Башня бывшей русской дипмиссии: застывший элемент пейзажа Кореи нового времени

Башня русской миссии

В районе Чон-дон, в самом центре Сеула, стоит трёхэтажная башня. Это всё, что осталось от здания бывшей русской дипломатической миссии, которая в конце XIX века стала свидетелем ключевых событий истории Кореи нового времени.

Ким Югён, журналист  

Улица Чон-дон, которая идёт от ворот Тэхан-мун, главных ворот дворца Токсу-гун, до здания издательства «Кёнхян синмун», в конце эпохи Чосон и на протяжении короткой эпохи Корейской империи была главным кварталом дипломатии и политики, где компактно располагались иностранные миссии. На одной из сторон этой улицы, превратившейся в живописное культурное пространство, на вершине холма в одиночестве стоит смотровая башня в западном стиле. Это сооружение, зарегистрированное как «историческое место №253», — всё, что осталось от здания бывшей русской дипмиссии. Более ста лет назад она находилась в самом сердце событий, навсегда изменивших ход истории страны, но теперь она заброшена и в её облике, отмеченном печалью руин, чудится нечто чужеземное.

Основное здание и башня

Строительство здания русской дипломатической миссии, спроектированного русским архитектором Афанасием Ивановичем Серединым-Сабатиным (1860—1921), было завершено к 1890 г. По записям, оставленным С.В. Чиркиным, который служил в нём дипломатом в 1911—1914 гг., можно составить представление о том, как выглядело это здание, не сохранившееся до нашего времени. «Наше генеральное консульство было прекрасно расположено на большом пологом холме, на вершине которого стояло главное здание, построенное в стиле итальянской виллы. Одноэтажный дом очень красив с анфиладой громадных высоких комнат и четырёхгранной башней на правой стороне… По склонам холма <…> разбит великолепный парк вековых деревьев разнообразных пород…» (цитируется по статье Т. М. Симбирцевой и С. С. Левошко ««Архитектор его величества Кореи» Середин-Сабатин (1860—1921)»)

«Наше генеральное консульство было прекрасно расположено на большом пологом холме, на вершине которого стояло главное здание, построенное в стиле итальянской виллы. Одноэтажный дом очень красив с анфиладой громадных высоких комнат и четырёхгранной башней на правой стороне… По склонам холма  разбит великолепный парк вековых деревьев разнообразных пород…» (С. В. Чиркин)

«Наше генеральное консульство было прекрасно расположено на большом пологом холме, на вершине которого стояло главное здание, построенное в стиле итальянской виллы. Одноэтажный дом очень красив с анфиладой громадных высоких комнат и четырёхгранной башней на правой стороне… По склонам холма <…> разбит великолепный парк вековых деревьев разнообразных пород…» (С. В. Чиркин)

Здание дипмиссии, построенное из мрамора и кирпича, было разрушено во время Корейской войны, осталась только трёхэтажная башня и часть подземного этажа. Изначально башня была светло-серого цвета, но в ходе ремонтно-реставрационных работ 1973 г. её побелили известью. В южной стене первого этажа башни сделано два арочных входа с деревянными воротами, в остальных трёх стенах имеется по одному входу. Форма арочных проёмов одинакова, однако их высота и ширина разнятся. На втором этаже только в одной стене есть четырёхугольное окно, тогда как на третьем этаже все четыре стены украшены высокими арочными окнами. Верхушка башни снабжена парапетом и треугольным фронтоном на каждой из сторон. Высота сооружения составляет около 8 метров.

Я училась в школе, а потом работала в районе Чон-дон, в непосредственной близости от башни, поэтому на протяжении более 30 лет видела её почти каждый день. И даже заходила в неё. Башня не имеет перекрытий и внутри полая. Во время раскопок в 1981 г. был обнаружен тайный подземный ход, ведущий во дворец Токсу-гун. Кто знает — может быть, он тоже был построен по проекту Сабатина?

На фотографии, сделанной американским путешественником Бёртоном Холмсом в 1901 г., можно увидеть «Русские ворота», главный вход на территорию дипмиссии, которые были созданы по образцу Триумфальной арки в Париже. Они стоят особняком на холме, застроенном обычными корейскими домами.

На фотографии, сделанной американским путешественником Бёртоном Холмсом в 1901 г., можно увидеть «Русские ворота», главный вход на территорию дипмиссии, которые были созданы по образцу Триумфальной арки в Париже. Они стоят особняком на холме, застроенном обычными корейскими домами.

На фотографии, сделанной американским путешественником Бёртоном Холмсом в 1901 г., можно увидеть «Русские ворота», главный вход на территорию дипмиссии, которые были созданы по образцу Триумфальной арки в Париже. Они стоят особняком на холме, застроенном обычными корейскими домами. На противоположной стороне занял своё место отель «Зонтаг», первый отель западного типа в Корее, появившийся в 1902 г. Император Кочжон даровал здания и землю, находившиеся в собственности монаршей семьи, и повелел построить на этом месте отель, управление которым вверил Антуанетте Зонтаг (1854—1925), родственнице русского генконсула Карла Ивановича Вебера. Традиционный «ханок», стоявший рядом с русской дипмиссией, служил временным пристанищем для группы миссионерок ордена сестёр св. Павла де Шартр, прибывших в Корею в 1887 г., и таким образом стал колыбелью женского монастыря этого ордена, который в настоящее время находится в районе Мёндон.

Пейзаж нового времени Legation Street

В окрестностях Чон-дона, где находится дворец Токсу-гун, последняя резиденция императора Кочжона, в конце эпохи Чосон начали подниматься волны модернизации. Семь из девяти стран, установивших дипломатические отношения с государством Чосон около 1890 г., исключая Китай и Японию, построили здесь здания своих дипмиссий. И даже в наши дни в этом районе находятся шесть посольств иностранных государств, в частности России, США и Великобритании.

Американская дипмиссия первой обосновалась в этом месте, въехав в 1882 г. в перестроенное здание под черепичной крышей, выкупленное у семьи Мин. Затем на холме Чон-дон появилось здание русской дипломатической миссии, а к северу от дворца Токсу-гун разместилась дипмиссия Великобритании. Все три миссии были соединены друг с другом и дворцом Токсу-гун посредством передних или задних ворот.

В 1883 г. Уильям Астон (1841—1911), служивший в то время в дипмиссии Великобритании в Японии, приехал в Сеул с целью поиска места для строительства здания британской дипмиссии в Корее; следующий отрывок из его доклада по поводу выбранного участка ясно показывает, каким видели идеальное место для своих дипломатических представительств западные дипломаты.

«[Это здание расположено] …в пределах крепостной стены, между Южными и Западными воротами, примерно в миле от дворца [Токсу-гун], Министерства иностранных дел и японской дипмиссии… Американская дипмиссия уже приобрела участок земли в районе Чон-дон. Германия, Россия и Италия тоже планируют построить здания своих миссий в Сеуле, поэтому вопросы относительно покупки земли должны быть решены прежде, чем они прибудут в Сеул. Земля [вокруг дворца Токсу-гун] изначально принадлежала королевской семье, но большая часть её, выскользнув из-под королевского контроля, перешла в руки приближённых короля». (Из “The British Embassy Compound Seoul 1884—1984”, J. E. Hoare, Seoul: Korean British Society, 1984.)

Проходившие в дипмиссиях турниры по теннису, приёмы, женщины в приталенных платьях, отель «Зонтаг» с его яркими электрическими огнями — нет сомнений, что простым корейцам того времени всё это казалось экзотикой. В квартале Чон-дон, который стали называть Legation Street, появились христианские церкви, а также открытые американскими миссионерами «Пэчжэ-хактан» (школа для мальчиков) и «Ихва-хактан» (школа для девочек), магазины западной мужской и женской одежды. Некоторые учёные полагают, что в политическом смысле это место представляло собой истинный «рай для иностранных шпионов», работавших каждый на благо своей страны.

В Чон-доне побывали многие известные исторические личности. Так, в отеле «Зонтаг» останавливался будущий премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль и американский писатель Марк Твен. В этом же отеле во время своих визитов в Сеул жил Ито Хиробуми, впоследствии — генерал-резидент Кореи, который приезжал в Чосон, чтобы привлечь на свою сторону корейских политиков, а потом сыграл ведущую роль в насильственном присоединении Кореи к Японии.

«Архитектор его величества Кореи»

Здание русской дипмиссии и имя Сабатина разом переносят нас более чем на сто лет назад, во времена Корейской империи.

Архитектор А. И. Середин-Сабатин был в числе первых тридцати европейцев, нанятых корейским правительством и прибывших в Корею из Шанхая через порт Чемульпхо в сентябре 1883 г. Это было за 10 месяцев до подписания русско-корейского договора о дружбе и торговле (июль 1884 г.). Будущий архитектор Сабатин, выходец из украинского дворянского рода, окончил мореходные классы и недолго изучал изобразительное искусство в Петербургской академии художеств, потом в качестве штурмана дальнего плавания попал на Дальний Восток, где был нанят руководителем корейских таможен немецким бароном Паулем Георгом фон Меллендорфом, который искал специалиста по западной архитектуре. Так в 23 года он оказался в Корее, где прожил следующие 20 лет — до 1904 г. За это время Сабатин создал примерно 20 проектов зданий европейского типа, которых требовала новая эпоха. Большая часть из них была реализована. В частности, он спроектировал главное здание Морской таможни в Инчхоне, разработал генеральный план строительства иностранных сеттльментов в Чемульпхо, создал первый в Корее парк отдыха западного типа Мангук (сейчас Парк Свободы). Все дети архитектора родились в Корее, а его старший сын Пётр стал первым европейцем, родившимся в государстве Чосон.

На семинаре Международной ассоциации истории Кореи, прошедшем в октябре 2009 г., Татьяна Симбирцева, кандидат исторических наук, сотрудник РГГУ, в частности, сказала: «Статьи Сабатина, опубликованные в российских газетах того времени, показывают, что он очень хорошо знал Корею. Вовлечённость в важные события корейской истории и близость к Кочжону, к которому Сабатин испытывал уважение и сострадание, ещё больше связали его с Кореей».

Очевидец трагических событий новой истории Кореи

Завоевав доверие Кочжона, Сабатин с августа 1894 г. стал служить во дворце Кёнбок-кун, где на рассвете 8 октября 1895 г. вместе с Уильямом Макинтайром Дайем, американским генералом и офицером-преподавателем, обучавшим королевскую гвардию, стал свидетелем нападения японских солдат на королеву Мин. В оставленных им показаниях есть следующие строки: «Японские солдаты пока не смогли найти королеву. Никто не знает, жива она или мертва. Японский посланник Миура Горо до того, как он узнал, что есть свидетели из числа европейцев, ни словом не обмолвился о том, что японские солдаты напали на дворец и убили придворных дам и правительственных чиновников».

Убийство королевы Мин до сих пор остаётся загадкой истории. Исследователь Чон Сансу из Национального открытого университета Кореи в 2013 г. обнаружил дипломатические документы Великобритании и Германии, в которых утверждается, что королева Мин не погибла в 1895 г., а спаслась бегством. Согласно этим документам, некое лицо обратилось к генконсулу русской миссии Карлу Веберу с просьбой предоставить убежище королеве Мин, и Уолтер Хилье, в то время генконсул Великобритании, в докладе своему правительству также сообщал, что «судя по всему, королеве удалось бежать».

В феврале 1896 г., когда угроза со стороны Японии стала обретать реальные очертания, Кочжон вместе с наследным принцем, который впоследствии взошёл на трон под именем Сунчжона, покинул Кёнбок-кун и перебрался в русскую дипмиссию. Кочжон провёл в ней больше года, а в феврале 1897 г. переехал во дворец Токсу-гун, где вскоре объявил о создании империи. Выбор Токсу-гуна, который по площади значительно уступал главному дворцу — Чхандок-куну, был продиктован соображением, что, будучи окружён иностранными дипмиссиями, император и его двор смогут лучше отразить японскую угрозу.

Поскольку Токсу-гун был совсем небольшим, императорская семья, купив прилегающие участки земли, принадлежавшие американским миссионерам Хорасу Дж. Андервуду и Сэмюелу А. Моффетту, расширила территорию дворца, на которой вскоре было построено несколько зданий западного типа. Пять из шести зданий, появившихся тогда во дворце, были спроектированы Афанасием Сабатиным. В апреле 1904 г. во дворце случился страшный пожар, который, по утверждению журналиста газеты «Тэхан мэиль» Эрнеста Бетелля, возник в результате поджога японцами. Здание Чунмёнчжон, в котором тогда укрылся император Кочжон, тоже было построено по проекту Сабатина. Сам Сабатин незадолго до пожара, в феврале, когда разразилась русско-японская война, вместе с семьёй и другими российскими поданными навсегда покинул Чосон.

Новые дипотношения

В 1990 г. между Кореей и Россией были возобновлены дипломатические отношения, и российское посольство въехало в современное 12-этажное здание, построенное неподалёку от бывшей русской дипмиссии в районе Чон-дон. Сразу после этого мне довелось повстречаться с группой высокопоставленных российских военных, которые пришли осмотреть башню русской дипмиссии. Люди, облачённые в военную форму, осмотрев башню со всех сторон, казались преисполненными глубоких чувств и перед уходом сфотографировались на память на её фоне.

Район Чон-дон находился в центре процесса модернизации, тесно связанного с потрясениями, которые пережила страна в начале XX века. Сейчас политическое напряжение тех дней и чужеземные веяния улеглись, как будто спала отливная вода. Башня бывшей русской дипмиссии, которая спокойно возвышается на холме, будучи формально полой, на самом деле содержит в себе частицу истории Кореи.

Источник: KOREANA № 1, том 31, 2014

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »