Боец незримого фронта

Владимир СОН,

Астана

Столичная пенсионерка, удивляясь своим чувствам, рассказывает, что намедни о поре её молодости наполнила мелодия: «И на Тихом океане свой закончили поход». Елизавета Ефремовна Тен при этом уточняет, что как историк она знает – в песне поётся о временах Гражданской войны, её героях, дальневосточном побережье. В минувшем же августе импульс памяти был задан телевидением, которое широко транслировало торжества во Владивостоке, Хабаровске, других городах. Они посвящались 70-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне, завершившейся полным разгромом японского милитаризма. Там, в акватории Тихого океана, и закончился поход непобедимой Красной Армии. С нарастающей эмоциональностью собеседница говорила об освобожденной Корее, районах Китая, зачищенных от «самурайской саранчи».

Почему собеседница так взволнована? Дело в том, что ее отец родился в Манчьжурии. Его имя Хон Сон Мук. В 1945 году он в очередной раз вернулся в Казахстан, в семью.

Хон Сон Мук

Хон Сон Мук

Интересную историю поведала Елизавета Ефремовна. О том, что советских корейцев не призывали на фронта Великой Отечественной, это достаточно известно. Но эта тема до определенного времени оставалась белым пятном. Сегодня же мы достоверно знаем – они тоже сражались, героически, с высоким духом патриотизма. О них «заговорили» военные архивы, авторитетные историки-ученые, неутомимые следопыты. В Москве Институтом востоковедения РАН на эту тему издана книга.

– Так вот, мой отец, как я уже говорила, в том победоносном году, я поправляюсь – не в очередной раз, а окончательно вернулся в родной казахстанский дом. Скажу о главном – он боец незримого фронта, – была такая категория служащих в той войне. А боевая награда нашла его много позже, в 1975-м, в год 30-летия Победы. Мы, домочадцы, до той поры ничего не знали о его прошлом. Мама тоже никогда не рассказывала, а мы в своем беззаботном детстве не задумывались о многом. Сегодня нам тоже многое неведомо, какие задания выполнял папа, каким рискам подвергался. Правда, со слов старшего брата, которого уже нет в жизни, знаю, что там, на Дальнем Востоке, он переходил границу. Ему помогало знание китайского и русского языков, ведь он был уроженцем корейской автономной провинции в Китае.

В 30-е годы отец подался на советскую  сторону, освоил русский язык, учился во Владивостокском педагогическом институте. В 1937 году депортирован в г. Кзыл-Орду. Диплом учителя получил уже здесь. Направление на работу было в г. Каркаралинск Карагандинской области. Вот тогда он и стал периодически исчезать из дома.

Военкоматовское начальство представляло разные правдоподобные причины, усыпляя бдительность людей: то он в командировке в Ташкенте, то на курсах повышения квалификации и т.д. – так рассказывала мама. А он в это время был в далекой Манчьжурии, в роли связного переводчика. Об этом нам стало известно только после той награды в 1975 году. Мы гордимся ею – орден Отечественной войны 2-й степени. После него отец награждался также юбилейными медалями в честь Победы. Вот тогда-то мама и «рассекретила» для нас один документ, который раньше ею был глубоко спрятан. Это справка о том, что её муж находится «на службе Красной Армии, службу проходит при воинской части 6472». Где она, эта часть, какая служба? Конечно, ответа она бы и не получила. Потому что данная служба значилась под грифом «совершенно секретно». Скажу еще вот о чем. Мои старшие братья уже после смерти отца пытались узнать,  какие задания он выполнял, в каких дальневосточных районах, чем рисковал, но до сих пор в силе тот гриф секретности. Правда, товарищи из соответствующего ведомства очень хорошо и душевно говорили: боевой орден ваш отец получил заслуженно.

После войны наша семья переехала в Акмолинскую область, жили в селе Бозайгыр, оно невдалеке от Астаны. Папа учительствовал в средней школе, мама домохозяйка, т.к. нас, детей, было семеро. Родители часто вспоминали дальневосточную жизнь до депортации 1937 года. Говорили, что там были счастливы, а здесь, на казахстанской земле счастье обрели вновь, но пройдя через многие трудности. Особенно доставалось маме, когда оставалась одна после внезапной «пропажи» отца, но, слава Богу, временной.

В минувшие годы я побывала в далекой Маньчжурии, на родине моего родителя. Поездка не была туристической, а своего рода обязательной – в его память. Отчетливо помню каждый день своего пребывания. От китайского мегаполиса Чаньчуня ехала до небольшого городка Енбен, столицы корейской автономной провинции. Оттуда путь лежал до приграничной полосы, в маленькую горную деревушку. Застала в живых родную тетушку, младшую сестру папы. Как она плакала, вспоминая прошлое. В его отсутствие умерла их мама, не ведая, что с её старшим сыном. Там, в деревне, подтвердилось всё, что было связано с ним: уход на советскую землю в 30-е годы, неожиданно тайное появление во время войны для свидания с родными, а потом связь прервалась на долгие времена. И сестра тоже ничего не знала, да так и не узнала, что происходило с братом в сороковые военные годы. Грустная история.

Сегодня, когда вспомнишь всё, действительно грустно. Такие чувства были в недавние майские дни празднования 70-летия Победы, когда о многом напомнили кадры кинохроники о военных событий на Дальнем Востоке в 1945 году. Отец наш 1905 года рождения, нынче исполняется его 110-летие. Эта дата очень дорога для нас.

Источник: https://www.koreilbo.com/ru/articles/377-bojec_nezrimogo_fronta/

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

1 комментарий

  • Владимир:

    Уважаемая Елизавета Ефремовна!
    С большим волнением прочитал ваше воспоминание о своём отце. Мне кажется, что надо писать, рассказывать о таких людях, как ваш отец. Чтобы наши люди знали о прошлом из жизни российских (советских) корейцев. Какие подвиги они совершали на фронтах и в тылу, как поднимали экономику страны. Нам есть, чем и кем гордиться. 21 сентября в Московском Доме национальностей будем отмечать 110-летие со Дня рожд. дважды Героя Социалистического труда, председателя колхоза “Полярная звезда” Ким Пен Хва.
    Елизавета Ефремовна, подозреваю, что наши родители учились вместе в корейском педагогическом институте во Владивостоке. В 1937 г. перевезли их в Кзыл-Орду, а через год отец окончил. Недавно я был во Владивостоке и нашел это здание. Две фотографии от 1940 и 2015 г. я разместил на Фейсбуке.