Юрий Хван. «Третье измерение» (по мотивам романа – сказки Анатолия Кима «Белка»). Окончание

Pictures58

Инт. Номер в «Метрополе» — ночь

Из ЗТМ.

Слышен измененный страстным криком голос Евы. Видно ее искаженное лицо.

Ева

А-а-а-а!

Ева в изнеможении падает на Георгия. Георгий ласково гладит ее по обнаженным плечам, стану, ягодицам.

Ева

Неужели бывает так хорошо? Как это может быть?!»

Капли евиных слез падают на лицо, губы Георгия.

Ева

Прости меня, Эмиль, я думала, когда ты умер, что не надо мне больше любви на земле, где все умирают, их кладут в гроб и закапывают в яму.

Георгий сочувственно кивает.

Ева

Я много плакала, Эмиль, я поехала в Индию, в Дели, там стала жить в доме, где были одни святые, и в мою комнату приходили два маленьких чистеньких старика, они прислуживали мне и говорили: жизнь хорошая, миссис, и смерть хорошая, плакать не надо.

Георгий прижимает голову Евы к своей щеке.

Ева

Я им не верила, но плакать перестала. А теперь я снова плачу. Жизнь хорошая, миссис! Смерть хорошая, миссис! Я только не знала почему-то, что бывает так хорошо, прости меня, Эмиль!

Георгий

Про жизнь, что она хорошая, я еще понимаю. Но при чем тут смерть? Старички в Индии что-то, наверное, напутали, смухлевали.

Георгий вскакивает с кровати. Надевает брюки, майку. Ева тоже встает, набрасывает на себя халат. Открывает холодильник, вытаскивает оттуда пару бутылок кока-колы. Георгий отрывает бутылки. Они садятся в кресла и начинают утолять жажду. Георгий осматривается по сторонам.

Георгий

Скажи мне, пожалуйста, зачем тебе одной понадобилось две комнаты, королевская кровать, кресла, ковры, отдельный туалет, ванная, цветной телевизор и так далее?

Ева

О, я не просила специально! Меня так устроили, потому что я есть важный иностранный гость.

Георгий

О, пардон, мадам! Но разрешите узнать, по какой причине вас считают такой важной персоной?

Ева

Потому что я поставляю вам много мяса, меха и дубленки.

Георгий

Ты? Поставляешь? Дубленки? Какие это еще дубленки?

Ева

Из меха кенгуру.

Георгий

Кен-гу-ру-у! Да где ты их берешь?

Георгий встает в позу названного зверя.

Георгий

Ты что, ловишь капканами, что ли?

Ева

Нет, но у меня есть производство, фабрики.

Георгий

Фабрики? У тебя?

Ева

Да. В Аделаиде, в Канберре.     —

Георгий

Вот как. И ты еще коллекционируешь картины?

Ева

О да, я люблю искусство.

Георгий

Вот как, значит…

Георгий встает и, скользяногами по ковру, словно на лыжах, обегает стол, поднимая разбросанные носки, рубашку. Одевается.

Ева

Ты не хочешь больше оставаться, мой милый?

Она подходит к нему.

Георгий

Уже поздно, пора идти, а то меня не выпустят из твоей Австралии,

И метро закроется, не доберусь до общежития. Теперь буду жить там, к Маро не поеду, убьет она меня.

Ева

Но в пропуске время не ограничено, а доехать можешь не

обязательно в метро, здесь всегда стоят такси.

Георгий

Пардон, мадам, но на такси у бедного студента нет денег.

Ева

Ах, Георгий, о чем ты говоришь? Я тебе дам деньги.

Георгий

Прощай! Ты, в общем-то, хорошая девочка.

Ева

Как прощай? Бабушка меня учила: не говори «прощай», говори «до

свидания», тогда еще свидимся. Мы ведь завтра свидимся, Георгий?

Георгий

Конечно, если ты хочешь… Но лучше не надо, ладно?

Ева

Как не надо?.. Я не понимаю. Объясни, пожалуйста.

Георгий

Не надо. Не стоит. Ни к чему. Ну, что еще тебе сказать?

Ева

Скажи: люблю.

Георгий

Люблю. Люблю. Очень люблю. Первый раз это слово произношу, Ева,

моя Ева!

Ева

А я… я сто лет тебя знаю. Это удивительно, Георгий. И какое

счастье, что мы встретились сейчас, когда еще совсем молодые.

Георгий

Да, в этом нам тоже повезло. Говорят, в молодости все быстро

забывается. Но мы с тобой не забудем этого вечера в Австралии, правда?

Ева

Георгий, что это все значит? Да, что это все значит?

Георгий

Ну, я все скажу. Я никогда больше не приду к тебе.

Ева

Ну, ладно… Только, знаешь, нет у меня, как это говорят:

гордость, самолюбие. Да, гордость и самолюбие. Нет у меня. Если люблю. Что нам делать, Георгий, чтобы хорошо было?

    —

Георгий

Не знаю. Посмотрим… Но я к тебе все равно не приду.

Ева

Чао. Я сама приду к тебе.

Инт. Комната в студенческом общежитии – вечер

За столом, на котором стоит сковородка с жареной картошкой, соленья, сидят Ева, Георгий, Анатолий, Кеша Лупетин. На столе – опустошенные бутылки из под вина, граненые стаканы. Кеша поднимает пустой стакан, с сожалением смотрит на него.

Кеша

Ребята, вы не знаете, почему за столом зелье всегда заканчивается раньше, чем еда…

Ева

Вы меня извините,но я на всякий случай…

Она оборачивается, берет лежащую на кровати сумку, вытаскивает из нее полуторалитровую бутылку виски. Ставит ее на стол. Друзья –художники встречают сюрприз восторженным криком.

Кеша Лупетин

Все-таки, Ева, ты больше русская женщина, чем полячка! Полячка, я думаю, никогда бы не догадалась бы…

 В комнату заглядывает Николай.

Николай

Ребята, сковородка не освободилась?

Кеша Лупетин

Занята! (Еве). Ну, Ева, нет слов! Георгий, что сидим? Разливай!

Георгий отвинчивает пробку, разливает по стаканам напиток. Выпивают.

Кеша Лупетин

Извини, Толя, перебил тебя… Так о чем ты начал говорить?

Анатолий

…Я считаю, что потеря таланта — это как утрата доброты и радости… Нет, это ни с чем не сравнимая мука. Раньше я думал: как можно потерять талант? А теперь думаю: как можно после этого жить? Наверное, можно жить, потеряв ноги, глаза или руки… Можно жить, наверное, потеряв семью, любимую, родной дом. Но как жить, если ты потерял талант? Это равносильно тому, как потерять разом все: руки, ноги, глаза, язык, любимую, отчий дом, запахи жизни…

Друзья смотрят на Анатолия. Задумчиво, грустно.  Ева берет бутылку. Георгий перехватывает у нее, разливает по стаканам.

Ева поднимает стакан

Ева

Ребята, я хочу предложить тост за ваш талант. Чтобы вы его никогда не утратили!

Друзья сдвигают стаканы, чокаются, выпивают. Кеша Лупетин встает, глазами покахывает Анатолию на выход. Тот поднимается.

Георгий

Ребята, вы куда?

Кеша Лупетин

Дело у нас, Георгий, есть. Вынуждены покинуть вас…

Ева, был очень рад познакомиться!

Галантно нагибается, целует Еве руку. Анатолий проелывает то же самое. Они выходят.

Ева

Какие у тебя хорошие друзья, Георгий…

Георгий

Ты еще Митю не знаешь… И куда он подевался?

Нат. Кладбище – день

Возле разрытой могилы стоит обитый красной тканью гроб. В нем – Геннадий Иванович. Вокруг – с полтора десятка родственников и друзей в трайрных одеяниях. Среди них – Кеша Лупетин. Стоящие неподалеку оркестранты играют траурную музыку. Но вот она стихает, и люди поочередно подходят к гробу дла последнего прощания. Подходит и Кеша Лупетин, с грустью смотрит на Геннадия Ивановича. Неподалеку начинает наяривать другой оркестр. Кладбищенские работники накрывают гроб крышкой и начинают заколачивать его. Опускают гроб в могилу. Люди подходят и бросают руками комки глины…

Кеша Лупетин отходит в сторону, закуривает, оглядывается по сторонам. И видит…

Нат.  Другой участок кладбища – день

К участку подъезжает ПАЗик. Из него выходит женщина в голубом платье. Кладбищенские работники, закончившие работу на соседнем участке, подходят к ПАЗику, вытягивают из него красный гроб, несут к разрытой могиле. Снимают крышку. Женщина подходит к нему. Наклоняется к покойнику. Разгибается. Кивает работникам. Те закрывают крышку, вбивают гвозди. Начинают опускать гроб в могилу. Вырастает могильный холмик. Женщина обходит его. Видно ее лицо. Это – Лилиана.

Нат. Кладбище – день

Родственники Старика гуськом покидают место его упокоения. Кеша Лупетин следует за ними. Потом останавливается и оглядывается на Лилиану. Лицо его озаряется воспоминанием.

Флешбек

Инт. Вестибюль художественного училища – день

Кеша Лупетин и Митя Акутин спускаются по лестнице. На диване сидит Лилиана. Кеша Лупетин бросает на нее заинтересованный взгляд. Затем следует за Митей Акутиным к выходу.

Флешбек заканчивается.

Нат. Кладбище – день

ПАЗик, привезший Лилиану и гроб, уезжает. Рабочие, вскинув лопаты на плечи, уходят. Лилиана продолжает стоять перед свеженасыпанным могильным холмиком. К ней подходит Кеша Лупетин. Он неловко топчется.

Кеша Лупетин

Девушка, вы не плачьте. Давайте я провожу вас домой.

Лилиана

Вы не забыли, где мы находимся?

Кеша Лупетин

Извините меня. Я не хотел вас обидеть…

Лилиана

Здесь нельзя быть глупым. Неужели  вы сейчас не чувствуете, сколько

здесь, под землей, зарыто обид и несчастий?

Кеша Лупетин

Чувствую…

Кеша Лупетин неловко кланяется Лилиане. А она уходит прочь, опустивголову.

Нат. Зимняя Москва – день

  Неподалеку от Новодевичьего монастыря со своими переносными мольбертами  расположились Георгий и Анатолий.  Рисуют церквушку.

Анатолий

Давай кофе попьем, а? А то я замерз как собака.

Георгий

Ты же говорил, что ты белка.

Анатолий

Значит, я перевополотился в собаку. А белки, мне кажется, не мерзнут.

Анатолий достает из кармана рюкзака термос, открывает его, наливает в раздвижные пластиковые стаканы дымящийся на морозе кофе. Начинают отхлебывать горячий напиток.

Голос Анатолия

Знаешь, Георгий, я чувствую: ты в последнее время о чем-то думаешь…

Голос Георгия

Ты угадал снова… Но я этому уже

не удивляюсь… А скрывал я от тебя вот что. У меня родился ребенок в

Австралии. Сын. Я весь этот год переписывался с Евой, а тебе не говорил.Не знаю почему, вот клянусь тебе, что не знаю, почему не хотел показыватьтебе ее писем.

Голос Анатолия

А я знаю почему. Потому, что ты собираешься уехать туда, к ней.

Голос Георгия

Уехать? Стать мужем миллионерши? На этот раз ты ошибаешься.

Голос Анатолия

Нет.Я чувствую, мы скоро расстанемся…

Голос Георгия

Ошибаешься, и сильно. Неужели ты считаешь возможным, чтобы я

продал свою свободу за какие-то вонючие миллионы?

Голос Анатолия

Я не считаю, что это возможно. Но ты поедешь.

Георгий с удивлением смотрит на Анатолия

Георгий

А может быть, ты сам хочешь, чтобы я уехал?

Анатолий

Нет. Нет. Ведь там тебя ждет беда. Была бы моя. воля, я бы не

пустил тебя. Но все бесполезно. Уже есть где-то решение, я не знаю где.

Георгий

(усмехаясь)

Голос из космоса?

Анатолий

Скорее твой собственный голос, которого ты еще не слышишь, а

может быть, просто не хочешь слышать.

Георгий

Аминь! Именно: не хочу слышать, поэтому и не услышу.

Инт. Комната в студенческом общежитии – вечер

Кеша Лупетин сидит на кровати с альбомом, что-то рисует карандашом. Входит Георгий. Усаживается за стол, вытаскивает из кармана конверт с полосатой сине-красной каймой по краям, раскрывает его. Углубляется в чтение письма. Лицо его отражает гамму чувств. Закончив читать, складывает письмо в конверт. Подасаживает к Кешу Лупетину. Видит карандашный портрет Лилианы.

Георгий

Прекрасная незнакомка?

Кеша Лупетин

Да… Я ее полгода назад  на кладбище увидел… Хоронила она кого-то… И будто ударила она меня в душу. А момент, сам понимаешь, не для  знакомства… Теперь не знаю, что делать… Как найти…

Георгий

Я думаю, там же, на кладбище и найдешь. Должна же она там бывать…

Кеша

Может и должна… Но все равно… Если она по усопшему  горюет, то как к ней подступиться.

Георгий

 Чудак – человек. Время – лечит. Не век же ей горевать.А во – вторых, совсем не обязательно, чтобы она хоронила своего мужа. Может, это был родственник, причем, дальний?

Кеша

Я об этом не подумал…

Георгий

А думать, Кеша, надо всегда!

Нат. Кладбище – весенний день

Кеша Лупетин подходит к могиле Геннадия Ивановича. На могиле уже стоит гранитный памятник. Кеша кладет к подножию гвоздику. Кланяется. Постояв, поворачивает к могиле, возле которой встретил Лилиану. На могиле – дешевый памятник. И на нем видит  имя «Дмитрий Акутин»

Кеша Лупетин

Господи, Митя… Неужели ты лежишь здесь, Митька? Как же можно, старик, чтобы такое происходило на свете?

Кеша Лупетин, качая головой, утирает слезы.

Кеша Лупетин

О твоей гибели говорило все училище , но где ты похоронен, никто не знал. Знаешь, мы с ребятами выпили за упокой твоей души… И я по пьяному делу дал по морде одному сукиному сыну… Он повадился ходить к Марине, к внучке натурщика Трифоныча.  Ты же к ней был неравнодушен…

Флешбек

Нат. Возле общежития – вечер

Кеша Лупетин с мешком картошки на плече выходит из-за угла и сталкивается с Митей. Тот стоит у стены Митю, без шапки, куцее пальто на рыбьем меху расстегнуто, но воротничок задран до ушей. Из закрытого окна еле еле пробивается звук флейты.

Кеша Лупетин

Митька, ты чего тут мерзнешь?

Митя потоптавшись, ничего не отвечает. Кеша Лурпетин сбрасывает мешок наземь.

Кеша Лупетин

Здорово, что ли?

Они обмениваются рукопожатеми.

Кеша Лупетин

Пойдем картошку жарить, у меня еще бутылка самогонки есть

Митя

Ладно, потом приду

Кеша Лупетин

Потом будет поздно,пойдем сейчас, пока братва не проснулась и не налетела

И тут он обращает внимание на звуки флейты.

Кеша Лупетин

Это Марина, что ли, внучка Трифоныча наяривает?

Митя

Она…

Кеша Лупетин

Ну, не пойдешь?

Митя

Ты иди, Кеша

Кеша Лупетин

Ну, хотя бы мешок помоги поднять

Митя помогает Кеше взвалить мешок с картошкой на плечо. Кеша уходит. А Митя стоит и слушает звуки флейты.

Флешбек заканчивается.

Нат. Кладбище – день

Кеша Лупетин продолжает стоять перед могилой Мити.

Кеша Лупетин

Я бы никогда не стал рассказывать об этом, если бы ты был жив,

но ты лежишь в земле, и вот тут, на памятнике, твое имя написано… В общем,Митька, нету у нас сейчас флейтистки, ее Трифоныч увез на новую квартиру,которую наконец взял он в Медведкове.

Голос Лилианы

Здравствуйте. А я вас все же узнала.

Кеша Лупетин оглядывается. Лилиана в знакомом голубом осеннем пальто.Только прическа другая — вместо тяжелого пучка на затылке теперьволосы брошены двумя блестящими потоками вдоль лица, но ровный пробор по-прежнему сиял посреди ее головы.

Кеша Лупетин

Это значит… вы думали обо мне?

Лилиана

Да. И никак не могла вспомнить, где видела вас, а потомвспомнила.

КешаЛупетин

А я тоже думал о вас… Я ведь не знал, что вы хоронили Митю

Акутина.

Лилиана

Вы были другом Мити?

Кеша Лупетин

Дружили, точно. А вы? Кем был он для вас? Дело в том, что Митя

никогда ничего не рассказывал о себе

Лилиана

Я была ему женой.

Кеша Лупетин

Вот как… И об этом тоже ничего не говорил…

Кеша Лупетин смотрит в ее глаза; там тлеет сумасшедшая тоска.

Лилиана

А я знаю много про него. Он мне все рассказывал. Непонятнотолько зачем. Из доверия или из ненависти ко мне?

Кеша Лупетин

Из ненависти? К вам? О чем вы

говорите! Митя вообще не умел ненавидеть!

Лилиана

Но зачем он мне все рассказывал о ней? А незадолго до смерти

написал ей письмо, но на конверте адрес почему-то написал мой… Чего же он хотел? Чтобы я собственными руками передала письмо той… другой?

Кеша Лупетин

А что за письмо? Расскажите подробнее, если можно.

Лилиана

Обыкновенное, объяснение в любви. Меня и вызвали в милицию по

поводу этого письма, вызвали по адресу, написанному на конверте. И мне было разрешено похоронить его. Вы, наверное, знаете эту Марину?

Кеша Лупетин

Нет! Может быть, она на другом курсеучится.

Лилиана

Она не ваша студентка. На флейте играет…

Кеша Лупетин

Не знаю такую

Лилиана

Жаль. А я хотела, чтобы вы письмо ей передали. Мне оно ведь ни к

чему. Как вы думаете, зачем Митя хотел это письмо отправить по моему адресу? Оно и попало в конце концов в мои руки… Что вы скажете?..

Кеша Лупетин

Не знаю… Может быть, хотел он… Нет, ничего не могу

придумать.

Лилиана

Так же и я. Он ведь совсем почти перестал бывать у меня;

последний месяц вообще его не видела. И тут меня вызывают, показывают письмо… Вот оно, можете почитать сами.

Лилиана открывает сумочку, вытаскивает листок и протягивает Кеше. Он берет, читает. На его лице появляется гримаса изумления. Он поднимает взгляд и смотрит на Лилиану.

Кеша

Простите, но тут нигде не указано имя! Ни разу не названа Марина, с чего вы взяли, что это

письмо ей?

Лилиана

Кому же еще?

Во взгляде ее явственно промелькнулоотвращение.

Кеша Лупетин

А может… вам?

Лилиана

Бросьте.

Она разворачивает сложенное Кешей письмо.

Лилиана

Любимая, когда ты прочтешь меня не будет на свете а письмо тебе

передадут. Я решил с собой покончить потому что бесполезно страдать истрадать, и мне уже все надоело.

Кеша

Нн-н-е понимаю…

Лилиана

В мире нет пока ничего хорошего и только ты одна. Я люблю тебя так сильно, что жаль умирать единственно из-за тебя, а с остальными расстаюсь навсегда без всякого сожаления. Я хочу чтобы ты жила любимая долго жила и всегда знала что был такой мальчик, немного чудной, который любил тебя как маленькую богиню. Прощай.

Передайте ей — Дмитрий Акутин».

Лилиана поднимает взгляд на Кешу Лупетина.

Лилиана

Ну кому же еще он мог такое написать? Ведь мне приходилось

выслушивать его сердечные признания. Он считал, что для очистки совести надо все мне рассказывать.

Кеша Лупетин

А  вы к этому как  отнеслись?

Лилиана

Плохо, разумеется, плохо.  С тех пор как он влюбился, Митя перестал бывать у меня.

Кеша Лупетин

Да, он  ночевал в общежитии…

Лилиана

А если иногда навещал по вечерам, то лишь для того, чтобы поговорить о своей любви. Сначала я пыталась быть спокойной, старалась убедить себя, что мальчик ни в чем не виноват, виновата лишь я, и надо было ожидать того, что случилось, — рано или поздно его потянуло бы к сверстницам.

Лилиана замолкает. Ее лицо искажает гримаса боли.

Лилиана

Я боролась с собой, поверьте, и хотела ко всему отнестись разумно. Но однажды произошло то, чего я и сама не ожидала. У меня в руках был хирургический скальпель, которым Митя обычно затачивал свои карандаши. Вы знаете, наверное, что он всегда рисовал отточенными, как иголка, карандашами?

Кеша Лупетин

Да, знаю.

Лилиана

Так вот, этим скальпелем, не помню, в какой момент, сидя

спокойно перед Митей, я провела от плеча до самого локтя.

Лицо Кеши Лупетина вытягивается.

Лилиана

Кожа сразувывернулась, сначала крови не было, потом так и хлынула. Я дальше уже ничего не помню. Впервые в жизни я потеряла сознание. Митя ухаживал за мною три недели. А потом, некоторое время спустя, он однажды ушел, и я больше не видела его живым…

Кеша Лупетин

Хотите, я вам о себе что-то расскажу?

Лилиана кладет письмо всумочку.

Лилиана

Что именно? И зачем, извините меня?

Кеша Лупетин

Затем, что Митя лежит здесь, в земле, а мы с вами еще на земле,

и вы должны интересоваться тем, что происходит вокруг вас.

Лилиана

Спасибо за науку. А теперь я пойду, извините.

Кеша Лупетин

Куда это вы пойдете?

Лилиана

Что значит — куда? Куда мне надо!

Лилиана смотрит на Кешу с беспощадным равнодушием, кивает ему и направляется по дорожке, ведущей к выходу с кладбища.

Кеша Лупетин

Кем вы хоть работаете? Какая ваша профессия то есть? И как вас зовут, скажите мне, ради бога.

Но Лилиана не реагирует на Кешины слова и продолжает идти по дорожке размашистым шагом.

Инт. Комната в общежитии  – день

Друзья — Кеша Лупетин,Анатолий и Георгий сидят за столом.У последних — потрясенный вид.

Георгий

Ах, Митя-Митя… А я  думал, что он на меня обиделся…

Кеша Лупетин

Если бы не она, то мы бы теперь не знали, где могила Мити…

Он достает блокнот, перелистывает, находит последний карандашный портрет Лилианы, показывает друзьям.

Анатолий

К-к-расивая…

Георгий

Мне кажется, она старше Мити. Лет на 10 старше. То-то он скрывал ее от нас.

Кеша Лупетин

Знаете, у нее в глазах такая тоска…

Анатолий

Она любила Митю. А вот он ее – нет.

Кеша

Откуда ты знаешь?

Георгий

Он знает. (Кеше) Что ты собираешься делать?

Кеша Лупетин

Найду ее. Адрес я узнал в похоронном бюро.

Георгий

Ну, найдешь… Он ведь и тебя старше!

Кеша Лупетин

Это неважно! Я узнал, что она учительница. А я ведь тоже хочу работать в школе.Потому что давно  давно понял: главное – чтобы дети, вырастая и взрослея, сохраняли бы в себе как можно больше врожденных качеств чистоты, добросердечия и бескорыстия. Я думаю, что мы с ней, идя по жизни, рука об руку, сможем  отдать себя этой цели.

Георгий смотрит на Анатолия.

Георгий

А ты что думаешь?

Анатолий

Цель, конечно, благородная. Только что она скажет?

Георгий

Вот именно!

Нат. Веранда в доме Лилианы — день

 

Лилиана с недоумением и гневом смотрит на покрасневшего и

вспотевшего от напряжения Лупетина, который сидит на старом венском стуле, посреди веранды. Сама хозяйка стоит, прислонившись плечом к косяку. В рамке дверного проема виден зеленый пламень майской листвы, вспыхнувший под лучами солнца.

Лилиана

Скажите, вы что, сумасшедший?

Кеша Лупетин

Дурак — это может быть, но не сумасшедший…

Лилиана

Зачем вы явились сюда? Чтобы голову людям морочить? Или мне не

хватает своего горя? Зачем я должна еще слушать о ваших планах жизни? Для чего это мне?

Кеша Лупетин

А для того… чтобы вы знали…

Я хочу, чтобы вы поверили…

честное слово, только этого хочу, затем только и приехал к вам… Вы должныверить, что среди людей, какими бы они ни казались плохими, встречаетсябольше хороших.  Эти люди самые главные на земле, на них-то жизнь человеческая и держится, и такие не трусят перед смертью, на которую им наплевать.

Лилиана

Как же вас зовут?

Кеша Лупетин

Кешей…

Лилиана

Кеша… Так вот, Кеша, вы могли бы застрелиться, если бы я вас

очень об этом попросила?

Кеша Лупетин

Для чего это… вам нужно?

Лилиана

Нужно! Хотя бы длятого, чтобы мне убедиться, что есть люди, которым, как вы говорите,наплевать на смерть.

Кеша

Но вы понимаете, надеюсь… А из чегозастрелиться?

Лилиана

Из охотничьего ружья. У отца есть охотничье ружье. Хотите,

принесу?

Кеша Лупетин

Несите!

Лилиан отступает вглубь веранды.

Лилиана

Авы пока присядьте.

Поворачивается и входит в дом. Кеша Лупетин, дотоле идевший на стуле, встает, начинает расхаживать по веранде.

Закадр. Голос Кеши Лупетина

 

Я, в общем-то, был готов  к смерти. Но… Только было мне обидно и противно, что приходится терять свою жизнь из-за такой, в сущности, ерунды, как жестокий каприз полупомешанной женщины. Но мне подумалось, что наступил именно один из тех моментов, когда человек уже отступить не может. Чертыхаясь и плюясь со злости, он должен отдать свою жизнь чуть ли не за понюшку табака…

Тут на веранду бесшумно входит призрак Мити Акутина. Горло его замотано грязными бинтами. Уставясь на Кешу Лупетина пристальным, жутким взглядом, он замахал рукою, явно приказывая ему немедленно удалиться. Волосы у Кеши Лупетина встают дыбом, трещат от электрических искр. Кеша Лупетин пятится – и с  криком перепрыгивает через подоконник… А Митя усаживается на стул.

  Входит Лилиана.В одной руке у нее тульское охотничье ружье, в другой патронтаж.

Лилиана

Эй, где вы?

  Оглядывается и видит Митю,   сидящего  на  том  стареньком  венскомстуле. Увидев Лилиану с ружьем, Митя округляет  глаза, встает и шутливо поднимает руки вверх, да так и замирает, улыбаясь и радостно глядяна Лилиану. Лилиана, нисколько не испугавшись, отбрасывает в сторону ружье и патронтаж, бросается к Мите и обнимает его. Отстраняется, смотрит во все глаза на Митю, ощупывает руками  живоеМитино тело, плечи, спину, затем снова приникает к нему, обхватывает голову руками, целует, целует, целует.И вот они усаживаются рядышком на диване.

Лилиана

А где же твой товарищ, Митенька?

Митя показывает жестами, чтобы Лилиана дала ему бумагу и что-нибудь пишущее. Лилиана бежит к шкафчику, вытаскивает тетрадку и остро заточенный карандаш, приносит Мите.

Лилиана

Пиши!

Митя пишет. Лилиана сбоку читает.

«Он убежал через окно».

Лилиана

Убежал?

Митя пишет.На листке появляется текст:

«Я ему велел уйти потому что он тебя любит а ты мне самому нужна и я тебе тоже»

Лилиана

Ты что, Митя, не можешь разговаривать?

Митя пишет. На листке появляется текст:

«Не могу у меня горло вырезано. Студенты вырезали на анатомических

занятиях».

Лилиана

О, бедный, бедный мой! Митенька, но как же ты смог… Я

ничего не понимаю, милый мой, но ты все расскажешь мне…

Митя пишет. Лилиана, стоя рядом, читает вслух.

Лилиана

«Я не умер никак не мог умереть это невозможно если художник должен что-то сделать знает что делать а сделать еще не успел. Ты везла меня хоронить потом закопали в землю я слышал как земля стучала по гробу.

Лилиана

Ах, Митенька…

Митя принимается писать. Лилиана смотрит на появляющийся на бумаге текст.

Лилиана

 Я лежал и знал что так не будет моя смерть еще невозможна. И скоро рабочие кладбища откопали меня.

Лилиана смотрит на Митю удивленно.

Лилиана

Но как рабочие догадались откопать тебя, родненький?

Митя пишет. Лилиана вглядывается в написанное. Читает.

Лилиана

«Когда меня закапывали один из них уронил в ямубутылку с водкой выпала из кармана он не обратил внимания».

Флешбек

Нат. Кладбищенский сарай – утро

 

В сарай входят трое рабочих в телогрейах, складывают лопаты в углу. Подходят к столу, вытаскивают из пакетов бутерброды. Первый мужик идет к шкафчику, достает стаканы, дует в них, выставляет на стол.

Второй мужик

(третьему)

Ну, доставай.

Тот лезет в карман телогрейки. В другой карман. Изменяется в лице.

Третий мужик

Где же она?

Первый и второй мужик подозрительно смотрят на него.

Первый мужик

Ты чего, гад? Заныкал?

Третий мужик

Мужики, чес-слово… Да что б мне на месте провалиться! Погодите! Вспомнил! Я когда веревку доставал… Чего-то стукнуло… О гроб… Там она!

Второй мужик

Точно?

Третий мужик

Вот вам крест!

Мужики кидаются в угол сарая, хватают лопаты, выскакивают из сарая.

Флешбек заканчивается.

 

Инт.Веранда в доме Лилианы – день

 

Митя пишет в тетради, Лилиана смотрит на его запись

Лилиана

Когда гроб откопали мужик  спрыгнул в яму и закричал вот она родненькая целенькая не разбилась голубушка я же говорил тебе Толян что уронил в этот ров а ты не верил. Я же слышал как стукнуло да подумал что это камень. А я в это время стал изнутри стучать…

Лилиана

Страшно было тебе, наверное… Бедный мой Митя!

Митя пишет. Возникает текст на бумаге:

«Нет не страшно и не больно а как будто я долго спал и все что делали

со мной происходило будто во сне. Ох и выспался я — с тех пор совсем

спать не хочу»

Лилиана

Митя, ты напишешь обо всем, что с тобой было, ладно?

Митя кивает головой. Лилиана прижимает ее к своей груди.

Инт. Канцелярия в художественном училище – день

 

В канцелярии сидит заведующая – пожилая матрона. Раздается стук в дверь.

Матрона

Входите!

Дверь открывается. Входит Кеша Лупетин.

Кеша Лупетин

Здравствуйте!

Матрона

Слушаю вас?

Кеша Лупетин

Хочу забрать свои документы.

Матрона

В смысле?

Кеша Лупетин

Ухожу я.

Матрона

Вас что, отчислили? На вас есть приказ?

Кеша Лупетин

Нет, я добровольно. Хватит штаны протирать.

Матрона

Как ваша фамилия?

Кеша Лупетин

Лупетин, Иннокентий, 2-й курс

Матрона встет со стула, идет к полкам, достает папку, раскрывает ее.Просматривает документы.

Смотрит на Кешу.

Матрона

Ничего не понимаю. Вы же хорошо идете…

Кеша Лупетин подходит к ней.

Кеша Лупетин

Я уже пришел. Поеду в деревню, в школу пойду работать.

Забирает у матроны папку.

Матрона

Погодите, погодите! Так же нельзя!

Кеша Лупетин

Мне теперь все можно!

Идет к выходу.

Матрона

Но должен быть приказ директора о вашем отчислении!

Кеша на пороге оглядывается.

Кеша Лупетин

Передайте ему, что я сам себя отчислил.

Выходит и закрывает за собой дверь.

Инт. комната в общежитии – вечер

Анатолий сидит за столом и карандашом рисует портрет Кеши Лупетина. В комнату врывается Георгий Азнаурян.

Георгий

Толя, а ты знаешь, что Кеша ушел из института?!

Анатолий

Знаю

Георгий

Откуда?

Анатолий

Ну, так… Догадался… Он вещисвои забрал.

Георгий

А записку, ну, или письмо, не оставил?

Анатолий

Нет…

Георгий

Что же с ним случилось?

Анатолий

Ему Лилиана дала отставку.

Григорий

И он поэтому?! Бросил училище?!

Анатолий

В основном из-за этого…

Георгий

Ну и ну… Как он мог? Из-за того, что ему женщина не ответила взаимностью – бросить учебу… Нет, он не мужчина…

Анатолий

Вообще-то, Георгий, мужчины как раз из-за женщин и сходят с ума…

Георгий

Да… Тут ты прав…  Что же получается? Митя – умер, Кеша добровольно ушел… Двое мы с тобой остались…

Анатолий

Да… А скоро я останусь один…

Георгий

И это ты знаешь…

Анатолий пожимает плечами.

Инт. Зал отлетов аэропорта Шереметьево –день

 

Георгий и Анатолий стоят друг против друга. Затем резко обнимаются. Анатолий отстраняется. Бьет Георгия в грудь кулаком.

Анатолий

Прощай. Больше, наверное, не увидимся…

Георгий

Ну, почему же?..

Но Анатолий, качая головой, отворачивается и уходит прочь. Георгий следит за ним. Анатолий не оглядвается. Все также качая головой, скрывается в дверях, ведущих из здания.

Инт. Веранда в доме Лилианы – вечер

Митя и Лилиана сидят на диване рядышком.

Лилиана

Где же ты все это время был?

Митя поворачивается, берет со столика тетрадь и ручку, начинает писать.Лилиана через плечо заглядывает в тетрадку.Читает.

Лилиана

Я решил найти своего убийцу…

Она отрывается от текста, смотрит на Митю.

Лилиана

Ты нашел его?

Митя кивает.

Флешбек

 

Нат.Московская улица – день

Митя идет по улице. Останавливается возле каких-то железных ворот. Они открываются, из двора выезжает инкассаторский броневки. Следом за ним выходят его убийца — Игнатий Артюшкин с двумя своими коллегами по охране. Они направляются в сторону трамвайной остановки. Митя Акутин следуя чуть поодаль в стороне, наблюдает за Артюшкиным. Тот по фигуре напоминает суслика, вставшего на задние лапы и идущего вперевалку с ножки на ножку. Охранники подходят к трамвайной остановке. Артюшкин оборачивается. И предстает стоящей на задних лапах свиньей: розовая поросячья шея, выступавшая над воротником форменного бушлата, и круглый, подвижный пятачок с двумя дырками ноздрей, нагло выставленными на зрителя.

Флешбек заканчивается.

Инт.Веранда в доме Лилианы – вечер

 

Лилиана смотрит на Митю.

Лилиана

Значит, он был оборотень?

Митя кивает. Затем начинает писать в тетрадке. Лилиана снова заглядывает за его плечо. Читает.

Лилиана

За мгновение перед выстрелом он почему-то улыбнулся… Мне хотелось понять, почему же он улыбнулся…

Ты понял, почему?

Митя пишет в тетрадке. Лилиана снова читает.

Лилиана

Нет. Но я увидел что он через два месяца умет от рака прямой кишки причем, мучительнопоследние два дня будет беспрестанно кричать жутким нечеловеческим голосом…

Лилиана смотрит на Митю.

Лилиана

Ты теперь можешь видеть будущее?

Митя кивает.

Лилиана

А… А какое будущее ждет нас с тобой?

Митя пишет. Лилиана читает.

Лилиана

Мы будем вместе, пока ты будешь любить меня… (Мите)Подожди, Митя… Я, конечно, буду тебя любить… Но…

Лилиана опускает голову.

Митя пишет. Лилиана читает.

Лилиана

Я все понимаю… Ты должна пройти свой жизненный цикл..

Лилиана

Митя… Но ведь это правда… Прости меня.

Митя пишет. Лилиана читает.

Лилиана

Не проси прощения. Я буду приходить к тебе, когда ты попросишь.

Лилиана

Да-Да!

Митя пишет. Лилиана читает.

Лилиана

Ты выйдешь замуж. Потом станешь вдовой. И, когда пройдешь свой цикл, мы воссоединимся.

Лилана качает головой. В ее глазах появляются слезы.

Лилиана

Спасибо тебе, Митенька…

Митя Пишет. Лилиана читает.

Лилиана

Это даже хорошо, потому что  я еще  не выполнил свое предназначение…

Лилиана

Да-да, ты должен выполнить свое предназначение!

Митя вдруг начинает таять – и исчезает. Лилиана рыдает.

Лилиана

Митя, Митенька… Прости…

Нат. Опушка леса – вечер

Митя оказывается на опушке леса и видит пасущихся лосей. Один из них поворачивается и смотрит на Митю. Он направляется к нему. Вслед за ним движутся остальные лоси. Подходят к Мите. Вожак стада вдруг опыскается на колена передних ног и, ткнувшись рогами в землю, как бы совершает поклон. Остальные лоси бесшумно подходят и встают по сторонам от вожака, обернувшись мордами к Мите.

Митя

Не могу я стать одним из вас, вы уж простите! Я — художник и у меня дело еще не сделано!

Вожак встает с колен. Отворачивается от Мити и уходит. За ним следует стадо.

Конец четвертой серии

Третье измерение . 5 серия

Повтор окончания предыдущей серии:

Нат. Опушка леса – вечер

Митя оказывается на опушке леса и видит пасущихся лосей. Один из них поворачивается и смотрит на Митю. Он направляется к нему. Вслед за ним движутся остальные лоси. Подходят к Мите. Вожак стада вдруг опускается на колена передних ног и, ткнувшись рогами в землю, как бы совершает поклон. Остальные лоси бесшумно подходят и встают по сторонам от вожака, обернувшись мордами к Мите.

Митя

Не могу я стать одним из вас, вы уж простите! Я — художник и у меня дело еще не сделано!

Вожак встает с колен. Отворачивается от Мити и уходит. За ним следует стадо.

Титры фильма

Нат. Двухэтажная Вилла за решетчатой оградой – день

 

К воротам подъезжает лимузин. Автоматические ворота открываются. Лимузин едет по дорожке к парадному подъезду. Из дверей выходит швейцар, подходит к остановившемуся автомобиль, открывает дверцы. Первой появляется Ева, следом за нею – Георгий. Швейцар кланяется им.

Ева

Вот, Георгий, это наш дом.

Георгий

Интересно, сколько в нем квадратных метров?

Ева

(швейцару)Жан, ты слышал, что хозяин спрашивает? Сколько квадратных метров?

Жан

 ( с поклоном)

1250, хозяин.

Георгий начинает смеяться.

Георгий

С ума сойти!

Ева

Ну, пойдем, милый, я покажу тебе нашего сына.

Они входят в дом.

Инт.Детская комната – день

В громадной детской комнате, уже забитой разнообразными игрушками, в детской кроватке лежит ребенок. Рядом с ним сидит няня. Она оглядывается на вошедших Еву и Георгия, встает, почтительно кланяется.

Ева

Это – Мари, няня нашего сына.

А это – хозяин и отец Питера, мистер Азнаурян.

Няня снова почтительно кланяется. Ева и Георгий подходят к спящему мальчику. Ева с умилением  смотрит на него. Затем переводит взгляд на Георгия.

Ева

Милый, я так благодарна судьбе, пославшее мне тебя и Питера!

Георгий

Я – тоже.

Инт.Огромная спальня – вечер

Георгий и Ева лежат в постели. Ева уютно устроилась на груди Георгия.

Георгий

Ева, после того, как ты рассказала, чем ты обладаешь…

Ева

Мы обладаем, милый…

Георгий

Нет, именно ты обладаешь. Я хочу тебе сразу сказать: я не мыслю себе жизни задарма и поэтому буду содержать себя только на то, что заработаю сам!

Ева

Я не ошиблась в тебе – ты настоящий мужчина!

Георгий

И поэтому мне нужна работа!

Ева

О, конечно, милый, я уже об этом подумала!

Она встает, накидывает на себя халат.

Ева

Если ты не возражаешь, то одевайся, я покажу, что я приготовила.

Георгий встает, тоже надевает халат, и они выходят из спальни.

Нат. Двор виллы – вечер

Ева и Георгий выходят из здания и направляются по ровно-подстриженному травяному газону  к отдельно стоящему  среди деревьев новому модерновому дворцу,  похожему наразвернутый аккордеон.

Ева

Это твоя мастерская, милый

Инт. Мастерская – вечер

Ева и Георгий входят в мастерскую. Обалдевший Георгий озирается по сторонам. Подходит и рассматривает все умные  приспособления,которыми  снабдила  мастерскую Ева.Каков былсвет — всегда  яркий,  ровный в  любую  погоду,  днем  и ночью -искусственный свет  был так прекрасно подобран, что совершенно  не отличалсяот  естественного; На стенах — гобелены — подлинный семнадцатый век, К громадной   мастерской  примыкалиграфическая студия  с  новенькими  офортными  станками,  прессами,  наборамимедных и цинковых пластин  и  небольшая  «дамская» мастерская на тот случай,если Еве тоже  захочется  что-нибудь  сотворить, и  диванная, и  буфетная  сбаром, с холодильниками и  с неисчерпаемыми  запасами чего только  хотите. Идаже  бассейн был, и  зал для гимнастики  и занятий хатха-йогой, и столярнаямастерская  с  набором  австрийских  инструментов,  и  мансарда-кабинет  дляуединенных раздумий.

Ева

Вот здесь и работай, милый, это тебе небольшой

свадебный подарок, чтобы ты мог начать свою

трудовую жизнь, мой любимый трудящийся.

Из-за портьеры портьеры высунулась бледная голова с лысиной и тотчас скрылась.

Ева

Пан Зборовский!

Лысый джентльмен выходит из-за портьеры, кляняется Георгию, целует Еве ручку.

Ева

Это господин Зборовский Станислав, талантливый художник, он тебе, милый, будет хорошим другом и компаньоном, чтобы тебе не было скучно сначала, пока ты еще не обзавелся знакомыми.

Георгий кланяется пану Зборовскому. Тот стоит, заложив руки

руки за спину, и с невнятным выражением на лице поднимает поочередно то одну бровь, то другую.

Ева

Пан Зборовский, будет работать в моей

маленькой мастерской, потому что у меня пока нет времени заниматься

живописью. Мне предстоит поездка в Иран, потом в Японию, потом в Америку, а ты начни работу, войди в курс дела, как говорят у вас, и тебе во всем поможет пан Станислав, правда ведь, пан Станислав?

Тот наклоняет голову, поднимает правую бровь. Раздается хруст пальцев за его спиною.Ева кивает ему, и они с Георгием покидают мастерскую.

Нат. Двор Виллы – вечер

Георгий и Ева под руку идут по тому же великолепному газону к вилле.

Ева

Знаешь, милый, он очень талантливый и бедный художник, мой дальний родственник, мне его стало жалко, у него ведь нет своей мастерской, и я решила ему немножечко помочь. Пусть он поработает рядом с тобой, ты не будешь сердиться, милый?

Георгий

Нет, конечно! Да и куда мне одному такую махину? Тамбы поместилось все мое художественное училище…

Нат. Парадный подъезд виллы – утро

Георгий и Ева выходят из дверей, распахнутых перед ними почтительным швейцаром. Напротив стоит лимузин. Ева обнимает и целует Георгия. Он провожает ее к автомобилю, дверцу которого опять-таки предупредительно открывает швейцар.

Ева

Милый, я отлучусь только на неделю. А ты, если хочешь,  можешь приступить к своей работе!

Георгий

Да, Ева, я так и сделаю

Ева садится в лимузин, швейцар закрывает за нею дверцу. Лимузин трогается с места. Георгий машет вслед. Затем направляется в мастерскую.

Инт. Мастерская – утро

Георгий входит в мастерскую. Вновь осматривает  восхитительные гобелены, крутится  возлеизящных и удобнейших мольбертов, на которых стоят  услужливо  приготовленныебеленькие  холсты разных  размеров. Трогает новенькие  кисти, должно  быть,очень дорогие, потом садится в кресло, закрывает  глаза  и неожиданно погружается вглубокий сон.

Сон Георгия.

Нат. Озеро — день

На озере плавают бесчисленные розовые фламинго. Некоторые из них взлетают и несутся над водной гладью. Остальные лениво плывут по озерной глади.

Закадр. Голос Георгия

Миллионы сонных видений проносятся над безмолвной страной моего спящего разума, словно неисчислимые тучи розовых и белых птиц. Очевидно, я счастлив вполне, коли так умиротворены птицы моих сонных грез, и тишина омывает все необозримые пределы души, раскрывшейся во сне.

Но тут же на озеро набегают грозовые тучи. Гремит гром. Птицы взлетают и устремляются вдаль. Наступает темень.

Закадр. Голос Георгия

Толя, друг тымой единственный… Мне ясно, что отныне я больше не возьму в руку кисти и не размешаю на палитре краски. Ты был прав… Я погиб как художник, и это произошло так же внезапно и скоро, как смерть в автомобильной катастрофе.

Инт. Комната в санитарно-просветительском издательстве – утро

На стенах – плакаты на санпросвет темы. На одном из столов, стоящих у стены, сидит знакомая нам рыжая белка с пушистым хвостом. Она держит двумя лапками орех и грызет его. Вокруг — на столе, на полу лежит скорлупа от съеденных белкой орехов. Слышен звук поворачивающегося в замочной скважине ключа, в комнату входят две женщины: Нина – тощая, плоскогрудая, а также Наташа — полногрудая статная женщина. В одной руке у нее пластиковый пакет, в другой -пустая клетка, соединенная с колесом.

Наташа

Ну, вот, Нина, полюбуйся!(белке) Ах ты безобразница! Что  же ты так намусорила? Вот навязалась на мою голову!

Нина

Так, говоришь, сама к тебе прибежала?

Наташа

Ну, зачем мне врать тебе? Пришла вчера на работу – она на подоконнике сидит. Через форточку, видно, пролезла.

Наташа ставит клетку на стол, открывает дверцу. Белка тотчас же юркает вовнутрь клетки.

Нина

Ты смотри, видно, она ученая…

Наташа вытаскивает из пакета кулек, насыпает в клетку корм.

Белка тотчас же выбирается из круга, принимается за трапезу.

Наташа

Я уж вчера и окно ей открывала, думала, она убежит. Ан нет. У, безобразница! Навязалась на мою голову!

Грозит белке пальцем.

Нина

И зачем она тебе сдалась? Теперь и вправду хлопот полон рот.

Наташа

Ну, а что было делать? Как от нее избавиться?

Наташа набирает из крана воду, наливает в чашку воду, подходит к клетке, ставит чашку вовнутрь. И вдруг Белка, набравшая в рот оpешков, начинает стpелять по одномy, как пyлями из пистолета. В Наташу, в Нину. Те с криками пригибаются, отворачиваются от летящих «снарядов».

Наташа, Нина

Ой, Ах, да что же это такое!

А белка, закончив пальбу, выскакивает из клетки, прыгает со стола на стол – взлетает к форточке и – поминай ее как звали!

Женщины, выпрямившись, успевают только увидеть кончик пушистого хвоста белки.

Наташа

Убежала!

Нина

Ну, так и слава богу!

Наташа

А я ей клетку купила, корм запасла…

Нина

Знаешь, белка – с возу, тебе же – легче!

Наташа

Да так-то оно так… А все же жалко…

Нат. Городской сквер – утро

На одно из деревьев откуда-то планирует белка.Хватается цепкими лапками за ветку.Затем прыгает на траву под деревом и… превращается в… Кешу Лупетина…

Нат. Деревня – день

Кеша Лупетин идет по деревенской улице со своим потрепанным чемоданчиком. Большинство домов заколочены. На завалинке одного домов сидит  старуха. Греется на солнышке. Это та самая Аглая, которая ругала когда-то Кешу за разрисованную стену.

Кеша

Здравствуй, баба Аглая! Как поживаешь?

Старуха подслеповато щурится на Кешу.

Баба Аглая

Хтой-то?

Кеша

Это я, баба Аглая, Кеша Лупетин!

Баба Аглая

Кеша? Ну, здравствуй! Что, мамку приехал проведать?

Кеша

Да нет, насовсем вернулся.

Баба Аглая

Насовсем? Ты же вроде на художника в Москве учился? Что, не получилось?

Кеша

Можно и так сказать… Ну, ладно, пока!

Отходит от бабки.

Баба Аглая

Говорила я Клавде, баловство все эти художества…

Нат. Калитка  перед домом – день

 

Кеша подходит к калитке, открывает ее. Она тут же отваливается. Кеша качает головой, идет к дому.

Инт. Комната в доме – день

 

На кровати лежит с закрытыми глазами, в одежде Клавдия — мать Кеши – исхудавшая, седая. Заслышав звуки открываемой двери, открывает глаза. Входит Кеша.

Кеша

Мама, это я!

Клавдия

Кеша?

Пытается подняться с кровати. Кеша помогает ей.

Кеша

Ты плохо себя чувствуешь?

Клавдия

Да, что-то неможется. За картошкой приехал?

Кеша

Нет, мама, не за картошкой. Насовсем.

Клавдия

Как, насовсем?А учеба твоя?

Кеша

С этим, мам, покончено.

Клавдия

Как же так, сынок?

Кеша

Так, мама. Не мое это дело…

Клавдия

Чем же ты будешь заниматься?

Кеша

Пойду в школу работать. Как ты…

Клавдия

Так ведь школу у нас закрыли. Детей нет. Все уехали из деревни…

Кеша

Ну, найду что-нибудь другое… За тобой вот буду ухаживать…

Нат. Московский сквер — вечер

По скверу бежит белка. Раз! – и превращается в пьяненького  Анатолия. Он идет по скверу.На скамейке сидит грустная Наталья Богатко. Анатолий останавливается рядом. Смотрит на нее. Она поднимает на него глаза, в которых светится ожидание. Анатолий берет ее за руку.

Анатолий

Пошли!

 Наталья покорно встает. И идет вслед за Анатолием, который все так же держит ее заруку.

Инт. Ванная комната в квартире Анатолия – утро

  Анатолий, закончив бритье, умывается. Вытирает лицо полотенцем, вешает его на крючок. Кладет руку на ручку двери. Толкает ее. Но дверь не открывается. Анатолий предпринимает новую попытку. Но опять бесполезную.

Анатолий

Эй, кто там?

Он снова толкает дверь. На этот раз она открывается. Анатолий выходит из ванной комнаты.

Инт. Коридор — утро

Рядом с дверью стоит могучая буйволица. Которая тут же превращается в полногрудую статную Наталью Богатко.

Наталья Богатко

А теперь скажи: после того, что между нами было — ты женишься на мне?

Нат. Лужайка перед австралийской виллой – день

 

Георгий и пан Зборовский на коленях ползают по траве. У каждого – стеклянная банка с крышкой. Вот Георгий с победным возгласом выуживает из травы очередного жука-скарабея, открывает крышку банки, сует в нее жука.

Георгий

Пан Станислав, я поймал  двадцать жуков! Как у вас?

Пан Зборовский

У меня двадцать семь!

Георгий

Ну, тогда на сегодня достаточно!

Георгий поднимается. Его примеру следует пан Зборовский. Они отряхивают брюки, но на коленях у обоих остаются зеленые пятна от сока травы.  Направляются в мастерскую.

Инт. Мастерская – день

 Георгий готовит на палитре замесы красок. Пан Зборовский укладывает на стол натянутые холсты.

Пан Зборовский

У меня все готово, мистер Азнаур!

Георгий

У меня – тоже!

Пан Зборовский

Тогда приступим?

Георгий

Думаю, да.

Пан Зборовский берет пинцет, вытаскивает жука из банки, окунает его в красную краску, затем опускает жука на холст. То же самое с другим жуком проделывает Георгий, но он обмакивает его в синюю краску. И так – по всем цветам радуги. Жуки начинают двигаться по холсту, оставляя за собой следы от лапок. Когда краска на жуках заканчивается, пан Зборовский и Георгий снова обмакивают их в краску и снова пускают по холсту. Истомившихся и уже не способных к движению жуков они снимают пинцетами с холста и заменяют их свежими.

Георгий

А этот жучара, пан Зборовский, уникум по выносливости – вы уже двух поменяли, а мой бегает себе…

Пан Зборовский

В прошлый раз, если помните, у меня тоже был такой.

Георгий

Да-да, помню. Но этот, мне кажется, будет настоящим чемпионом.

В мастерскую входит Ева. Она подходит к ним. Они увлечены своими наблюдениями и не замечают Еву.

Ева

А чем это вы занимаетесь?

Георгий

(оглянувшись) Ева! Ты когда приехала?

Подходит к ней, обнимает.

Ева

Только что. Здравствуй, милый. Здравствуйте, пан Зборовский!

Зборовский

С благополучным возвращением вас, госпожа Ева!

Ева

Так все же – что это?

Пан Зборовский

Это… Мистер Азнаурян придумал! Можно сказать, он стал основоположником «скарабеевой живописи»!Видите?

Ева наблюдает за жуками, ползающими по полотну и оставляющими причудливые следы.

Ева

Ах, Георгий! Ты знаешь, я была уверена, что ты обязательно проявишь свой могучий талант и придумаешь нечто бесподобное!

Ева бросается Георгию на шею. Она не видит, как Георгий страдальчески морщится. Ева отстраняется.

Ева

И сколько у вас таких картин?

Пан Зборовский

Пока только три…

Ева

Ну, вот что, я вам заказываю еще…(задумывается) сто полотен, и все их покупаю!

Георгий

Покупаешь?

Ева

Да! Тебя ожидает грандиозный успех, милый, и…(она улыбается)

Весьма солидный гонорар!

Георгий

Ты шутишь?

Ева

Нисколько! Уж поверь мне! Я даже придумала название для рекламной кампании! «Траектория свободного духа»! – вот под этим лозунгом пойдут эти картины! Но…

Ева задумывается на мгновение.

Ева

Помнишь, ты рассказывал про своего знакомого космического художника… Как его… Выпуклова!

Георгий

А он-то тут при чем?

Ева

А при том, что тебе надо последовать его примеру… У каждой картины должно быть свое название!

Георгий

О, только не это!

Ева

Да-да, милый, если у каждой картины будет название, то она будет продаваться с бОльшим успехом! Итак, пан Зборовский, вы будете заниматься жуками, а мистер Азнаур сосредоточится на главном!

Пан Зборовский

Как прикажете, госпожа Ева!

Нат. Деревенская улица – день

 

По разбитой дороге громыхает нагруженная березовыми поленьями телега. Ее тащит за собой конь-доходяга, которого ведет, держа его под уздцы Кеша. Он в старом ватнике, на ногах у него кирзовые сапоги, на голове – замызганная кепка.

  У  ворот стоит старуха Аглая. Завидев Кешу, она бежит открывать ворота.

Кеша

Здорова будешь, тетка Аглая!

Тетка Аглая

Ах, Кеша, теперь-то с дровами зиму перезимую! Спасибо тебе!

Кеша заводит телегу с дровами во двор. Вместе они начинают переносить поленья под навес.

Инт. Комната в доме Аглаи – день

Кеша сидит за столом. Волосы его поредели, светится намечающаяся лысина. Тетка Аглая хлопочет вокруг него – наливает сто грамм, подталкивает ему тарелку с пирожками. Кеша выпивает, крякает. Закусывает.

Тетка Аглая

Ну, как мать-то?

Кеша

Жива пока.

Тетка Аглая

Уж сколько лет ты с нею мучаешься? Лет 12, поди?

Кеша пожимает плечами.

Тетка Аглая

Сдал бы ты ее в  дом престарелых, Кеша?

Кеша

Что ты, тетка Аглая, такое говоришь…

Тетка Аглая

Ты же еще молодой, а с нею ты разве жизнь свою устроишь?

Кеша

Значит, мой крест такой…Ну, спасибо за угощение!

Встает. Тетка Аглая сует ему деньги.

Кеша

Благодарствую.

Выходит из комнаты. Тетка Аглая сокрушенно качает головой.

Тетка Аглая

И за что Клавде такое счастье? А мои-то… Который год глаз не кажут…

Рыдает навзрыд.

Инт. Комната в доме Кеши Лупетина – день

 

Кеша входит в комнату. Мать лежит на кровати.

Кеша

Мать, я пришел!

Но в ответ – тишина. Кеша подходит к кровати. Видит бледное, осунувшееся бездыханное лицо матери.

Кеша

Упокоилась, бедная…

Снимает кепку. Садится на кровать. Смотрит сухими глазами на покойницу.

Нат.Сельский погост – утро

Перед свеженасыпанной могилой стоят четыре старухи,один старик. Кеша Лупетин заканчивает укреплять крест на могиле. Встает рядом со старухами.

Тетка Аглая

Вот и освободила тебя Клавдя, Кеша, от креста, который ты столько лет нес…

Кеша молча кивает, смотрит на могилу.

Кеша

Пойдемте, соседи, помянем…

Он поворачивается и идет от могилы. Старухи старик следуют за ним.

Инт. Комната в доме Кеши Лупетина – день

 На столе – остатки нехитрого поминального угощения, пустые бутылки водки. Соседи уже встали и собираются уходить.

Аглая

Ну, мы пойдем, Кеша…

Кеша Лупетин молча кивает.

Старик

Святой ты, Иннокентий, вот что мы промеж себя о тебе говорим. Столько лет мамку свою обихаживал как дитя малое. Дай я тебя поцелую!

Обнимает Кешу, целует. Старухи оттягивают старика от Кеши.

Голоса

Пойдем, пойдем! Кеша, спасибо за угощение!

Соседи уходят. Кеша садится на лавку. Трогает себя за бедро. Потирает его. Садится на лавку, приспускает штаны, оттягивает резинку трусов. И видит — на бедре – опухоль. Кеша ощупывает ее пальцами. Морщится.

Инт. Комната в доме Кеши Лупетина – вечер.

Кеша сидит на скамейке, приспустив штаны. На бедре еще более увеличившаяся в размерах опухоль. Кеша прикладывает к ней тампон, закрепляет ее пластырем. Надевает штаны.

Инт. Комната в доме Кеши Лупетина – ночь

 

Кеша просыпается. Откидывает одеяло. Приспускает трусы. Опухоль прорвалась. Оттуда хлынула сукровица с темными волокнами, и во влажной, красномясой скважине раны шевельнулось что-то волосатое.Вот появляется голова…Она начинает шевелиться, моргать, чихать, широко зевать беззубой пастью…Затем показываются рука, которая растягивает края телесной ткани и вот уже вместо опухоли глазам Кеши предстает человекообразный сморчок. Не ахти какой красавчик, однако с буйной шевелюрою.

Буба

Ну, чего уставился?

Кеша

Кто? Я?

Буба

Ну, а кто же еще? Разве тут еще кто-то есть?

Кеша

Да, действительно… А ты кто?

Буба

Как- кто? Я – твое порождение!

Кеша берет сморчка тремя пальцами, пробует вытащить из бедра.

Буба

Эй, ты чего хулиганишь? А ну оставь меня на месте!

Кеша

Так ты что, так и будешь теперь?..

Буба

А ты как думаешь? Ты меня породил – и теперь несешь за меня ответственность!

Кеша

Вообще-то у Экзюпери в «Маленьком принце» Лис говорит: ты меня приручил – и теперь несешь за меня ответственность…

Буба

Ну, там приручил, а ты – меня породил! Один черт!

Кеша

И что мне с тобой делать?

Буба

Как – что? Что делают люди со своими детьми? Любят их, нежат, холят!

Кеша

Ты хочешь сказать, что ты – мое дитя?

Буба

Ну, а кто же я тогда? И, насколько я знаю, других у тебя нет, и не предвидится.

Кеша

Да… Тут ты прав…

Нат. Проселочная дорога – день

 

Кеша едет на телеге, ведомой старым конем.

Инт. Карман в ватнике – день

 

В кармане сидит Буба. Он цепляется руками и ногами и высовывает голову наружу.

Нат. Телега – день

  Кеша правит лошадью, держа поводья. Из кармана телогрейки вылезает  Буба.

Буба

Ну, что тут происходит?

Кеша

Вон хахатуля стоит!

Буба

(испуганно)

Где?

Кеша

Возле леса

Буба

(Тихо, почти шепотом)

А кто это такая — хахатуля?

Кеша

Это те, которые живут в лесу, на болотах, и хохочут ночью: ха-ха-ха!

Буба

А-а-а…

И прячет голову в кармане. Но через несколько секунд он снова высовывает свою шевелюру.

Сморчок

К черту суеверия и предрассудки! На свалку, в костер всю вредную литературу, уводящую нас от действительности!

Кеша

Позволь, позволь, но ты же ни одной книги не читал, как же можешь судить о том, чего не

знаешь?

Буба

Я хоть и не знаю, зато все понимаю,

и понимание намного важнее всякого знания, потому что знание

относительно, а понимание абсолютно

Кеша

Почему же это понимание

абсолютно, почему, малыш?

Буба

Да потому, что мы сначала ничего не знаем, а только

понимаем, и это понимание потом постепенно становится знанием, формулами, законами. Значит, в основе знания лежит глубоко скрытое понимание, исходящее… исходящее от бога!

Кеша

Позволь, но ты же только что отрицал мистику и религиозные предрассудки, Буба, ведь ты же выступал за… уж не помню, за что ты выступал».

Буба

Ну и что? Я был против религии, потому что глубоко не понимал

ее нравственной силы, а теперь понимаю, что только единобожие на манер иудейского или древнеякутского может установить для нас незыблемые нравственные устои

Кеша

Боже мой, да откуда ты, клоп, выкопал это древнеякутское там… если я сам никогда даже не слыхал о таком?

Буба

Мало ли чего ты не слыхал, ваше поколение вообще отличается неважным уровнем знаний, некачественностью полученного образования, и нам придется беспощадно бороться против ваших предрассудков

Кеша

Ах ты, пузырь надутый! Я тебе покажу «бороться», вот сейчас надаю щелчков…

Буба

А-а-а! Козел вонючий, гад лысый, чтоб тебя черти в котле…

Кеша

Да заткнись ты, балабол!

Кеша вытаскивает из кармана грязный платок и затыкает Бубе рот кляпом.

Инт. Коровник  – поздний вечер

Кеша вилами носит сено корм двум коровам. Слышится со стороны конного двора странное скрежетание железом о железо, беспрерывный громкий лязг. Кеша прислушивается, бросает вилы и вбегает из коровника. Буба высовывается из кармана.

Буба

Куда тебя черти несут впотьмах? Иди потихоньку, не спотыкайся!

Кеша

Молчи, малыш, слышишь, Верный кричит, не иначе попал в беду

Нат. Конный двор – вечер

Конь Верный прыгает, намереваясь выбраться на волю. Но повисает на верхней проволоке, прибитой к толстым осиновым столбам. Брюхо коня распорото поперек, словно бритвой, наружу вывалились кишки, как тряпки.Сгорбившись, понурив голову, Верный покачивается на проволоке, уже не взвизгивая, а хрипло трубя осипшей глоткой, прижимая уши и испуганно кося на красными выкаченными глазами.

Кеша подбегает. Покачав головой, разворачивается и идет к воткнутому в полено топору. Выхватывает его из полена и направляется к коню.

Конь смотрит на Кешу. Кеша вздыхает, встает напротив, широко расставив ноги. И тут конь вдруг вздыхает.

Конь

(хриплым голосом)

Бей точно промеж ушей… Да обухом, обухом, не острием!

Кеша вздрагивает, роняет наземь топор. Подходит к коню и приподнимает с его глаз длинную челку. На него смотрит человеческое лицо лицо старого акварелиста Геннадия Ивановича, с которым Кеша познакомился у горящей бочки много лет назад.

Кеша

Но… Как вы очутились… здесь?

Геннадий Иванович

А помните, Кеша, я вам обещал сообщить, какживется на том свете?

Кеша

Да, помню, но я не думал, что…

Геннадий Иванович

Так вот… Там оказывается,  тоже надо работать. Вкалывать надо до хрипа! Ну, вот,  я выполнил свое обещание. А теперь прошу вас, Кеша, избавьте меня от мучений… Пожалуйста!

Кеша смотрит на Геннадия Ивановича. Который тут же оборачивается старым конем. Кеша подбирает топор. Поднимает его над головой…

Нат.Тесовый памятник в виде пирамиды —  день

  У пирамидки собрались пятеро  старух во главе с Кешей.

Он раздает им пластиковые одноразовые стаканчики. Разливает всем водку.

Кеша

Давайте помянем, бабы, нашего Верного. Сколько он нам служил верой и правдой.

Старухи дружно кивают, вытирают краешками косынок глаза.

Кеша

И кличку свою сполна оправдал… Верный он нам был… Вернее, вы уж простите бабы, ваших сыновей, или дочерей, которые вас тут бросили… Что, неправду говорю?

Старухи, поникнув головами, кивают.

Кеша

(смотрит на памятник коню)

А ты, Верный, всегда с нами был, и в зимнюю стужу, и в летний зной…

Голос Бубы из кармана

И днем, и ночью, и в дождь и снег беззаветно служил вам, жалким людишкам, этот великолепный конь! И ради чего он надрывался-то?

Бабы удивленно поднимают головы.Кеша сует руку в карман, видно, что он сжимает там кулак.

Кеша

Заткнись сейчас же! Это я не вам, бабы! Ну, выпьем!

Бабы выпивают.

Кеша

Ну, все, панихида закончена, можете расходиться!

Кеша отходит от баб. Вытаскивает руку из кармана.

Кеша

Сколько раз тебе говорить: когда я на людях, молчи в тряпочку!

Голос Бубы из кармана

Да что же ты мне все время рот затыкаешь?!

Кеша

Это ведь для твоей же пользы, Буба! Если народ прознает про тебя, то сразу куда-нибудь стукнет!

Голос Бубы

Куда, например?

Кеша

Например, в органы! Знаешь, что такое органы?

Голос Бубы

Знаю, конечно, все свое  время рядом с ними провожу!

Кеша

Да это не те органы, балбес ты эдакий, а правоохранительные органы!

Голос Бубы

Ну, и что они мне сделают?

Кеша

Как – что? Заберут тебя и посадят в кутузку!

Буба

Ну, и пусть заберут! И вообще, мне уже пора от тебя отделиться!

Кеша

Ты хочешь отделиться? И что же ты будешь делать без меня?

Буба

Уж как-нибудь найду чем заняться!

Кеша

Ах, ты балабол-балабол! Да ты посмотри на себя!

Нат. Двор дома Кеши Лупетина – день

 

Кеша держит трепыхающуюся курицу за лапы. Кладет ее на чурбан, размахивается. Топор отсекает голову курице. Обезглавленное туловище продолжает трепыхаться.

Инт. Комната в доме Кеши Лупетина – вечер

 

На старую электрическую лампу натянут дырявый носок, и Кеша ловко орудует иголкой с ниткой, чтобы затянуть дыру. Раздается быстрый и громкий стук в окно. Кеша встает, направляется к дверям.

Нат. Выход из дома Кеши Лупетина- вечер

 

Кеша открывает дверь

Кеша

Кто?

Голос Анатолия

Кеша, это я, Толя…

Анатолий идет к Кеше.Тот бросается к нему. Обнимает Анатолия.

Кеша

Толя, чёрт, как ты меня нашел?

Анатолий

Да вот, нашел… Ну, здравствуй!

Они разрывают объятие и обмениваются рукопожатием.

Кеша

Я думал, никого из вас больше не увижу… Ну, пойдем в дом.

Они входят в дом.

Инт. Комната в доме Кеши Лупетина – вечер

 

В комнату входят Анатолий, следом за ним – Кеша.

Кеша

Проходи, Толя, садись.

Анатолий садится за стол, оглядывается по сторонам. Кеша бросается к печи, вытаскивает сковородку с жареной картошкой и курицей.

Кеша

А я будто чуял, что будут гости, картошку с курицей пожарил.

Он  бежит к старому холодильнику, достает соленья, выкладывает на стол. Анатолий вытаскивает из кармана плаща бутылку коньяка.

Кеша  приносит граненые стаканы. Анатолий разливает коньяк. Поднимает стакан.

Анатолий

Ну, за встречу?

Они чокаются, выпивают, закусывают.

Кеша

Ну, рассказывай, что ты, как ты? Где работаешь?

Анатолий

В издательстве

Кеша

Художником?

Анатолий

Художественным редактором. А Художник… Из меня не получился…

Кеша

Почему же?

Анатолий пожимает плечами.

Анатолий

Потому что я – белка…Понимаешь?

Кеша

Георгий говорил. Но я тогда не понял…

Анатолий

И поэтому я не могу пpимкнyть к подлинным людям, потомy что не такой, как они. Во мне нет их беспечного, поистине божественного бесстpашия — я весь одеpжим, можно сказать, стpахами.

Кеша

Чего же ты боишься?

Анатолий

Больше всего я боюсь смеpти, насильственной или естественной — все pавно какой, и этот стpах, не пpеодоленный дyхом, не дает мне стать одним из подлинных людей.Обычные люди — они ведyт себя словно бессмеpтные, хотя вокруг достаточно пpимеpов того, что вполне смеpтны. А я… Я никогда не смогy быть таким пpекpаснодyшным, ибо в основе моей сyщности сидит недовеpие — и к дpyгомy сyществy, и к самомy себе, и к даже к господy богy, создавшемy этот миp.

Кеша

Теперь я тебя понимаю…

Анатолий

Ну, а ты? Как ты живешь?

Кеша

Как живу?.. Знаешь, у меня такое ощущение, что меня обложили и подловили — и на чем же? На моей несчастной любвик женщине.

Анатолий

К Лилиане?

Кеша

Да… А еще — на крушении моих жизненных надежд…Потому что в деревне за неимением детишек мне некого было учить. А еще — на моем чувстве долга перед матерью, которую я решил сам допокоить, не пожелав отдавать в сумасшедший дом. И в результате я не состоялся как художник.

Анатолий

Но… Почему ты здесь не рисовал?

Кеша

Да потому, что… Знаешь, что такое жизнь в деревне? Я сам резал, обдирал, разделывал своих овец,  кур. И перерождение мое, пожалуй, приметнее всего сказывалось в том, как я начал относиться к своим домашним животным. Они для меня стали не иначе чем просто  ходячая блеющая и кудахтающая пища, живой провиант. Глядя на овцу или забавных поросят, я спокойно знал, что когда-нибудь зарежу их…

Кеша опускает голову. Анатолий пристально смотрит на него. Кеша поднимает голову.

Кеша

Есть две жизни в этом мире, где водится жизнь. Одна проходит в блеске лучезарных богов где-нибудь на вершине Олимпа…В этой жизни всякая распря разрешается самым справедливым образом: зло наказывается и добродетель торжествует без пролития крови, — это идеальный мир бессмертных, недоступный тем, которые носят кепки на лысых головах…

Кеша проводит рукой по своей плеши.

Кеша

А есть другая жизнь – в ней угрюмая, алчная, сырая, смерть пасет стада этой жизни, все  стараются подражать своему пастырю: сами набрасываются на кого-нибудь послабее и умерщвляют его; это хлюпающая жизнь червей, мокриц, сороконожек и другой нечисти, копошащихся в земле, в ее влажных недрах; А мораль…Она сводится лишь к тому, что бы пошире разинуть пасть и попытаться как-нибудь проглотить своего ближнего…

Анатолий успокоительно кладет руку на руку Анатолия. Но тот выдергивает ее.

Кеша

И вот я… Ты теперь знаешь, кто я…

Анатолий

Может, тебе жениться? Не надо тебе быть одному…

Кеша

А я не один…

Анатолий

Да? И кто она?

Кеша

Не она, а он…

Лицо у Анатолия вытягивается.

Анатолий

Он?..

Кеша

Сейчас познакомлю…

Начинает расстегивать ремень, приспускать штаны. Анатолий с изумлением смотрит на Кешу. Тот обнажает бедро, на котором торчит Буба.

Кеша

Ну, Буба, поздоровайся с моим другом.

Буба

А чего это я должен с ним здороваться? Я его не знаю совсем!

Анатолий переводит взгляд то на Бубу, то на Кешу.

Анатолий

Эт-т-то что?

Буба

Не что, а кто, болван! Не можешь отличить живое существо от неживого?

Анатолий встает, подходит, наклоняется над Бубой.

Буба

Ну,   чего уставился?

Анатолий

К-к-кеша, я ничего не понимаю… Все же, это кто?

Кеша

Полагаю, это мое альтер – эго…

Буба

Ну-ну, не выражайся!

Кеша натягивает трусы, надевает штаны. Из штанов доносится неразборчивый, но явно возмущенный голос Бубы.

Кеша

Знаешь, Толя, что я понял? Сила жизни такова, что если ты не жил

по-настоящему, как тебе природа велела, не смог этого сделать или отказался по каким-либо особенным причинам, то она, эта сила, все равно выпрет из тебя. У меня – это Буба… Только с ним я понял, до чего женеистребима, непреклонна и в своей непреклонности порою ужасна бывает этасила.

Анатолий встает.

Кеша

Ты куда?

Анатолий

Поеду.

Кеша

Куда ты на ночь глядя? Оставайся на ночь.

Анатолий

Нет, поеду…

Кеша

А зачем приезжал-то?

Анатолий

Повидаться. Я со всеми хочу повидаться. На прощанье…

Кеша

Ты что, умирать собрался?

Анатолий не отвечает, подходит к плащу, снимает его с крючка, надевает.  Подходит к вставшему Кеше. Порывисто обнимает его. И, резко оторвавшись, выходит из комнаты.

Нат. двор – ночь

Анатолий направляется  к калитке. Открывает ее, выходит.

Нат. Улица – ночь

Анатолий идет по улице. Останавливается под уличным фонарем.

На нем начинает опадать плащ. Из-под плаща появляется  Белка.

Она прыгает и… превращается в слугу в ливрее и белом парике  – это Анатолий. Он  стоит у входа в выставочный зал…

Нат. Вход в выставочный зал – день

Над входом визит транспарант «Траектория свободного духа» ( на английском языке).

К входу подъезжают лимузины. Слуга в ливрее и парике – это  Анатолий —   подбегает и  открывает дверцы автомобилей. Из салонов  выходят богато  одетые мужчины и женщины. Их встречают Ева и Георгий. Ева обнимается с женщинами, Георгий пожимает мужчинам руки. Гости входят в подъезд. Слуга –Анатолий пристально смотрит на Георгия. Тот оглядывается на него. Слуга-Анатолий отводит взгляд. И бежит к следующему лимузину. И опять открывает дверцы перед новыми гостями. Те подходят к Еве и Георгию. Следуют объятия женщин, рукопожатия мужчин. Гости поднимаются по ступеняв к дверям выставочного зала.

Ева

Милый, все самые важные гости прибыли. Теперь мы можем пройти к экспозиции.

Георгий

Да-да, Ева…

Он оглядывается по сторонам, надеясь увидеть слугу в ливрее. Но тот словно испарился. Георгий следует за Евой в выставочный зал.

Инт. Выставочный зал – день

На стенах висят картины со «скарабеевой живописью». Вдоль картин ходят мужчины и женщины – с головами львов, тигров, шимпанзе, горилл, бульдогов и других представителей животного мира, в основном – хищники. В качестве распорядителя выставки – пан Зборовский. К нему подходит парочка горилл.

Горилла-муж

Я бы хотел вас спросить об одной картине…

Пан Зборовский

Да-да, господин, я к вашим услугам?

Парочка горилл подводят его к одной «скарабеевой живописи», на раме которой висит табличка «Вечерняя звезда смотрит прямо в вашу прямую кишку» (на английском языке)

Горилла-муж

Что это значит? Как это вечерняя звезда может смотреть в прямую кишку?

Пан Зборовский

О, это легко объяснить: как вы уже знаете, наша выставка проходит под девизом  «Траектория свободного духа». Согласитесь, название этой картины как нельзя лучше соответствует этому девизу! Вечерняя звезда куда хочет, туда и смотрит!

Жена-горилла

Тогда нам все понятно! Пан Зборовский! Мы покупаем эту картину!

Муж-Горилла

А мне нравится вот эта картина с названием «Держись за сиськи». Ее тоже мы купим!

Пан Зборовский

Великолепный выбор, господа! Я распоряжусь доставить картины, куда вы прикажете!

В выставочный зал входят Ева и Георгий. Увидев их, пан Зборовский бежит им навстречу. Оборачивается к гостям.

Пан Зборовский

Господа, давайте поприветствуем организатора выставки госпожу Еву и ее супруга, родоначальника «Траектории свободного полета» мистера Азнаура!

Гости аплодируют. Ева и Георгий обходят гостей, приветствуют их.

Нат. Открытый балкон, примыкающий к выставочному залу — день

 

На балконе стоит Анатолий. Появляется Георгий. Подходит к Анатолию.

Георгий

Я так и подумал, что ты здесь…

Анатолий оборачивается к нему.

Анатолий

Как я могу пропустить твою выставку «скарабеевой живописи»?

Георгий

Издеваешься?

Анатолий

Нисколько. Ну, здравствуй!

Анатолий обнимает Георгия.

Георгий

Ты думаешь, я не понимаю… Всего ужаса, который происходит со мной?

Анатолий

Могу только сказать, что ты в этом не одинок…

Георгий

Что ты имеешь в виду?

Анатолий

Ну… У тебя хоть такая забава есть… Ау Кеши и такой нет…

Георгий

Ты был у него?

Анатолий

Был.

Георгий

Как он?

Анатолий

Плохо. Как художник он умер уже давно… А скоро и его земной путь закончится…

Георгий

А ты  как?

Анатолий

У меня – примерно также… Я ведь тоже не стал художником…

Георгий

Чего же нам, Толя не хватило? Фортуны ли,смелости и стойкости, дарования ли божьего?

Анатолий

Мы, я думаю, не смогли,  отшвырнуть от себя бесовье и навсегда утвердить человеческую красоту в бессмертных образах и формах…

Георгий

Знаешь… Я часто думаю: эх, если бы можно было вернуться в прошлое – и начать все сызнова…

Анатолий

Ты думаешь, тогда можно исправить настоящее?

Георгий

Я – хотел бы…

Анатолий

И ты бы отказался от Евы, от детей, от богатства?

Георгий

Знаешь, Толя… Мне почему-то в последнее время снится  Назик…

Анатолий

НазиК?

Георгий

Это – девушка, жившая в соседнем дворе. Мне было лет 13, и я подглядывал за нею, когда она кормила кур…

Флешбек

 

Нат. Двор сельского дома – день

Назик,  17-18 летняя армянская девушка, одетая в ситцевое платье, наклоняется и сыплет кукурузное зерно курам.

Инт. Дом Георгия Азнауряна – день

За занавесками, еле живой от волнения, 13-14-летний Георгий жадно смотрит в щель между тканью и не может отвести глаз от двух чудеснейших белых грудей, которые видны ему в оттопырившемся вырезе платья Назик. Лицо Георгия наполнено пробудившейся страстью, он облизывает пересохшие губы.

Флешбек заканчивается.

 

Нат. Открытый  балкон, примыкающий к выставочному залу.

 

Георгий смотрит на Анатолия.

Георгий

Назик пробудила во мне чувство, которое я называю генеральным чувством жизни, черт возьми! А сейчас… С Евой… Оно куда-то исчезло…

Анатолий

Ах, Георгий… Я давно уже понял, что нас томят и волнуют только неосуществленные желания…

Георгий

Ты имеешь в виду свою Наташу Бесценную? Ты так и не нашел ее?

Анатолий кивает. Лицо его озаряется тем самым генеральным чувством, о котором говорил Георгий.

Георгий

А  ты не знаешь, как  сейчас Митя? Ты же Белка – должен знать?

Анатолий

Митя в порядке. Он сейчас в камере смертников

Инт. Тюремная камера – день

 

Митя лежит на  верхних нарах. Его сосед по камере — огромного роста костлявый заключенный – ходит по камере как заведенный, не обращая внимания на Митю. И вдруг опускается на четвереньки и начинает выть, словно волк. Затем опускается на четвереньки, стараясь свернуться в комок, как еж. Распрямляется, садится на корточки и, поглядывая на Митю безумными глазами, начинает  водить рукою взад –вперед.

Заключенный

Вжик-вжик-вжик

Митя отворачивается от него, смотрит на потолок. Затем поднимает руку и начинает водить пальцем по воздуху. И… на потолке возникает нарисованная ромашка… Митя переводит взгляд на заключенного, который продолжает водить рукой взад-вперед, но уже молча. Митя обращает свой взгляд на потолок и видит, что ромашка продолжает на нем находиться. Митя снова поднимает палец и начинает лихорадочно водить им по воздуху…

Инт. Тюремный коридор – день

По коридору идет толстый надзиратель. На поясе у него связка ключей, в правой руке – палка. Он подходит к двери камеры, снимает с пояса ключи, находит нужный, вставляет его в замочную скважину.

Инт. Тюремная камера – день

Услышав звук проворачиваемого ключа, заключенный бросается под

Нары и забивается под ними. Входит надзиратель. Оглядывается по сторонам. Потолок, часть стены изукрашены  пейзажами русского леса, берега озера, поляны, на которой пасется козленок, а над ним вьются бабочки. Но Надзиратель ничего этого не видит.

Надзиратель

А где же заключенный?

Митя, стоящий у стены с незаконченной картиной,  пожимает плечами. Мигом вспотевший надзиратель бежит к нарам, наклоняется.

Надзиратель

Ах, вот ты где! А ну вылезай!

Надзиратель хватает заключенного за ногу, выволакивает его из под нар, пинками и тычками выталкивает из камеры. И наступает тишина. Митя поворачивается к стене и вновь водит пальцем по воздуху. Картина приобретает законченность. Митя оборачивается и смотрит в камеру. Открывает рот, чтобы что-то сказать…

Нат. Балкон, примыкающий к выставочному залу – день

 

Анатолий смотрит на Георгия расширенными глазами.

Анатолий

От рисунка к рисунку и от картины к картине я должен постепенно расти в мастерстве и таким образом приближаться к нему, вечному Живописцу. Он любит это, я знаю. Поэтому и не дал мне лежать в смерти, а поднял из гроба.

Георгий смотрит на Анатолия недоуменно.

Анатолий

Чтобы я однажды понял то, чего другие люди еще не понимают. Он велит каждому быть художником и, значит, — свободным. Он позволяет себя копировать — пожалуйста, но если ты сотворишь что-нибудь небывалое, то это очень ценит. Любуется. Он настоящий художник и поэтому зависти не знает. Но он не любит подделку, даже самую умелую, и умертвляет ее прямо на корню.

Георгий

Толя… Это… Кто говорит?

Анатолий

Это Митя. Я только что был им.

Георгий

Толя… Выходит… Только Митя среди нас стал художником?

Анатолий

Нет, Георгий… Он-то единственный  среди нас  и был художником. И им остался…

Анатолий исчезает. Георгий оглядывается по сторонам. На балкон выходит Ева.

Ева

Ах, вот ты где? А я тебя искала! Милый, какой успех! Все твои картины – абсолютно все! – проданы! Ты заработал кучу денег!

Георгий

Перестань! Ева, перестань!!! Какой успех, какие деньги?!  О чем ты говоришь?! Ведь я… Я –ничтожество! Ничтожество! Я погубил себя, я…

Он встает на колени и горько рыдает. Ева смотрит на него с недоумением. Затем наклоняется к нему, прижимает его голову.

Ева

Милый, милый, все хорошо, все хорошо…

Нат. Калитка, ведущая к дому Лилианы – утро

К калитке подходит высокий, с прямою осанкой, седой, лицом благообразный, взглядом синих глаз невинный как ребенок 60-летний мужчина.Это – деревенский столяр, Кузьма Иванович Державин. В руках у него столярный ящик.

Нат. Двор дома – утро

Кузьма Иванович проходит по дорожке к веранде. Дверь открывается и тут же кренится в сторону. На пороге стоит и удерживает за ручку падающую дверь  Лилиана – уже поседевшая и утратившая былую красоту.

Лилиана

Ах, Кузьма Иванович! Здравствуйте! Спасибо что пришли!Видите, что творится?

Кузьма Иванович

Да уж вижу. Вы отпустите дверь-то, Лилиана Борисовна.

Лилиана

Но она может упасть…

Кузьма Иванович

Ну, и аллах с ней.

Лилиана Борисовна отпускает ручку,и дверь действительно отрывается от рамы и падает, да так, что Кузьма Иванович не успевает отскочить – дверь задевает его ногу.

Лилиана

Я вас предупреждала, Кузьма Иванович

Кузьма Иванович

(морщась и потирая ушибленное на ноге место)

Предупреждали, Лилиана Борисовна, ваша правда. Это я виноват.

Поднимается по ступеньке, осматривает подгнившую раму.

Кузьма Иванович

Ну, что ж, дело ясное, что дело темное. Когда мужика в дом нет… Скоько уже вы вдовствуете, Лилиана Борисовна

Лилиана

Уж четвертый год, Кузьма Иванович…

Кузьма Иванович

Да, время летит… Золотой человек был Петр Максимович, очень я егоуважал.

Лилиана

Да,Тихий, спокойный, надежный. Чем-то вы мне его напоминаете…

Кузьма Иванович

К-х-м… Менять все это нужно, Лилиана Борисовна. И дверь заодно.

Лилиана

Я согласна. Во сколько это все обойдется?

Кузьма Иванович не обращает внимание на ее слова, наклоняется, открывает ящик, достает инструменты, рулетку, начинает делать заммеры.

Кузьма Иванович

Вы не беспокойтесь, Лилиана Борисовна, все будет сделано в наилучшем виде и по божеской цене. А вы можете заниматься делами.

Лилиана

Тогда, если позволите, я в магазин схожу.

Кузьма Иванович

А это как вам угодно, Лилиана Борисовна.

У калитки появляется Анатолий. Стоит, смотрит на них. Лилиана, посмотрев на него,  входит в дом.

Конец 5-й серии

Третье измерение. 6-я серия

Повтор окончания предыдущей серии:

Нат. Двор дома Лилианы — утро

Лилиана отпускает ручку,и дверь действительно отрывается от рамы и падает, да так, что Кузьма Иванович не успевает отскочить – дверь задевает его ногу.

Лилиана

Я вас предупреждала, Кузьма Иванович

Кузьма Иванович

(морщась и потирая ушибленное на ноге место)

Предупреждали, Лилиана Борисовна, ваша правда. Это я виноват.

Поднимается по ступеньке, осматривает подгнившую раму.

Кузьма Иванович

Ну, что ж, дело ясное, что дело темное. Когда мужика в доме нет… Сколько уже вы вдовствуете, Лилиана Борисовна

Лилиана

Уж четвертый год, Кузьма Иванович…

Кузьма Иванович

Да, время летит… Золотой человек был Петр Максимович, очень я егоуважал.

Лилиана

Да,тихий, спокойный, надежный. Чем-то вы мне его напоминаете…

Кузьма Иванович

К-х-м… Менять все это нужно, Лилиана Борисовна. И дверь заодно.

Лилиана

Я согласна. Во сколько это все обойдется?

Кузьма Иванович не обращает внимание на ее слова, наклоняется, открывает ящик, достает инструменты, рулетку, начинает делать замеры.

Кузьма Иванович

Вы не беспокойтесь, Лилиана Борисовна, все будет сделано в наилучшем виде и по божеской цене. А вы можете заниматься делами.

Лилиана

Тогда, если позволите, я в магазин схожу.

Кузьма Иванович

А это как вам угодно, Лилиана Борисовна.

У калитки появляется Анатолий. Стоит, смотрит на них. Лилиана, посмотрев на него,  входит в дом.

Титры фильма

Нат. Улица в деревне – утро

Лилиана идет по улице. Оглядывается на идущего за нею в 5 метрах  Анатолия. Лилиана переходит улицу, Анатолий  следует за ней. Лилиана сворачивает за угол и исчезает из поля зрения. Анатолий  торопливым шагом сворачивает за угол и…Лилиана стоит и вызывающе смотрит на Анатолия.

Лилиана

Что вам надо от меня? Кто вы такой?

Анатолий

Пожалуйста, не бойтесь меня…

Лилиана

С чего вы взяли, что я боюсь?

Анатолий

Да, верно, я неточно выразился. Я – Анатолий. Мы учились вместе с Митей Акутиным…

Лилиана

Анатолий… Да-да, Митя мне рассказывал о вас…

И что вам нужно?

Анатолий

Я приехал к вам вот зачем…Я хотел бы знать, окончательно ли вы забыли Митю Акутина?

Лилиана

А зачем это вам?

Анатолий

Объясню.  Митя Акутин… Талантлив онбыл необычайно, просто чудо какое-то. И что же из этого? Митя умер, и, может быть, один я на всем белом свете еще помню, никак не могу забыть его. А вы? Вы помните его?  Пожалуйста, ответьте со всей честностью!

Лилиана молчит.

Анатолий

Я многое знаю о вас, Лилиана Борисовна, потому что неоднократно перевоплощался в вас, хотя это, признаться, не доставляло мне особенной радости.

Лилиана

Вот как?

Анатолий

Да… Вы зверь очень хищный…

Лилиана

Я?

Анатолий

В свое время вы с неслыханной силой и мукой полюбили подлинного человека, одного из редких представителей далекого будущего. И ваша любовь, вначале безобразная…

На лице у Лилианы появляется протестующее выражение.

Анатолий

…Потом прекрасная, совершенно преобразила вас… Вам казалось, когда он умер, что вы готовы держать у себя в комнате гроб с телом Мити – если бы он оставался недоступным тлену. Но на самом деле, когда воскресший Митя явился к вам… вы поняли, что призрачный Митя, уже не принадлежащий ни к какому времени, не может быть вашим мужем, супругом в обыденном смысле этого слова.

Лилиана

Он согласился со мной! Митя…

Анатолий

А что ему оставалось делать? Вы отослали Митю путешествовать по прошлому, а сами… Сами смиренно вышли замуж за строителя Житинева. После  его смерти, вы вознамерились уединиться и снова ждать возвращения Мити…

Лилиана

Мы договорились с ним, что когда я пройду свой жизненный цикл…

Анатолий

 Но на горизонте появился новый парус одинокий — Державин Кузьма Иванович… О, Вы покраснели, вы смущены, ах, не трясите сердито головой, но ведь это правда…

Лилиана перестает тряски головой, возмущенно смотрит на Анатолия.

Анатолий

А ведь вы уже погубили троих людей.

Лилиана

Что за ерунду вы порете?

Анатолий

Митю Акутина, Иннокентия и вашего покойного мужа, фамилия его Житинев, кажется?

Лилиана, сузив глаза, в упор смотрит на Анатолия. Но тот продолжает.

Анатолий

Иннокентия Лупетина вы погубили тем, что прокусили ему горло, когда он в восхищении склонился к вам, желая поцеловать вашу изящную лапку.

По  лицу у Лилианы пробегает ироническая улыбка.

Анатолий

А Митю и вашего мужа вы просто выпили. Да… Ночью, когда они спали рядом с вами, вы прокусывали у них на шее крохотную дырочку и высасывали кровь.

Лилиана

И вы можете это доказать?

Анатолий

Нет, не могу. Но  наутро они чувствовали головокружение и слабость, а ранка на шее у них затягивалась, они ощущали только легкий зуд. Ваш муж, Петр Максимович,  потому и свалился со стены новостройки, что, шагая по ней, вдруг почувствовал слабость, дурноту. А Митя… Он – вы же помните, он писал в своем последнем письме к Марине-флейтистке — стал испытывать великое безразличие к жизни…

Лилиана

Значит, я — кровопийца и

послужила причиной гибели двух любимых мною людей?

Анатолий

Невольно! Не сознательно! Такова истина, и вы, как  человек, носитель разума, должны быть, во-первых, беспощадны к  себе , а во-вторых, отнестись к ней, какова бы она ни была, бесстрашно. На то вы и человек!  Вот я, например, белка, существо трусливое…

Лилиана

Да-да… Я вспоминаю… Митя говорил что-то о белке…

Анатолий

Это – я. Но моя трусость помогает мне выжить, вовремя уходить от опасности и не попадать в неприятное положение. Как же мне отнестись к своей трусости? Я думаю, что отнестись я должен в первую очередь спокойно, без лишних эмоций, памятуя лишь о том, что правда о себе самом нужна прежде всего мне самому. Вот и вы должны…

Лилиана

Я больше не желаю слушать Ваш бред!

Лилиана отворачивается от Анатолия и начинает уходить.

Анатолий

А хотите, я вам расскажу,  чем у вас закончится с Кузьмой Ивановичем?

Лилиана

(не оборачиваясь)

Я не  желаю вас слушать!

Нат. Зал в доме  Лилианы — вечер

Лилиана и заметно смущенный Кузьма Иванович сидят за накрытым( как очевидно, по случаю законченного ремонта)  столом.

Кузьма Иванович

А что, понимаешь ли… Старость не за горами, это ты права, Лилиана Борисовна… Так я, значит… Куда мне идти?

Лилиана

А вот туда, Кузьма Иванович,в ту комнату… А я пока приберусь

Кузьма Иванович вылезает из-за стола, скрывается за занавеской. Слышен скрип кровати. Лилиана собирает чашки на поднос, улыбается про себя. Раздается стук брошенного на пол сапога. Лилиана лукаво улыбается про себя,  выходит с подносом. Возвращается. Волнуясь и трепеща, раздевается, бросает платье на  стул и, шлепая босыми ногами, в комбинации открывает дверь в комнату.

Инт. Спальня Лилианы  – вечер

Постель пуста, окно открыто. Лилиана бросается к окну. И выскакивает в окно.

Нат. Палисадник – вечер

Лилиана подбегает к ограде. И видит, как по бугорочку мчится длинноухий заяц, прижимая к груди сапоги. Лилиана сгибается пополам в смехе, который перерастает в рыдание.

Лилиана

Митя, ах Митя, что мне делать… Мне

плохо…

И вдруг в комнате появляется призрак Мити.

Лилиана

Митя! Ты? Ты вернулся?!

Митя оглядывается по сторонам, оказывает рукой, что ему нужны ручка и бумага. Лилиана вскакивает, торопливо открывает ящик стола, достает тетрадку и карандаш, подает ему. Митя пишет. Лилиана заглядывает в тетрадку.

Лилиана

Я же обещал тебе, что вернусь, когда ты закончишь свой цикл человеческого существования и вспомнишь обо мне.

Лилиана

Да-да, я это помню… Я… всегда это помнила.

Митя пишет. Снова заглядывает в тетрадку.

Лилиана

Я тебя научу не грустить, что жизнь проходит.

Лилиана встает и опускается перед сидящим Митей на колени. Смотрит на него снизу вверх. А Митя смотрит на нее.

Закадр. Голос Мити

Помни, что в том месте,

где ты находишься и грустишь сейчас, происходило и будет происходитьнеисчислимое количество всяких перемен пространства…

Появляется изображение Земли сверху, над нею летят облака. Видны горы, курящие вулканы, из которых изливается лава.

Закадр. Голос Мити

…сдвигов земной коры,полетов бабочек и жуков, прорастаний высоких деревьев…

Появляется изображения флоры – быстро прорастающих ростков деревьев, цветов, летающих над ними бабочек и жужжащих пчел.

Закадр. Голос Мити

.. а может, присядет подэтими деревьями странствующий музыкант и сыграет на флейте какую-нибудьсветлую мелодию, и все это будет одно и то же: и земной сдвиг, и бабочки, имузыкант, и ты. Все это есть одно лишь пространство и его видоизменения.

Видно лицо Лилианы. Оно полно света и одухотворенности.

Нат. Улица в Сиднее – день

 

К лавке с названием «Чудеса света» ( на английском языке), примостившейся среди аналогичных на сиднейское окраинной улице, подъезжает лимузин. Из него выходит Георгий Азнаурян. Вытаскивает из кармана листок, оглядывается по сторонам. Кивает и направляется к входу в лавку.

Инт. Лавка «Чудеса света» — день

 

На полках разложены  артефакты разных стран.  За прилавком сидит на стуле сморщенный коричневый мужчина в индийском наряде и с тюрбаном на голове. Он дремлет. Звенит дверной колокольчик. Коричневый мужчина пробуждается. Перед ним стоит Георгий Азнаурян.

Коричневый мужчина

Добрый день! Господин что-то желает приобрести?

Георгий

Я слышал… Вернее, мне сказали, что у вас тут есть весьма любопытные вещицы…

Коричневый мужчина

О, да, здесь собраны многие чудеса со всего света!

Вас что-то конкретно интересует?

Георгий Азнаурян

Да. Мне говорили, у вас есть магический кристалл…

Коричневый мужчина

И вас не обманули, господин, такой действительно имеется!

Коричневый мужчина встает со стула, идет к одному из шкафов, открывает его, достает прозрачный ограненный кристалл солидного размера, возвращается к Георгию.

Коричневый мужчина

Вот он, этот магический кристалл

Георгий берет его в руки, крутит, осматривает с разных сторон.

Георгий

Откуда он?

Коричневый мужчина

Не буду врать вам, господин, его происхождение мне доподлинно неизвестно. Мне принес этот кристалл один черный маг. Он что-то говорил про Индию, но так ли это – никому неведомо.

Георгий

И в чем же его магическое свойство?

Коричневый мужчина

А в том, что если опустить его в бокал с красным вином, то можно увидеть в живых картинках, как и каким образом вы примете свой конец.

Георгий

Судя по тому, что его до сих пор у вас никто не купил, никто не возжелал увидеть свой конец?

Коричневый мужчина

Ваша проницательность выше всех похвал, господин!

Георгий

Ну, что ж… Я покупаю его.

Коричневый мужчина

О, вы очень мужественный человек!

И вы на самом еле готовы выложить 30 тысяч долларов, чтобы знать свой будущий конец?

Георгий

А, может быть, узнав его при помощи кристалла, я смогу обойти его?

Коричневый мужчина

Ну, что ж, вы и вправду можете попытаться… Странно только, что никто из других клиентов моей лавки не додумался до этого… Итак, с вас 50 тысяч долларов…

Георгий вытаскивает чековую книжку, пишет сумму и расписывается. Отрывает чек. Коричневый мужчина протягивает руку, но Георгий держит чек в руке и не отдает его.

Георгий

Имеет ли значение, в  какое красное вино опускать кристалл? Сухое, крепленное, есть ли ограничения по крепости вина?

Коричневый мужчина

О, это без разницы. Так говорил темный маг.

Он снова протягивает руку к чеку, но Георгий останавливает его свободной рукой.

Георгий

Минуточку… А если кристалл ничего не покажет, что тогда?

Коричневый мужчина

О, это очень просто! Тогда я вам верну ваши деньги! Я дам вам расписку на этот счет.

Георгий

Пишите расписку!

Коричневый мужчина достает бланк, пишет, вытаскивает печать, дышит на нее, припечатывает бланк, протягивает его Георгию. Георгий забирает бланк и отдает расписку. Коричневый мужчина укладывает  кристалл в замшевый мешочек, стягивает его кожаным шнурком и с поклоном протягивает Георгию.

Коричневый мужчина

Надеюсь, ваш конец не разочарует вас.

Инт. Кабинет Георгия – день

Георгий входит в кабинет в сопровождении слуги.

Георгий

Принесите мне бокал красного вина 1 899 года выдержки.

 

Слуга

Слушаюсь, мистер Азнаур

Слуга кланяется и с поклоном выходит. Георгий вытаскивает из кармана замшевый мешочек, достает кристалл, смотрит его на свет.

Появляется слуга с подносом, на котором стоит бокал красного вина. Ставит бокал на стол

Георгий

Спасибо, Жан, ты свободен!

Слуга, поклонившись, выходит из кабинета. Георгий подходит к бокалу, поднимает левой рукой. Правой рукой держит кристалл. Подносит его к краю бокала… И – опускает в него кристалл…

Слышен голос протяжный муэдзина.

Нат. Азиатский глинобитный город – вечер

 Он предстает с вершины горы,  в красном цвете – под стать багровому закату.

Нат. Склон горы — вечер

 

По склону горы идет отряд моджахедов – в халатах, тюрбанах, с автоматами на плечах и подсумками на поясах. Среди них виден и Георгий…

Нат. Лесная поляна – день

На поляне, прислонившись спиной к дереву, сидит Анатолий. Смотрит на крону дерева, через листву которой пробиваются яркие лучики солнечного света. Поют птички, летают бабочки. Легкий ветерок касается изумрудной травы, сверкающей под солнцем нежными переливами.

Закадр. Голос Анатолия

Все, я больше не хочу ни в кого перевоплощаться! Хочу жить только своей жизнью!

Он встает и бежит, пританцовывая по траве, смешно подпрыгивая и что-то крича. И – исчезает из виду.

Нат.Рублевский пляж – день

На пляже – яблоку негде упасть. Кто-то лежит на лежаках, кто-то играет в волейбол. А вот взлетает волан – это пара молодых забавляется игрой. Здесь картежники делают ставки. А в другом месте словно обгорелые стволы стоят, подняв к солнцу головы с закрытыми глазами загорающие.

Наташа играет с  ребенком в песочные игры.  Анатолий пристроился в тени дерева и смотрит на них.

Закадр. Голос Анатолия

А что было бы, если б в один из дней я все же встретил на какой-нибудь людной улице Москвы Наташу Бесценную?

Видение Анатолия

Нат. Московская людная улица – день

В толпе, оживленно разговаривая с подругой, идет Наташа Бесценная. Улыбается, смеется.

Закадр. Голос Анатолия

Подошел бы я к ней в толпе, положил бы ей на плечо свою руку? Смог бы ей сказать решительно: «Ты моя!»

Наташа Бесценная останавливается с подругой у светофора. Поворачивается в камеру и… показывает язык.

Видение заканчивается.

Анатолий трясет головой, как бы сбрасывая с себя Наваждение. Встает.

Анатолий

Я пойду искупаюсь

Наташа

Иди. А потом – я!

Анатолий встает, подходит к кромке воды. Щупает ногой воду. Входит по колени. Выходящая из воды женщина с усмешкой смотрит на него. И вдруг пригоршнями брызжет на него. Анатолий взвизгивает и с разбегу с головой бросается в играющую солнечными зайчиками воду.

Анатолий выходит из воды. Проходит мимо странного человека, который одет с головы до ног.

Анатолий

А вам не жарко?

Однако тот не удостаивает Анатолия ответом. Полуотвернувшись от него, человек глубоко запускает руку в карман штанов. Мешок кармана был, очевидно, столь велик, что бородачу пришлось даже наклониться, а свободной рукою ухватить штанину где-то возле колен и подтянуть ее кверху, помогая ищущей руке встречным движением карманного дна. Наконец он нашарил то, что искал, выпрямился — и вынул из недр штанов обыкновенный жестяной будильник.Слышен его звук; время он показывает без двадцати четыре. Человек по-прежнему не смотрит в сторону Анатолия. Он вдруг снова нагибается и сует будильник между ног, зажимает его в паху, там и стучат теперь часы, громко отсчитывая проходящие мгновенья. И только тут человек бросает на Анатолия взгляд, усмехается. На его лице мелькает что-то вроде торжествующей усмешки. Он стоит, странно растопырив и чуть отведя назад руки, в позе ныряльщика, собирающегося прыгнуть головою в воду. И вдруг с визгом начинает греметь туго заведенный будильник. И  в ту же секунду человек исчезает.

К Анатолию вразвалочку подходит седоватый пузатый бобер.

Бобер

А куда же подевался … этот, который

беседовал с вами?

Анатолий

Это был один изпомощников иллюзиониста Кио. Он как раз сегодня отдыхает и находится сейчас на другом берегу возле той голубой машины, видите?

Анатолий показывает на дальний берег водохранилища, где отдельным лагерем стояли владельцы легковых автомобилей. Удовлетворенный ответом, бобер понимающе кивает и возвращается на свое место доедать оставленную пищу.Анатолий идет к жене Наташе и ребенку.

Жена Наташа

Ну, а теперь я пойду искупаюсь, а ты поиграй с ребенком.

Наташа уходит. Анатолий продолжает начатую женой песочную игру.

Инт. Комната в квартире Анатолия – утро

В колесе бегает белка. Входит Наталья, жена Анатолия. В руках у нее пакетик с кормом. Наталья выдвигает полочку, насыпает на нее орешки, задвигает полочку обратно. Белочка не обращает на нее внимание, продолжая свой бесконечный бег по кругу.

Наталья

Что же ты ничего не ешь?

Вздохнув, выходит из комнаты.

Инт. Ванная комната – утро.

 

У настенного зеркала, висящего нал раковиной, стоит Анатолий. Он чистит зубы. Ополаскивает рот, умывается, вытирает лицо полотенцем.

Голос Натальи Богатко

Милый, ты не опоздаешь на работу?

 Анатолий выходит из ванной комнаты.

Нат. Кухня – утро

Наталья наливает кофе в чашку. Входит Анатолий. Наскоро выпивает чашку кофе. Чмокает Наталью в щеку.

Анатолий

Спасибо! Все, побежал!

Выходит из кухни. Наталья смотрит вслед. На мгновение превращается в буйволицу. Возвращается к человеческому образу.

Инт. Салон переполненного автобуса — утро.

Анатолий стоит, тесно сжатый со всех сторон пассажирами в мужских костюмах и женских платьях. Однако вместо человеческих голов у них головы собак, львов, тигров, медведей, лошадей, шимпанзе, волков. У Анатолия человеческая голова превращается в голову белки.

Закадр. Голос Анатолия.

Мне сила не дана, только ловкость да чyткость, чтобы вовpемя заметить вpага и yбежать от него, задpав пyшистый хвост. Волею высших сил полyчилось так, что я живy в огpомном гоpоде, pаботаю хyдожественным pедактоpом в одном санитаpно-пpосветительском

издательстве.

Нат. Автобусная остановка – утро

 

Автобус останавливается. Выходят несколько пассажиров, среди них Анатолий. Он направляется в трехэтажном зданию. Сбоку от дверей – вывеска «Издательство «Санпросвет». Анатолий входит в здание.

Инт. Коридор в издательстве – утро

 

Анатолий идет по коридору. Навстречу – сотрудники издательства.

Шуран

Толя, начальство зовет на совещание!

Анатолий

Но ко мне автор должен придти!

Шуран

Подождет твой автор!

Анатолий

А что на этот раз?

Шуран

То же самое – мозги будут прочищать!

Они подходят к двери с вывеской «Директор издательства «Санпросвет».

Инт. Кабинет в издательстве – утро

В кабинете собираются сотрудники. Входят руководители – Директор Кузанов и его первый зам. – Крапиво. Директор усаживается в торце, заместитель – по правую  руку. Тем, кому не хватило места за столом  – сидят на стульях у стены.

Закадр. Голос Анатолия:

Итак, художником я не стал, а превратился в чиновника. Я знаю о причинах подобного превращения и, признаться, время от времени испытываю большую тоску и тревогу, однако стараюсь перебороть себя и исполнять свои служебные обязанности как можно лучше. Мне это удаётся, потому что чувство порядка, аккуратность, хорошая память и трудолюбие заложены во мне от природы.

Встает директор издательства Кузанов.

Кузанов

Должен со всей ответственностью заявить, что наша, а вернее, ваша работа не лезет ни в какие ворота!

Крапиво

Вот именно – ни в какие ворота!Вы позволите, Павел Эдуардович?

Кузанов

Прошу, Петр Сергеевич!

Крапиво

Взять к примеру последнее предложение отдела санитарной гигиены… У вас что, совсем нет никакой ответственности перед нашей партией и государством, которые доверили нам важнейшее дело продвижения культуры в массы?

Крапиво вытаскивает листок, трясет им.

Крапиво

Это что за белиберду вы нам подсунули?

Он поднимает развернутый плакат, на котором изображены стиляги и внизу текст.

Крапиво

И в поцелyе таится яд.

Целyйся не с каждым подpяд.

Крапиво грозно смотрит на подчиненных. Те опускают глаза. Крапиво переводит взгляд на автора — поэта-частyшечника, кpаснолицого кpепыша с коpоткими седыми волосами.

Крапиво

Где это y нас, где это, доpогой мой, видели вы y нас, чтобы

целовались с каждым подpяд?

Поэт-частушечник

А я и не имею в видy, чтобы обязательно с каждым, не понимаете, или наpочно не желаете понять? Я же совсем наобоpот имел в видy, о том и плакат.

Крапиво

Какой плакат, товаpищи?

Он yдивленно оглядывает присутствующих.

Кpапиво

Разве может быть выпyщен такой безнpавственный и аполитичный

плакат? Кого вы желаете пpизывать, чтобы не целовались с кем попало? Hашего pабочего? Hашy кpестьянкy? Они что, по-вашемy, способны целоваться с кем попало, если вы их вовpемя не пpизовете к поpядкy?

Поэт — частушечник

Вы извpащаете смысл моей темы, Петp Сеpгеевич, и делаете этоумышленно!

Кузанов

А вы, милый человек, pазвpащаете нас!

Пpиободpенный Кpапиво закpывает глаза, тpясет головою, дpызгая мягкими щеками, а потом шиpоко pаскpывает глаза, в котоpых было величественное стpадание.

Крапиво

А стихи-то! Hиколай Hиколаевич, вы все же известный поэт, вас ли

yчить стихи писать? Hо позвольте спpосить, где же тyт поэзия? Целyйся, даеще не с каждым, и еще — подpяд! Пpи чем тyт подpяд, я вас спpашиваю? Разве pечь идет y нас о стpоительном подpяде?

Поэт-частушечник

О каком таком стpоительном подpяде?

Крапиво

Вот именно — о каком?

Он отворачивается от поэта и переводит взгляд на шефа. Тот pазводит pyками и пpиподнимает веpхнюю гyбy, что означает y него yлыбкy. Поэт-частушечник,подскочив к столy, выхватывает из pyк Кpапиво листок с текстом.

Поэт-частушечник

Hечего издеваться! Астихи в поpядке, н-не позволю!..

Кузанов

Полно обижаться, Hиколай Hиколаевич, мы же нэ дети; А стихи-товаши, надо пpизнаться, действительно не интеpесантны. Да и темка, скажем, не очень актyальна. Если бы нас интеpесовала такая тема, то нашлись бы, извиняюсь, и более автоpитетные стихи. Помните, y Маяковского: комy и на кой ляд поцелyйный обpяд, так кажется? Видите, и коpоче, и емче, и, главное, поэтичнее.

Раздаются смешки, yважительные в адpес остpоyмного оpатоpа и

оскоpбительные для Hиколая Hиколаевича. Осмеянный поэт пpигибает седyю головy в знак вынyжденного смиpения и медленным шагом, огибая стол, напpавился к выходy из зала заседаний. Hо, пpоходя мимо Кpапиво, не выдеpжав хаpактеpа, останавливается.

Поэт-частушечник

Радyешься, вампиp? Кpовyшки нашей попил… попи-ил!

Члены совета впадают в оцепенение. Поэт-частушечник хлопает дверью, покидая зал.Кpапиво деpгает одним плечом, потом дpyгим.

Крапиво

Обиделся человек, кажется. Hе пpинял кpитики. Пpидется его

yспокоить, беднягy. Вы позволите мне на несколько минyт покинyть совет, Павел Эдyаpдович?

Кузанов кивает. Сделав общий полyпоклон, Кpапиво yдаляется, бpаво выпятив кpyтyю жиpнyю гpyдь.

Кузанов

А как у нас обстоят дела с борьбой за трезвый образ жизни?

Анатолий

Кое-что есть, но, вообще-то мы готовили эти вопросу к следующему заседанию совета?

Кузанов

А зачем же откладывать?

Анатолий

Тогда я сейчас принесу

Кузанов

Уж будьте так любезны, голубчик

Анатолий встает и выходит из зала заседаний.

Инт. Коридор в издательстве

Анатолий идет по коридору. Слышны шум и грохот, стpанные воpчливые звyки и повизгиванья из кабинета с табличкой « Заместитель директора издательства Крапиво Петр Сергеевич».Поколебавшись, Анатолий приоткрывает дверь И его взору представляется жуткая картина…

Инт. Кабинет Крапиво – день

 

Петp Сеpгеевич Крапиво ( то и дело представая в образе пса-бульдога ) катает по ковpy поэта-частyшечника ( который то и дело предстает в образе дворняги). Дворняга отчаянно бpыкается, повизгивая, и pаботает четыpьмя конечностями сpазy, пытаясь, очевидно, pаспоpоть бpюхо обидчикy, но Кpапиво, плотно пpижав вpага гpyдью и обхватив лапами, мощно наседает свеpхy, толкает его по ковpy. Клочья пены летят в стоpоны, клыки с лязгом стyкаются  о клыки. Hо вскоpе, пpиведенный в состояние полной беспомощности, поэт-частушечник пpинимает  позyпокоpности, то есть подняв все четыpе лапки и откинyв настоpонy головy, жалобно начинает скyлить. Кpапиво, гpозно pыча, вpащая покpасневшими глазами, встает над повеpженным в кобелинyю позицию и пyскает две вялые стаpческие стpyи на изничтоженного пpотивника. Тяжело отдyваясь, пpиводит себя в поpядок, попpавляет галстyк. А поэт частушечник тем вpеменем заполошенно дыша и высyнyв до полy язык, пpеданными, yмильными глазами смотpит на своего победителя.

Анатолий тихо прикрывает дверь и осторожными поспешными шагами отходит от двери.

Закадр. Голос Анатолия

С того дня я yтpоил свою бдительность и постепенно наyчился почтибезошибочно отличать обоpотней от людей. Чyткий инстинкт белки помог мне тyт. Я остоpожен и, хотя многое знаю, пpедпочитаю знание свое хpанить пpо себя. Я отлично вижy пpоиски обоpотней и всюдy, кyда ни ткнись, обнаpyживаю следы их заговоpа. Hо в беспощадной их войне с людьми я не могy быть ни на чьей стоpоне. Хотя я и сам звеpь, — пpавда, миpный, не хищный, — я не могy быть с обоpотнями в одной стае…

Анатолий подходит к двери, открывает ее, входит.

Инт. Кабинет директора издательства – утро

Директор издательства стоит в торце стола.

Директор издательства

Таким образом, товарищи, я еще раз призываю вас…

Входит секретарша, что-то шепчет на ухо директору. Он кивает. Секретарша выходит.

Директор издательства

Так, вот… О чем это я?

Павел

Павел Эдуардович, вы нас призывали…

Директор

Да-да, призываю вас быть ответственнее в исполнении своих обязанностей!

Входит Анатолий, подает Директору большой планшет, из которого торчат корешки макетов.

Анатолий

Это материалы по борьбе с трезвостью.

Директор

Хорошо, это потом! На этом наше совещание объявляю закрытым.

Сотрудники встают, покидают директорский кабинет.Директор торопится к телефону, поспешно поднимает трубку. Его фигура при этом выражает полную раболепность…

Директор

Прошу прощения за задержку… Внимательнейшим образом слушаю Вас, Иван Афанасьевич!

Инт. Комната художественных редакторов — утро

 

Входит Анатолий, Шуран, Галина. В комнате сидит художник Литвягин. На столе радом с ним – тубус. Увидев входящих, он поднимается.

Анатолий

Извините, Иван Сергеевич, неожиданное совещание у директора.

Литвягин

Ничего страшного, я сам только что подошел.

Анатолий

Закончили макет?

Литвягин

Да.

Снимает крышку тубуса, вытаскивает макет плаката. Разворачивает его, кладет на стол. Анатолий рассматривает.

Анатолий

Вот теперь – прекрасно! Коллеги, гляньте!

Шуран и Галина встают из-за своих столов, подходят.

Шуран

Здорово!

Галина

Великолепно!

Литвягин

Это благодаря советам Анатолия.

Анатолий

Это благодаря вашему таланту, Иван Сергеевич. Ну, что ж, пойду к начальству показывать. Убежден, утверждение – в вашем кармане.

Анатолий сворачивает в рулон макет.

Анатолий

Подождите, ладно? Я думаю, это не займет много времени.

Литвягин

Конечно, подожду!

Анатолий выходит со свернутым макетом.

Литвягин

А вы не знаете, коллеги, почему он сам-то не пишет? Ведь у него безошибочное чутье и абсолютный вкус. Я во многих издательствах работал с разными редакторами, но- не в укор вам, коллеги,- Анатолий – уникум!

Шуран

Для нас это тоже загадка. Вот у него под стеклом – портрет его работы.

Они подходят к столу Анатолия. Там под стеклом – портрет Наташи Бесценной.

Шуран

Ну, как вам, Иван Сергеевич?

Литвягин

Чудо!  И давно он его написал?

Галина

Еще в студенческие годы. А потом почему-то перестал вообще писать.

Литвягин

То же с ним произошло?

Шуран и Галина пожимают плечами.

Инт. Кабинет главного редактора – утро

За столом сидит и чистит ногти пилочкой Крапиво Петр Сергеевич. Раздается стук в дверь.

Крапиво

(продолжая наводить порядок с ногтями)

Войдите!

Входит Анатолий

Анатолий

Добрый день, Петр Сергеевич!

Крапиво

Что у вас?

Анатолий проходит к приставному столу.

Анатолий

Принес, Петр Сергеевич, для вашего утверждения, плакат художника Литвягина.

Расстилает макет плаката на приставном столе. Крапиво встает и, продолжая ухаживать за ногтями, подходит к приставному столу. Рассматривает макет.

Крапиво

Но здесь пять цветов вместо четырех!

Анатолий

Петр Сергеевич, но вы же видите, что за счет этого художник Литвягин добился необычайного цветового решения. Убрать хоть один значило бы погубить весь эффект.

Крапиво

(перестав пилить ногти и строго глядя на Анатолия)

А вы понимаете, что лишний цвет удорожает производство плаката как минимум  на 20 процентов? А у нас какой должна быть экономика? Экономной! Так что никаких пяти цветов. Пусть Литвягин переделает на четыре цвета. Вы поняли меня?

Крапиво смотрит холодными глазами на Анатолия.

Флешбек

 

Инт. Коридор в издательстве – утро

Анатолий стоит у приоткрытой двери в кабинет Крапиво и видит…

Инт. Кабинет Крапиво- утро.

Петp Сеpгеевич Крапиво ( то и дело представая в образе пса-бульдога ) катает по ковpy поэта-частyшечника ( который то и дело предстает в образе дворняги). Дворняга отчаянно бpыкается, повизгивая, и pаботает четыpьмя конечностями сpазy, пытаясь, очевидно, pаспоpоть бpюхо обидчикy, но Кpапиво, плотно пpижав вpага гpyдью и обхватив лапами, мощно наседает свеpхy, толкает его по ковpy. Клочья пены летят в стоpоны, клыки с лязгом стyкаются  о клыки. Hо вскоpе, пpиведенный в состояние полной беспомощности, поэт-частушечник пpинимает  позyпокоpности, то есть подняв все четыpе лапки и откинyв настоpонy головy, жалобно начинает скyлить. Кpапиво, гpозно pыча, вpащая покpасневшими глазами, встает над повеpженным в кобелинyю позицию и пyскает две вялые стаpческие стpyи на изничтоженного пpотивника. Тяжело отдyваясь, пpиводит себя в поpядок, попpавляет галстyк. А поэт частушечник тем вpеменем заполошенно дыша и высyнyв до полy язык, пpеданными, yмильными глазами смотpит на своего победителя.

Флешбек заканчивается.

Инт. Кабинет Крапиво — день

 

Крапиво смотрит на Анатолия холодными глазами.

Анатолий

Да-да, конечно, Петр Сергеевич. Вы, как всегда, правы… Разрешите идти?

Крапиво

Идите.

Анатолий сворачивает плакат и, пятясь, выходит из кабинета…

Инт.Коридор издательства – день

Анатолий осторожно закрывает за собой дверь. Вытирает испарину, выступившую на лбу. Вдруг одежда на нем опадает. Из-под нее выбирается белка и вприпрыжку мчится к открытому окну. Вскакивает на подоконник, взмахивает пушистым хвостом и исчезает из глаз.

А на полу – смятая одежда, да полураскрывшийся рулон макета.

Нат. Двор на даче – день

За уже опустошенным после обильного обеда сидят сотрудники издательства.

Шуран

Потерял я, значит, права. Пошел в ГАИ, а там говорят: придется проходить экзамены  по полной программе. Ну, правила я сдал. А  выходим езду сдавать – а у подъезда стоит шестерка. А у нее-то на тормозах – гидроусилитель.А меня-то на «копейке» …

Анатолий

Скучно вы живете, друзья, а еще называетесь художники. Соберетесь – и сразу водку пьете, о машинах разговариваете, о дачках. Для приличия хотя бы пять минут об искусстве поговорили.

 Шуран

А ты вроде бы все и знаешь?

Анатолий

Что «все»?

Шуран

Как разговаривать и что делать,

чтобы скучно не было?

Анатолий

Нет, не знаю, к сожалению. Да и знать нехочу.

Шуран

Удивляюсь я тебе, Толя! Как это ты ничего знать не хочешь? Это ведь… самоустранение! Так же нельзя жить! Особенно сейчас, когда человечество

приближается… к бессмысленному уничтожению самого себя…

Анатолий

А мне-то что, я белка, не человек

Шуран

Ну, да! Ты белка, а я зайчик, а он овечка… Мы не хищники, значит, а потому и не наша вина? А кто будет драться с хищниками?

Шуран грохает кулаком по столу.

Анатолий

Не вижу в этом никакого смысла.

Шуран

Как так?

Анатолий

А так — хотя бы и водородная бомба, не страшно.

Шуран

Как это не страшно?!

Анатолий

А очень просто. Не страшно, и все. Для каждого живогосущества его смерть и есть водородная бомба. И так как этого все равноникому не миновать — чего же тут особенно страшиться?

Шуран

Ну, подобное рассуждение действительно не может позволить себе нормальный человек…

Анатолий

Тебе же было и сказано: я белка!

Шуран

А если ты белка, то нечего сидеть среди людей. Лезь на дерево!

Анатолий

Что ж, ты прав, пожалуй…

Анатолий хватает со стола бутылку, подходит к липе и…

Нат. Верхушка липы – день

Анатолий стоит на суку и, ни за что не держась, выпивает из горлышка.

Нат. Двор дачи – день

Сотрудники издательства, разинув рты, стоят задрав головы.

Видят, как опустошается бутылка.

Нат. Верхушка липы – день

 

Анатолий, опустошив бутылку, бросает ее далеко от себя. И следом  исчезает из глаз.

Нат. Улица – день

Белка бежит по тротуару. Завидев в десятке метров  силуэт человека, подбегает к дереву, забирается на него. Смотрит на приближающегося человека. Это – Анатолий! Он – плоский, зловещий, идет деpганой, вихляющей походкой. Лицо y него как бы нездешнее, бесцветные глаза дьявольски пyсты. Поравнявшись с деревом, на котором сидит белка, он вдруг исчезает. Белка смотрит по сторонам. Но Анатолия  нигде нет. Тогда белка спрыгивает с дерева, мчится поперек дороги…

Нат. Переулок – день

Белка выбегает в переулок. Оглядывается по сторонам. В десятке метров появляется тот же плоский Анатолий — пpипадая на однy ногy и двигая хyдыми лопатками, выпиpавшими сквозь вылинявшyю pябенькyю pyбахy. Белка вскакивает на забор. Анатолий проходит мимо белки – и в ее глазах он снова уплощается до пяти сантиметров в толщине…Белка соскакивает с забора, мчится к зарослям кустов и скрывается в них.

Нат.Заросли кустов – день

И вновь появляется белка – на стволе одного из кустов. И снова появляется Анатолий. Он идет по тропинке. И когда вновь проходит мимо белки, то снова с боку становится почти невидимым, поскольку имеет лишь два измеpения. Белка, после прохода Анатолия, напружинив лапки, прыгает в чащу кустов и…

Нат. Лес – день

Белка появляется неподалеку от моста через неширокую речку с чугунной водою. И тут же оборачивается Анатолием. Он спускается по крутому берегу к одинокой калине, красной, сверкающей, утяжеленной тесными гроздьями ягод. И вдруг неподалеку от калины из воздуха возникает человек. Он стоит спиной к Анатолию и странно машет поднятой рукою, словно дирижирует невидимым хором. И взору Анатолия предстает чудная картина:четыре лошади — три гнедых и одна белая – бредут по жухломужнивью, поматывая головами, и какой-то белоснежный пес с серыми подпалинами на боках издали облаивает их, словно громко приветствуя и спрашивая, куда они идут. Человек поворачивается к Анатолию.

Это – Митя Акутин.

Митя

Здравствуй, Толя!

Анатолий

Митя, здравствуй! Я вижу, ты продолжаешь работать…

Митя

В этом мое предназначение. А ты почему не работаешь? Что с тобой происходит?

Анатолий

Я понял, Митя, что являюсь кратковременным носителем тоски по будущему совершенству и одновременно хвостатым зверем, не желающим, чтобы его убили и сняли с него шкуру.

Митя

И что ты будешь делать?

Анатолий

Не знаю, Митя. Не знаю…

Митя

Тебе придется что-то выбрать…

Митя исчезает.

Анатолий

Я не могу больше, Митя! Я всех вас растерял, утратил всех друзей на этом свете, воти ты исчез, растворился в воздухе, я снова один на дороге. И вот что я понял: ни семья, нидолгая безопасная и сытая жизнь не могут утешить меня…

Анатолий оборачивается. Смотрит на оставленную Митей картину:

Четыре лошади — три гнедых и одна белая – бредут по жухломужнивью, поматывая головами, и какой-то белоснежный пес с серыми подпалинами на боках издали облаивает их, словно громко приветствуя и спрашивая, куда они идут.

Инт. Кабинет художественных редакторов – вечер.

 

Шуран и Галина укладывают макеты плакатов в шкафы. Анатолий вытаскивает из потрепанного портфеля бутылку водки, банку килек, черный хлеб.

Анатолий

Ребята, давайте выпьем, а?

Галина

Я не могу, мне надо бежать.

Шуран

Я тоже пас – я же за рулем.

Анатолий

Ну, как хотите…

Он достает из ящика стола стакан, открывает бутылку, наливает водку в стакан. Шуран и Галина выходят из кабинета. На пороге Шуран оглядывается.

Шуран

Толя, мы ушли.

Анатолий

Пока — пока

Шуран

Ну,бывай.

Закрывает за собой дверь. Анатолий залпом  выпивает стакан водки.

Инт. Коридор – вечер

Галина и Шуран идут по коридору.

Галина

С ним что-то в последнее время творится…

Шуран

Это очевидно…

Галина

Ты не знаешь, может у него с женой нелады?

Шуран

Кто ж его знает? Чужая семья – потемки.

Галина и Шуран подходят к выходу из коридора и скрываются из вида.

Инт. Кабинет Кузанова – вечер

Уборщица в синем халате пылесосит ковровую дорожку. Закончив, складывает пылесос в шкаф. Протирает тряпкой лакированные поверхности столов.

Нат. Панорама московских улиц – поздний вечер

На одной из улиц останавливается «копейка». Из машины выходит Галина, машет Шурану рукой.

Галина

Спасибо, что подвез!

Шуран

Не за что, Галочка! Привет благоверному!

Галина

Передам!

Отходит от автомобиля. Шуран переключает скорость. Копейка скрывается в потоке машин.

Инт. Коридор в издательстве – вечер

 

Уборщица с ведром и  шваброй подходит к комнате художественных редакторов. Достает из кармана халата ключи, пытается открыть дверь, но она закрыта изнутри. Уборщица стучит в дверь.

Уборщица

Эй, кто там?

В ответ – молчание.

Уборщица

Да что же это такое? Вот алкаши проклятые! А еще интеллигенция! Который день комнату не могу убрать! Ну, ничего, завтра Петру Сергеичу докладную напишу, уж он вас прижучит!

Уборщица уходит.

Инт. Кабинет  в издательстве – ночь

Анатолий спит  за столом. Перед ним – две пустые бутылки из под водки, пустой граненный стакан, открытая банка кильки, на блюдце – черный хлеб. Окно открыто.

Сон Анатолия

 

Нат. Лес – день

 

Появляется белка. Она лезет на деpево и пpинимается скакать по ветвям. Hатешившись вволю, взбиpается на макyшкy и надолго замиpает, качаясь на гибкой ветке. Пpичyдливый миp веpшинного леса откpывается ее глазам: сплошная зелень, колеблемая ветpом наподобие волн моpских, но эти волны, опадая и вздымаясь — находясь в pазмашистом вольном движении, — не теpяют своего пеpвоначального вида, вновь и вновь с мягким yпоpством самых стойких сyществ возвpащаются к своим очеpтаниям.И вот зеленая стpана зыбкой лесной кpыши чyдится наполненной кpылатым наpодцем эльфов, котоpые с щебетом и звонкими кpиками носятся по макyшкам деpевьев, шевеля не знающyю пыли листвy…

 

Сон Анатолия заканчивается.

Инт. Кабинет в издательстве – ночь

За ночным окном слышится шум крыльев. Анатолий поднимает голову.

В окно влетает Филин, садится возле бутылок, стоящих на столе. Превращается в коренастого маленького человечка, похожего на Наполеона и одетого в длинное клетчатое пальто. Смотрит на Анатолия. Начинает расхаживать по столу. Взад-вперед. Чтобы не мешать его прогулке,.Анатолий переставляет бутылку на подоконник. Филин останавливается.

Филин-Наполеон

Лес меня послал к тебе, сынок, наш зеленый Лес… Ты хочешь

вернуться, сынок? Тебе же здесь плохо, мы знаем.

Анатолий

Пожалуй, я все равно не захочу вернуться… никогда.

Филин-Наплеон

Но люди не лучше нас. Они нас всех хотятуничтожить или превратить в рабов… Мы должны насмерть стоять перед ними…насмерть! За нашу свободу, за наш зеленый Лес! Неужели ты, сынок, не будешь с нами в этой борьбе?

Анатолий

Не буду! Звериное все долой, хочу быть человеком!

Филин-Наполеон

Но ты хоть знаешь, ради чего принимать такое страшное решение?

Ты не забыл, сынок, что в Лесу жила твоя мать-белка?

Анатолий

Я все забыл ради одной мысли… нет, не мысли, а моего желания.

Нет, это больше, чем желание… Это я не знаю как назвать… Словом, я в лесуже не могу вернуться.

Филин-Наполеон

Тогда, сынок, тебе нужно честно рассчитаться с нами. Честно

рассчитаться.

Анатолий

Каким образом?

Филин-Наполеон

Ты должен убить белку. Всего лишь одну белку убить — и все,

ты свободен от нас. Этим самым ты как бы поставишь собственноручную подпись на своем отречении…

С Филина-Наполеона спадает пальто, он взмахивает коротенькими руками, которые вмиг покрываются пушистыми перьями, подпрыгивает и поджав ножки, ставшие когтистыми лапами, и летит в окно без единого звука, без слова прощания.

Инт. Квартира Анатолия – день

В квартиру входит Анатолий. Ведет за собой на поводке Валдая — красивую собаку с серебристой шерстью и серыми подпалинами на боках.

Анатолий

Ну, вот, Валдай, это теперь твой дом.

Из комнаты выходит с сыном  на руках  Наташа.

Жена Наташа

Что это?

Анатолий

Это – Валдай.

Жена Наташа

Я вижу, что это – собака. Причем, большая! А ты подумал, что у нас ребенок, что с ним может случиться, если этот зверь…

Анатолий

Это – не зверь, это хорошо дрессированная собака,и он ничего не сделает нашему ребенку.

Наташа продолжает говорить. Но Анатолий уже не слышит ее. А только смотрит на жену, чей рот продолжает что-то изрыгать из себя, а лицо превращается в красную, с выпяченными глазами рожу…

Анатолий

Но ты ведь завела себе белку?

Жена Наташа

Белка – это совсем другое, она находится в клетке…

И опять Анатолий не слышит, а только смотрит на жену, чей рот продолжает что-то изрыгать из себя, а лицо снова превращается в красную, с выпяченными глазами рожу…

Анатолий с собакой молча выходят из квартиры.

Нат. Лес – день

 

Лес туманно голубеет за желтым полем. Анатолий с Валдаем выходят к кромке поля. Нагнувшись, Анатолий спускает собаку с

поводка, она срывается с места и весело скачет по жнивью, далеко выбрасывая прямые, замечательно свитые из сухожилий и мускулов лапы, затем, остановившись на всем скаку, вдруг с озабоченным видом горбится, приседая, и мельком, искоса, бросает в сторону Анатолия взгляд, исполненный необыкновенной важности.

Анатолий присаживается у древа. Закрывает глаза. И перед ним возникают…

Нат. Окрестности азиатского города – день

Слышен звук автоматных очередей. Виден Георгий Азнаурян. Он стреляет из автомата, лежа у глиняного дувала.

Нат. Противоположная сторона в окрестностях азиатского города – день

Двое бородачей в головных уборах стоят у окна и стреляют в сторону дувалов, за которыми укрылся Георгий. Третий Бородач короткими перебежками пересекает  разделяющее с Георгием пространство, чтобы зайти в тыл.

Нат. Глиняный дувал – день

Георгий Азнаурян перезаряжает автомат. Отбросив в сторону пустую обойму, Георгий оглядывается и смотрит прямо в камеру.

Георгий

Толя, а ты все такой же осторожный и подозрительный?

Он не видит, что с тыла к нему ползет третий бородач…

Нат. Лес – день

Анатолий открывает глаза.

Анатолий

Скоро  все закончится, Георгий…

Нат. Окрестности азиатского города – день

Бородач стреляет длинной автоматной очередью в спину Георгия. И на его спине пузырятся кровавые фонтанчики.

Нат. Лес – день

 

Анатолий плачет. К нему подбегает Валдай. Ласкается. Анатолий встает, вытирает слезы.

Анатолий

Прощай, Георгий…

  Пес прыгает вокруг него, а затем встает и кладет лапы ему на плечи. И участливо смотрит в глаза Анатолию.

Инт. Квартира Анатолия – вечер

 

Анатолий входит в квартиру.Слышен плач Натальи.

Анатолий

Погоди, Валдай…

Анатолий открывает дверь в спальню.

Инт.Спальня – вечер

 

Наталья с накрученными бигудями лежит ничком на кровати. Видны ее трясущиеся от плача плечи.

Анатолий

Что случилось?

Наталья резво поднимается с кровати, упирает руки в бока.

Наталья

Белка убежала!

Клетка, стоящая на тумбе с открытыми дверками, пуста, внутри неподвижно замерло беличье колесо.

Анатолий

А я тебе говорил, ей не нравилось жить здесь.

Жена Наташа

Это из-за тебя!Из-за твоей собаки она убежала! Развел тут собак! А она их боится, она их ненавидит…

Анатолий

Да не боюсь я Валдая!

Жена Наташа

Да при чем тут ты! Я о  белке говорю!

Но Анатолий уже не слышит ее. А только смотрит на жену, чей рот продолжает что-то изрыгать из себя, а лицо превращается в красную, с выпяченными глазами рожу…

Анатолий

Смирись, Наташа! Белка уже никогда не вернется назад. А мы с Валдаем пошли гулять!

Анатолий выходит из спальни.

Нат. Лес — День

По верхним пролетам березового леса спешит рыженькая, еще не успевшая выкунеть молодая белка. Она легко бежит, следуя извивами оцепеневших старых сучьев и гибкими висячими мостиками молодых веток, невинное прикосновение которых друг к дружке было исполнено нежности, любопытства и прелести детской игры.

Белке весело вторгаться в тишину замерших березовых толп, что

изумленно взирают друг на друга блестящими глазами округлых почек…Вызывать среди деревьев смятение своими ловкими, цепкими прыжками и, перелетая с ветки на ветку, оставлять позади себя пространную дорожку возмущенного испуга (успокоение ветвей наступало не сразу)! Радуясь своему легкому бегу, невесомому перелету со ствола на ствол, белка постепенно приближалась к той окраине березового леска, куда влекла правящая зверьком роковая воля.Внезапно сильный сухой треск раздается где-то внизу, чуть левее и сзадивоздушной беличьей тропы, и в тот же миг что-то белоснежное, продолговатое мелькнуло на ковровой стлани листвы и унеслось в сторону, но тотчас вернулось, закружилось под изумленной белкою — и вверх гулко ударил собачий лай. Отрывистые звуки этого лая возносились к ней частым набатным грохотом и взрывались в ее испуганно встопорщенных ушах, увенчанных кисточками.Свесившись с ветки, султаном вздыбив хвост, белка испуганно взирает нарьяного громадного зверя, белое чудовище, которое мечется внизу поддеревом, обегает ствол по кругу, не сводя лютеющих безмерной угрозой,огненных глаз с нее. И белка совершенно потерялась, сжалась в комочек пред этой непостижимой яростью, зеленым огнем полыхающей в раскосых глазах чудовища. Поэтому она не услышала, как приблизился человек, — и внезапно увидела его внизу, под деревом. Собака отбежала по другую сторону ствола, и человек, подобно ей, поднял голову, уставясь темными глазами вверх.

Нат.Лесная поляна  — день

Валдай остервенело лает.  Белка и Анатолий смотрят друг на друга. Анатолий протягивает руку, берется за ствол березки, начинает трясти ее. Все сильнее и сильнее.

Покачнувшись, белка крепче впивается коготками в тонкий сук, на котором сидит, вершинка деревца шатается, словно в бурю, вмиг окутавшись желтой стайкой сорванных листьев.

Внизу мечется белый зверь с розовой, пылкой, дымящейся пастью. Анатолий внимательно глядит на белку. Затрещали две сороки.

Сорочьи голоса

Будет убийство! Убийство!

Подлетает ворона. Усаживается на рядом стоящее дерево.

Вороний голос

Кр-ровь! Кр-ровь!

И белка, услышав ее хриплый безжалостный голос, в тоске безнадежности, с недоуменным отчаянием в сердце прыгает к соседнему дереву, но не дотягивается до него – и падает прямо в пасть белому чудовищу, чьи клыки, словно павшие с неба белые молнии, впиваются в тело белки.

Белка выставляет навстречу этим молниям свои маленькие зубы, — пес отскакивает с жалобным визгом, но белка, перекушенная зубами собаки, оказывается обездвижена в нижней части тела. Волоча ненужный уже, но неотторжимый кровавый мешочек, бывший когда-то ее телом, белка ползет к дереву и медленно, очень медленно начинает лезть вверх по стволу, подтягиваясь передними малопослушными лапами.

Мир тускнеет в его глазах и постепенно теряет лазурную лучистость неба. Зверек останавливается и лишь цепляется коготками за шершавый ствол. Поворачивает голову.

И только тут видит Анатолия- тот стоит совсем рядом. И вновь они встречаются взглядами – человек и белка.

Голос сорок

Убийство! Они убили его, убили!

Голос вороны

Кровь! Ха-ха-ха!

Голос сорок

Сейчас, вот сейчас!

Голос вороны

Скорей, каналья!

Анатолий поднимает сухую палку с земли. Делает замах… И…

ЗТМ.

Голос Анатолия

Вот и все! Я убил белку и  стал человеком!

Из ЗТМ.

Флешбек.

Нат. Осенний лес –  день

На голубом небе – редкие облака, за которые то и дело заходит и вновь появляется солнце, находящееся в зените. Слышно чириканье птичек. С крон осеннего леса падают, кружась, пожухлые листья, которые устилают остывающую землю разноцветным ковром.

Под одним из деревьев лежит изможденная мертвая женщина лет 27. В стиснутых зубах у нее зажата гоpстка кореньев. Рядом с нею – полугодовалый ребенок, завернутый в шерстяную тряпку.Он открывает свои глазенки.

По стволу дерева спускается рыжая белка с пушистым хвостом. Она перебегает на пpостеpтyю над ребенком веткy и замирает, внимательно pазглядывая ребенка.В глазах ребегка показывается отражение белки. Это длится несколько мгновений. Ребенок улыбается, выпрастывает ручонку из тряпки и протягивает ее по направлению к белке. Та испуганно отшатывается, подпрыгивает и карабкается по стволу вверх.

ЗТМ. Сверкает молния в полнеба, затем раздается гром!

Флешбек заканчивается.

 

Инт.Спальня – ночь

 

Анатолий вскакивает спросонья с дивана, на котором он спал. Перед ним стоят Митя Аутин, Кеша Лупетин, Георгий Азнаурян. Анатолий встает.

Анатолий

Ребята, вы?..

Митя Акутин

Толя, что ты наделал?!

Анатолий

Я…Я хотел стать просто человеком…

Кеша Лупетин

Толя, убив живое существо – невозможно стать человеком. Я же тебе рассказывал… Что было со мной…

Георгий

Белка объединяла нас всех… Убив ее, ты убил и нас…

Анатолий

Но… Что же теперь делать? Ведь теперь ничего не исправишь…

Митя Акутин

Я – попытаюсь…

Митя поднимает руку, оттопыривает палец и начинает водить им по воздуху. И появляются… Опушка в лесу…

Нат. Опушка леса – утро

Анатолий, Митя, Кеша и Георгий возникают на опушке леса. Они  смотрят друг на друга. Радостно обнимаются. Затем расходятся, встают полукругом на колени и…

  Между ними возникает белочка. Рыжая, с пушистым хвостом. Ребята с улыбками смотрят на нее. Она – на них.

Анатолий, Митя, Кеша, Георгий

Здравствуй, белка! Мы отпускаем тебя!

Белка подпрыгивает и мчится по зеленой траве. Подскакивает к дереву, взбирается по стволу, оглядывается на друзей и, взмахнув на прощанье хвостом, исчезает среди зеленых ветвей.

Анатолий, Митя, Кеша, Георгий встают, обнимают друг друга за плечи и начинают радостно прыгать.

Стоп – кадр

Конец фильма  

Начало здесь: http://koryo-saram.ru/yurij-hvan-trete-izmerenie-po-motivam-romana-skazki-anatoliya-kima-belka-nachalo/

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.