ., 1999. 424 p.
  6. Kim G.N. The Deportation of 1937 as a Product of Russian and Soviet National Policy. Stoletie rossijskojistoriiXX v.: reformy i izmenenija: sbornik materialov konferencii (17-18 noyabrya 2000) [Proc. of the conference “The Period of Russian History of the XX Century: Reform and Change”]. Seoul, 2000, pp. 249-271 (in Russian).
  7. Ten M.D. To the issue of the Reasons for the Deportation of Koreans from the Far East of Russia in Uzbekistan in the 1937-1938]. Uzbekiston Tarikhi, 2010, no. 3, pp. 74-81.
  8. Sim L.M. Korejcy Soyuza SSR, Rossii i Kazakhstana: sociokuljturnihe processy (20-e gody XX veka — nachalo XXI v.). Dis. kand. ist. nauk. [The Koreans of the Soviet Union, Russia and Kazakhstan. Social and Cultural Processes (the 1920s — the beginning of 21st century). PhD hist. sci. diss.]. Krasnodar, 2006. 225 p.
  9. Son Zh.G. Korejcy Dal’nego Vostoka v sisteme mezhetnicheskih otnoshenij Sojuza SSR. 1920-1930-e gg. Dis. kand. ist. nauk. [The Koreans in the Far East in System of Inter-Ethnic Relations of the USSR. 1920-1930. PhD hist. sci. diss.]. Moscow,
  10. 353 p.
  11. Stephan John J. The Korean Minority in the Soviet Union. University of Hawaii, 1971. 13 p.
  12. The First General Census of the Population of the Russian Empire, 1897. Vol. II: The Overall Results. Table XIII. Distribution of Population by native language]. St. Petersburg, 1905. Available at: http://demoscope.ru/weekly/ssp/rus_lan_97.php?reg=0 (in Russian).
  13. Рак B.D. Korejcy vsovetskojRossii(1917-копес30-hgodov) [Koreans in the Soviet Russia (1917-late 1930s)]. Irkutsk, Irkutsk state pedagogical institute, 1995. 260 p.
  14. State Historical Archives of the Sakhalin Region, f. 1038, op. 1, d. 79 (in Russian).
  15. The Decision of the Politburo of the Central Committee of the CPSU (b) no. P51/734, 21 August 1937]. Available at: http:// www.memo.ru/history/document/corea.htm (in Russian)
  16. Kim G.N. The Reasons for the Deportation of Koreans. Available at: http://world.lib.rU/k/kim_o_i/d2rtf.shtml (in Russian).
  17. Khan S.М., Khan V.S. Stalinism: to the issue on the reasons for the deportation policy]. Izvestiya о koreevedenii v Kazakh- stane i Sredneyj Azii, vyp.4 [News of Korean Studies in Kazakhstan and Central Asia, vol.4]. Almaty, 1993, pp. 7-14.
  18. Din Y.l. Issue of Repatriation of Koreans from South Sakhalin (1945 — 1950s)]. Voprosy istorii [Issues of History], 2013, no. 8, pp. 72-81 (in Russian).
  19. State Archives of the Russian Federation, f. 5446, op. 86a, d. 7624 (in Russian).

YULIA IVANOVNA DIN

Chief Archivist, State Historical Archive of the Sakhalin Dzerzhinsky st. 72, Yuzhno-Sakhalinsk, Russia, 639007

Failed Exile: Plans for Deportations of Koreans from the Sakhalin Region in the Post-War Geopolitical Context

This article examines the little-known facts from the history of the Korean diaspora of the Sakhalin — failed deportation. In 1952, in connection with the announcement of the Sakhalin border security zone, the Council of Ministers of the USSR ordered the authorities of the Sakhalin to develop a project deportation of Koreans, but the regional authorities decided this project is feasible and is associated with considerable costs. They took the initiative to make an exception for Koreans. Documents containing information about this event introduced into scientific circulation at first, and their analysis not only highlights one of the pages of the history of the Sakhalin Korean community, but also help to shed light on the events that occurred in 1937 — the deportation of the Korean population of the Soviet Far East to Central Asia.

The author comes to the conclusion that the policy of the Soviet government towards Korean ethnic population varied depending on the geopolitical situation. The deportation of the Korean population from the Far East to Central Asia in 1937 was due to the presence of strategic enemy — Japan on the Far Eastern borders. In 1952, when similar question got against the Koreans in the Sakhalin, from the deportation of Koreans quite easily refused, arguing that the cost is unreasonable.

Keywords: deportation, Sakhalin, Koreans, forced resettlement, totalitarianism, Cold War.

Источник: РАУК — Дин Ю.И. Несостоявшееся изгнание: планы депортации корейцев Сахалинской области в контексте геополитики послевоенного периода // Клио. — №1 (97). — 2015. — С.137-140.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.