БАН БЁН ЮЛЬ. Национально-освободительное движение Кореи и российский Дальний Восток (1905-1910 гг.)

Профессор Пан Бен Рюль на конференции, посвященной 70-летию кончины Хон Бом До. Алматы 25.10.2013 г.

Профессор Пан Бен Рюль на конференции, посвященной 70-летию кончины Хон Бом До. Алматы 25.10.2013 г.

Бан Бён Юль — профессор университета иностранных языков Хангук, Республика Корея

В статье рассматриваются особенности национально-освободительной борьбы корейского народа с японскими захватчиками.

В 1860 г. согласно условиям Пекинского договора Южно­-Уссурийский край вошел в состав Российской Империи, в результате чего Россия приобрела границы с Корейским полуостровом и постепенно стала оказывать влияние на его политическую судьбу. Во второй половине XIX- начале XX в. государство Чосон (Корея), обладавшее 500-летней историей, стало объектом соперничества мировых держав. В конце концов, посредст­вом китайско-японской и русско-японской войн Япония выиграла борьбу за Корею и стала форсировать ее захват, стремясь сделать своей колонией.

Япония, победившая в Русско-японской войне, открыто проводила по­литику экспансии на материк. После завершения войны Россия и Япония в обоюдовыгодных, подписанных в послевоенный период договорах не только определили свои интересы на Корейском полуострове, в Северной и Южной Манmчжурии, Монголии, Китае, но и заложили базу для перехода к союзни­ческим отношениям. Корейские национально-освободительные силы развер­нули антияпонское движение на территории России, которая в это же время укрепляла свои отношения с Японией.

Резко ухудшившееся в результате вторжения японского капитала поло­жение корейских крестьян вынудило одних уйти в горы и заняться подсечным земледелием, другие крестьянские семьи, гонимые нуждой, оставляли насиженные места, нелегально переходили границу и поселялись на русском Дальнем Востоке и северо-востоке Китая.

Антияпонские силы в условиях, когда национально-освободительное движение внутри страны жестоко подавлялось японскими солдатами, сфор­мировали свои опорные пункты за границей, рассматривая их в перспективе как базу для начала антияпонского сопротивления ради достижения незави­симости Кореи.

Существовал ряд причин, по которым Маньчжурия и Приамурский край стали для антияпонского сопротивления основным объектом надежды на восстановление государственной власти и независимости Кореи: близкое от Корейского полуострова расположение и созданные в 1860-е годы на терри­тории российского Дальнего Востока корейские поселения. Кроме того, суще­ствовали исторические традиции дружественного отношения к Корее рядо­вых граждан России и Китая, а также и опасения, основанные на прошлых во­енных конфликтах с Японией и касающиеся грядущей экспансии этой страны на материк. Представители движения за независимость Кореи надеялись, что данный регион станет территорией, на которой отряды Армии независимос­ти, возможно, объединятся с Россией, Америкой и Китаем и дадут решающий бой Японии, положив конец ее могуществу.

В начале XX в. Дальний Восток России был для корейских патриотов явно предпочтительней как сторонник их борьбы, чем находящаяся под властью Китая северо-западная часть Кандо. Согласно высказыванию Ю Инсока, ру­ководителя корейского партизанского движения, это связано с тем, что Китай и Россия «граничат с северными территориями Кореи, однако Китай — слаб, а Россия обладает большей мощью». Поэтому руководители партизанского движения и Национального движения за независимость эмигрировали в основном на территорию Приморья России с целью формирования у ко­рейского сообщества данных регионов национального самосознания.

В конце правления династии Ли (1907-1910 гг.) корейское национально­освободительное движение имело несколько направлений: деятельность Ар­мии справедливости (Ыйбён) под руководством Общества всеобщей спра­ведливости (Тонихве) (конец 1907-первая половина 1908 г.), деятельность Общества согласия (Коннипхёпхве) и Корейского национального общества (Кунминхве) (вторая половина 1908-начало 1910 г.), протестное движение Армии справедливости 13 провинций (Сипсамдоыйгун), Петиционнго обще­ства (Сонмёнхве) (середина 1910 г.), и др. Следует отметить, что направлен­ность движения за независимость менялась вместе с восприятием ситуации и отношением к ней со стороны участников освободительной борьбы.

Радикальные способы борьбы организации «Тонихве». К участию в борьбе за независимость Кореи корейских граждан, проживающих на тер­ритории Дальнего Востока России, привело осознание утраты независимости их страны, а также усиление агрессии со стороны Японии. Инцидент в Гааге, когда корейская делегация, прибывшая туда с целью разоблачения варвар­ских действий японских колонизаторов, но под давлением Японии не до­пущенная на конференцию по вопросам мира, дал повод генерал-резиденту Ито Xиробуми заставить императора Коджона отказаться от престола и под­писать новый корейско-японский договор. В результате этого договора была распущена корейская армия, а также проведен ряд других мер, довершивших процесс колонизации Кореи.

В кризисной ситуации, когда над Кореей возникла угроза полной потери независимости, Дальний Восток России стал основной базой для формирова­ния отрядов корейской Армии справедливости, готовых бороться с оружием в руках за свободу отечества. Корейцы, переселившиеся в Приморье, всегда под­держивали тесные связи с Кореей. Не остались они в стороне и от борьбы про­тив установления в Корее колониального господства Японии.

Основные силы Армии справедливости под предводительством Ли Бомюна были сосредоточены в России. Во время Русско-японской войны Ли Бомюн по приказу императора Коджона сформировал отряд ополчения, состоявший из 1000 человек, который действовал на приграничных с провинцией Xамген территориях и таким образом осуществлял помощь отрядам под командова­нием русского генерала К. А. Анисимова. После окончания войны и подписания русско-японского договора Анисимов приказал разоружить отряд Ли Бомюна, который к тому времени отступил на территорию Xуньчуня, а в 1909 г. китайское правительство приказало вывести военные подразделения Ли с территории Маньчжурии. В результате часть войск Ли Бомюна ушла в Ко­рею, а около 700 человек — в Приморье. Российское правительство признало заслуги Ли, наградив его орденом.

Xон Бомдо на территории провинций Xамгён и Пхёнан организовал свои отряды партизан из охотников и шахтеров, которые после нескольких нерав­ных боев с хорошо обученными японскими гарнизонами в начале 1908 г. пере­дислоцировались в Приморье.

Третьей силой в рамках Армии справедливости были молодежные отря­ды под руководством Ан Джунгына, Ом Инсопа, Ким Гирена и др., которые также концентрировались на территории Приморской области.

Секретные донесения Японии свидетельствовуют, что Ан Чжунгын «пе­риодически приезжает в Ёнчху, Владивосток, Сучхон, он сплотил возле себя около 300 человек, сила его отрядов превосходит военные подразделения Ли Бомюна, Ли Бомджина и др.».

В то же время силы Армии справедливости начали концентрироваться вокруг одного из старожилов корейского сообщества Приморья Чхве Чжехёна (Петра Семеновича Чхве), который активно поддерживал движение за независимость Кореи. Он агитировал корейцев раздавать солдатам Армии справед­ливости продукты, оружие и другие необходимые им вещи.

Ли Бомюн изначально отклонил предложение Ан Джунгына об ор­ганизации военного мятежа, однако и он в конце концов присоединился к партизанским войскам. На перемены в его отношении к ситуации оказал большое влияние бывший корейский посланник в России Ли Бомджин. После Русско-японской войны Ли Бомджин занимался дипломатией и обще­ственной деятельностью, проявляя интерес к вооруженным способам борьбы. Ли Бомчжин и Ли Бомюн часто переписывались, беспокоясь о ситуации в стра­не, и обсуждали возможность начала национально-освободительного движе­ния. Для того чтобы избежать утечки информации японским шпионам, письма Ли Бомджина передавались Ли Бомюну через военного губернатора Приморской области В.Е. Флуга. В одном из таких писем, планируя восстание, Ли Бомчжин писал: «Мы свяжемся со своими товарищами в Приморье, пере­сечем Туманган и неожиданно ворвемся на территорию провинции Xамгён. А затем мы обеспечим себе победу, стремительно продвинувшись вглубь страны. Уверен, что российские власти поддержат нас в этом».

В результате стало известно, что Ли Бомджин приступил к подготовке военного мятежа, осуществляя тренировку солдат Армии справедливости в Ёнчху (ныне Краскино, Приморский край). Именно сын Ли Бомджина, Ли Вичжон, был направлен в Гаагу. По инициативе Ли Вичжона было обра­зовано общество Тонихве, которое являлось военным подразделением Армии справедливости. Руководство общества возглавил Чхве Чжехён, а Ли Бомюн стал его заместителем, Ли Вичжон — председателем, Ом Инсоп — заместителем председателя, Пэк Кюсан — секретарем, Ан Джунгын — одним из членов сове­та Тонихве. К обществу вместе с Ли Вичжоном присоединились представите­ли командования корейской армии и 40 солдат Армии справедливости, ко­торые в том числе оказывали помощь в сборе средств.

В это время Xон Бомдо также находился в Приморье, однако он не участ­вовал в деятельности общества Тонихве. Возможно, это было связано с тем, что двое его подчиненных, направленных в Ёнчху к Ли Бомюну из Чанджина (провинция Южная Xамгён) с целью покупки оружия были арестованы, что привело весной 1908 г. к конфликту между Ли Бомюном и Xон Бомдо. Чтобы не обострять отношения с Японией, военная и гражданская администра­ция Приамурского края и Приморской области в отношении партизанского движения корейцев на территории Дальнего Востока проводила неопределен­ную политику, не запрещая и не поддерживая ее. Такое отношение правитель­ства до сих пор оказывает влияние на то, что среди русских остается враж­дебное отношение к японцам. В тот период русские солдаты сочувствовали и помогали корейским партизанам. Xотя Ли Бомюну не удалось перетянуть в корейские партизанские войска русских солдат, они тем не менее оказыва­ли помощь в поставке оружия.

Несмотря на такие благоприятные условия партизанские отряды при­морских корейцев, войдя в июле-августе 1908 г. в приграничный район про­винции Xамгён и развернув военные действия против японских войск, вынуж­дены были отступить ввиду численного и военного превосходства японцев. В связи с этим, несмотря на то, что корейское сообщество Приморской области оказывало активную поддержку партизанскому движению, с осени 1908 г. дея­тельность Армии справедливости пошла на спад.

В чем же причины прекращения формирования корейских партизан­ских отрядов на Дальнем Востоке России? Во-первых, изначально неопреде­ленная политика приморской администрации по отношению к партизанам сместилась в сторону запрета. Правительство России, получив предостереже­ние от Японии, предупредило приамурского генерал-губернатора о недопусти­мости повторного выступления Ли Бомюна. В связи с этим Россия не только укрепила приграничные с Кореей районы по реке Туманган для предотвра­щения перемещения корейских партизанских отрядов, но и начала контроли­ровать тренировочные базы корейцев, а также продажу оружия в Приморье. Китайское правительство, беспокоясь о возможных дипломатических про­блемах с Японией, также запретило деятельность Ли Бомюна, обвинив пар­тизан в убийстве двух китайских солдат, и обратилось к расквартированному в Посьете русскому гарнизону с просьбой оказать помощь в разоружении и роспуске корейских военных подразделений Армии справедливости.

Вторая причина спада корейского партизанского движения заключалась в разногласиях внутри руководящего звена общества Тонихве, разделившего­ся на сторонников политики Чхве Чжехёна и сторонников Ли Бомюна. Перемещение отрядов Армии справедливости на территорию Кореи прохо­дило несогласованно, в результате чего в действиях партизан не было слажен­ности и единства. Осенью 1908 г. корейское сообщество России выразило свое недоверие действиям Ли Бомюна. Они обратились к российскому правитель­ству с заявлением, в котором обвинили Ли в жесткости действий и ведении роскошного образа жизни.

Японское правительство для пресечения партизанского движения ис­пользовало одного из самых богатых представителей русских корейцев Чхве Бонджуна (Николай Алексеевич Чхве), который занимался торговлей с Ко­реей, был владельцем парохода, совершавшего рейсы Вонсан-Владивосток, а также основателем первой корейской газеты на территории России — к^эд- жосинмун». Кроме того, у Чхве Бонджуна был подряд на поставку молока и других продуктов в Корею. Чхве был против партизанского движения, так как считал, что оно мешает развитию бизнеса корейцев и товарообмену с Кореей. Под давлением Японии он не мог свободно вести свой бизнес, поэто­му согласился сотрудничать с Ито Xиробуми и корейским правительством в акциях, направленных против партизанского движения. Более того, встре­тившись в Посьете с Чхве Чжехёном и Ли Вомюном, он убеждал их распу­стить партизанские отряды. В газете он опубликовал объявление с призывом к корейцам не соглашаться с требованиями лидеров партизанского движения.

В конце концов, Чхве Чжехён, родственник Чхве Бонджуна, долгое время активно поддерживавший партизанское движение, начал открыто вы­ражать критическое отношение к Армии справедливости; 20 января 1909 г. он опубликовал в газете заявление с призывом перестать оказывать помощь пар­тизанам, обвиняя их в использовании патриотизма корейцев в целях наживы.

Призыв Чхве Чжехёна нашел отклик среди зажиточного населения рос­сийских корейцев, однако отказ от помощи партизанам стал также и след­ствием политики российского правительства. Союзники Японии — Англия и США — также оказывали дипломатическое давление на Россию, в результате чего 15 февраля 1909 г. российские власти во Владивостоке потребовали от Чхве прервать свои отношения с партизанами.

По сообщениям японских властей, «партизанское движение корейцев больше не являлось поводом для беспокойства». Таким образом, деятель­ность Армии справедливости после пика своей активности в 1908 г. быстро пошла на спад.

После того, как попытка вернуть Корее независимость через вооружен­ную борьбу, которую называли «радикальным движением», потерпела неудачу, корейцы сосредоточились на мирных действиях, выраженных в культурно­просветительской деятельности или так называемом «умеренном движении».

«Умеренная политика» Кунминхве. Начиная с 1905 г. в Корее создава­лись различные просветительские общества, которые ставили своей целью воспитание в народе патриотических чувств, пропаганду идей национальной независимости и государственного суверенитета.

Большой вклад в культурно-просветительскую и общественную дея­тельность и Кореи, и Приамурского края сделало Корейское национальное общество (Кунминхве). Кунминхве объявило себя преемником корейского национального правительства, назвав себя «временным правительством»; оно сформировало правительственные органы, взяв за основу американское федеративное устройство, и было представлено центральными, региональ­ными и местными правительственными структурами.

С момента открытия в 1909 г. до начала 1911 г. в газете «Синханминбо» публиковались статьи, пропагандирующие республиканские идеи и обличаю­щие монархизм, аристократию, 50-летнюю самодержавную политику, которая привела к гибели Кореи, критиковались ваны Коджон и Сунджон, а также участники антияпонского движения Лим Бомюн, Ли Бомджин, выходцы из аристократических семей.

Для укрепления своих отделений на Дальнем Востоке России и Маньчжу­рии Кунминхве отправило своих представителей — Ли Сансоля и Чон Чжегва- на — на Дальний Восток. Ли Сансоль, известный своим участием в делега­ции в Гааге, получил все права представлять Общество на Дальнем Востоке, а Чон Чжегвану вверили в обязанности проводить агитационную деятельность среди корейского сообщества Приморья. С конца 1909 г. Кунминхве откры­ло 13 своих филиалов во Владивостоке, Новокиевске, Никольск-Уссурийске, Xабаровске, Имане, Чите, Xарбине и шести корейских деревнях и стало влия­тельной организацией на Дальнем Востоке и Сибири России.

Несмотря на то, что Корейское национальное общество стало мощной организацией в России, российские власти не одобряли его деятельность. Инцидент, связанный с убийством Ито Xиробуми, показал позицию рос­сийского правительства по отношению к партизанскому движению корей­цев. Поскольку все это произошло на КВЖД, по русско-китайскому договору 1896 г. суд над Ан Джунгыном должен находиться в юрисдикции российских органов власти. Однако Россия пошла навстречу требованиям Японии и пе­редала преступников ей, т. е. надежды корейцев на помощь России не оправ­дались.

Новый всплеск радикального движения: совместные протестные ак­ции Армии справедливости 13 провинций и Петиционного общества. Вес­ной 1910 г. в рядах представителей национально-освободительного движения Кореи в преддверии приближающейся гибели страны выделилось два основ­ных направления: сторонники радикальных и сторонники умеренных мер в борьбе за независимость. В газете «Тэдонконбо» от 26 мая 1910 г. подчерки­валось, что сторонники обоих направлений могут при желании дополнять друг друга, поэтому им необходимо объединиться ради выполнения общей цели.

В то время, как между участниками антияпонского движения разверну­лась дискуссия о том, какие методы выбрать, радикальные или умеренные, а русские корейцы противостояли Ли Бомюну и Xон Бомдо, Россия и Япония заключили второй русско-японский договор. Поводом для его заключения стало выступление американского государственного секретаря Нокса с пла­ном нейтрализации железных дорог в Маньчжурии. Согласно договору 1910 г., Россия и Япония подтвердили все пункты первого договора от 1907 г., а также указали на возможность совместного использования всех необходимых средств и ресурсов, что фактически указывало на военно-политический союз между этими странами. В выпуске «Синханминбо» от 13 июля 1910 г. сооб­щалось, что второй русско-японский договор был заключен с целью блоки­ровать проникновение какой-либо третьей страны в Манчжурию. Кроме того, Россия соглашалась со слиянием Японии и Кореи, гарантируя таким образом соблюдение своих интересов в Маньчжурии. В газете также сообщалось, что с целью ослабления протестного движения корейцев России Япония и Россия заключили «Договор об экстрадиции преступников».

Ввиду критичности ситуации, Ю Инсок, с намерением выразить необхо­димость объединения всех радикальных и умеренных сил, направил 1 июля Ли Сансолю письмо. Упомянув о русско-японском заговоре против Кореи и зак­лючении между ними второго договора, он предложил выработать план о возвращении Корее суверенитета. По инициативе Ю Инсока и Ли Сансо­ля 8 июля в корейской деревне на р. Чапигоу, которая располагалась на про­тивоположенной от Владивостока стороне Амурского залива, собралось около 150 человек, которые организовали Армию справедливости 13 провин­ций. Целью деятельности Армии было вооруженное сопротивление японцам в северных районах Корейского полуострова, а также учреждение подразде­лений армии на территории всех 13 провинций. В совет армии были избраны бывшие последователи «умеренной» тактики Ан Чханхо, Ли Чжонхо, Ли Гап, и др.; руководящие посты заняли «монархисты» Ю Инсок, Ли Сансоль, Ли Бомюн, Ли Намги. После основания Армии 28 июля Ю Инсок и Ли Сансоль отправили петицию Коджону, в которой обосновали свои цели и задачи, а также потребовали королевский двор переехать в Приморье, восстановив таким образом государственную власть Кореи.

Большую роль в организации Армии справедливости 13 провинций и под­готовке побега Коджона играл Ли Гап. Он в свое время принимал участие вмес­те с Ан Джунгыном в убийстве Ито Xиробуми. Для подготовки побега импе­ратора Коджона Ли Гап получил задание передать письмо императору Нико­лаю через русских чиновников, однако он смог осуществить это только после поездки в Петербург. Коджон в своем письме писал следующее: «До нас дош­ли слухи, что Россия и Япония подписали договор, согласно которому Россия не против присоединения Кореи к Японии. Не может быть, чтобы русский Император не сострадал несчастному корейскому народу и согласился с его гибелью».

Во Владивостоке в газете «Далекая окраина» 23 августа 1910 г. была опу­бликована информация о присоединении Кореи к Японии, и практически сразу после этого Ю Инсок и еще 200 человек организовали Петиционное общест­во, которое приняло решение распространить письменный протест против незаконности действий Японии. В ту ночь отряд из 50 представителей корей­ской молодёжи напал на японских поселенцев, а Сонменхве направило пети­цию с протестом против присоединения Кореи к Японии во все страны, с кем у Кореи до подписания договора о протекторате были налажены дипломатиче­ские отношения (Россия, Англия, США и др.). Петицию на английском и фран­цузском языках подписали 8624 человек.

Японское правительство передало властям России и Китая список вра­гов режима и потребовало всех лиц из этого списка депортировать с терри­тории Российской империи и Китая. Власти потребовали от приамурского генерал-губернатора П.Ф. Унтербергера прекратить антияпонское движение во вверенном ему регионе. В результате 12 сентября было арестовано 42 ко­рейца, проживавших в одной из корейских деревень Приморья, их отпра­вили в ссылку в Иркутск. По приказу П.Ф. Унтербергера была закрыта газета «Тэдонсинбо» в связи с появлением на ее страницах статей, протестующих против присоединения Кореи к Японии.

Российское правительство, заключив второй русско-японский договор, продемонстрировало приоритет русско-японских дипломатических отноше­ний и стало проводить политику подавления протестного антияпонского дви­жения. Национально-освободительное движение корейцев на Дальнем Восто­ке России приобрело новые условия и направления для своего развития.

Источник: https://vfrta.ru/apps/rta/add_files/files/journal_2011-2.pdf

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »