Акишева Зарина. Лук,чеснок и красный перец получается кореец

Зарина Акишева. 2014 г.

Зарина Акишева. 2014 г.

Han: Новогоднее настроение))) Читайте о нас, о корё сарам)))

Когда-то давно, больше 20 лет назад вернувшись из стольного града Москвы после окончания Иняза, я начала работать в КазГУ преподавателем английского языка. Обладая определенной долей московского снобизма, я весьма критически относилась к своим коллегам (совершенно, впрочем, без оснований) и регулярно томилась от дефицита интеллектуального общения и отсутствия близких мне по духу людей. Все казались мне жутко сонными, заторможенными и немало отставшими от жизни. Первые четыре месяца я строила планы возвращения в Москву и мои тамошние друзья даже разработали вполне реальную схему осуществления моей мечты. Но, как часто бывает, мало помалу я начала привыкать, а несколько замедленный ритм жизни даже стал тешить мою склонную к лени натуру. К тому же на кафедре иностранных языков, где я работала, время от времени я общалась с молодым мужчиной корейцем. Он был очень начитан, много путешествовал в том числе и за границу, знал миллион людей, был общителен, непоседлив и энергия била из него неиссякаемым ключом. Его хобби было – книги. В те времена купить хорошую книгу было чрезвычайно трудно, поэтому он был завсегдатаем магазина Букинист и книжного базара, который собирался каждое воскресенье на Абая- Гагарина. Несколько раз мы вместе ходили туда и до сих пор у меня хранится томик стихов Роберта Бернса, купленный по случаю на том базаре.

В паре кварталов от дома, где я тогда жила, находился неплохой книжный магазин и мы с моим коллегой часто вместе шли из старого здания университета (сейчас там расположена Академия Строительства и Архитектуры) – я домой, а он в книжный. И как-то раз он окончательно сразил меня, сказав, что если в магазине есть нужная ему книга, он готов ползти за ней туда на коленях. От такой высоты интеллектуально – душевного порыва у меня закружилась голова. Вот ОН! – подумала я и не ошиблась. По крайней мере в главном…

* детская дразнилка

Так начался наш роман, который продолжается и поныне. И для меня самой и для всех без исключения моих родственников и друзей самым необычным в этой истории было то, что этот молодой человек был корейцем. Дело в том, что до этого все мои знакомые молодые люди были в основном европейцами, даже среди казахов

у меня тогда было мало друзей, тем более близких. А тут кореец! Для меня было большой новостью, что в Казахстане вообще живут тысячи корейцев. С трудом я вспомнила, что в школе, где я училась, работала математичка кореянка, а ее сын учился в параллельном классе. Но в нашем классе математику преподавала другая учительница, а с сыном кореянки мы, по-моему, никогда даже парой слов не обменялись. Но теперь у меня словно глаза раскрылись и я на улицах, в магазинах, учреждениях и вообще повсюду стала замечать корейцев и кореянок. И оказалось, что их действительно много в нашем городе. Кореянки почти все были хорошо одеты и сильно накрашены, а мужчины производили впечатление людей точно знающих что им надо от этой жизни и , главное, получающих это.

После бурных дискуссий и конфликтов с родными с обеих сторон мы поженились и я стала казахской женой корейского мужа. Период взаимной притирки, приспособления и привыкания к новому образу жизни протекал в целом как и у всех обычных людей, считающих себя самодостаточными состоявшимися личностями, то есть неровно, бурно, со смехом, слезами и ненавистью, сменяемой нежной любовью. Мы были полны решимости доказать всем и вся, что мы правы в своем выборе и будем счастливы ” всем смертям назло”. Кстати, так и получилось и мы счастливы, хотя, понятное дело, жизнь продолжается и не стоит зарекаться.

Первый раз я столкнулась с фактом того, что мой муж не только любимый мужчина, а еще и кореец, на кухне арендуемой нами квартиры. Он попросил меня сварить рис на ужин. Особыми кулинарными талантами я не обдала, но уж рис-то – это точно не суфле из телятины под соусом бешамель! Хорошо, милый,- проворковала я и отправилась на кухню. Минут через сорок нехитрый ужин был на столе. Рис, на мой взгляд, достаточно разварился и был мягкий и несколько склеившийся, но явно съедобный. Мой муж подозрительно взглянул на тарелку с рисом, но отважился взять комочек риса в рот и вдруг его лицо, несмотря на видимую попытку сдержать эмоции, как-то поблекло, если не сказать больше. О! Боже! Эти корейцы, оказывается, не кладут в рис соль!!! И как они тогда едят этот рис, ведь его вкус не отличишь от ваты? Не желая усугублять обстановку, муж сказал, что ничего страшного нет и он съест мой рис, но, пожалуйста, в следующий раз не клади туда соль, милая моя. Все поняла, дорогой.

Однако, этим дело не закончилось и мой ненаглядный попросил меня переложить рис в глубокую миску и налить туда холодной воды из- под крана. Я приняла было это за издевку, но муж стал активно набирать из миски рис вместе с холодной водой и отправлять ЭТО в рот. Мне было объяснено, что корейцы едят рис именно так. Какие дикари! -подумала я, но виду, на всякий случай, не подала.

До замужества корейскую кухню я знала только по салатам из морковки и редьки, которые мама покупала на базаре и которые мне страшно нравились несмотря на специфический запах последнего. Я как-то раз еще в студенческие годы даже повезла эти салаты в Москву на пробу друзьям и подружкам из общежития. По неопытности я положила салаты в свой портфель, который внесла в салон самолета. Когда в полете мне понадобился носовой платок и я открыла портфель, чтобы его достать, запах салата из редьки почти лишил меня сознания, а мужчина, сидевший рядом и пытавшийся оказывать мне знаки внимания, не только резко ко мне ” охладел”, но и стал нервно оглядываться в поисках места куда бы пересесть. Едва живая от ” газовой атаки” и стыда я долетела до Москвы. Впрочем, в общежитии за накрытым столом, видя своих друзей, с удовольствием закусывающих корейскими салатами, ужасы забылись и эту историю я рассказывала уже со смехом.

Еще одним сюрпризом из сферы корейской кухни был для меня тяй. В доме свекрови мне предложили перекусить. Свежие овощи, салаты, рис, жареная рыба – все знакомо, но вот на столе рядом с блюдом со свежими огурцами и редиской стоит розетка с чем-то напоминающим по виду, цвету и даже запаху … В общем есть что-то расхотелось.

Сейчас все эти эмоции я вспоминаю с юмором и даже более того, я понимаю, что дикаркой была я – бытовые проявления иной культуры я воспринимала как нечто странное, неправильное и порой неприятное. Прошло немного времени и теперь когда в доме кончается тяй , это для меня более серьезно, чем отсутствие мяса в холодильнике.

Процесс моей “аккультуризации” был многотруден. Когда я впервые очутилась в компании, где преобладали ” лица корейской национальности”, я с ужасом обнаружила, что мне трудно различать лица и даже чтобы найти глазами мужа в толпе мне требуется значительное время. Чтобы научиться различать лица родственников среди других корейцев мне понадобилось несколько лет. Я имею в виду, конечно, не прямых родственников и к тому же они все живут в Уштобе и поэтому виделись мы не так часто. Но когда на день рождения моей свекрови или по другим важным праздникам съезжались наши родственники, мое состояние граничило с паническим. Я знала, что ко мне все еще присматриваются и хотела оказаться соответствующей ожиданиям. Уже за два квартала до дома свекрови я начинала тепло и радостно здороваться со всеми корейцами, которые мне попадались на пути – а вдруг родственник! Во дворе дома, где обычно стояла самая большая толпа корейцев, я совсем терялась и, поздоровавшись в целом со всеми и ни с кем отдельно, старалась быстрее попасть домой. А дом был полон суеты, беготни, острых запахов, незнакомых людей (хотя со многими я уже встречалась, но запомнить лица не могла). Все носили взад вперед тарелочки и блюдечки с закусками и салатами, кто-то резал кукую-то липкую белую массу и посыпал ее коричневой пудрой. Мне дали кусочек на пробу. Это нечто прочно приклеилось к небу и возможности прожевать его не было и в помине. Со слезами на глазах я проглотила кусок, не жуя, и сказала, что это обалденно вкусно. Белые лепешки с красными точками посередине, что-то похожее на хворост, но прозрачное и посыпанное мелкими зернами кунжута, десятки салатов всевозможных расцветок, суп с квадратными кусочками чего-то белого. Все выглядело так экзотично и вкусно, запахи дразнили, а яркие цвета блюд притягивали взор. Удивило, что все закуски подаются в маленьких тарелочках и блюдцах и ими уставляется весь стол. Есть нужно прямо из этих общих тарелочек, а не накладывать в свою. За стол мы сами ( дочери, сыновья, снохи) никогда не садились – народу всегда было так много, что мест не хватало, да и мать хотела, чтобы мы все время бегали, что-то подносили, уносили, подкладывали. Это наглядно демонстрировало какие хорошие и трудолюбивые у нее дети и снохи. Мне это было очень непривычно после размеренного уклада в моей семье, где у мамы был раз и навсегда заведенный ритуал с крахмальными скатертями, четким порядком подачи блюд и соответствующей неторопливой манерой принятия пищи.

Среди трапезы мать вдруг звала нас в комнату и заставляла произносить тосты. Она очень любила, когда приходила моя очередь. Говорить я умела длинно и красиво, тем более, что свою свекровь я действительно очень ценила и уважала. ” Умный голова!” – произносила свекровь, когда я заканчивала свой спич.

Самое интересное начиналось после еды. Все бабушки вдруг куда-то исчезали. Тетя Люба вносила в комнату огромный барабан и важно устраивалась в углу комнаты. И вот из спальни с пением выплывают бабульки в ярких шелковых национальных платьях с веерами и начинается танец и пение. Когда я увидела это в первый раз, я разве что рот не открыла от удивления. Вот это да! Дедушек на таких праздниках было немного, но их щедро одаривали вниманием, а некоторые бабульки даже кокетничали с ними напропалую. Загодя к таким случаям все бабушки шили себе новые платья из дорогих модных тканей, покупали новые туфли, а совсем старенькие – бархатные тапочки с вышивкой. От них пахло пудрой и духами ” Быть может”, некоторые румянили себе щеки. Если на празднике был фотограф, все охотно позировали. Наша мать всегда была самой нарядной и веселой, к тому же она долго выглядела намного моложе своих лет, несмотря на тяжелую, полную забот и трудов жизнь. Танцевала она тоже лучше всех и частенько возвращалась с каких-нибудь корейских ” мероприятий” с призами за лучший танец. К концу дня мы, молодые уставали и мечтали, чтобы старушки побыстрей угомонились и разошлись по домам. На прощанье каждой бабушке вручался пакет с чем-нибудь вкусненьким, иногда в доме после пира ничего не оставалось.

Масштабы корейских празднеств вообще меня несказанно поразили. Всю осень и зиму корейцы проводили в нескончаемых свадьбах, юбилеях, празднованиях годовщины ребенка и прочих праздниках. Если на таком мероприятии присутствовало менее сотни гостей, то все присутствующие обсуждали как бедно оно организовано. За праздником следовал подсчет денег, принесенных гостями в качестве подарков, и затем заключение – окупилось-не окупилось торжество и есть ли прибыль. То, что корейцы предпочитают подаркам деньги, мне показалось тоже очень странным и я как-то даже считала неприличным протягивать конверт с купюрами, а не нарядный сверток с подарком. Потом я поняла, что в принципе это весьма рационально для хозяев и удобно для гостей – не надо искать подарок. Для каждого случая была негласно установленная такса, к тому же женщины помнили кто и сколько приносил им по подобному поводу и сами давали примерно столько же. И все же я до сих пор не могу к этому привыкнуть и сама люблю получать и дарить подарки.

Общаясь со своим будущим мужем до брака, я не чувствовала в нем каких-то особенных, специфических черт, которые могла бы отнести к чисто корейским, и в принципе даже не задумывалась об этом. Но перед самым замужеством у меня состоялась беседа с моей заведующей кафедрой. Я рассказала ей о своих намерениях, так как в те времена муж и жена, работающие вместе, в нашем случае на одной кафедре, могли восприниматься как поощрение семейственности, что не приветствовалось парткомом, профкомом и месткомом. Поздравив меня и сказав, что она рада, что двое самых способных преподавателей ее коллектива связывают свою судьбу, она сочла необходимым поведать мне об “особенностях корейского национального характера” и, в частности, о том, как он проявляется у мужчин корейцев. Ее отец много работал и дружил с корейцами и сама она была знакома со многими. Мужчина кореец, по ее мнению, имеет скрытую, но сильную склонность к полигамии со всеми вытекающими отсюда последствиями. Нормой, сказала она, является наличие любовницы и хорошо, если только одной. Некоторые имеют двух жен, правда, весьма неплохо содержат обеих. Видимо из-за внутреннего стремления к совершенству ( обычно почему -то в других) они бывают женаты по несколько раз. Корейское общество в целом относится к этому ” с пониманием”. Добавив, что всегда бывают редкие, но приятные исключения, она пожелала мне счастья в семейной жизни.

Ее слова не посеяли серьезных сомнений в моей душе. Однако позже я не раз вспоминала эту беседу и как-то даже проанализировала одну нормальную, хорошую корейскую семью и оказалось, что из шести детей, имеющих свои семьи, пятеро либо сами разводились, либо у их супругов корейской национальности это был повторный брак. В целом мне кажется, что корейцы вне зависимости от пола более терпимо относятся к “вопросам любви и дружбы”, чем другие. Интересно, что часто женщины связь с женатым мужчиной не скрывают и даже появляются с ним у друзей и родственников, бывает, что и мать может принимать его в своем доме, особенно если он ” при деле и деньгах” и есть хоть какая-то надежда, что простая связь перерастет в семейные узы.

Как-то раз моя свекровь рассказала мне о своей семейной жизни. К тому времени, когда я появилась в их семье, ее муж скончался от тяжелой болезни. Замуж она вышла совсем девочкой, родила 12 детей, шестеро из которых умерли в младенчестве. Всех, кроме последнего рожала дома одна, сама и пуповину перерезала и пеленала и выносила на улицу показать мужу. Муж был видный высокий мужчина, любил выпить и погулять. Долгие годы проработал завхозом, но в собственном доме все заботы по хозяйству и даже строительство и ремонт дома лежали в основном на матери. Чтобы подзаработать денег она, привязав очередного младенца на спину, ехала поездом в Алма – Ату, покупала там продукты, посуду, другие нужные в хозяйстве товары и с небольшой наценкой продавала. Работала много и постоянно, но оставалась веселой и энергичной. В те тяжелые годы было не до образования, но жизненный опыт и природный ум сделали ее поистине мудрой. Муж ее страшно ревновал и походы на корейские вечеринки частенько заканчивались “разборками” дома: с кем танцевала и на кого посмотрела. Сам же он был весьма неравнодушен к женскому полу, особенно к русским женщинам (по-моему, это вообще свойственно корейским мужчинам). Мать соответственно считала всех русских женщин “нехорошими” и впоследствии говаривала младшему неженатому сыну: “Русский девочка женись не надо!” Видимо, не могла забыть историю, как ее муж спрятался со своей русской зазнобой в погребе, когда мать пришла “взять их с поличным”. Поскольку такие истории не были чем-то из ряда вон выходящим и для других семей, поводом для развода они тогда и в мыслях не были. Они прожили вместе много лет, вырастили шестерых детей. Когда муж захворал, мать его долго и терпеливо выхаживала и очень жалела. Но неизлечимая болезнь унесла его жизнь и мать 15 лет каждый раз, когда мы приходили на кладбище, громко плакала и, как говорят русские, “голосила” по нему. Оставшись одна, она держала вместе всю большую семью, была в курсе всех событий, ругала или хвалила нас, доставала из дальнего угла шкафа шоколадные конфеты и угощала внуков. С внуками она никогда не сюсюкалась, не ласкала их, но любила их своей суровой, сдержанной любовью, всегда передавала им что-нибудь вкусное и делала подарки на праздники. Когда мои подруги в очередной раз жаловались на конфликты со свекровью, я всегда с благодарностью вспоминала свою свекровь, которая ни разу не вмешалась в нашу семейную жизнь и ни разу не сказала обо мне плохого слова. Светлая ей память… Она многому научила меня без нотаций и лекций, просто своим примером. Ради нее я даже один раз на ее семидесятилетний юбилей облачилась в корейское платье и “выплыла” с ее дочерьми в зал под звуки корейской народной музыки. Незадолго до кончины она подарила мне малиновое корейское платье из шелка. Сейчас его время от времени надевает наша дочь, в которой смешаны три крови, но корейская явно доминирует.

За достаточно долгий срок совместной жизни с мужем корейцем я сделала несколько открытий, так сказать, местного значения. Среди женщин других национальностей брак с корейцем считается залогом удачной семейной жизни. Корейцы традиционно слывут хорошими семьянинами (несмотря на “особенности национального характера”), они активно участвуют в ведении домашнего хозяйства, делают запасы продуктов, любят свой дом и часто умеют работать руками. Среди них практически не встречаются алкоголики, тунеядцы и опустившиеся люди. Они аккуратны и любят порядок. К ним не применишь понятия ” русская широта души”, для этого они слишком прагматичны, но для жены и детей ничего не жалеют и в доме всегда будет копейка (а у многих и миллион). Корейцы, как правило, обладают большим количеством знакомых в самых разных сферах жизни и поэтому могут быстро решать возникающие проблемы. Плюс энергичность, деловитость, моложавость. Так что когда женщины других национальностей узнают, что у меня муж кореец, они сразу делают вывод, что у меня все хорошо, а то и отлично.

Еще одно приятное открытие – это то, что представители других национальностей в целом хорошо относятся к корейцам. Особенно любят общаться и дружить с корейцами казахи. Конечно, немалую роль здесь играет и известное умение корейцев ладить с людьми, их дипломатичность и способность адаптироваться. Мои коллеги казахи никогда не упрекали меня в том, что я вышла замуж за не- казаха и с удовольствием общались с моим мужем, но как-то раз появился в нашем коллективе новый человек несколько старше нас по возрасту. Он не раз вслух восторгался моим умением свободно говорить по-английски и в конце концов однажды, слегка подвыпив, изрек: ” Умные женщины нам, казахам самим нужны. Зачем замуж за корейца вышла? Что казаха не нашла?”. В тот раз я изменила своей обычной манере сводить все к шутке, чтобы не обострять обстановку, и резко ответила: “Мой кореец стоит троих иных казахов” и красноречиво посмотрела на него. К моему удивлению он не обиделся и больше этой темы не поднимал.

Мой шеф время от времени заходил ко мне в кабинет, расспрашивал о том о сем и иногда в конце шутливо интересовался: ” Ну что, братья-корейцы не обижают нашу сестру?” С ним связана одна забавная история о том, как казахи заставили корейца вспомнить о некоторых корейских национальных пристрастиях. Как я уже говорила, до замужества у меня не было никаких контактов с корейцами и я мало что о них знала. После замужества я стала интересоваться ” корейским вопросом” и читала все, что мне попадалось о корейцах, их культуре, обычаях и так далее. Все было занимательно, необычно, самобытно и в целом мне нравилось. И вдруг статья то ли в ” Комсомольской Правде “, то ли в “АиФ”, сейчас уже не помню точно. Статья рассказывала о корейском деликатесе – супе из собаки и в ней живописались подробности получения особенно нежного мяса. Несчастное животное, якобы, подвешивали и долго били палкой. При моем живом воображении эта статья произвела на меня совершенно дикое впечатление. Я смотрела на мужа другими глазами и мысленно вопрошала: “И ты тоже ешь ЭТО?” Я долго откладывала этот разговор, но он все не шел у меня из головы и летним солнечным днем ( отчетливо помню даже место, где все происходило. Мы стояли по разные стороны металлического решетчатого забора и это символизировало некую границу) я спросила своего мужа , национальная принадлежность которого к тому моменту меня уже совсем не волновала, принимает ли он участие в подобных корейских трапезах. Я помню , что он был очень смущен и не ожидал у меня таких глубоких познаний в этом вопросе. Сделав экскурс в историю стран юго-восточной Азии и пояснив, что это не одни корейцы делают и не они это начали, он сказал, что в глубоком детстве он может пару раз и ел ЭТО, скорее всего даже не отдавая себе отчета что это на самом деле. Но это было давно и неправда и уж, конечно, грубая ложь, что животных мучают перед тем, как отправить в суп. Я несколько успокоилась, но прошло некоторое время, прежде чем я смогла выбросить это из головы.

Через некоторое время в нашей большой семье появился новый зять – полукореец, он стал жить вместе с женой и тещей, моей свекровью. Как-то раз заехав к матери без предупреждения, мы застали семью почти в полном сборе. Сидя за низким столом, они с аппетитом ели суп и тушеное мясо. Я удивилась, что нас не пригласили. Мать просто спросила, голодны ли мы, но смотрела на меня как-то без энтузиазма. Мы уже пообедали и поэтому просто стали пить чай, но зятек, большой любитель побалагурить и пошутить, поняв, что матери неудобно передо мной ( это было в начале 80-х, когда это блюдо еще не получило столь широкого распространения повсеместно), стал настойчиво предлагать попробовать “корейского барашка”. Я почему-то решила, что они едят свинину, но есть не стала, хотя и сказала, что моя русская половина ничего не имеет против ” корейского барашка”. Зятек лукаво улыбнулся, но в тот раз тайны не раскрыл. Как оказалось, он был не только большим любителем кядя, но и превосходно готовил его сам. Поэтому такие посиделки за тарелкой супа стали в их доме довольно регулярными, особенно в периоды холодов и простуд. И наконец как-то раз он с юмором, шутками, прибаутками и бесконечными ” ты понимаешь …” объяснил мне, что грипп чрезвычайно опасное заболевание, которое может давать различные осложнения, а постоянный прием лекарств может привести к серьезным побочным эффектам и поэтому совершенно необходимо время от времени делать профилактику или лечиться, если все же заболел. Как лечиться он тоже объяснил. В его устах все звучало так безобидно и к тому же смешно, что я восприняла это совершенно спокойно, но есть все же отказалась. Муж вообще принял такой гордый и неприступный вид, что ему и предлагать побоялись.

В следующий раз, когда мы застали честную компанию за очередной трапезой, я страдала от кашля и насморка. После получасовых уговоров я попробовала ровно три ложки из тарелки Саши. При этом я старалась не дышать, так как боялась запаха. Удивительно, запаха никакого, а вкус мне и подавно понравился. Последствий для желудка, которых я в тайне все же ожидала, не было. Так состоялось мое приобщение к таинству корейской национальной кухни. Самое забавное было то, что муж моих опытов не одобрил и сам в них принимать участие наотрез отказался.

Через некоторое время на работе все еще в возбуждении от пережитого я рассказала своим коллегам об этом случае. О! Боже! Оказывается они все уже не раз ели этот суп и считают его панацеей от всех болезней и просто объедением. Наш шеф, отличавшийся чистоплотностью и привередливостью, спросил кто готовит. Информация о том, что это мой родственник, сам большой аккуратист, решила все. На следующий уик-энд мы уговорили Сашу пригласить нас на кядя. Мой муж был удивлен, но ему ничего не оставалось делать, как присоединиться к нам. Я никогда не забуду картины, когда наш шеф, пододвинув поближе мисочки с различными приправами стал с видом бывалого и опытного человека, который точно знает сколько и чего добавить, стал приправлять свой суп. Сначала положил соль и объяснил мне, что самое главное – “поймать соль”, а дальше по вкусу лук и чеснок, …… и в конце ложечку …. для остроты и цвета. Суп в его тарелке приобрел красноватый цвет, а посыпанная сверху зелень придала законченность картине и у всех наблюдавших за этим ” действом” потекли слюнки. Шеф взял чашку в руку и стал есть практически не останавливаясь, лишь иногда утирал пот, струившийся по лицу. Поставив пустую чашку, он улыбнулся в блаженстве и стал хвалить нашего зятя за его мастерство. Ему было с чем сравнить – он пробовал суп и в разных регионах Казахстана и в Узбекистане, и в Корее. Потом он стал всех нас учить как правильно есть кядя. Суп должен быть очень горячим, есть его надо не останавливаясь, чтобы не остыл и пот прошиб. Хорошо перед супом выпить рюмку водки, сам он, правда, был непьющим, но нам советовал. После супа ни в коем случае нельзя пить холодные напитки, только чай. Он сам всегда после короткого отдыха съедал еще чашку супа и приходил в отличное расположение духа и всех смешил нескончаемыми историями из жизни, анекдотами и байками. На следующий день он обязательно рассказывал как ему легко и хорошо после вчерашнего.

Постепенно к нам присоединились и другие наши коллеги, в основном казахи. В день, когда мы собирались на кядя, мы ничего не ели в обед, ждали ужин и готовили к нему желудки. Вид нашей компании, сначала серьезно заправляющей приправами суп в своих тарелках, затем безмолвно съедающих его, а затем улыбающихся, добрых и веселых наконец сломил дух моего мужа. Решающим было, конечно, то, что я стала большой любительницей кядя и всем пропагандировала его в качестве лучшего лекарства. В один прекрасный день я уговорила- таки мужа поесть супчика из ” корейского барашка”, уж теперь-то я знала что это такое.

Кстати, дочки моего шефа тоже большие любительницы супчика. Их мама, она единственная так и не научилась есть кядя, рассказывала мне, как ей пришлось краснеть, когда ее девочки, ожидая во дворе большого престижного дома, когда они отправятся к дяде Саше, стали проявлять нетерпение и кричать в окно родителям: ” Мама, ну когда на собачку поедем? Есть хочется!”.

Вот так мои коллеги и я уговорили корейца не отказываться от вековых традиций своего народа.

Трудолюбие и упорство -черты, которые столь присущи корейцам, не устают меня поражать. Как истинная дочь казахско-русского народа я, несмотря на приличную трудоспособность, люблю полениться. Моего мужа всегда удивляло, что можно праздно валяться на диване или спать до полудня. Сам он всегда встает ни свет ни заря и начинает что-нибудь делать. По утрам я благодарю бога за то, что он ученый, а не плотник, например. Начинал бы стучать молотком с семи утра. А так сядет за свой ноут-бук и пишет что-нибудь или ” обкидывается мейлами” со своими коллегами из разных стран. Но долгого одиночества не выносит и начинает как бы невзначай всех будить – то дверью хлопнет погромче, то музыку включит, то по телефону громко говорить начнет. Вообще корейцы любят говорить громко, а уж по телефону и подавно. Особенно меня поражает как изменяется манера моего мужа, когда он говорит с южными корейцами. Он вдруг начинает говорить так громко, что в это время бесполезно пытаться общаться с кем-нибудь самой, смотреть телевизор или слушать музыку. Если даже говорит его собеседник, муж бесконечно повторяет – Е,Е,Е,Е , в его речи появляются какие-то гортанные звуки, он с шумом втягивает в себя воздух , кряхтит и издает еще массу нехарактерных для него звуков. Привыкнуть к этому я не могу по сей день, но сам он не замечает, как переходит на эту манеру, свойственную южным корейцам и особенно более зрелого возраста. Они также любят шумно есть с причмокиваниями, затягивая жидкость или лапшу с хлюпающими звуками и мой благоверный в их компании делает то же самое, сам того не замечая. Видать все же гены…Последнее время я стала более внимательно присматриваться к южным корейцам да и к местным тоже – что еще специфически корейское может проявиться в характере моего мужа? Ведь, как известно, с возрастом национальные черты становятся все явственнее.

Занятно проследить процесс ассимиляции или аккультуризации в рамках одной семьи. Наша семья , правда, не даст 100% “чистоты” эксперимента, я ,ведь, сама , как шутят мои друзья, тридцать шестая, то есть из лучших сортов ( имеется в виду чай N 36 из лучших сортов индийского и грузинского). Но тем не менее… Появилось ли во мне что-нибудь корейское за долгие годы совместной жизни? Корейская кухня мне нравится однозначно. Я и сама умею готовить несколько блюд, а паб и корейский суп на нашем столе регулярно наряду с тяем, тиреем, луком. Мы вообще отказались от жирных блюд и баранину едим очень редко. Обилие овощей, фруктов. Мне нравится есть палочками, хотя в совершенстве этим искусством я так и не овладела. Человек искусно работающий палочками за едой намного более элегантен, чем европеец с вилкой и ножом. К тому же мне нравится то, что сам процесс принятия пищи палочками ( по крайней мере для меня) длиннее или при том же времени съесть удается меньше чем , ложкой или вилкой и поэтому, когда я хочу похудеть я начинаю есть палочками. Единственное, что я так и не поняла – это рисовая каша-паб с холодной водой. Ну и пусть останется загадкой. Я регулярно читаю корейскую газету и интересуюсь тем, что происходит в корейской диаспоре. Корейский язык я не понимаю и никогда не пыталась его учить. Я участвую в корейских национальных обрядах, связанных с поминанием покойных родственников. Мне нравится, когда моя дочь надевает корейское платье и поет корейские песни на праздники. Многолюдные корейские торжества меня несколько утомляют, скорее всего потому, что я чувствую себя немного скованно из-за сознания того, что я все же не одна из них. У меня не появилось подруг кореянок и я не стала очень близка с сестрами своего мужа. Я по -прежнему люблю полениться и не люблю копить деньги, хотя их недостаток меня пугает. Помню, на первых порах мой супруг пытался приучить меня более ” серьезно” относиться к деньгам и время от времени спрашивал: “Сколько у тебя в кошельке сейчас денег?” Я никогда не могла дать точный ответ.

Мой муж не полюбил бесбармак и казы, он не пьет кумыс. Впрочем, не любит он и пельмени, и котлеты, и винегрет и прочие русские закуски. Практически не пьет водку. Но такого поклонника чая надо поискать – любому казаху фору даст. Не любит шумные долгие посиделки в теплой компашке. Не может выучить казахский язык, хотя понимает больше , чем я. В компании казахов чувствует себя, по-моему, вполне уютно и уверенно. Семейный уклад мы в большей степени переняли из традиций моей семьи. Мой муж круглый год дарит мне цветы без всякого повода, типа Восьмого марта или дня рождения, просто так. Это уже не по корейски , и не по казахски, да и не по русски. Наверное, по французски. В общем , на мой взгляд, никто никого не ассимилировал, более значимы в нашей семье общечеловеческие черты, присущие в той или иной мере всем народам – доброта, порядочность, терпимость, заботливость, умение ладить друг с другом, а специфически национальные черты служат как бы приправой или гарниром к основному блюду. Так что, девушки разных стран и народов! Смело выбирайте в мужья корейца, если он хороший, умный и надежный человек!

Нашей дочери сейчас 15 лет – возраст, когда резко повышается интерес к лицам противоположного пола. Мы нередко обсуждаем с ней ее знакомых мальчиков и “сердечные” дела ее подруг. Иногда я задумываюсь, кто же будет ее избранником через энное количество лет и хочу ли я, чтобы ее мужем стал кореец, а может казах или русский? И имеет ли для меня вообще значение национальность будущего зятя?

Представляя рядом с ней корейца, я почему-то сразу вспоминаю те черты их характера, которые мне не нравятся: самовлюбленность и самолюбование, амбициозность, эгоизм, чрезмерный прагматизм и рациональность во всем. Все эти черты в той или иной степени присущи и моему супругу, но они у него , на мой влюбленный взгляд, второстепенны и поэтому мой драгоценный – это редкое исключение, которое вряд ли повторится в пределах одной семьи. Шучу, конечно. Идем дальше. Казах… бесконечные бесбармаки, родственники из аула, своенравная и волевая свекровь…

Русский…водка, лень, драки, нехватка денег…

Здорово я их всех! Оказывается идеальный вариант – француз или швед, но это скорее всего из области сладких грез.

С другой стороны, как странно, что в таких ситуациях мы сразу начинаем вспоминать плохое. Попробуем наоборот. Кореец – трудолюбивый, целеустремленный, энергичный, почти всегда достигающий результата, тащащий все в дом, вечно молодой! Казах – нацеленный на карьеру, обладающий кучей родственников, а поэтому и нужных связей везде, любящий детей и процесс к ним приводящий, размеренный, солидный.

Русский – веселый, компанейский, работящий по хозяйству, умеющий постоять за себя и тебя, щедрый ( когда есть деньги).

Ну как не вспомнить “Женитьбу” Гоголя! Эх! смешать бы их вместе – вот бы мужик получился! Мечта!

Надеюсь, что сочетание способности беззаветно любить, свойственной русским женщинам, умения подчиниться мужу, оставаясь при этом хозяйкой положения, свойственной казахским женщинам, и здоровой расчетливости и практичности, свойственной кореянкам, позволит моей дочери сделать правильный выбор и быть счастливой.

Я попыталась суммировать свой опыт общения с корейцами и сделать хотя бы быстрый набросок портрета мужчины корейца. Итак, мужчины корейцы, на мой взгляд, достаточно уверены в себе, для других они всегда стараются наглядно продемонстрировать наличие этой самой уверенности и поэтому часто кажутся самоуверенными. Им также свойственна напористость в делах и достижении цели, я бы даже сказала, некая упертость. Они чрезвычайно деятельны, иногда их действия опережают мысль, но чаще этот процесс идет одновременно, настолько они нацелены на результат. Они умеют слушать других и извлекать из этого практическую пользу. Они знают что такое деньги и знают как их добыть и сохранить. Их не назовешь скупыми, но считать деньги они точно умеют. Любят и умеют ” пустить пыль в глаза”. Многие весьма внимательно относятся к своей внешности и разборчивы в одежде. Среди корейских мужчин немало завсегдатаев казино, бильярдных и других подобных заведений. Сочетание, скрытого за беспристрастным лицом, азарта и холодного расчета частенько приносит им удачу. Не думаю, что они чувствуют себя ущемленными из-за того, что живут не на исторической родине. Скорее здесь им даже более комфортно. Титульная нация относится к ним хорошо, даже во многом лучше, чем к представителям других меньшинств. Не будучи казахами, они избавлены от всевозможных разборок по поводу того, кто к какому жузу и роду относится, и это в свою очередь не влияет на служебный рост или отношение начальства. А работоспособность и трудолюбие, свойственные корейцам, давно завоевали им уважение среди представителей других национальностей. Даже тот факт, что средний уровень жизни корейской семьи выше, чем у других, не вызывает зависть и раздражение, а подразумевает заслуженные плоды упорного труда. Конечно, многие отмечают и корейскую хитрость, но эта хитрость сродни уму.

За длительный срок довольно тесного общения с корейцами я так и не научилась читать что-либо по их глазам, в них остается что-то загадочное и не до конца понятное мне. Хочется верить , что это нечто светлое, теплое, доброе, романтичное, и немножко сентиментальное, но просто скрываемое за маской деятельных, практичных и уверенных в себе людей. Однозначно и то, что наши корейцы более открытые, добрые и человечные, чем “настоящие” корейцы из Южной Кореи. Уж “корейского” корейца в качестве зятя я точно не хочу получить.

Эти заметки, конечно, не исчерпывают моих непроизвольных наблюдений за корейцами, к тому же, в основном они касаются мужчин. Корейские женщины интересны по-своему, но из женской солидарности не буду и пытаться раскрывать их секреты. Возможно пройдет еще несколько лет и у этих заметок появится продолжение… кто знает.

Зарина Акишева, Алматы, февраль 2002 г.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

1 комментарий

  • ЛЮДМИЛА:

    Уважаемая Зарина!Совершенно очарована Вашим прелестнейшим,полным юмора,самоиронии,но без самолюбования,рассказом о Вашем житье-бытье с корё сарам.Своими наблюдениями и точными замечаниями попадаете в самое “яблочко”!Готова под каждой вашей строчкой подписаться “ВЕРЮ”.Написано талантливо, живым,образным языком,при том,что не провозглашаете себя писателем.Живо представляю себе картинки. А будет продолжение?

Translate »