Александр Мацегора: корейские проблемы можно решать только мирным путем

Чрезвычайный и полномочный посол Российской Федерации в Корейской Народной Демократической Республике (КНДР) Александр Мацегора по случаю, (10 февраля) Дня дипломатического работника в эксклюзивном интервью ТАСС рассказал об ужесточении санкций в отношении Пхеньяна, их влиянии на российско-северокорейские отношения и экономической ситуации в республике.

Чрезвычайный и полномочный посол Российской Федерации в Корейской Народной Демократической Республике (КНДР) Александр Мацегора

— В прошлом году Совет Безопасности ООН, а также Соединенные Штаты, Япония, Южная Корея и ряд других государств в одностороннем порядке ужесточили санкции в отношении КНДР в ответ на ракетно-ядерную программу Пхеньяна. Какое влияние эти меры оказали на отношения между Россией и КНДР, развиваются ли связи между нашими государствами в этих непростых условиях?

— Как известно, наша страна в 2016 году поддержала две санкционнные резолюции, принятые Советом Безопасности ООН (2270 от 2 марта и 2321 от 30 сентября) в ответ на проведенные КНДР ядерные испытания. 29 декабря прошлого года был подписан Указ Президента Российской Федерации №729 “О мерах по выполнению резолюции СБ ООН 2270”, который был принят всеми органами исполнительной власти к неукоснительному исполнению.

Таким образом, Россия в полной мере скрупулезно выполняет все совбезовские ограничения, ориентированные на пресечение северокорейских ракетно-ядерных программ. Санкционный Комитет СБ 1718, который отслеживает ход выполнения отдельными странами определенных резолюциями требований, в последнем итоговом  докладе группы своих экспертов не предъявил нашей стране ни одной претензии — это является убедительным свидетельством того, что Россия верна своим обязательствам. При этом мы последовательно следуем смыслу и духу достигнутого членами Совбеза взаимопонимания: эти рестрикции, какими бы жесткими они ни были, не должны оказывать негативного влияния на социально-экономическое положение КНДР и материальные условия жизни населения республики. В этой связи все дополнительные санкции в отношении Пхеньяна, которые вне рамок Совбеза принимают отдельные государства или объединения стран (например, ЕС), мы не признаем, считаем их нелегитимными и, соответственно, игнорируем.

Вместе с тем я не могу сказать, что принятые Совбезом меры и полномасштабное участие нашей страны в антиядерных и антиракетных ограничениях никак не влияют на российско-северокорейское сотрудничество в гражданских областях. В 2016 году мы еще раз убедились в том, что невозможно отделить, как мы говорим, “двусторонку” от военно-политической ситуации на полуострове. Каждое ее обострение, вызванное проводимыми КНДР ядерными или ракетными испытаниями, незамедлительно отдается достаточно серьезными последствиями на наших отношениях. О каких, например, серьезных долгосрочных планах можно говорить, если даже сами наши корейские друзья признают, что обстановка здесь складывается “предвоенная”, что конфликт может разразиться в любой момент и т. д. Очень осложнили жизнь предписанные резолюциями меры в области банковского дела — сейчас прямые расчеты с корейскими партнерами по любым видам операций стали практически невозможными. В результате у нас заметно “подсел” делегационный обмен, гораздо реже приезжают российские бизнесмены, сократилась торговля, заморожен ряд инвестиционных проектов.

Тем не менее МИД России и посольство изо всех сил старались сделать так, чтобы наши контакты в различных областях не прерывались. Должен сказать, что, несмотря на довольно сложные условия, нам многое удалось. Стабильно работали все установленные каналы связи, продолжался диалог на высоком политическом уровне, обмен мнениями в межмидовском формате. Наращивал обороты Раджинский проект — за год в порту было переработано свыше 1,7 млн тонн угля. По линии культурного, научного, образовательного взаимодействия был проведен целый ряд значимых мероприятий, среди которых я бы выделил выступления наших известных художественных коллективов в рамках Пхеньянского фестиваля искусств “Апрельская весна”, достойное представительство российского кинематографа на Пхеньянском международном кинофестивале, участие ведущих корееведов нашей страны в праздновании 70-летия Университета имени Ким Ир Сена. Отдельно хотел бы сказать об успешно проведенной по нашей инициативе и при непосредственном участии посольства Второй общереспубликанской олимпиаде школьников КНДР по русскому языку. У нас есть серьезные наработки и на 2017 год. Надеемся, что ничто нам не помешает их реализовать.

— Россия традиционно выступает за урегулирование обстановки на Корейском полуострове путем переговоров. Возможно ли, на ваш взгляд, возобновление шестистороннего переговорного процесса? Какие факторы препятствуют этому процессу? Имеются ли иные пути и средства для создания миротворческого механизма в этом регионе?

— Убеждены, что корейские проблемы могут быть урегулированы только мирным путем — путем поиска компромисса, каким бы трудным он сейчас ни казался. Наши северокорейские друзья неоднократно заявляли о том, что шестисторонний формат якобы себя изжил, что за истекшие годы он не смог выполнить свое предназначение. В Пхеньяне в последнее время говорят о предпочтительности двустороннего, американо-северокорейского диалога, поскольку, дескать, все проблемы полуострова проистекают от неурегулированности отношений между КНДР и США, от антисеверокорейской враждебной, агрессивной политики Вашингтона.

В ответ мы говорим им (несмотря на серьезные разногласия во взглядах и подходах, продолжается взаимоуважительный, предельно откровенный диалог по самым острым проблемам), что при всей важности американо-северокорейского контакта, урегулирование ядерной и других проблем Корейского полуострова возможно только в контексте формирования надежной системы поддержания мира и безопасности в Северо-Восточной Азии. Это значит, что работать над созданием такого механизма и, значит, над выработкой формулы урегулирования ядерной проблемы Корейского полуострова (ЯПКП), как существенной его части, должны совместно все страны региона.

Кроме того, и в Пхеньяне в последнее время получают этому новые подтверждения, с приходом каждой новой американской администрации подходы Вашингтона могут принципиально меняться (а вслед за этим вскоре соответствующим образом “подправляются” и подходы союзников США). Поэтому рассчитывать, что договоренности в изолированном американо-северокорейском формате могут раз и навсегда решить проблемы полуострова и исключить рецидивы напряженности, не приходится. Решение должно быть выработано совместно всеми государствами СВА, и все они должны надежно гарантировать его выполнение. Важнейшая роль в этом априори должна принадлежать России и Китаю — как можно без этих крупнейших держав договариваться по проблемам безопасности в регионе, непосредственно примыкающем к их границе?

— Некоторые западные политики и СМИ продолжают сообщать о сложной экономической ситуации в КНДР, прогнозируя развал социальной системы в этой стране. Между тем северокорейские власти вкладывают крупные средства в проекты, связанные с укреплением обороноспособности страны, в Пхеньяне улучшается ситуация с энергоснабжением, строятся современные жилые кварталы, открываются новые магазины и центры развлечений. Судя по заявлениям руководителей КНДР, страна способна добиваться успехов, в том числе в экономике, опираясь на собственные силы, невзирая на санкции. Как вы оцениваете экономическую ситуацию в этой стране и ее перспективы?

— В этом году исполняется 40 лет, как я, будучи еще студентом МГИМО, впервые приехал в Пхеньян и после этого с перерывами без малого четверть века работал и жил в этой стране. Так что, поверьте, могу сравнивать нынешнюю социально-политическую ситуацию в КНДР с тем, что было здесь и 10, и 20, и 30 лет назад. Так вот, эта страна стремительно меняется, причем в позитивном направлении. Здесь ведут поиск способов, причем небезуспешно, сохранить в неприкосновенности основные черты политической системы, при этом постепенно расширяя сферу рыночных отношений в экономике.

Результаты налицо — мы видим взрывной рост жилищного строительства, увеличение производства в сельском хозяйстве, в пищевой промышленности, в сфере обслуживания. Республике, конечно, приходится непросто: санкции играют свою сдерживающую роль. Однако северокорейцы научились жить и успешно решать хозяйственные задачи даже в этих непростых условиях. Проблем еще много, страна до конца так и не оправилась после разрыва экономических, технологических, кооперативных и прочих связей с Советским Союзом, который был ее ключевым партнером. Но она смогла доказать свою жизнеспособность, пусть это ей и обошлось во многих смыслах дорогой ценой.

Уверен, что те из экспертов и политиков Юга и в целом в странах Запада, которые предрекают скорую кончину северокорейской государственности и делают на это ставки, жестоко ошибаются. КНДР — это, конечно, очень специфический, но весьма устойчивый, привитый от многих болезней современного мира государственный организм. Попытки строить свою стратегию на расчетах о его скорой кончине не только далеки от реальности, но еще и весьма опасны. С Пхеньяном надо говорить и договариваться, понимая, что именно с этим партнером мы все будем иметь дело и в ближайшей, и в отдаленной перспективе.

Беседовал Юрий Сидоров

***

Подробнее на ТАСС:
http://tass.ru/opinions/interviews/4012956

Наши новости в Telegram

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »