Александр Тимонин: размещение ПРО США в РК несет угрозу безопасности РФ

Посол России в Республике Корея (РК) Александр Тимонин в преддверии Дня дипломатического работника рассказал в интервью ТАСС о ситуации на Корейском полуострове, настроениях в Сеуле и Пхеньяне, а также перспективных проектах с Южной Кореей.

Посол России в Республике Корея Александр Тимонин/ Фото Станислав Варивода/ТАСС/

— Александр Андреевич, до назначения на должность посла России в Республике Корея вы в течение двух лет занимали аналогичную должность в Пхеньяне. Таким образом, вы как бы побывали на обеих сторонах конфликта. Как этот опыт помогает вам в нынешней работе?

— Прежде всего, пользуясь возможностью, я хочу поздравить с нашим профессиональным праздником — Днем дипломатического работника — всех своих друзей и коллег, работающих в центральном аппарате МИД, российских посольствах, генконсульствах за рубежом и с честью отстаивающих национальные интересы России на международной арене.

Отвечая на ваш вопрос, хотел бы отметить, что еще до назначения на должность посла России в КНДР, а затем в Республике Корея я 25 лет работал в наших посольствах в этих странах, что позволило мне многое узнать об особенностях развития каждого из корейских государств. Разумеется, накопленный опыт полезен для понимания и оценки тех или иных событий на Корейском полуострове. Этот опыт убедил меня, в частности, в том, что все сложные проблемы межкорейских отношений можно и нужно решать только мирными, дипломатическими средствами, любыми путями избегая повторения трагедии Корейской войны 1950–1953 годов.

— Как бы вы могли оценить уровень отношений между Россией и Южной Кореей? Как сегодня развивается экономическое сотрудничество между нашими странами? Планируется ли в ближайшее время реализация каких-либо крупных экономических проектов?

— Взаимовыгодные, ориентированные в будущее отношения с Республикой Корея остаются одним из приоритетов политики России в Азиатско-Тихоокеанском регионе. За 26 лет, прошедших после установления дипломатических отношений между двумя странами, мы смогли достичь значительных результатов на всех направлениях. Несмотря на нынешнюю непростую международную обстановку, России и РК удалось сохранить активный политический диалог на всех уровнях, расширить конструктивное взаимодействие в сферах торговли, энергетики, экономики, науки и техники, культуры, и даже в космосе. У нас нет исторических или политических проблем, которые мешали бы продолжать строить в XXI веке по-настоящему добрососедские и взаимовыгодные связи. На этом пути важнейшее значение имели итоги состоявшихся во Владивостоке 3 сентября 2016 года переговоров высших руководителей наших стран, укрепивших российско-корейские связи и определивших ориентиры взаимодействия на ближайшие годы.

Российская Федерация и Республика Корея — дружественные соседние государства, обладающие существенным взаимодополняющим экономическим потенциалом. К настоящему времени между нашими странами подписаны десятки двусторонних договоров и соглашений, в соответствии с которыми реализуются взаимовыгодные проекты в промышленности, электронике, IT-сфере, медицине, биотехнологиях и на многих других направлениях. Несмотря на то, что из-за неблагоприятной мировой конъюнктуры в минувшем году все еще наблюдалось снижение двустороннего товарооборота, нельзя не отметить и появление положительной динамики, выразившейся в повышении стоимости южнокорейского экспорта в Россию по сравнению с 2015 годом.

Расширению двусторонних экономических связей могла бы, на наш взгляд, способствовать реализация совместных крупномасштабных инвестиционных проектов в регионах Сибири и Дальнего Востока России, создание новых производств при активном использовании преимуществ для иностранного бизнеса в рамках территорий опережающего развития (ТОР) и Свободного порта Владивосток.

Хотел бы особо отметить возрастающую заинтересованность южнокорейского бизнеса в сотрудничестве с Россией. В ходе прошлогоднего Восточного экономического форума (ВЭФ) между нашими деловыми кругами были подписаны многочисленные соглашения и меморандумы, охватывающие ключевые направления взаимодействия. Например, договоренности между Роскосмосом и Аэрокосмическим институтом Республики Корея, которые позволят нам продолжить сотрудничество в космической отрасли, и в частности в сфере ракетостроения и дистанционного зондирования Земли.

Наряду с этим, на полях ВЭФ достигнут ряд важных договоренностей на региональном уровне. Среди них — создание совместного предприятия в области инжиниринга между Дальневосточным центром судостроения и судоремонта и южнокорейской Hyundai Heavy Industries, участие компании Hyundai Engineering & Construction в инвестиционном проекте строительства комплекса по производству минеральных удобрений в Приморском крае, строительство рыбоперерабатывающего завода в городе Петропавловск-Камчатский с участием компании Korea Trading & Industries и ряд других проектов.

Мы заинтересованы в активном подключении РК к сотрудничеству в рамках Арктического совета, привлечении южнокорейских судоходных компаний к освоению Северного морского пути, а южнокорейского бизнеса — к участию в развитии его инфраструктуры.

Интересам наших стран отвечало бы участие южнокорейских партнеров и в других логистических проектах на территории России, в том числе с использованием потенциала Транссибирской железнодорожной магистрали. В этой связи, понимая все сложности политического характера, не снимаем с повестки дня и вопрос о подключении в перспективе южнокорейских компаний к реализации совместно с Россией и КНДР железнодорожного проекта Хасан — Раджин, когда для этого будут созданы подходящие условия.

Перспективным представляется развитие сотрудничества в области электроэнергетики, в том числе в организации экспорта электроэнергии из России на Корейский полуостров. Это сложная и масштабная работа, требующая учета многих политических и технических аспектов. Однако она нацелена на перспективу, и ее результаты, помимо экономической выгоды, могут содействовать укреплению стабильности на Корейском полуострове и в регионе в целом.

Наряду с совместными инфраструктурными проектами, компании из РК могли бы принять участие в создании новых высокотехнологичных производств на Дальнем Востоке России. В интересах решения этой задачи активизирована работа по созданию инвестиционно-финансовых платформ с участием “Внешэкономбанка”, Российского фонда прямых инвестиций, а также “Эксимбанка” и Корпорации инвестиций Республики Корея.

Важным направлением считаем сотрудничество наших двух стран по линии Евразийского экономического союза. Переговорный процесс уже стартовал в конце прошлого года.

— В июне прошлого года глава МИД Южной Кореи Юн Бён Се пригласил министра иностранных дел Российской Федерации Сергея Лаврова посетить Сеул с визитом в любое удобное время. Известно ли, когда может состояться данный визит? Какие еще двусторонние встречи на высоком уровне намечены на 2017 год?

— Следует отметить, что мы удовлетворены интенсивными политическими контактами между нашими странами на высоком уровне. В марте 2016 года на полях Азиатского форума Боао в Китае заместитель председателя правительства России Аркадий Дворкович провел переговоры с вице-премьером, министром планирования и финансов РК Ю Иль Хо, в апреле прошлого года в Москве состоялось совещание председателей парламентов стран Евразии, впервые организованное по инициативе председателя Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации и спикера Национального собрания РК, в мае председатель Конституционного суда РК Пак Хан Чхоль посетил Санкт-Петербург для участия в VI Петербургском международном юридическом форуме. Министры иностранных дел России и РК встречались в прошлом году трижды — на полях Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности (февраль), Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии в Пекине (апрель), а также в июне в ходе визита мининдел РК в Россию.

Надеемся, что столь же активный политический диалог сохранится и в этом году. График двусторонних контактов на высоком уровне на 2017 год, в том числе по линии внешнеполитических ведомств, находится в стадии обсуждения. Сроки его окончательного согласования будут во многом зависеть от дальнейшего развития внутриполитической ситуации в Республике Корея.

— В последнее время КНДР активизировала свою ракетную программу. Только в прошлом году Пхеньян осуществил более 20 пусков ракет различных типов. Какова реакция российской стороны на подобные действия Северной Кореи? Солидарны ли мы с мнением Сеула?

— Следует отметить тесное взаимодействие между Россией и РК в поисках путей разблокирования сложной ситуации вокруг ракетно-ядерной проблемы Корейского полуострова.

Россия, так же как и Южная Корея, не приемлет самопровозглашенный ядерный статус КНДР. Убеждены в том, что курс на наращивание ракетно-ядерного потенциала не способствует обеспечению безопасности Пхеньяна, может привести к дальнейшему обострению обстановки на Корейском полуострове и непоправимым последствиям для региональной ситуации в целом. Руководствуясь этими соображениями, российская сторона поддержала резолюции СБ ООН 2270 и 2321, принятые в 2016 году в связи с ракетно-ядерными испытаниями на Севере, и неукоснительно выполняет положения указанных документов.

Вместе с тем российская сторона не разделяет чрезмерно жесткий подход США и их региональных союзников к КНДР. Для нас очевидна ошибочность расчетов на то, что санкции и давление рано или поздно приведут КНДР к краху либо принудят руководство этой страны пойти на серьезные уступки по принципиальным вопросам. Придерживаемся мнения, что единственным вариантом решения ядерной и других проблем Корейского полуострова является продолжение политико-дипломатических усилий с целью вернуть Северную Корею за стол шестисторонних переговоров. В более широком международном контексте денуклеаризация Корейского полуострова должна осуществляться в рамках общей военно-политической разрядки в Северо-Восточной Азии, снижения уровня военной конфронтации и формирования основ взаимного доверия между государствами региона.

— На ваш взгляд, угрожает ли размещение в Южной Корее американских комплексов ПРО THAAD безопасности России? Будет ли российская сторона принимать в связи с этим какие-либо меры?

— Решение о размещении на южнокорейской территории американских противоракетных комплексов THAAD остается предметом серьезной озабоченности со стороны России. Нам говорят о том, что эти установки ПРО США носят исключительно “оборонительный характер” и предназначены лишь для сдерживания ракетных угроз со стороны Северной Кореи. Однако Россия рассматривает эту проблему в более широком плане. Мы видим в этом продолжение усилий Вашингтона по созданию в Северо-Восточной Азии вблизи российской границы нового регионального сегмента глобальной ПРО США. Это уже прямая угроза безопасности нашей страны, поскольку основная цель американской глобальной системы противоракетной обороны — максимально снизить эффективность ракетного потенциала России.

Разумеется, Республика Корея — суверенное государство, самостоятельно решающее, каким образом обеспечивать свою национальную безопасность. Тем не менее, на наш взгляд, дислокация батарей THAAD на Юге Кореи явно выходит за рамки задачи сдерживания “северокорейской угрозы” — реальной или мнимой. Этот шаг может привести к подрыву сложившегося стратегического баланса, нанести ущерб нашим последовательным усилиям по укреплению отношений взаимного доверия, партнерства и сотрудничества в регионе Северо-Восточной Азии.

Учитывая это, российская сторона призывает к коллективному поиску новой, конструктивной стратегии вывода кризисной ситуации на Корейском полуострове из нынешнего тупика и настаивает на мирном, дипломатическом урегулировании ядерной проблемы Корейского полуострова.

***

Источник:
http://tass.ru/opinions/interviews/4002359

Наши новости в Telegram

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »