150 лет проживания корейцев в России

Доклад прочитан на Международной конференции, посвященной 150-летию проживания корейцев в России. Сеул 10.09.2014 г.

Профессор Бугай Н. Ф. с коллегами на Международной конференции, посвященной 150-летию проживания корейцев в России. Сеул 10.09.2014 г. Слева направо: профессор Пан Бен Рюль, профессор Бугай Н. Ф., профессор Ким Бо Хи, доцент Сон Жанна Григорьевна

Профессор Бугай Н. Ф. с коллегами на Международной конференции, посвященной 150-летию проживания корейцев в России. Сеул 10.09.2014 г. Слева направо: профессор Пан Бен Рюль, профессор Бугай Н. Ф., профессор Ким Бо Хи, доцент Сон Жанна Григорьевна

Бугай Н.Ф.
(д.и.н., профессор, в.н.с. ИРИ РАН Российская Федерация)

Уважаемые дамы и господа! Дорогие друзья! Коллеги!

Очень ответственно представлять на нашем общем празднике Институт российской истории РАН. По случаю 150—летия добровольного переселения корейцев в Россию я передаю Вам самый добрые пожелания дирекции, коллектива ученых академического института, и прежде всего пожелания Вам дальнейших успехов.

Ответственно выступать и в высшем органе государственной власти Корейской Республики, который, несомненно, внес заметный вклад в расширение контактов с Российской Федерации еще в 1990—е годы. Он продолжает решение этой благородной и стратегической задачи в условиях современности. Особую ценность представляют взаимные визиты руководителей государств, парламентариев и дипломатов РК и РФ. В моей памяти содержательными были визиты депутатов Национального Собрания Ким Док Рена, Пак Се Хвана (2002 г.), профессора Лим Чен Вана, дипломата и посла профессора Ли Ин Хо, дипломата Чон Тэ Ик и многих других. Дипломаты Республики Корея содействовали в подготовке постановления Верхового Совета РФ «О реабилитации российских корейцев» от 1апреля 1993 г. (Nq 4721 — 1) и других нормативно—правовых актов.

Конечно, столь важное историческое событие – 150 лет добровольного переселения корейцев в Россию не может не радовать ученых, жителей наших государств. Мы можем с уверенностью заметить, что это наш общий праздник. Он позволяет еще раз обратиться к столь интересной проблемам истории корейцев, проживающих на территории Корейского полуострова, в государствах СНГ, подвести итоги уже проделанному, наметить новые направления.

Занимаясь изучением проблемы российских корейцев, установления и развития контактов между Республикой Корея и Россией, меня всегда интересовал один вопрос – почему проявляется особое стремление корейцев к другим народам, почему у корейцев присутствует столь трепетное отношение к России, странам СНГ, что же нас объединяет, делает более понятными друг другу.

150 лет – немалый временной период. Река времени накопила богатый опыт сотрудничества во многих сферах экономики и культуры, взаимодействия, решения сложных социальных проблем, вопросов в условиях и усиления контактов, и их ослабления.

Разумеется, в сообщении не ставится цель рисовать все в розовых красках, на этом пути было немало и негативных моментов, недосказанности и др. И в России были и есть свои и «атлантисты», и «западники». Однако в целом эволюционный процесс наполнен богатым, в основном позитивным содержанием, мощным духовным потенциалом.

Прошло более двух десятков лет с момента установления отношений между Россией и Республикой Корея и следует отметить о заметном сдвиге в этих отношениях, их укреплении, развитии, наполнении новым содержанием.

Вопрос о переселении корейцев в Россию во второй половине XIX в. с научной точки зрения становился объектом внимания в российской литературе ещё в связи с 50—летием этого исторического события. Он не вызывал особых противоречий. Дискуссия заметно усилилась в связи со 140—летием добровольного переселения корейцев. Обсуждался исходный период этого события. Ученые разделились на две группы, те, кто отстаивал точку отсчета 1863 год, и те, кто считал официальным началом процесса 1864 год. Институт российской истории РАН изложил для государственных органов свое мнение по этому вопросу, аргументировал юридическую сторону его применительно к 1864 году.

В статье профессора Юн Сан Вона, появившуюся в 2014 г., эта точка зрения получила своеобразную верификацию. Представляет особую ценность это обращение автора к свидетельствам самих корейцев. По этому поводу автор констатировал- «Однако местные корейцы Приморья считают 1864 год началом собственного переселения, и в основе этого называют факт «пересечения реки в год Капчжа». Такое историческое восприятие укоренилось, и постепенно было закреплено официальной точкой отсчета переселения корейцев в Россию. Одним словом, не в год Кемё (1863), не в год Ыльчу (1865), а именно в год Капчжа (исчисление до Григорианского календаря, введенного папой Григорием XIII в 1582 году).

В последующем корейцы, находясь на территории России, испытали все те трансформации, которые претерпевало советское сообщество (революции, Гражданская война, партизанское движение, НЭП, социалистические преобразования (о чем интересно написал профессор Хо Ун Хо). Тем не менее от 14 чел. корейское население на территории стран СНГ возросло до 550 тыс. человек. Оно обустраивало свою ж изнь в содружестве с другими народам и Союза ССР, и России, Уже в период революций на территории России насчитывалось более 100 тыс. корейцев.

Стремление дать ответ на вопрос, что же лежало в основе, конечно, это было не только тяжелое экономическое положение. Здесь был комплекс причин, которые уже обстоятельно изложены учеными в исторической литературе.

В эволюции советского государства корейцам пришлось пережить многие житейские ситуации, в первую очередь фактор принудительного переселения, применения которого с человеческих позиций трудно объяснить. В основе формирования жизненных позиций советских корейцев лежали такие факторы как самосознание и связанное с этим отношение к новой стране, проявление установок патриотизма, чему, несомненно, содействовало и местное население. Однозначно, наблюдался процесс встречи трех цивилизаций, трех культур – русской, украинской и корейской. Это не могло не подогревать интерес друг к другу. «Земля российского Приморья становилась ареной духовного сближения, если не сказать межцивилизованного синтеза россиян и корейцев», – писал об этом периоде истории двух народов профессор В.Ф. Ли[1]).

Корейцы привнесли в общество и организующие начала общественного движения, труда, обучения детей, что было признано в ту пору (1920—е годы) и вождем революции В.И. Лениным.

Изучение процессов взаимодействия разных сторон в ходе общения этнических общностей позволяет сделать вывод, насколько сложными оказались не факторы адаптации и интеграции корейцев в новой среде, а такие факторы нашего житейского бытия как пространство и время. Они были связаны и с преодолением самосознания, и расширением ареала проживания от региона Дальнего Востока до меридиана «Волга», а в последующем и на территории всего Союза ССР.

И что поражает в этих сложных условиях бытия для корейцев (советских) был свойственен патриотизм, проявляемый применительно к новой Родине, русскому миру. Мир корейцев под влиянием этих процессов также приобретал многосторонний характер. Он позволяет сделать вывод о формировании некоторых составных частей менталитета советских корейцев, их самосознания и национального сознания, их духовного мира и творческого потенциала, степени «вживания» общности в новый русский мир отношений, взаимодействия с местными народами.

Осознание корейцами новой Родины, русского мира – это своеобразный социальный фактор развития общности в эволюционном процессе советского и российского государства. Не случайно, когда говорят, если объединяются ручейки – получается река, если объединяются люди – получается Сила,

В последнее время в исторической науке все более завоевывает авторитет новое междисциплинарное направление – имагология (имажинология), которое занимается изучением взаимовосприятия народов, социумов, культур (также в экстремальных условиях военного времени). Для исторической науки это направление сравнительно новое, в рамках которого в разных странах разрабатывается несколько «избранных» сюжетов. Так, в Германии с 1982 г. работает исследовательская группа – «Вуппертальский проект по изучению представлений немцев и русских друг о друге», выпускающая многотомное научное издание «Западно—восточные отражения» (в двух сериях – «Русские и Россия глазами немцев» и «Немцы и Германия глазами русских»),

В Институте российской истории РАН с 1994 г. проводится ежегодный «круглый стол» под названием «Россия и мир: из истории взаимовосприятия», материалы которого регулярно публикуются.

Возникло предложение. В связи с тем, что в истории корейцев стран СНГ остается еще множество неисследованных аспектов, обратиться к такой проблеме применительно корейцев (сравнительный анализ), и создать совместный труд в рамках нового направления исторической науки – имажинологии.

В продолжение заявленного доклада в этом плане хотелось бы обратиться к такому аспекту проблемы как патриотизм – неотъемлемая составляющая менталитета российских корейцев, позволяющей судить о многих сторонах корейского сообщества на территории СССР – России. Надо всегда помнить, что патриотизм в целом характеризует духовный и нравственный климат общества. Корейское сообщество России не является в этом плане исключением.

Опираясь на разработки ученых обществоведов, можно выделить и основные черты, характеризующие современный российский патриотизм: неповторимость исторического развития страны; судьба русского народа, культуры других народов, образ жизни; национальный менталитет, богатство этнических общностей; необъятность те рритории[2].

Почему на территории России корейская общность среди других этнических общностей отличается высоким уровнем патриотизма, в первую очередь по отношению к той стране, которую корейцы добровольно избрали для своей жизни еще в гретьей четверти XIX века.

Во всех протекавших событиях, и особенно на Дальнем Востоке, корейцы играли не последнюю роль[3]). Проявили они себя с положительной стороны также в других регионах России, а затем и Советского Союза. Уже начиная с 1917 г. корейцы занимали важное место, и не только на Дальнем Востоке, в развитии национального корейского движения, во взаимодействии с другими этническими общностями, в общественно—политической работе[4]).

Лично полагаю, что исторические корни патриотического движения корейской и русской средах исходят из той, далекой, бесконечно длившейся борьбы за свободу, равноправие, независимость, более сносные условия жизни, за клочок земли.

Примечательно то, что этим проникнуты и многие художественные произведения, театральные постановки, построенные на событиях прошлого, которые в значительной мере помогают зрителю ощутить дух формировавшихся веками отношений между народами. Историческим событиям своей страны, духовным связями с другими государствами в Корее придается особое значение.

Еще в начале октября 2003 г. в Москве посольством Республики Корея (Посол Чон Тэ Ик) было организовано выступление одного из ведущих театральных коллективов Республики Корея – «Современный театр». Требовательному и благодарному российскому зрителю был представлен на суд мюзикл на тему «Пхальман тэчжангён ». На мой взгляд, это яркое свидетельство проявлений патриотизма народов в их борьбе за светлое будущее.

Сюжет мюзикла «Река вечной любви» по своему содержанию впечатляет. Он построен на исторических событиях XIII века. Эти события связаны с созданием корейцами более 81 тыс. ксилографических форм—клише с текстом буддийских священных писаний. Они были предназначены в дар Будде, чтобы он защитил королевство Корё, и помог спасти страну от порабощения в тяжелые годы войны.

В связи с этим событиям прошлого была дана емкая, всесторонняя и корректная оценка дипломата – посла Республики Корея в Российской Федерации Чон Тэ Ика. В этом трудном и сложном труде монахов он увидел проявление патриотизма по отношению к своей Родине—Корее, оказавшейся в сложных условиях порабощения с о стороны татаромонголов. По этому поводу Чон Тэ Ик констатировал – «В процессе этой борьбы корейский народ познал мудрость и ценность национального единения.

Особенно интересно то, что Чон Тэ Ик приравнивает подобное событие к аналогичному в России. Это он относит ко времени, когда Великий русский художник Рублев, выражал дух сопротивления монгольским завоевателям в иконах. Корейский народ передал и воплотил это чувство в ксилографических досках с выгравированным на них текстами сур, число которых составляет более 80 тысяч»[5]).

Одним словом, обращение к истории прошлого позволяет сделать позитивные в ыводы об идентичности помыслов и действий в то далекое время народов Корейско го полуострова и Русского государства. Их объединяла борьба с врагами государств а. Это мы должны понимать, и помнить. Посол Чон Тэ Ик в связи с этим напомин ал, что в России говорят- «История наказывает тех, кто ее не помнит»[6].

Переходя в другой период отношений народов России и Кореи, заметим, что, к корейцам по-разному относилось местное начальство. Неодинаковой была и позиция к ним казачьих атаманов, сменявшихся губернаторов края. Например, наказной а таман Приамурского казачьего войска П.Ф. Унтенбергер (18 ноября 1905 г. – б декабря 1910 г.) в своих делах не всегда был последовательным. Это в полной мере относится и к его оценкам применительно корейцев Дальнего Востока, хотя они уже находились около 20 лет на территории Российского государства[7]. По мнению атамана, корейцы выполняли «неблаговидную роль» в треу гольнике- Россия – Япония – Корея.

В 1903 г. численность корейцев уже составила 32 410 человек. Первые исторические документы свидетельствуют и о стремлении познания друг другом – местного населения и корейцев, прибывавших на Дальний Восток. Уровень доверия корейцам был высоким, о чем свидетельствуют и многие исторические факты.

Например, не подлежали призыву на воинскую службу жители отдаленных мест (Камчатка, Сахалин, некоторые районы Якутской области, и др.). И эта почетная миссия доверялась только корейцам и бухтарминцам. Несомненно, такое положение содействовало и формированию основ для проявлений патриотизма.

Как известно, корейцы приверженцы буддистской и православной веры. Например, насколько серьезно корейцами было воспринято православие, косвенно можно с удить по тому факту, о котором сообщалось в Забайкальских епархиальных ведомоетях (1914, Nq 20): 30 прихожан—корейцев Читинской Миссионерской церкви обратились к архимандриту Ефрему с выражением желания пойти на войну добровольцами.

Кстати, в связи со 100—летием начала первой мировой войны (1914 г.) этот факт заслуживает того, чтобы его упомянуть. Отец Ефрем благословил корейцев и посоветовал обратиться к военному губернатору. То было действительно проявлением наивысшего патриотизма, гражданского долга, готовности отдать свои жизни за Отечество. При этом это проявление носило массовый характер.

Отслужив молебен, отец Архимандрит произнес слово, в котором заметил “Корейцы, приняв православие, идут теперь в ряды русских защитников России этим доказывают, что они возлюбили ее, вторую родину, за которую готовы положить жизнь»[8]). Не случайно то, что отец Архимандрит придаёт особую роль человеческом у фактору, главным образом патриотизму личности, храбрости, выдержанности человека и логичному построению его мысли, сопряженной прежде всего с приверженностью новой родине.

Очевидно, не случаен и тот факт, что царское правительство откликнулось положительно на предложение отметить историческую дату – 50—летие переселения корейцев в Россию 21 сентября 1914 года. Однако по известной причине не увенчалось успехом, безусловно, это было связанно с началом войны, столетие которой исполняется в 2014 году[9]).

Корейская этническая общность активно выступила совместно с представителями других народов России в рядах защитников лозунгов, провозглашенных пролетарской революцией. Корейцы, проявляя в ней кровную заинтересованность. Революционная эпоха заметно расширяла пространство для проявления патриотизма среди корейцев.

«Китайцы и корейцы, – читаем в отчете Приморской партийной организации, представленном в ЦК РКП(б) и Совнарком РСФСР в январе 1920 г., – принимали активное участие в партизанском движении в течение 1919 года. Первые главным образом в Никольск—Уссурийском уезде, вторые – в Ольгинском. Помимо непосредственного участия в движении, китайцы и корейцы оказывали большую помощь своими фанзами, разбросанными повсюду, а также едой и табаком»[10]). По приблизительн ым данным, в партизанских отрядах Приморья сражались около 10 тыс. партизан.

Земельный вопрос оказался самым сложным в решении многих социальных проблем утверждавшейся власти. Настроение в крестьянской среде характеризовалось |больше как упадническое. И не случайно усугублялась ситуация и обострившимися отношениями между русским кулачеством региона и корейским населением по причине права владения землей и иными политическим соображениями. Поэтому в «Обзоре политэкономического состояния Союза ССР» в 1924 г., в разделе «Настроение и быт деревни» констатировалось – «В Приморье продолжает отмечаться содействие кулачества бандитам, русское кулачество всячески притесняет корейцев, которых называет комсомольцами и коммунистами»[11]

Однако эта оценка отрывает и другую сторону жизни корейского сообщества в Приморье. Корейцы были адекватными к изменениям в обществе, они воспринимали новые лозунги партии и воплощали их в практику. Многие из молодых корейцев стали активными членами комсомольских ячеек, причем не только в Приморье, но и в других регионах Дальнего Востока (Сахалин и др.).

Огромным тормозом для занятия хозяйством выступал и бандитизм. На территории Дальнего Востока произвольно и свободно действовали как местные, так и зарубежные, банды, в частности, на Амуре, в Приморье и в Бурят-Монгольской республике. Здесь насчитывалось 33 банды в составе 530 человек, сообщал заместитель председателя ОГПУ Генрих Ягода в информации «О борьбе с бандитизмом на территории Союза ССР в середине 1920—х годов[12]).

Однозначно, корейцы тяготели к советской власти. В плане советского строительства, несомненно, корейцы демонстрировали свою организованность. Идея формирования национальных советов будет воплощена в реальность несколько позднее, только во второй половине 1920 —х годов, когда национальные советы будут созданы на всей территории Союза ССР и просуществуют до 1933 года.

История свидетельствует о том, что Россия оставалась всегда многонациональной страной, справляясь с бедами и кризисами, так как сила и мощь ее основываются во все времена на межэтническом согласии. И это ярко было подтверждено победой в Великой Отечественной войне 1941 ~ 1945 гг. единством советского народа. Дружба народов – важный фактор этой Великой Победы. Перед опасностью потери государственности все противоречия, в том числе и в сфере межэтнических отношений, отступали.

Война вызвала к жизни весь арсенал силовых методов управления. Несмотря на эти действия, немцам не удалось дестабилизировать советский режим, в том числе и путем использования имевших место межэтнических противоречий и социального недовольства населения.

Патриотизм, самопожертвование, антифашизм – составляющие государственной политики Союза ССР в этих сложных условиях сыграли свою роль. Они содействовали объединению и сплочению советского общества на защиту своего государства. Имели большой вес в формировании самосознания и национального сознания русские национальные и патриотические ценности, о которых И.В. Сталин напомнил в речи, прозвучавшей по радио 3 июля 1941 года.

В данном случае особенно проявлялись личность и ее служение Отечеству. Александр Мин добровольцем ушел на фронт из г. Аральск Кзыл—Ординской области. За освобождение города Минска капитан Мин был награжден орденом Александра Невского. Мин Александр погиб героически 9 июля 1944 года. За образцовое выполнение боевых заданий командования в борьбе с немецкими захватчиками, проявленные при этом отвагу и героизм Указом Президиума Верховного Совета Союза ССР от 24 марта 1945 г. А.П. Мину было присвоено высокое звание Героя Советского Союза (посмертно)[13]). Несомненно, это патриотизм высшего свойства. Он напрямую связан с судьбой родины, с решением вопроса быть или не быть.

Рядом с мужчинами корейцами сражались на фронтах также и российские кореянки. Фактор мужественности свойственен и для российских кореянок. На фронте проявляли себя не только медицинские сестры, творческие работники. К сожалению, вопрос о гендерной роли и социальной эволюции в войне остается пока в рамках дискуссий.

Патриотизм граждан Союза ССР являлся альтернативой имевшим место проявлениям таких негативных факторов в обществе как шовинизм, национал—сепаратизм, местничество, корыстолюбие. В годы войны проявляли истинный патриотизм представители многих народов России. Только это позволило 13 700 представителям воинов всех народов страны стать Героями Советского Союза. Это свидетельство и особой живучести вековых традиций народов, включая советских корейцев, способности их сражений с врагами Отечества. Патриотизм становился составляющей идеологии государства.

Советские корейцы проводили большую работу в тылу. Они и здесь оставались патриотами. Труд корейцев применялся на многих стройках, промышленных предприятиях. Численность корейцев в трудармии возрастала, превысив 14 тыс. человек. Самоотверженный труд корейцев достоин уважения.

Корейцы известны и как умелые организаторы аграрного производства. И они это доказали, будучи в Казахстане и республиках Средней Азии, проявляя повседневно трудовой патриотизм.

О высокой самоотдаче корейцев, свидетельствует тот факт, что в Союзе ССР советские корейцы занимали первое место по количеству Героев Социалистического Труда на 1000 человек (звания «Герой Социалистического Труда СССР» удостоены 209 корейцев, всего звания героев были удостоены 226 корейцев). Эти награды – яркое подтверждение отношения корейцев к труду, к исполнению своего гражданского долга перед Родиной, проявления патриотизма.

Проявляли свой трудовой героизм, оставались патриотами своей страны и женщины—кореянки. Так, Ли Любовь (1924 – 1994) была Героем Социалистического Труда, депутатом Верховного Совета СССР (1962 – 1970 гг.). Хан Александра Степановна – удостоена звания Герой Социалистического Труда. Легендарная женщина, рыбачка, руководитель бригады прибрежного рыболовства.

Корейцы пережили также и трансформации развития российского сообщества в 1990—е годы. Российское многонациональное сообщество испытало на себе определенную депатриотизацию. Страна испытывала духовный кризис. В результате сотрясении основ патриотизма, имевших место трансформаций разных сторон жизни советских людей, российский патриотизм приобрел такие черты как неустойчивость, неопределенность и даже противоречивость.

Возрождение истинного патриотизма населения великой многонациональной России, в том числе и российских корейцев, высший гражданский долг каждого из нас. И, несомненно, в этом повышается роль общественных объединений России, включая и Общероссийское объединение корейцев, и местные институты гражданского общества.

Корейцы остаются истинными патриотами и в современных условиях развития российской государственности. Прославили себя Герои России – корейцы – генерал —майор Эм Юрий Павлович, летчик—испытатель России Олег Григорьевич Цой. генерал—майор Владимир Цай.

Патриотизм российских корейцев раскрывается в их повседневности, ратном труде на благо своей Отчизны. Одни пример бескорыстного служения Родине представителя сложившейся династии инженеров из корейцев – семьи Валерия Михайловича Пак. С 1969 г., около 45 лет трудится Пак Валерий на одном предприятии НИИ «Полюс» им. М.Ф. Стельмаха, пройдя путь от инженера и до заместителя директора предприятия[14].

Выводы. Общеизвестно, что истинный патриотизм – один из высших оплотов национального духа, который нельзя разрушить полностью. Главным остается повышение внимания воспитанию истинных патриотов Родины в дошкольных учреждениях, школе и вузах! повышение роли институтов гражданскою общества, в том числе и корейских.

Выступая по вопросу о том, какими были российский капитализм и люди его олицетворявшие, профессор Ю.А. Петров (Институт российской истории РАН) подметил в менталитете российских людей того времени привлекательную черту. «Они хотели жить и работать, чтобы и их дети также жили и работали в России и на благо России»[15]. Эта формула характерна и для современности.

Российские корейцы – фермеры, руководители предприятий, заслуженные военачальники. Они возглавляют кафедры высших учебных заведений, трудятся в медицине, образовании. Многие из корейцев прославляют Россию своими успехами в спорте, занимаются воспитанием подрастающих поколений.

Корейцы глубоко впитали русскую культуру, ее духовные ценности, а русский язык стал для значительной их части родным языком. За период совместного проживания с русским и другими народами России у корейцев сформировался свой культурный код, сочетающий в себе элементы культур народов Востока и Запада. Единый культурный (цивилизационный) код характеризуется особым стремлением к правде и справедливости, уважением самобытных традиций проживающих на территории России народов, способностью интегрировать их лучшие достижения в единую русскую культуру. Эти черты присущи всем россиянам, в том числе и российским корейцам.

150—летиний опыт проживания с другими народами на российском пространстве наполняется новым содержанием сотрудничества. Он имеет возможности для обогащения самобытных культур, усиления духовного потенциала России, укрепления связей с народами Корейского полуострова и других континентов мирового сообщества.

Камсахамнида!

—————————————————————————————————————————————–

[1]   Ли В.Ф. Они боролись за независимость Кореи // Российские корейцы в борьбе за независимость Кореи. Посвящается 140-летию добровольного переселения корейцев в Россию, М., 2004. С. 13.

[2]   См.: подроби.: Лутовинов В. Российский патриотизм ~ важнейшая составляющая национальной идеи. // Мое Отчество. М., 1997. № 2. С. 80.

[3] См.: Крупник И. Национальный вопрос в СССР: поиски объяснений. «Век». (Рига).1990, Nu 33; Нацуко Ока. Корейцы в современном Казахстане: стратегия выживания в роли этнического меньшинства // Диаспоры. 2001, Na 2 – 3; Бугай   Н.Ф. «Третья Корея»: новая миссия и проблемы глобализации. М., 2005; Ли В.Ф. Культурно-национальная автономия и возрождение корейской диаспоры в России // Диаспоры национальных меньшинств в Китае и России. Сеул, 2000;          Сим  Л.М. Культура корейцев юга России // Культурная жизнь юга России. Краснодар, 2006. Na 4 и др.

[4] Сим Хон Енг. К истории корейских общественных организаций в России в первой четверти XX века // Отечественная история. М., 1998; Бугай Н.Ф., Сим Хон Ёнг. Общественные объединения корейцев в России: конститутивность, эволюция, признание. М., Сеул, 2004 и др.

[5] См. Пресс-релиз к мюзиклу «Река вечной любви». М., 2003. С. 7.

[6] См. Ариран. Nq 7 (13). Июль 2002.

[7] См.: Ли Хан Джун. Генерал-губернатор Приморского края. М.: Макс Пресс, 2006.

[8] Цитир. по: Бугай Н.Ф. Корейцы стран СНГ: общественно-«географнческий синтез» (начало XXI века).М., 2007. С. 30.

[9] Ли Май Ёль. Иммиграция корейцев в Российское Приморье. Её социально-историческая обусловленность. Рукопись. Из архива пастора Ли Хен Кьша; Письмо Г.М. Ли министру Российской Федерации Ю. Зорину от 15 мая 2003 г. См. также: Юн Санвон. Торжества по случаю 50-летия переселения корейцев в Россию // [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://www.arirang.ru/news/2014/14009.htm 10.03.2014 г. и др.

[10] Пак Б.Д. Корейцы в советской России (1917 – конец 30-х годов). Москва Иркутск С.-Петребург, 1995. С. 51.

[11] Секретно. Лубянка – Сталину о положении в стране. (1922 – 1934 гг.). М., 2001. Т. 1. Ч.2 С. 149.

[12] Секретно. Лубянка – Сталину о положении в стране. (1922 – 1934 гг.). М., 2001. Т. 2. С. 245.

[13]   См.: Международная корейская ассоциация «Единство». Единство. Ежемесячный информационный бюллетень. 2004. Май. Nq 5/47. С. 28 – 29.

[14]   Интервью с В.М. Паком: Научно-исследовательский институт «Полюс» им. М.Ф. Стельмаха. 50 лет. М., 2012

[15] 15) Петров Ю.А. Моральный кодекс русского капитализма // Литературная газета. 11- 17 сентября 2003. № 36 (6429). С. 3.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »