Б. Б. Пак. Российский дипломат К. И. Вебер и Корея

Чрезвычайный и Полномочный Посол Валерий Иосифович Денисов , ведущий научный сотрудник ИВ РАН Бэлла Борисовна Пак и директор Центра Корейских исследований ИДВ РАН Александр Захарович Жебин на презентации книги “Российский дипломат К.И. Вебер и Корея” в штаб-квартире Русского Географического общества 24 октября 2013 г.

lib194Б.Б. ПАК
РОССИЙСКИЙ ДИПЛОМАТ К.И. ВЕБЕР И КОРЕЯ
Место издания: Москва
ИВ РАН
Год издания: 2013
Тираж: 500 экз.

Аннотация:

Впервые в российской историографии освещается деятельность Карла Ивановича Вебера, прослужившего более 12 лет на дипломатическом поприще в Корее (1885-1897).

Конец XIX века для Кореи был сложнейшим и трагическим временем, когда страна испытывала агрессивные действия, с одной стороны, китайцев, а с другой — японцев. К.И. Вебер, талантливый и преданный своему долгу дипломат, делал все, что было в его силах, проводя политику России, которая хотела на своих восточных рубежах видеть самостоятельное корейское государство.

От автора:

В настоящей книге впервые в российской историографии делается попытка подробно осветить дипломатическую деятельность Карла Ивановича Вебера — выдающегося российского дипломата [1], первого российского дипломатического представителя в Сеуле, остававшегося на этой должности в течение 12 лет (1885-1897) с некоторыми перерывами, связанными со служебными перемещениями. Он внес огромный вклад в возникновение, развитие и укрепление отношений между двумя дальневосточными соседями, Россией и Кореей, в переломный для корейского государства период.

Изложение его деятельности начинается со времени подготовки и подписания первых русско-корейских договоров и завершается сентябрем 1897 г., когда он был вызван из Сеула в Петербург для «объяснения по делам службы». В заключительной части книги описываются дальнейшие связи российского дипломата с Кореей, включая его миссию в эту страну в 1902-1903 гг. в качестве Чрезвычайного посланца императора Николая II для участия в праздновании 40-летнего юбилея восшествия на престол императора Коджона.

Необходимость всестороннего изучения дипломатической деятельности К.И. Вебера вызвана тем, что до настоящего времени в российской и зарубежной историографии, в том числе и в литературе по корееведению, не было специальных исследований (за исключением отдельных статей), посвященных трудной, многогранной работе на дипломатическом поприще в Корее не только К.И. Вебера, но и целого ряда других русских дипломатов — П.А. Дмитревского, А.Н. Шпейера, Н.Г. Матюнина, А.И. Павлова, Г.А. Плансона, А.С. Сомова и др. Это они в сложнейший и трагический период корейской истории конца XIX — начала XX в., вплоть до аннексии Кореи Японией в 1910 г., внесли немалый вклад в дело становления российско-корейских отношений, укрепления позиций России в Корее, стремясь сохранить ее независимость, территориальную целостность и суверенитет в борьбе сначала против китайских притязаний на Корею (до Японо-китайской войны 1894-1895 гг.), а затем против японского посягательства.

К.И. Вебер, талантливый и преданный своему делу дипломат, эксперт в области истории, географии, этнографии и культуры Дальнего Востока оставил наиболее яркий след в дипломатической истории российско-корейских отношений. Он в период с 1885 по 1897 г. был основным проводником российской политики в Корее. Ему принадлежит заслуга выработки условий и заключения первого русско-корейского договора 1884 г., положившего начало официальным отношениям двух государств. Вебер, последовательно отстаивавший суверенитет и государственность Кореи, боролся против незаконных притязаний Китая и Японии в этой стране. После убийства королевы Мин он сумел убедить дипломатов выступить единым фронтом с протестом против действий японцев. Его выступления на заседаниях дипломатического корпуса об отказе признать новое прояпонское правительство Кореи и эдикт о низложении королевы Мин и решительные требования проведения строжайшего расследования преступления, наказания убийц и удаления зачинщиков вынудили японское правительство признать участие в событиях 26 сентября японцев.

Представляется важным восстановить биографию этого выдающегося дипломата, оценить его вклад в развитие и укрепление русско-корейских отношений и с точки зрения глубокого понимания сложностей, стоящих перед международной дипломатией в конце XIX в., показать стабилизирующую роль России на Корейском полуострове. Россия рассматривалась многими в правящих кругах Кореи, прежде всего Коджоном и его ближайшим окружением, как противовес агрессорам.

В сложнейший период внешнеполитической истории Кореи, когда в борьбу за преобладание на Корейском полуострове включились также США, Англия, Франция, Германия и другие западные державы, а правящая в стране династия Ли переживала глубокий кризис, К.И. Веберу удалось своими действиями, направленными на нейтрализацию захватнической политики Китая, Японии и других агрессивных держав, завоевать доверие корейского вана (короля) Коджона и, несмотря на происки и интриги антироссийских сил в его окружении, добиться его расположения и установить с ним самые тесные дружеские отношения, получившие наибольшее развитие в период пребывания Коджона в русской дипломатической миссии (с 30 января 1896 г. по 8 февраля 1897 г.) [2], где он нашел спасение от угрозы лишения трона и непосредственно его жизни со стороны японцев. Находясь в стенах русской миссии, Коджон более года управлял оттуда страной, что представляло собой небывалый случай в мировой истории. Эти 375 дней пребывания корейского монарха на «русской территории Сеула» ознаменовались также наивысшим подъемом в российско-корейских отношениях как в области политики и экономики, так и культурных связей. Будучи близким другом короля Коджона, Вебер играл важную роль в установлении самых теплых и доверительных отношений между российским и корейским монархическими домами.

С именем К.И. Вебера связаны многие важные инициативы русской дипломатии в установлении добрососедских отношений России с Кореей. К числу последних следует отнести: поездку корейского посольства в Западную Европу и Россию для участия в коронационных торжествах 1896 г. и для переговоров об отправке в Сеул русских военных инструкторов для обучения корейских вооруженных подразделений и, в особенности охранного отряда короля, предоставлении Россией займа для погашения Кореей японского займа и соединении телеграфных линий между Россией и Кореей, кроме того, увеличение штата русской миссии, назначение вице-консула и военного агента и приезд в Сеул чиновника министерства финансов Д.Д. Покотилова и последующее открытие правлением Русско-китайского банка филиала в Корее, создание в Сеуле русской школы.

К.И. Вебер, которого отличали глубокое знание местных условий и обычаев, помогал русским исследователям, путешественникам в изучении страны, организации экспедиций, военным в обучении корейских войск, предпринимателям в осуществлении их миссии в Корее, защите их прав в стране. Таким образом К.И. Вебер оказал заметное влияние на все области взаимоотношений России и Кореи — экономику, культуру, образование, военное дело.

К.И. Вебер снискал доверие и уважение к себе не только корейцев, но также и членов дипломатического корпуса и миссионеров в Сеуле. Его тесные контакты с Коджоном и его двором, западными дипломатами, советниками, его личная дружба со многими из них и с важными корейскими сановниками сделали его одной из наиболее авторитетных и влиятельных фигур в иностранной дипломатической колонии в Сеуле.

Среди представителей других иностранных государств в Корее, с которыми К.И. Веберу удавалось наладить отношения дружественного сотрудничества, были дипломаты США, Франции и Германии, которых он сумел привлечь на свою сторону для борьбы против посягательств Китая и Японии на суверенитет Кореи. Однако были среди них и открытые противники, как, например, китайский представитель в Сеуле Юань Шикай и часто сменявшиеся японские представители. Веберу приходилось отдавать много сил и энергии и для нейтрализации действий прояпонски настроенных политических и государственных деятелей Кореи и укрепления позиций прорусской группировки (так называемой русской партии) в правящих кругах корейского общества.

Поскольку Россия придерживалась политики сохранения неприкосновенности Кореи, постольку деятельность К.И. Вебера в Сеуле на ближайшие годы была нацелена на то, чтобы содействовать избавлению Кореи от международных или внутренних осложнений и направить главное внимание корейского правительства на укрепление экономического положения страны. Таким образом, он стал важным союзником Коджона в его политике модернизации и реформ в Корее для сохранения ее независимости и целостности.

Эти трудности в работе К.И. Вебера усугублялись тем, что между ним и российским Министерством иностранных дел существовала разница во взглядах на формы и методы борьбы с японской экспансией в Корее. Находясь непосредственно в Сеуле, наблюдая на месте явно растущую угрозу безраздельного господства Японии на Корейском полуострове и не желая мириться с этим, К. И. Вебер настаивал на принятии Россией более активных и решительных мер (предоставление Корее займа в 3 млн руб., скорейшее отправление русских военных инструкторов для реорганизации вооруженных сил и создания боеспособной корейской армии). Министерство иностранных дел России, в свою очередь, будучи ответственным за сохранение отношений с Японией и поддерживающей ее Англией, проявляло медлительность и осторожность, в частности оттягивало отправление в Корею русских военных специалистов. Различия в подходе к решению этого и других вопросов в конечном счете привели к отзыву К.И. Вебера из Кореи и назначению на его место Л.Н. Шпейера. Однако Вебер и потом не прерывал связи с Кореей.

Таков в основном круг проблем, которые автор попытался осветить в настоящем исследовании. Оно не претендует на исчерпывающее их изложение. Работа в значительной степени осложнялась трудностью поиска материалов ввиду фрагментарности, разрозненности и крайней скудости документов, в первую очередь биографических. Не удалось найти личных бумаг К.И. Вебера в Архиве внешней политики Российской империи. Ничего не известно о существовании каких-либо дневниковых записей, которые позволили бы восстановить факты из биографии русского дипломата. И хотя в ходе нашей работы о К.И. Вебере обнаружено немало важных материалов, ранее неизвестных исследователям, все же найденное требует дальнейшего исследования с тем, чтобы более всесторонне показать жизнь и деятельность К.И. Вебера. Это касается в особенности периода после его отъезда в сентябре 1897 г. из Сеула и отставки в 1900 г. вплоть до кончины 8 января 1910 г. [3] Предпринимавшиеся до сих пор поиски российских и зарубежных исследователей в этом направлении пока не дали результатов.

Документальную основу настоящего исследования составили справки, свидетельства, прошения и матрикулы студента Санкт-Петербургского университета К.И. Вебера, донесения, телеграммы и записки о Корее Поверенного в делах и Генерального консула России в Корее К.И. Вебера, а также его переписка с министерствами иностранных дел, военным и морским, Приамурским генерал-губернатором и военным губернатором Приморской области, с П.А. Дмитревским, А. П. Кассини, М.А. Хитрово и другими российскими дипломатическими представителями в Корее, Китае и Японии. Большая исследовательская работа была проведена с документами и материалами, хранящимися в различных фондах Архива внешней политики Российской империи МИД РФ (АВПРИ) в Москве, Архива востоковедов в Институте восточных рукописей РАН (ИВР РАН) в Санкт-Петербурге, Российского государственного исторического архива (РГИА), Российского государственного военно-исторического архива (РГВИА), Центрального государственного исторического архива Санкт-Петербурга (ЦГИА СПб.), Российского государственного исторического архива Дальнего Востока (РГИА ДВ) во Владивостоке.

Автор выражает глубокую признательность за помощь в работе над книгой коллегам из Отдела Кореи и Монголии Института востоковедения РАН, в особенности главному научному сотруднику Б.Д. Паку, ведущему научному сотруднику Ю.В. Ванину, без чьих советов, предложенных подходов, вопросов эта книга не могла быть написана. Я благодарна академику РАН Б.В. Ананьичу (Институт российской истории РАН) за многолетнюю поддержку. Особая благодарность директору Архива внешней политики Российской империи И.В. Поповой, заведующей читальным залом АВПРИ А.В. Абраменковой, инспектору О.В. Стародубцевой, директору Музея антропологии и этнографии имени Петра Великого РАН Ю.А. Чистову, куратору корейской коллекции этого музея Д.А. Самсонову, директору Института восточных рукописей РАН И.Ф. Поповой, главному научному сотруднику ИВР РАН А.Ф. Троцевич, директору Центрального государственного исторического архива Санкт-Петербурга В.М. Шишкину, заведующей читальным залом М.М. Перекалиной (ЦГИА СПб.) за их помощь в проведении исследования и возможность работать с коллекциями архивов. Хочу отметить содействие, оказанное старшим научным сотрудником Института всеобщей истории РАН М.А. Петровой в прочтении и переводе документа со старонемецкого языка. Искреннюю признательность приношу У.В. и В.В. Просвиркиным и праправнуку К.И. Вебера В.Ф. Веберу за неоценимую помощь в восстановлении генеалогического древа семьи К.И. Вебера и за проявленную готовность в предоставлении семейных реликвий: фотографий и документов из семейного архива.

* * *

[1] Очень краткие биографические справки о К.И. Вебере см.: Пак Чон Хё. К. Вебер — первый посланник Российской дипломатической миссии и Корее // Проблемы Дальнего Востока. № 6, 1993. С. 142-146; О.В. Суковицына. Карл Вебер и его вклад в развитие русско-корейских отношений // Российское корееведение. Альманах. Выпуск второй. М., 2001. С. 128-132.

[2] Все даты в книге даны по старому стилю.

[3] Дата смерти К.И. Вебера указана на фото семейного надгробия в г. Раде-бойле в Саксонии — https://de.wikipedia.org/wiki/Carl_von_Waeber

Источник: https://www.arirang.ru/library/lib194.htm

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »