Без права возвращения на родину

Фото Ли Есика

Фото Ли Есика

Сергей Ян

Без права возвращения на родину

В текущем году исполнилось семьдесят лет со дня окончания Второй мировой войны. В результате победы Союзных держав, Корея была освобождена от 35-ти летнего колониального господства Японской империи. Послевоенное противостояние бывших союзников и игнорирование Советским Союзом резолюций ООН по послевоенному обустройству Кореи, привели к фактическому разделу единой страны по 38-й параллели и образованию двух государств. Северная Корея так и не смогла по-настоящему реализовать свой экономический и человеческий потенциал, в тоже время Республика Корея стала независимым, демократическим процветающим государством. А на Сахалине и по сей день осталось поколение соотечественников, у которых отцы были мобилизованы и вывезены из Кореи в годы войны на принудительные работы, испытали на чужой для них земле неимоверные страдания и скончались, так и не получив от родных ни единой весточки. Родина, гражданами которой они себя считали, куда до последнего дня своей жизни они стремились вернуться, не вспомнила о них, более того, она фактически отказалась от них. Республика Корея, а практически все мобилизованные на Сахалин являлись жителями южной части Корейского полуострова, решая вопросы частичной репатриации и предоставляя гражданство соотечественникам, рождённым до августа 1945 года, не признает своими гражданами их детей, которые имеют на это полное основание. В любой стране мира дети по праву рождения обретают гражданство родителей и имеют возможность жить вместе с престарелыми родителями, но этого права почему-то лишены поколения сахалинских корейцев.

Принятые через 55 лет Японией и Республикой Корея, возможно, с подачи и согласия сахалинских корейских общественных организаций, ограниченные возрастным цензом, разделяющие детей и родителей условия репатриации, невозможно признать соответствующими принципам справедливости и гуманизма. Конечно, переселение людей старшего поколения, даже в таком виде, позволило значительно улучшить качество жизни репатриантов. На Сахалине большинство из них о таком и не мечтали, но можно ли только комфортом компенсировать душевные муки людей, оставшихся на склоне лет в одиночестве. Разве таким видели возвращение на родину наши родители? Это была их мечта – уехать, оставив в другой стране своих детей и внуков? Могут возразить, что такое явилось следствием их добровольного выбора. Да, выбор был, но учитывая сложившиеся условия, он не был по-настоящему свободным. Выбор был вынужденным. Или так, или никак.

В Советском Союзе корейцы часто становились жертвами этнического и политического притеснения. Достаточно вспомнить депортацию корейского населения Дальнего Востока в регионы Средней Азии, бесправное положение корейцев на Сахалине. Вот выдержка из сообщения Наркома внутренних дел СССР Н.И.Ежова председателю СНК (правительства) СССР М.В.Молотову: «…25 октября 1937г. выселение корейцев из ДВК закончено. Всего выселено 124 эшелона в составе 36442 семьи – 171781 человек…» (Белая книга о депортации корейского населения России в 30-40 годах. Кн.1.М.1992г. стр.115.) С Северного Сахалина были депортированы 293 семьи общей численностью 1155 человек. (КузинА.Т. Исторические судьбы сахалинских корейцев. Кн.1.стр.174). А кто знает о судьбе сорока человек, открыто выразивших желание вернуться на родину и по решению КГБ СССР насильственно перемещенных в 1977 году с Сахалина в Северную Корею? До августа 1945 года, когда южная часть острова принадлежала Японии, корейцы, вывезенные на Сахалин в качестве рабочей силы, содержались в трудовых лагерях и подвергались репрессиям и унижению. Рассказывали, что, образно говоря, под каждой шпалой железной дороги, построенной японцами на Холмском перевале, лежит убитый или умерший от непосильного труда, кореец. В книге писателя К. Гапоненко «Трагедия деревни Мидзухо» освещён факт жестокого убийства нескольких семей корейцев в селении рядом посёлком Пожарское на юге Сахалина. В посёлке Леонидово в августе 1945 года были заживо сожжены 18 человек. А ещё были убийства в Поронайске, в Вахрушево…

В целях восстановления справедливости необходимо установить юридическую ответственность Японии за судьбы всех сахалинских корейцев, что позволило бы правительству и парламенту в законодательном порядке принять специальные программы в отношении корейского населения проживающего в настоящее время на Сахалине. СССР и позднее Россия так же не признали свою причастность к трагедии корейцев, насильственно удерживаемых с 1945 года в качестве рабочей силы на Сахалине. Преступления и репрессии совершенные в отношении сахалинских корейцев, независимо со стороны каких государств, государственных или частных структур они осуществлялись, должны стать известны международному сообществу. США и Россия (СССР), напрямую участвовавшие в военных действиях на Дальнем Востоке и причастные к этой трагедии, обязаны взять на себя долю ответственности и совместно с Республикой Корея и Японией решить проблему восстановления исторической справедливости в отношении островной корейской диаспоры.

Отсутствие желания у правительств и парламентов указанных стран в комплексном решении этого вопроса, на мой взгляд, обусловлено следующими причинами:

  1. Япония, Корея, Россия и США не заинтересованы и не признают, что проблемы сахалинских корейцев находятся в зоне межгосударственного внимания и межгосударственных взаимоотношений.
  2. Государства, причастные к трагедии сахалинских корейцев, действует или бездействует в рамках своих «собственных» интересов, не признавая сам факт существования законных прав и требований сахалинской корейской диаспоры, и тем самым вводят в заблуждение общественность и народы своей страны.
  3. Международная общественность не знает о существовании такой проблемы. В СМИ указанных стран почти нет публикаций на эту тему. В интернете нет сайта Сахалинской корейской диаспоры (общественной организации или Корейского культурного центра), информирующего мировую общественность о жизни диаспоры на Сахалине.

В этой связи, вызывает недоумение позиция правительства Республики Корея в отношении предоставления гражданства своей страны всем сахалинским корейцам по их желанию. Десятки тысяч корейцев были насильственно вывезены японцами на Сахалин на принудительные работы с территории Корейского полуострова. Все они родились и выросли в Корее, и на их месте мог оказаться любой гражданин нынешней Республики Корея. И все они, и их дети остались после войны на положении лиц без гражданства. Вот свидетельства людей подвергнутых насильственной мобилизации*:

– Бе Гвубон (배귀봉), г.Южно-Сахалинск. Уроженец провинции Кенбукдо (경북), умер на Сахалине. «Было это в июле 1943года, отдыхал после обеда. Вдруг пришёл староста -глава района. В этот день моя судьба перевернулась. До сих пор отчётливо помню тот день. Было сказано: «Поедешь на Сахалин и поработаешь там только 2 года». Потемнело в глазах, до смерти не хотелось ехать. С разбитым сердцем покинул дом на следующий день. Никогда не забуду страдающее лицо матери и всю в слезах жену»;

– Ким Сунук (김순욱), г.Холмск. Уроженец провинции Кеннам (경남), г. Хапчон (합천), умер на Сахалине. «Забрали нас на верфи, погрузили в грузовую машину и повезли на станцию. Дорога была в двух километрах от деревни, там уже ждали меня мать и жена. Мать передала муку из сушёного варёного риса и велела съесть, когда проголодаюсь. Сдавило горло так, что не смог толком попрощаться, обидно до сих пор»;

– Чан Чунхён (장중현), г.Долинск. Уроженец провинции Кенбукдо, умер на Сахалине.

«Когда привезли на пристань в Пусан, увидел надпись «Имперское акционерное общество «Карафуто топливо» и догадался, что повезут на Сахалин. На судне пересекли море, затем сели на поезд. В каждом вагоне было по 4-5 охранников. Днём окна закрывали, чтобы мы не могли выглянуть. Больше не расспрашивайте, тяжело на душе»;

– Ким Ирён (김일용), г.Холмск, уроженец провинции Кеннам, г. Ульсан (경남 울산), умер на Сахалине. «Вспоминаю, будто вчера всё было, как в детстве ловили сетью мелкую рыбёшку-мельчи на причале. Мы жили с родителями и младшими братьями бедно, но в мире и счастье. До чего же была вкусна лапша-куксу в бульоне из мельчи. Всегда вспоминаю море в Ульсане, невозможно забыть этот запах моря. Хоть бы раз увидеть снова…»;

– Ли Кибок (이기복), пос. Быков. Уроженец провинции Дёллабукто (전라북도), умер на Сахалине. «Работали на шахте по 12 часов, а в обеденной котомке небольшая горсть риса с бобами и кусок селедки. Терпели, молча, два года. Но когда приказали работать ещё два года ради Его Величества Императора, народ не выдержал. Были не подчинившиеся приказу, не сдержавшие негодования. Повели их к начальству, били до полусмерти ногами…. Из заработанных денег оставляли только на сигареты, а остальное принудительно перечисляли на счёт, но никому не давали ни номера счета и никаких расписок о перечислении…. В 1987 году сообщили, что умерла мать, но как туда поедешь? Душа болит, не смог выполнить обязанности старшего сына, не мог похоронить мать…»;

– Хан Ёнин (한용인), пос. Быков. Уроженец провинции Дёнбук, умер на Сахалине:

«Была зима, но подземная добыча угля шла в две смены. Смена – двенадцать часов! От голода еле ходили. Двое не выдержав сбежали, но куда убежишь с острова? Поймали их, одного избили так, что умер на месте, истек кровью. Другой от побоев стал инвалидом и умер, когда война уже окончилась».

*«50 лет разлуки с родиной» – Публикация в газете «Сэ Корё Синмун», автор – Сун Дюн Мо (성점모), почетный советник Совета старейшин г. Ансана.

По каким юридическим актам корейцы Сахалина в 1945 году утратили гражданство Японии? Требования сахалинских корейцев не являются надуманными и не появились на «пустом месте». Сначала Япония решила «забыть» корейцев на Сахалине, которые на тот период считались ее подданными, но на самом деле были рабами. Потом, в соответствии с соглашением между СССР и США, в 1946 -1949 годах была осуществлена массовая репатриация в метрополию граждан Японской империи. По настоянию СССР, который нуждался в рабочей силе на вновь обретенной территории, репатриириация проводилась не по наличию гражданства, что было бы естественно в той ситуации, а по национальному признаку – только японцев. В 1951 году был подписан Сан-Францисский мирный договор, по которому Япония практически денатурализовала сахалинских корейцев, оставив их на положении лиц без гражданства, но при этом юридически оставила лиц «имеющих постоянное место проживания на Сахалине и Курилах» своими гражданами. (Распоряжение Гражданского отдела министерства юстиции Японии от 19 апреля 1952 года за №438 «Регулирование гражданства Японии корейцев и тайванцев в связи с вступлением в силу Сан-Францисского мирного договора.) Фактически сахалинские корейцы являлись гражданами Японии до апреля 1952 года, а юридически – до 1958 года. (Письмо Министерства иностранных дел РСФСР Совету Министров РСФСР от 24 января 1991 года №133 о депортации сахалинских корейских семей).

Так почему в настоящем право на репатриацию предоставлено сахалинским корейцам, родившимся только до 15 августа 1945 года? Кто, и по какому праву установил эту дату? Республика Корея, после обретения в 1948 году самостоятельности, никак не отреагировала на дискриминационное решение, принятое в отношении десятков тысяч своих соотечественников и не признала их гражданами своей страны. Советский Союз при подготовке подписания Советско-японской декларации 1956 года, отказавшись от материальных претензий к Японии, и с её молчаливого согласия, не инициировал принятия каких либо решений в отношении корейцев Сахалина. Япония в 1965 году принесла извинения народу Кореи и урегулировала вопрос возмещения Корее материального ущерба, но обе стороны опять (в который раз) постарались «забыть» о корейцах, оставленных на Сахалине.

Судьба сахалинских корейцев, принудительно завезённых на остров в качестве рабочей силы и, впоследствии, брошенных здесь японцами, уникальна в мировой практике и исключительна. Ни одна корейская диаспора в мире не испытала таких негативных последствий от действий или бездействия государств, причастных к трагедии корейского населения. Только спустя пятьдесят пять лет, оставшиеся в живых, но не все, а с учётом возрастного ценза и без права жить вместе с детьми, вернулись на родину. И такое опять произошло и происходит с молчаливого согласия демократических государств, которыми считают себя такие страны как США, Россия, Япония и Республика Корея.

В настоящее время корейцы полностью интегрированы в сахалинское сообщество народов, в котором нет места межнациональной розни и религиозной нетерпимости. Скорее всего, значительная часть корейского населения острова не мыслит жизни вне России и не планирует переезда на историческую родину. Однако, в память о страданиях старших поколений, о своих родителях, сахалинским корейцам необходимо восстановить свои исконные права, такие как:

1.Право на полноценную, семейную репатриацию для всех сахалинских корейцев по их желанию, и как исключение, право на первоочередную репатриацию людей считавшихся гражданами Японии до их денатурализации в 1952 году вместе детьми и их семьями.

  1. Право на получение сахалинскими корейцами по их желанию гражданства Республики Корея.

Репатриация (возращение на родину) – неотъемлемое право человека, проживающего в цивилизованном обществе. Это положение закреплено во «Всеобщей декларации прав человека» и «Международном пакте о гражданских и политических правах». ( А.Т. Кузин. Исторические судьбы сахалинских корейцев. Книга третья, стр.174). Кто является объектом репатриации и на основании каких правовых актов она осуществляется? Смотрим «Юридический словарь» в редакции Стародубцева Г.С. «Репатриация – возвращение определённой части населения (беженцев, перемещённых лиц, военнопленных), вынужденно оказавшегося на территории другого государства, в страну своего гражданства, постоянного проживания или национальной принадлежности. Р. осуществляется, как правило, на основе международных договоров. Р. возможна и на внедоговорной основе. В таком случае она должна предусматриваться законами заинтересованных государств. Обычно Р. не влечёт за собой изменение гражданства. Когда такое все же происходит, Р. рассматривается как разновидность депортации»

Можно ли считать корейцев, оставленных на Сахалине после официальной капитуляции Японии в сентябре 1945 года, перемещёнными лицами, вынужденно оказавшимися на территории другого государства? Ситуацию может прояснить небольшой экскурс в историю Корейско-японских отношений конца девятнадцатого и начала двадцатого веков и взаимоотношения Союзных держав (СССР и США) с Японией и Кореей после окончания Второй Мировой Войны.

Корейско-японские взаимоотношения с 1876 года по 1945 год.

В январе 1876 года к берегам Кореи (о.Канхвадо) подошёл отряд японских кораблей под командованием губернатора префектуры Хоккайдо. Корейским властям был предъявлен ультиматум, согласованный с представителями США, Франции и Англии. Под угрозой начала военных действий, Корея 26 февраля 1876 года подписала с Японией мирный договор, по которому для свободной торговли с Японией открывались три порта: сначала Пусан, затем Вонсан и Инчхон. По указанному договору Корея оставалась независимым государством, при этом в значительной степени ущемлялись права экстерриториальности и таможенной автономии. Японцы и японский бизнес не попадали под юрисдикцию законов Кореи, а экспорт и импорт их товаров не облагался таможенной пошлиной. Вслед за этим, Корея была вынуждена подписать такие же неравноправные договора в 1883 году с США и Англией, 1884 году с Россией и Италией, чуть позже с Францией и другими европейскими странами. Феодальная, по сути, экономика Кореи оказалась окончательно подорванной. Китай и Россия, конкурировавшие с Японией за свое господство в Корее, потерпели поражение в Японо-китайской (1894-1895г.г.) и Русско-японской (1904-1905г.г.) войнах, и 17 ноября 1905 года Корея подписала с Японией договор, превративший её в протекторат Японии. Переговоры проходили во дворце императора Коджона, окружённом частями японской армии. Премьер-министр, выступивший против договора, был изолирован, из семи министров правительства пять поставили свои подписи под документом. Корея потеряла право на проведение своей внешней политики. Под наблюдение Японии переходил импорт и экспорт всех товаров через морские порты. Этот договор фактически утратил силу после аннексии Кореи, но был аннулирован только через шестьдесят лет Японо-корейским соглашением 1965 года. Корея стала японской колонией 29 августа 1910года по договору о присоединении Кореи к Японии, подписанному 22 августа 1910 года. С этого момента Корея утратила суверенитет (политико-правовую самостоятельность), а корейцы утратили право нации на самоопределение и стали подданными японского императора… Этот факт подтверждают преамбула и статьи указанного выше договора: «…Правительства Японии и Кореи, убежденные в необходимости срочных реформ, прислушиваясь к требованиям текущей ситуации и с целью обеспечения стабильного будущего, с одобрения Его Величества Императора Японии и Его Величества Императора Кореи, заключают, через их полномочных представителей, договор, предусматривающий окончательное присоединение Кореи к Японской империи…»

«Статья 1. Его Величество Император Кореи полностью и бессрочно уступает Его Величеству Императору Японии все суверенные права на управление Кореей.

Статья 2. Его Величество Император Японии принимает уступку, упомянутую в предыдущей статье, и соглашается на окончательное присоединение Кореи к Японской империи.

Статья 6. В связи с вышеупомянутым актом присоединения, Правительство Японии принимает всю исполнительную и административную власть в Корее, и обязуется предоставлять полную защиту прав личности и собственности корейцам, не нарушающим законы, действующие в Корее, чтобы способствовать их благополучию…

Договор подписали:

Генерал-резидент, виконт Тэраути Масатакэ, 22 августа 43 года эпохи Мэйдзи.

Премьер-министр Ли Ванён, 22 августа 4 года эпохи Юнхи.».

С вступлением договора в силу, Япония начала проводить модернизацию всех сфер деятельности на вновь обретённой территории. При этом уничтожались объекты культурного наследия, применялась, так называемая, «политика сабель» – жёсткий курс японизации Кореи. Это привело к восстанию «1 марта 1919 года», в котором приняли участие около 2 млн. человек. Число погибших и казнённых корейцев по данным разных источников составило от 553 до 7509 человек. После подавления освободительного движения внутри Кореи, правительство Японии вынужденно сменило «политику сабель» на «политику культурного управления», был построен первый университет в Корее, стали издаваться газеты на корейском языке. С середины тридцатых годов стала проводиться принудительная ассимиляция, вновь закрывались газеты, а в 1939 году был издан указ о смене корейских имён и фамилий на японские. С началом военных действий на материковом Китае и на Тихом океане Япония начала вывозить корейцев в метрополию, в том числе и на Сахалин, в качестве рабочей силы. Позднее их стали призывать в армию. Корейцы встречались и в спецотрядах камикадзе. Тысячи женщин вывозились с полуострова в полевые бордели японской армии для работы в качестве «женщин для комфорта». Кроме указанных фактов необходимо отметить и другие моменты японского правления. Численность населения Кореи выросла с 14,06 млн. человек в 1911 году до 26,6 млн. человек в 1943 году, средняя продолжительность жизни увеличилась в два раза с 22 до 44 лет к середине сороковых годов. ВНП за 27 лет вырос в 2,66 раза, количество заводов со 151(из них корейцам принадлежало 25.8%) до 7142 (из них 60,2% принадлежало корейцам). С 1941 года преподавание в школах велось исключительно на японском языке. Уровень грамотности корейского населения составил в 1941 году около 40%, аналогичный показатель 1910 года – 2%. (Википедия. Корея, колониальный период.)

Взаимоотношения России (СССР), Кореи и Японии с 1855 года по 1952 год

Портсмутский мирный договор от 25 августа (5сентября) 1905 года между Россией и Японией подвёл итоги Русско-японской войны 1904-1905 годов. По условиям указанного договора Российская империя уступила Японии права влияния в Корее, установленные русско-японским соглашением от14 мая 1886 года. До этого времени Россия имела совместное с Японией право « преподания советов корейскому королю», а так же размещение на территории Кореи военного контингента равного по численности японскому. По условиям указанного договора Россия отдала на вечное владение южную часть острова Сахалин. Ниже приведены выдержки из договора:

«… Статья II

Российское императорское правительство, признавая за Японией в Корее преобладающие интересы политические, военные и экономические, обязуется не вступаться и не препятствовать тем мерам руководства, покровительства и надзора, кои императорское японское правительство могло бы почесть необходимым принять в Корее.

Статья IX

Российское императорское правительство уступает императорскому японскому правительству в вечное и полное владение южную часть острова Сахалина и все прилегающие к последней острова, равно как и все общественные сооружения и имущества, там находящиеся. Пятидесятая параллель северной широты принимается за предел уступаемой территории. Точная граничная линия этой территории будет определена согласно постановлениям дополнительной II статьи, приложенной к сему договору…». (Сборник договоров России с другими государствами. 1856-1917.-С. 337- 342)

Первое поселение на юге острова, названного японцами Кита-Эдзо (Северный Хоккайдо) появилось в 1679 году (Отомари). Симодский трактат 1855 года между Россией и Японией установил статус Сахалина, как совместного нераздельного владения. Через двадцать лет, по Санкт-Петербургскому договору, Россия получила Сахалин, передав взамен Японии все Курильские острова. Южная часть Сахалина в 1905 году отошла к Японии и получила статус японской префектуры Карафуто. С 1 апреля 1943 года префектуре Карафуто вновь (в 1920 году управление островом было передано министерству Японии по делам колоний) был придан статус «Внутренних земель» Японии.

В апреле 1945 года Советский Союз денонсировал Пакт о ненападении от 13 апреля 1941 года, принятый обеими странами. Формально сам договор оставался в силе до 13 апреля 1946 г., однако 8 августа 1945 СССР объявил войну Японии, выполнив принятые на Ялтинской конференции обязательства перед союзниками. В результате победы над Японией Советский Союз аннексировал Южный Сахалин и все Курильские острова. 15 августа 1945 года Японская империя объявила о капитуляции перед союзниками и принятии ею условий Потсдамской декларации. «В частности, отказывалась от Кореи, которая делилась на советскую и американскую зоны оккупации по 38-й параллели. В сентябре 1945 года американские войска во главе с Джоном Ходжем высадились в южной Корее. 8 сентября 1945 года последний генерал-губернатор Кореи Абэ Нобуюки подписал акт о капитуляции перед союзниками, а на следующий день колониальное правительство было официально распущено». (Википедия.Карафуто)

По Советско-американскому соглашению лета 1945 года о разделении сфер влияния Корея была разделена на две зоны оккупации. Часть полуострова южнее 38 параллели переходила под юрисдикцию США. В северной части полуострова находились подразделения советской армии.

Впоследствии Советский Союз отказался выполнить резолюцию Генеральной Ассамблеи ООН о проведении в Корее всеобщих выборов, принятую в ноябре 1947 года и не допустил Комиссию ООН в северную часть Кореи. Первые выборы в Конституционное собрание Кореи состоялись 10 мая 1948 года на территориях, куда был обеспечен доступ Комиссии ООН (южнее 38-ой параллели). Согласно конституции, обнародованной 17 июля 1948 года Южная Корея становилась президентской республикой. Первым президентом был избран Ли Сын Ман «…Активный сторонник независимости Кореи, в 1919 г. поднял антияпонское восстание, закончившееся поражением. Создал в эмиграции в США временное корейское правительство…» (Словарь по новейшей истории. Кредер А.А., 1999г.). Также были утверждены символы государства – флаг и гимн. До этой даты Южная Корея официально находилась под управлением Командования оккупационных войск США. В северной части полуострова в феврале 1946 года был создан Временный Народный Комитет Северной Кореи во главе с капитаном Советской армии Ким Ир Сеном, который прибыл из СССР в Корею в сентябре 1945 года в качестве помощника коменданта Пхеньяна. (Ланьков А.Н.. Северная Корея: вчера и сегодня). 9 сентября 1948 года была провозглашена КНДР. В июне 1950 года КНДР при поддержке СССР и Китая начала военные действия против Южной Кореи из которой к тому времени практически были выведены войска США.

Сан-Францисский мирный договор с Японией, подписанный 9 сентября 1951 года, вступил в силу 28 апреля 1952 года. Вот некоторые статьи указанного договора:

« Статья 2. а) Япония, признавая независимость Кореи, отказывается от всех прав, правооснований и претензий на Корею, включая острова Квельпарт, порт Гамильтон и Дагелет.

Статья 2. с) Япония отказывается от всех прав, правооснований и претензий на Курильские острова и на ту часть острова Сахалина и прилегающих к нему островов, суверенитет над которыми Япония приобрела по Портсмутскому Договору от 5 сентября 1905 года».

19 апреля 1952 года Гражданский отдел министерства юстиции Японии издал распоряжение за № 438 “Регулирование гражданства Японии корейцев и тайваньцев в связи с вступлением в силу Сан-Францисского мирного договора”, по которому корейцы и тайванцы лишались японского гражданства. При этом «лица, имеющие постоянное место проживания» на Сахалине и Курилах оставались гражданами Японии. Из 52-х стран участников конференции в Сан-Францисско мирный договор подписали 49 стран, оказались подписывать – СССР, Польша и Чехословакия.

Из письма Министерства иностранных дел РСФСР Совету Министров РСФСР о депортации сахалинских корейских семей от 24 января1991 №133. «В соответствии с Вашим поручением №848 от 9 января 1991 года МИД РСФСР сообщает, что…В годы 2-й мировой войны на Южный Сахалин, принадлежавший Японии, японскими властями из Кореи было переселено более 40 тыс. лиц корейской национальности для работы в рыбной, лесной и угольной промышленности. До освобождения южной части Сахалина Советской Армией эти лица проживали на положении подданных Японии. С 1945 по 1958 годы они также считались подданными Японии…»

Факты: С декабря 1946 года по июль 1949 года по Соглашению между СССР, США при участии Японии с Сахалина репатриировано 280638 японцев. В списках «мирного населения», подлежащего репатриации, корейцев не оказалось. При этом в список не забыли включить айнов, коренных жителей Сахалина и Курил. По совместной декларации между СССР и Японией с 1957 года по 1966 год репатриировано ещё 2682 человека – этнических японцев и корейцев, женатых на японках. Трагическая несправедливость в отношении корейцев, подданных бывшей японской империи и их потомков, больше никого не интересует. Правительства, правозащитные организации и СМИ стран, создавших ситуацию, в которой оказалось корейское население Сахалина, предпочитают не вспоминать об этой проблеме. Более того, никто не хочет видеть, что «добровольное» переселение старшего поколения в том виде, которое в настоящее время существует, приводит к возникновению новых разрозненных семей и калечит души молодого поколения. Рушатся традиции почитания старших, семейного воспитания, любви и сострадания. Найдутся и осуждающие тех кто, оставив детей и внуков, уезжает на родину, будут и желающие анализировать глубинные мотивы такого выбора, и всё же…

Япония и Республика Корея (далее в тексте «Корея») осуществляют свою «миссию» под видом оказания «гуманитарной помощи» так, словно корейцы, неизвестно как оказавшиеся на острове, находятся в зоне стихийного бедствия. Значительные средства, предоставленные Японией, расходуются на «кратковременное посещение родины!», при этом почти все они оседают в фирмах и авиакомпаниях Кореи. Вместо возвращения на родину, практикуется временное посещение родины. Одинокие старики, вынужденные искать напарника или напарницу для того чтобы их включили в список репатриантов, вместо семейного уюта попадают в атмосферу коммунальной квартиры. И не торопитесь осуждать. Всем известно, как живут одинокие пенсионеры на Сахалине. Не секрет, что рассматривался вариант подселения в квартиру переселенца, если в ней умирал один из супругов. Парадокс! Антигуманные действия под видом гуманитарной помощи.

Парадокс второй: А как быть с гражданством тех, кто скончался на Сахалине до установления дипломатических отношений между СССР и Кореей. Родина, из которой наших родителей насильственно вывезли на принудительные работы, где остались все родные и близкие, не признаёт их своими гражданами. Невозможно представить, что Япония мобилизовала и привезла на Сахалин в качестве рабочей силы людей 1930 – 1945 годов рождения, то есть подростков и малолетних детей. У мобилизованных в 1943-1945 годах, дети, как правило, рождались уже в послевоенный период. А это означает, что родители сахалинцев 1930 – 1945г.г. рождения не были принудительно мобилизованы. Получается, что дети переселенцев добровольно приехавших на Сахалин в предвоенные годы имеют право и возможность вернуться на родину, а потомки мобилизованных такого права лишены.

Третий парадокс: В 1965 году правительство Кореи согласилось с мнением Японии в отношении сахалинских корейцев (отказалось от всех претензий и не включило в повестку вопрос о репатриации), и тем самым фактически отказалось от своих соотечественников на Сахалине, и не признало их своими гражданами. Во время Второй мировой войны миллионы людей были вывезены на работу в Германию из оккупированных территорий СССР, Франции и других европейских стран. По взаимным соглашениям, практически, все перемещённые получили возможность вернуться на родину, и ни одна страна не лишила их своего гражданства. Почему не могли и не могут вернуться домой все сахалинские корейцы? Почему они не имеют права на получение гражданства Республики Корея?

Позиция СССР по вопросу репатриации

По данным советской администрации, после окончания войны в южной части Сахалина осталось 358568 японцев и, по разным источникам, от 23,5 до 43 тыс. корейцев. До августа 1945 года все население префектуры Карафуто (южная часть Сахалина) по национальному составу было представлено, кроме народностей Севера численностью около тысячи человек, исключительно японцами и корейцами. Советская военная администрация и впоследствии гражданская администрация области остро нуждалась в «рабочих руках» на вновь обретённой территории и запретила выезд корейцев через Японию на свою родину. В первую послевоенную осень, среди десятков тысяч корейцев, ожидавших в порту города Отомари (Корсаков) отправки на родину, постоянно возникали разговоры о том, что нужно вернуться на свои рабочие места, что, в любом случае, пароходы, если даже они и придут, не вернутся в Японию. Передачи японских радиостанций подтверждали гибель около двух тысяч репатриантов у побережья острова Хоккайдо. Говорили, что ещё две или три рыбацкие шхуны с беженцами, тайно покинувшие Сахалин, были потоплены неизвестной подводной лодкой. В архивах области есть письмо от 28.06.1948 года «О недопустимости репатриации корейцев», подписанное Б. Егоровым – заместителем председателя облисполкома, направленное в адрес руководителей районных администраций. В отношении корейского населения был установлен жестокий, специальный административный режим. За нарушение сроков ежеквартальной перерегистрации в органах внутренних дел, за нарушение паспортно-пограничного режима (выезд за пределы района или населённого пункта), за «уклонение» от работы в течение месяца виновные подлежали тюремному заключению и исправительным работам на срок от одного года до трёх лет. Активная часть населения подвергалась высылке из городов в отдалённые населённые пункты без права выезда и получения советского гражданства. Существовала целая система ограничений гражданских прав, в том числе запрет на выдачу «больничных» листов, права на выбор профессии и других прав. С середины шестидесятых годов происходило смягчение административного режима и видов наказания, но, в той или иной мере, ограничения действовали до конца восьмидесятых.

Советский Союз в собственных интересах, с подачи правительства Японии и молчаливого согласия США, всячески препятствовал репатриации корейцев на родину, а позже, заключив соглашение с Северной Кореей, запретил выезд сахалинских корейцев лиц без гражданства на ПМЖ за пределы страны (кроме КНДР) и ограничил предоставление им гражданства СССР.

Позиция Японии по вопросу репатриации

В 1952 году правительство Японии, проигнорировав своё решение относительно гражданства жителей Сахалина (японцев и корейцев), фактически денатурализовала сахалинских корейцев, оставив их на положении лиц без гражданства. Во время заключения «Договора об основных отношениях между Республикой Корея и Японией» от 22 июня 1965 года японская делегация заявила, что снимает с себя «всякую ответственность» за возвращение на родину сахалинских корейцев, которых ни одна из договаривающихся сторон уже не считала своими подданными. Корея отказалась от требования компенсаций, получив от Японии в виде субсидий и кредитов около 800 миллионов долларов. В указанный договор также не вошли предложения корейской стороны по политической оценке аннексии полуострова Японией в 1910 году. Это позволяет Японскому правительству до настоящего времени утверждать о взаимном, по доброй воле сторон, согласии на колонизацию Кореи.

Япония, совместно с Кореей, могла бы осуществить репатриацию, приняв закон о сахалинских корейцах, но это противоречит современной политике японского государства и, однозначно, воспринималось бы всеми, как признание её вины. Свою позицию в отношении сахалинских корейцев Япония считает обоснованной в связи с тем, что Корея согласилась в 1965 году с её заявлением о снятии ответственности за оставшихся на Сахалине, а массовая репатриация производилась на основе советско-американского соглашения и, значит, ответственность ложится на США и СССР.

Позиция Кореи по вопросу репатриации

По конституции Кореи, принятой в 1948 году, её гражданами считались лица, проживающие на тот момент в южной части полуострова. Возможно, что такое было продиктовано противодействием, исходящим из прокоммунистической Северной Кореи, но в результате люди, принудительно отправленные на Сахалин с юга полуострова, не были признаны гражданами своей родины. В конституции нет и определения понятия изначального гражданства. Почему наши родители, вывезенные в метрополию в качестве рабов, после освобождения страны перестали считаться её гражданами? В настоящее время новый закон о гражданстве Кореи допускает наличие второго гражданства для определённой категории лиц. Корея в 1965 году согласилась с тем, что после подписания договора Япония снимает с себя «всякую ответственность» за репатриацию на родину сахалинских корейцев. Тем самым Корея возложила эту ответственность на себя, поскольку договор был двухсторонним. Если это не так, значит, существует некий третий, неизвестный субъект договора, на которого, по мнению договаривающихся сторон, ложится такая ответственность. Корея, при наличии политической воли, могла бы самостоятельно решить проблему репатриации путём признания сахалинских корейцев своими гражданами и принятия специального закона о репатриации и дальнейшей адаптации в стране сахалинских соотечественников. Вопрос в том, готова ли она на высшем политическом уровне проявить волю и восстановить справедливость.

Может, как всегда, все упирается в деньги? Скорее всего, ни одно из государств, причастных к создавшейся ситуации, без особых причин не примет на себя финансовые обязательства по репатриации. Для членов парламента Кореи требование о включении таких затрат в бюджет страны в ущерб благосостоянию своих избирателей, подобно политическому самоубийству. Но, на «месте» сахалинских корейцев мог быть любой из нынешних избирателей и это дает возможность изменить общественное мнение. Какие обстоятельства способны повлиять на принятие положительных решений? Для руководителей и правительств отдельных стран такой причиной мог бы стать соответствующий документ ООН или решение Международного суда. Для членов парламента – активная позиция СМИ внутри страны, мнение общественных организаций и граждан. Корея, на первом этапе, могла бы в законодательном порядке признать сахалинских корейцев гражданами своей страны (так поступил Израиль в отношении евреев), а затем, совместно с Японией, решить финансовые проблемы репатриации своих граждан. При таком решении проблемы сахалинских корейцев уже не имеет значения публичное признание Японией своей вины, поскольку сам факт участия подразумевает ее наличие.

Некоторые выводы

  1. С момента признания аннексии и до принятия в 1948 году конституции Республики Корея население полуострова юридически считалось гражданами Японской империи. Более того, Япония юридически лишила корейцев своего гражданства только в 1952 году. В настоящее время, согласно статье 7 Римского статута международного уголовного суда от 17 июля 1998 года депортация или насильственное перемещение населения относятся к числу преступлений против человечества и влекут международную юридическую ответственность.
  2. После вступления в силу 29 апреля 1952 года Сан-Францисского мирного договора, когда Япония юридически отказалась от южной части острова Сахалин, корейское население острова не лишили японского гражданства, как это было сделано в отношении корейцев в Корее и тайванцев.
  3. Министерство иностранных дел РСФСР признало, что корейцы Сахалина считались подданными Японии до 1958 года.
  4. Республика Корея, основанная в 1948 году, обязана признать гражданами своей страны соотечественников, принудительно вывезенных японцами с территории Корейского полуострова на Сахалин и не имевших возможности, по независящим от них обстоятельствам, вернуться в Корею. Потомки корейцев, насильственно вывезенных Японией на принудительные работы, впоследствии брошенных на произвол судьбы и оказавшихся в чужой стране вследствие утраты Японией своей территории, по обстоятельствам своего рождения должны иметь право на репатриацию и имеют право бесспорного получения гражданства Республики Корея.
  5. Репатриация сахалинских корейцев на родину может быть осуществлена на основании заключённых соглашений между правительствами Японии и Кореи, с участием или без участия России и США, а также по законодательному или иному документу, принятому Национальным Собранием Республики Корея.
  6. Частичная репатриация корейцев старшего поколения без права проживания со своими детьми, ограниченная произвольно выбранным возрастным цензом (до 15 августа 1945 г.), создает новые разделённые семьи, нарушает права человека, приводит к новым страданиям. Старики умирают в одиночестве, дети лишены права ухаживать за престарелыми родителями, внуки не могут научиться уважению, любви и состраданию.

Такая «репатриация», проводимая под эгидой организаций Красного Креста Кореи и Японии, позволяет сделать вывод о том, что правительства стран, причастных к трагедии сахалинских корейцев, отстранились от решения проблемы репатриации сахалинских корейцев.

Правительства Кореи и Японии и организации Красного Креста, видимо, полагают, что с переселением и неизбежным, с течением времени, уходом из мира родителей и родственников старшего (до1945г.р.) поколения, проблема разрешится сама собой. А потом, сахалинские корейцы навсегда забудут о величайшем акте несправедливости, о более чем пятидесятилетних ожиданиях и разочаровании, о стране, которая отказалась от своих граждан. Такое предположение совершенно ошибочно. Поколение корейцев родившихся на Сахалине после окончания Второй мировой войны, родители которых были вывезены японцами на принудительные работы и впоследствии брошены на чужой земле, помнят о неимоверных страданиях своих родителей, о тоске по родине, помнят мечту родителей о возвращении на родину и будут добиваться восстановления исторической справедливости.

Заключение

В первый момент мне хотелось сделать этот отрывок из эссе безымянным, потом я подумал, что безымянной любви и безымянного сострадания не может быть. Любовь всегда имеет свой чистый исток, своё светлое начало. И страна не может считаться демократической, справедливой пока не восстановлена справедливость в отношении каждого человека.

« Самое ценное, что есть в моей жизни.

…Для продажи мы сами готовили кимчи, папоротник, лопухи, летом продавали овощи с огорода: огурцы, помидоры, редис, салат, – и еще цветы. В огороде надо было много работать, а из детей никто особо не хотел, делали дедушка и бабушка сами, а мы только помогали. Особенно никому не хотелось по ночам ходить и в капусте ловить слизней…

Когда дедушки и бабушки в феврале 2000 года уезжали жить в Корею, наши тоже уезжали (все называли это «Возвращение на историческую родину»), про них корейское телевидение сняло фильм (фотографию, помещённую на первой странице эссе, они сделали накануне отъезда). У меня брали интервью, спрашивали что чувствую, как думаю, хорошо ли, что они уезжают. Не помню, что тогда отвечала, помню только, что сказала: «Я хочу, чтобы они поехали, посмотрели, а потом вернулись к нам». Но они уехали и остались жить там. Это хорошо, что они получили возможность хотя бы последние годы провести на родине. Некоторые из тех, кто тогда не поехал, остался, потом сожалели. Но многие не уехали, потому что не могли расстаться со своими детьми…

В аэропорту бабушку с дедушкой встретили дети корейского дедушки, а его

самого не было. Дети сказали, что он болен. В том документальном фильме, который снимали на корейском телевидении, мы увидели, как наш дедушка один плакал в сторонке. Когда приехали из аэропорта домой, дети рассказали правду. Брат его, корейский дедушка, умер всего за несколько дней до приезда старшего брата…

Бабушке не пришлось больше никуда ехать, она умерла в Корее в ноябре 2005 года….. Перед смертью в больнице с ней рядом из близких был только дедушка. Дяде очень долго делали визу. Он приехал только на похороны. Бабушка уже знала, что умирает, просто делала вид, что пьёт лекарство. Когда кто-то приходил из детей, она думала, что это Алена…. Однажды дедушка мне сказал, что семья обязательно должна быть рядом, вместе, помогать друг другу… Летом дедушка приедет домой, на Сахалин. Хорошо, что все вместе мы сможем купить ему билет. Снова вся семья соберётся вместе…, жаль, что уже без бабушки…»

Чан Сон Хи, 12 лет. Южно-Сахалинск. (23.10.2009, 13:03 Источник: Ариран.РУ)

Семьдесят лет назад закончилась Вторая мировая война. Наверное, нет в России, Корее, Японии семей, которых не опалило ее страшное дыхание. С тех пор многие вернулись домой, на родину, воссоединились семьи, а на Сахалине, все эти годы продолжается невидимая, незаметная для правительств Кореи и Японии, тихая трагедия, оторванных от своих корней и брошенных на чужбине людей.

11.02.2015г. Сергей Ян.

Публикация в сборнике материалов международной конференции 23-25 апреля 2015г. «Русские корейцы и экономика регионов Восточного моря». Корея, г. Чунчон, университет «Халлим»

Источник: Сергей Ян “Без права возвращения на родину”

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »