Борис Иванович – Ан Чан Ги.

Владимир Ли,
член Союза журналистов России

«Когда ты родился, ты один плакал, а все вокруг радовались.
Проживи свою жизнь так, чтобы когда ты будешь умирать,
все вокруг плакали, а ты один улыбался».

(Индийская мудрость).

Нет, это не два человека, а один, но с двойным именем. Первое имя русское и отчество тоже, а второе корейское, но под фамилией Ан. Это слово заимствовано из китайского языка, в переводе означает «спокойствие, порядок». В современной российской истории фамилия вполне распространённая и известная, прежде всего, связана она с именами великих спортсменов, это братья Ан:  Дмитрий (1939 г.р.) и Михаил (1953-1979)- оба футболисты «Пахтакора» и сборной СССР и Виктор Ан (1985 г.р.)- шестикратный олимпийский чемпион по шорт-треку. Среди врачей, это известный московский хирург – проктолог Виктор Киманович Ан. Здесь следует так же отметить активного общественного деятеля, одного из первых руководителей корейского общественного движения в Москве, директора документального фильма «Депортация» Афанасия Владимировича Ана. Список известных или знаменитых российских корейцев можно продолжить и дальше.

А герой данного очерка не историческая личность, он не спортсмен, не учёный и не политик. По паспорту  Борис Ан Чан Ги,  простой гражданин РФ, российский кореец, каких много на просторах СНГ. Правда, стал таким после распада СССР, а до этого являлся гражданином КНДР, хотя  родился в 1951 году во Владивостоке.  Из-за того, что родители были гражданами КНДР, он не мог получить гражданство СССР. Борис-Чан Ги долго не мог понять, почему на его жизненном пути всегда встречались российские корейцы, рождённые либо в Казахстане, либо в Узбекистане, и был крайне удивлён, тому, что никто не родился в Приморье, тогда он не знал печальную историю советских корейцев, ибо документы тогда были под грифом «совершенно секретно». В принципе ни один советский кореец не мог родиться с 1938 по 1956 год в Приморье, потому что в 1937 году в массовом порядке, от мала до велика, переселили в Среднюю Азию и Казахстан.

Позорные, людоедские превентивные меры по отношению советских корейцев были приняты трусливо, якобы в целях пресечения проникновения японского шпионажа в Дальневосточный край на основании совместного Постановления СНК СССР и ЦК ВКП (б) № 1428-326сс от 21 августа 1937 года: «О выселение корейского населения пограничных районов Дальневосточного края». А возвращение в свои родные края стало возможно с 1956 года в период оттепели, когда с советских корейцев сняли ограничение в передвижении по стране.

О своём раннем удивлении Борис Ан Чан Ги рассказал мне летом 2015 года, когда мы познакомились у него дома.  Знакомство было не случайным, пару слов по этому поводу. Тогда летом, я отдыхал на побережье Японского моря, в зоне отдыха неподалёку от села Волчанец. Хозяин базы Никита Ан из Уссурийска, к нему пристроил меня его брат Афанасий, мой московский друг. Он каждый год приезжает сюда с женой Клавдией и внуком Максимом из Москвы, чтобы отдыхать у моря и заодно помогать Никите в хозяйственных делах базы. Однажды он предложил мне поехать с ним в Находку, чтобы познакомиться с семьёй Бориса Ана. Сказал, что как журналисту, мне будет интересно познакомиться с этой семьёй, где две девочки профессионально занимаются художественной гимнастикой и добиваются отличных результатов. Обе являются чемпионками Приморского края и Дальнего Востока. Про них можно написать хорошую заметку. Как тут можно отказаться, конечно, сразу согласился и в назначенный день мы приехали в дом, где живёт эта русско-корейская семья. Хозяева приняли нас необыкновенно радушно, завели в летний флигель, где сидя на диване можно было любоваться водной гладью бухты «Находка» с одной стороны, а с другой – густой зелёной рощей. Хозяйка угостила нас вкусным обедом, особенно понравился всем «пуктяй», суп из разных рыб и морепродуктов. После обеда, за чашкой чая состоялась задушевная беседа. Затем Борис Иванович повёл нас в дом и показал все комнаты  на двух этажах. Поразил размер дома с площадью в 800 кв. метров, но больше всего нас удивила большая комната, где на двух стенах висели спортивные награды дочек. Территория большого дома очень красивая, ухоженная, есть во дворе большой бассейн, каждый уголок оформлен со вкусом, любовью, чувствуется романтическая натура и умелая рука хозяина. Везде цветы, кустарники, деревья и фигуры героев из русских народных сказок. Сам дом находится на самом живописном месте города, на мысе Астафьево, что на самом краю земли российской на Востоке у берегов Японского моря, а далее величаво шумит, почему-то, названный кем-то Тихим океаном. Жена Бориса, Наталья Мелиссовна Янборисова похожа на русскую, но в ней сколько угодно кровей, но русской грамма нет. Там намешано 5-6 кровей, но больше всего в ней присутствует татарская кровь, поскольку отец татарин. Гостеприимные хозяева долго не отпускали нас, нам было приятно познакомиться с такими людьми. Расстались вечером довольные друг другом и с надеждой на дружбу.

В результате нашего знакомства с этой семьёй на сайте «КОРЕ САРАМ» появилась моя статья про их детей под названием «Талантливые сёстры Ан из Находки». В 2016 году там же была статья «Мечта Милены Ан». А в январском номере газеты «Российские корейцы» за 2017 г., вышла подборка материалов в форме интервью о Милене под названием «Феномен юной спортсменки».  Полтора года общения, вначале, на расстоянии Находка – Москва, а с осени прошлого года, живя с ним по соседству, я понял, что Чан Ги или Борис Иванович, как его называет большинство людей в городе, не совсем простая личность. Он многолик и многогранен, словно, сверкающая разноцветными бликами хрустальная ваза, которую я видел в одной из комнат на солнечной стороне его двухэтажного дворца на высоком берегу продолговатой бухты Находки. В этом доме он живёт со своей второй семьёй уже почти два десятка лет из 65 годов своей жизни и как он считает, здесь наиболее плодотворно и стабильно  протекает время. В этой многогранности личности, трудно выделить одну какую-то сторону грани, с которой можно начать рассказ о нём, чтобы  потом эти грани  соединить для создания цельного образа человека с двойным именем, под одной фамилией. Чтобы не запутаться и не спотыкаться во всех его жизненных коллизиях, историях и случаях, лучше всего думаю, надо придерживаться биографических рамок человека со сложной судьбой и, начать рассказ о его родителях. Это будет прологом рассказа о судьбе простого, обычного человека, и в то же время  о необычной судьбе  Ан Чан Ги – Бориса Ивановича Ан.

У обычных, простых и маленьких людей тоже может быть величие, но, оно своё, личностное, которое легче проверяется при его падении. Падая сильно, жестко и больно, встать, чтобы идти вперёд, и добиться в жизни какого-то результата. Как любит Борис сам повторять: «Всё определяется конечным результатом. Результат – вот венец жизни человека!» Наверное, так познаётся величие каждого человека, кем бы, он ни был в жизни. Борис Ан Чан Ги в полной мере соотносится пословице: «Каждый мужчина в своей жизни должен построить дом, посадить дерево и вырастить сына». Однако жизнь Бориса Ан Чан Ги гораздо сложнее, это история многократного падения и как он справился с этой напастью, показав своё величие, вот об этом данное повествование в заголовок, которого я вывел имя героя.

Родители Чан Ги, выходцы из Кореи: отец  Ан Ок-Тон (1918-1961) с юга страны, а мама  Ви Гым-Сун (1931-2013) с северной части Кореи. Оба по воле судьбы, гонимые голодом, войной, издевательствами местных и японских богачей перешли границу СССР в поисках лучшей доли и в 1947 году оказались на территории Приморского края. Таких людей здесь было немало и они, как дешёвая рабочая сила, использовались на фабриках, заводах, в сельском и лесном хозяйствах страны. Девушка Ви Гым-Сун, которой едва исполнилось 16 лет, устроилась на рыбокомбинат в селе с женским именем «Анна» и там познакомилась с  Ан Ок-То, который был старше неё на 13 лет. Вскоре они поженились и переехали жить на остров Попов в город Владивосток. Там тоже работали на рыбокомбинате и жили в общежитие барачного типа. Здесь и родился Борис-Чан Ги, вторым ребёнком  у мамы, а всего было у неё семеро детей от трёх мужей. В 1953 году, после смерти И.В. Сталина было принято межправительственное соглашение о том, чтобы всех корейских рабочих депортировать на родину, т.е. в КНДР. Родителям Бориса – Чан Ги, с двумя детьми удалось с помощью двух советских моряков тайно сойти с теплохода и остаться в Советском Союзе, и прожили в Находке до конца своей жизни в статусе ЛБГ (лицо без гражданства). Правда, родители разошлись в 1957 году, когда ему исполнилось всего шесть лет. Отец забрал двух сыновей, Бориса и четырёхлетнего Колю, не имея никаких условий для жизни, ещё и без собственного жилья. Помыкавшись по чужим углам около года, когда наступило время Боре идти  в школу, папа обоих сдал в детский приёмник города Владивостока. Сам тогда уже был болен туберкулёзом, так и не вылечившись от этой болезни, скончался в 1961 году. В детском приёмнике детки прожили один год, оттуда мать забрала Колю домой, а к началу учебного года Бориса вместе с другими детьми в количестве семи человек переправили в новый детский дом в Находку. Как говорит Борис-Чан Ги, он был первым находкинским детдомовцем, а проучился там три учебных года. В детском доме ему было не очень комфортно, был случай, когда в десятилетнем возрасте, он с двумя друзьями совершил побег, не имея ни рубля денег в кармане. На следующий день они нашли пустую бутылку и сдали в магазине за 12 коп, там же купили буханку чёрного хлеба. Другой еды у ребят не было. Одну ночь спали в лесу, а днём питались ягодами.  Затем сели в товарный вагон и уехали куда-то далеко, но милиция задержала их на третьи сутки, ибо уже был объявлен розыск. Пока беглецы сидели на вокзале станции «Находка» в ожидании, когда за ним приедут воспитатели детдома, сердобольные женщины, увидев продрогших, чумазых и голодных сирот решили накормить их, и принесли с буфета  в солдатском котелке макароны по-флотски. За несколько секунд детки умяли всё, что было в котелке и, очень скоро у них открылась рвота, из-за чего долго сидели в туалете, откуда вывели их милиционеры и передали воспитателям детдома. Вскоре после этого случая мама забрала Борю к себе домой. В четвёртый класс, он уже стал ходить из дому, и этим фактом был весьма доволен. В 1966 году окончил восемь классов, и перед ним была дилемма, учиться в средней  школе дальше или идти в мореходную школу. Случайная встреча во время летних каникул, с другом, тоже, Борисом из далёкого Курильского острова Шикотан, круто изменила его дальнейшую судьбу. Тот Борис, который был старше Бори на три года, стал агитировать его на работу в рыбный комбинат на острове, где с учётом северных надбавок можно хорошо заработать и назвал баснословную сумму из трёх цифр. Глаза у Бори загорелись, душа замирала от мысли, что сам сможет заработать такую сумму, которую даже видеть не видел, не то, что в руках держать. Беспросветная нищета, отчим в доме, материальные и бытовые трудности, постоянно, возникавшие в семье, где все были гражданами другой страны, хоть братской, но лишенные многих прав, гнали юношу на самый край света. К осени 1966 года, в возрасте чуть больше пятнадцати лет, Борис на теплоходе самостоятельно добрался до острова Шикотан Сахалинской области, который вместе с тремя другими островами Курильской гряды, перешёл от Японии к СССР в результате победы во второй мировой войне. Там поселился в посёлке Мало-Курильск у родителей своего друга Бориса, который позвал  его на остров. Через несколько дней устроился на работу в рыбокомбинат учеником слесаря-станочника, а через три месяца уже самостоятельно стал работать на станке по закатыванию консервных банок. Так, в неполные шестнадцать лет, началась трудовая деятельность у Бориса Ан Чан Ги и тогда же он получил койко-место в рабочем общежитие. Там в Шикотане, когда исполнилось ему 16 лет, получил паспорт гражданина СССР и был очень горд.

Во время путины, а это по времени – с мая по октябрь, продолжительность рабочего дня составляла 12 ч., без выходных дней. Профком закрывал глаза на нарушение трудового законодательства, не только в отношение несовершеннолетнего рабочего Ан, но и всего коллектива. Рабочих рук там всегда не хватало. Сезонная работа рабочих рыбокомбината в продолжение шести месяцев, не предполагала наличие большого количества людей, иначе приходилось бы строить ещё другие здания под общежитие, а это дополнительные расходы на содержание персонала и эксплуатации здании. Минимальное количество рабочих с уплотнением рабочего дня без выходных и по 12 ч. работы было явное нарушение закона, но никто на это не обращал внимания. Стране нужна была рыбная продукция, а эти рабочие, работая в поте лица, но за большую зарплату обеспечивали потребность населения большой страны. Конституционные права рабочих нарушались грубейшим образом, принимая ведомственные нормативные акты, которые допускали эксплуатировать в течение продолжительного времени рабочих в ущерб их здоровью. Плана, как такового по выработке  не было, все старались сделать больше, ибо от этого зависела зарплата. Борис ежедневно выдавал «на-гора» 110-120 тыс. банок, а зарплата ему начислялась в пределах 800 рублей в месяц с учётом коэффициента за северные надбавки один к двум. Средняя зарплата по стране была в то время 80-100 руб. Такую большую зарплату получал Борис,  будучи несовершеннолетним юношей. Было чем гордиться парню, вчера ещё влачивший нищенский образ жизни, когда не мог себе позволить лишний раз сходить в кино или поесть мороженое, не говоря уже о сигаретах, пиве или вине, к чему многие его сверстники уже пристрастились. Как рассказывал  Борис, материальная заинтересованность играла большую роль в работе за станком. В конторе висел большой стенд с ежедневными показателями выработки каждого рабочего завода, и он по утрам забегал туда, чтобы посмотреть, сколько же заработал за прошлую смену. Вот в таком напряжённом режиме, по сути, ещё мальчишка, работал ровно два года, и у него в мыслях не было увольняться с работы. В один из предпраздничных дней, когда Борис, закончив работу, стал заниматься уборкой рабочего места, в момент, когда полез под станок вычищать мусор, один из рабочих, по пьянке, нажал кнопку станка,  от чего закрутившийся шкив  на бешеной скорости зацепил рукав и отбросил резко его руку в сторону. Врач признал перелом в области локтевого сустава.  Хорошо, что ещё руку не затянуло вовнутрь, случись такое, остался бы без неё. Администрация завода всполошилась, руководители испугались, что могут завести уголовное дело против них за грубое нарушение Правил техники безопасности, и вдруг, все стали добренькими, успокаивали юношу, как могли. Даже не составив  акта о несчастном случае, без всякой проверки, быстро оформили отпуск и оказали материальную помощь, а Борису было невдомёк о своих законных правах в таких случаях. Он, наоборот обрадовался, что сможет поехать домой, где не был два года и не видел маму, своих братьев и сестёр. Быстро купил билет на теплоход и приплыл за двое суток, с гипсом на руке, в свой родной город Находку. Маме сразу отдал 2000 рублей, на что она купила шифоньер, радиолу, кровать, посуду, а деткам сладости.  Она выходила замуж несколько раз, но не везло с мужьями. Семейного счастья не было в жизни, жила в бедности, но от трёх мужей родила семерых детей, из которых в живых сейчас осталось пятеро. Это Татьяна, Борис, Николай, Анна и Олег (пропал без вести). А Виктор и Валерий умерли относительно в молодом возрасте. Мама скончалась в 2013 году на 82-ом году жизни и покоится на кладбище города Находки.

Борис по возвращении домой на свои честно заработанные деньги на Шикотане, приобрёл себе разную одежду и шикарный импортный костюм. Очень хорошо и весело проводил отпускное время с друзьями, появились новые приятели, а ещё завёл себе подругу. Отпуск заканчивался, а ехать на остров уже не было желания. Многие друзья учились в мореходной школе, Борис когда-то, тоже мечтавший стать моряком, сдал документы и решил выучиться на моториста, чтобы ходить на море, конечно, для парня это было заманчиво и романтично. Всем хотелось быть этаким морским волком, начитавшись приключенческого романа Джека Лондона «Морской волк». В мореходной школе выдавали ещё красивую форменную одежду, в чём ребята и форсились перед девушками. Его приняли в школу, и он занимался успешно, учёба нравилась. Помогал, видимо, жизненный опыт, который чуточку приобрёл в суровом северном крае. Однако, через восемь месяцев учёбы в школе, Бориса неожиданно вызвали в паспортное отделение ГОВД с паспортом, где забрали этот документ, а взамен вручили паспорт гражданина КНДР, выданный консульством той страны в Находке, теперь с именем Чан Ги. Мечта стать моряком уплыла на волнах  Японского моря к Тихому океану, а оттуда в небытие. Как иностранец, он не имел права учиться в этой школе. Было жалко уходить со школы, почти за год учёбы успел подружиться с ребятами, а ещё здесь в прекрасном спортзале он продолжал заниматься успешно боксом, а увлекался этим видом спорта уже четыре года, был перворазрядником. Самое удивительное, что я успел заметить в этом городе, это то, что корейцы с кем общаюсь или про кого уже написал очерк, все занимались в молодости спортом и большинство из них предпочтение отдавали занятиям боксом. Видимо время было такое, что мужчины должны были научиться защищать себя сами. В этой связи, я всегда вспоминаю корейскую пословицу: «Если кулаки слабы, то годятся только, чтобы вытирать слёзы».  Молодому, импульсивному Борису, с его обостренным чувством самолюбия и справедливости, часто помогало умение бить противника своими крепкими кулаками, чтобы отвоевать себе место под солнцем то ли в своей, то ли в чужой стране. И по жизни ему никогда не приходилось кулаками вытирать слёзы. Помимо лишения прав учиться в мореходной школе, участвовать на соревнованиях, запрещалось также выезжать за пределы города без разрешения милиции, а за нарушение могли привлечь к уголовной ответственности. Был случай, когда его маму посадили на три месяца за самовольную поездку в Уссурийск к больному сыну в больницу. Вот такие мытарства испытывали иностранные корейцы в Приморском крае, вплоть до распада СССР. В 90-е годы все члены семьи  Ан оформили статус «Лицо без гражданства» (ЛБГ), а Борис сумел получить гражданство РФ и жить стало легче и веселее.

После отчисления из мореходной школы, Борис был вынужден устроиться грузчиком на нефтебазу. Весной, когда начиналась навигация, эта нефтебаза обеспечивала нефтепродуктами Магадан и весь Крайний Север. Работа грузчика была очень тяжёлая, всю рабочую смену занимались погрузками железных бочек с нефтепродуктами. Один человек катал бочку, ставил на «попа» и поднимал вручную на палубу корабля или баржи. Нужна была физическая сила, сноровка и выносливость с неимоверным терпением. За смену бригада из семи человек должна была погрузить на корабль или баржу 400-420 тонн, а это более двух тыс. бочек с нефтепродуктами. Многие люди, поработав 2-3 дня и не выдержав нагрузку,  уходили и больше не возвращались. После навигации все рабочие занимались подготовкой к будущей навигации. Зарплата была неплохая, получали в среднем по 600 руб. в месяц. Борис проработал два года и вынужден был уйти с другими грузчиками в солидарность из-за того, что администрация постоянно снижали расценку их работы. Уволился не только Борис, но и все остальные грузчики, а руководство нефтебазы, чтобы не срывать план погрузки, вынуждено было привлечь к этой тяжёлой работе всех своих конторских работников. Тогда-то все конторщики поняли, что несправедливо отнеслись к этой категории рабочих, бесконечно снижая расценку, но никто из тех грузчиков обратно на базу не вернулся. После нефтебазы Борис вскоре устроился на  «Приморский завод» слесарем-судоремонтником и в этом качестве проработал опять два года. Мог бы работать и дальше, но его система жизненных координат стала незаметно, исподволь меняться, он стал задумываться над вопросом возможного изменения условия и образа жизни. Почему надо трудиться, не видя белого света?! Разве хватит сил и энергии, данных тебе природой на твой век и, можно ли жить иначе, не тратя столько сил? Ведь, есть же люди вокруг, которые живут богато, но не корячатся так, как он, изо дня в день по полной программе. Каким-то образом стала проникать авантюрная жилка в его черту характера. Скорее всего, жизненный опыт, связанный с его ранним взрослением сыграл определённую роль, а тут ещё в обществе среди успешных людей стало проявляться  потребительское отношение к жизни. Квартира, дача, машина, ковры, хрусталь и прочие атрибуты стали показателями хорошей жизни успешного человека. На благодатную почву легло семя предприимчивости, случай сводит с моряками, которые были когда-то его однокашниками по мореходной школе. Многие из них, став матёрыми морскими волками ходили на море по всему миру и оттуда привозили дефицитные зарубежные шмотки в виде джинсов, мохеровых платков, и всякой другой импортной одежды, которые были ходовым товаром на рынках нашей необъятной страны. Эти друзья-моряки и предложили своему надёжному другу Борису свой товар для реализации в Союзе. Юноша подумал, что, наконец, фортуна повернулась к нему лицом. Он догадывался, что нелегальный промысел принесёт ему значительно больше денег, чем честный труд. Это не то, что на севере по 12 часов кряду закатывать по 110-120 тыс. банок с рыбными консервами или на нефтебазе по 250-300 бочек с нефтепродуктами поднимать за смену на палубу корабля. Сам быстро принарядился в это шмотьё, отрастил длинные волосы и в тёмных крутых очках разъезжал на тачках-волжанках по городам Приморского края и Дальнего Востока, приторговывая дефицитным товаром. Гостиницы с номером «люкс», ресторан, музыка, девки – красотки, и много кентов блатных – это его мир, таков образ жизни Бориса-Чан Ги в середине 70-х прошлого века, в политике, названный периодом застоя, а в народе, и в шутку и всерьёз: «Мы не знали, что жили при коммунизме!»

«Жизнь удалась!» – не раз думал свободолюбивый восточный темпераментный парень из Находки с романтическим корейским именем Чан Ги, приплюсованный русским словом Борис. Когда душе и телу стало тесно на Дальнем Востоке, он, навострил свои лыжи, с чужим паспортом в кармане, в сторону богатых среднеазиатских столиц союзных республик. Борис до сих пор слова Алма-Ата и Ташкент произносит с придыханием и вспоминает эти города с неким благоговением, где легко и быстро  набивал свои безразмерные карманы. Там было всё ново и интересно: люди, природа, кухня, фрукты и жара. Это понравилось ему, и запомнил надолго. Борис рад и счастлив, как медный грош, но очень скоро жизнь покажется ему, как небо в клеточку. Очередной свой ближний вояж с двумя чемоданами, набитыми импортными вещами совершил в Хабаровск, ставший последним аккордом в симфонии весёлой разгульной жизни двадцатипятилетнего молодого человека по имени Чан Ги – Борис. Совершив удачную сделку с официантом ресторана, после ужина отдыхал  в номере люкс в гостинице «Интурист» с местной, знакомой девушкой, как вдруг постучали в дверь менты, надо было открывать, номер находился на пятом этаже, никуда не убежишь. Как говорится, тёпленьким и пухленьким забрали в ментовку, а сдал его тот самый официант, который купил весь товар. Арест, следствие, приговор суда по ст.154 ч.2 УК РСФСР –  два года лишения свободы за спекуляцию и этапом в Мордовию, в колонию общего режима для иностранных граждан. Это была ПЕРВАЯ СУДИМОСТЬ. Обидно, что юноша, начав трудовую деятельность, как передовой рабочий, встал на путь спекуляции и стал злейшим врагом Советской власти, по определению вождя мирового пролетариата В. И Ленина. Это было время развитого социализма, а спекуляция подрывала экономику и устои советского общества, поэтому считалось злостным преступлением. Борис Ан стал жертвой той эпохи, опередив время, сейчас спекулянтов называют предпринимателями и государство всячески их поощряет. Такие времена!

Путь от Хабаровска до Москвы преодолевали по воздуху  и, как рассказывал Борис, когда конвоиры завели его в салон самолёта в наручниках, модно одетого, как хиппи  с длинными волосами, их ещё не успели состричь, по рядам пронёся шёпот: «Шпиона поймали! Смотрите,  шпиона ведут!» А он так небрежно прошагал к своему месту, глядя сверху вниз на всех, сидящих в креслах пассажиров с таким важным видом, будто восточноазиатский гангстер типа Аль Капоне. Во время полёта этому «гангстеру» по имени Борис захотелось в туалет, чтобы справлять малую нужду, об этом сказал молоденькому конвоиру в звании лейтенанта внутренних войск. Тот, молча, встал с места и головой кивнул, мол, «айда». В туалете он попросил Бориса подарить ремень, видимо, офицеру шибко понравился широкий японский кожаный ремень с красивой пряжкой. На что кореец сказал, если только взамен тот купит сигареты, чай и конфеты. Офицер с радостью согласился и по прилёту в аэропорт купил всё, что просил Борис. Так, в мирной форме состоялся бартер между советским офицером и советским зеком, корейского происхождения и, оба остались довольны сделкой. А дальше в долгой поездке по железной дороге от Москвы до Саранска харизматичный Борис успел познакомиться со многими осуждёнными вагонзака, это специальный вагон для перевозки осуждённых, и даже подружился с некоторыми из них. Конвойные офицеры тоже обратили внимание на корейца, превосходно, говорившего на русском языке и отношение к нему с их стороны было хорошее. Дорога Борису не показалась долгой и изнурительной, до места доехал благополучно.

По прибытии в учреждение УЦ 385/5 МВД Республики Мордовии, Бориса определили в отряд № 3, в колонии содержались осужденные иностранцы за различные преступления, большинство из них говорили по-русски, но были и такие, которые кроме нескольких матерных, не знали  русских слов. Борис до сих пор хорошо помнит одного австралийца, отбывавшего там срок наказания за спекуляцию, который  знал всего два русских слова и, подметая территорию колонии, шаг за шагом, монотонно проговаривал вслух: «Ё….ая жизнь!» Все осуждённые работали на производстве по изготовлению шахматных фигур. Борис, по своей природе очень смышленый и трудолюбивый быстро освоил весь производственный цикл, а выработка продукции у него в отряде была всегда самой высокой. Плановые показатели ежемесячно перевыполнялись больше, чем в два-три раза. За добросовестный труд и примерное поведение Борис-Чан Ги по представлению администрации учреждения, а также с учётом гарантийного письма-ходатайства от руководства Находкинской нефтебазы о его трудоустройстве, где раньше работал грузчиком, народный суд  освободил Бориса Ан-Чан Ги условно-досрочно на десять месяцев.

После освобождения из мест лишения свободы, Борис в первую очередь пришёл к главному инженеру нефтебазы Юрию Александровичу Компаеву, к тому времени уже назначенного главным инженером Базы активного морского рыболовства (БАМР), чтобы поблагодарить его за письмо-ходатайство о трудоустройстве. А тот сразу, без всяких обиняков, предложил Ан работу в качестве старшего мастера электрических сетей ЖКХ Находки, подведомственному БАМР.  А Борис Иванович – Чан Ги отнекивался, говоря, что у него нет специального образования и навыков руководителя. Однако Ю.А. Компаев  настоял, чтобы он согласился работать, а опыт это дело наживное, самое главное надо уметь руководить и контролировать работу подчиненных. Это были его слова, видимо, он увидел в нём организаторские способности и коммуникабельность, умение находить общий язык с людьми. Борис Иванович согласился работать в этом качестве и очень быстро освоил все свои функциональные обязанности. Вскоре вошёл в доверие и находился на хорошем счету у руководства БАМР, одного из крупнейших предприятий города. ЖКХ обслуживал ведомственные жилые дома БАМР, где проживали около 40 тыс. горожан, а это значительная часть города. В подчинение у Бориса Ивановича было 15 чел. из них двое числились, как «мёртвые души», а их зарплата в виде наличных денег тратилась на непредвиденные срочные расходы. Такие явления в советское время наблюдались повсеместно. Это нарушение вскрылось случайно, оба числившиеся, как «мёртвые души», разыскивались следователями МУР, как подозреваемые в совершение серьёзного преступления. Дома их не было, пришли на работу, а там сказали, что такие у них не работают. Проверили в отделе кадров, приказ на них есть и в бухгалтерии обнаружили ведомость о выплате зарплаты обоим. Делом занялся ОБХСС городской милиции, который раскрыл правонарушение и материал передал в городской суд, который осудил ВТОРОЙ РАЗ  Бориса Ан по ст.175 ч.1 и 92 ч.2 за хищение путём должностного подлога к 3 годам лишения свободы строго режима. Срок наказания он отбывал на Сахалине в УЦ 175/5 и работал на заводе ЖБИ. Освободился по звонку в 1982 году и вернулся домой в Находку, чтобы начинать новую жизнь на свободе с чистой совестью и без долгов. Через несколько дней в Находке организовал бригаду «шабашников» и заключил с городским коммунальным хозяйством Договор о капитальном ремонте городской бани. За два года бригада смогла перестроить баню, открыв там сауну с несколькими номерами. В это же время помогал без всякой корысти своему другу продавать фальшивые водительские удостоверения. Махинацию разоблачили, дело дошло до суда, который присудил обвиняемому максимальный срок по ст. 96 ч.2 за подделку документов к 5 годам лишения свободы, несмотря на то, что были общественные защитники, положительная характеристика с работы и адвокат сказал, что строгого наказания не будет. Но, тем не менее, срок впаяли на полную катушку, якобы по звонку начальника местного КГБ, чья контора вела наблюдение за человеком с иностранным паспортом, неугодным общественной системе страны. Об этом позже узнал сам Борис от своих источников из судебных органов. Таков был независимый советский суд, самый справедливый и гуманный суд в мире. Это была советская система, и ничего нельзя было доказать.  «Телефонное право» было всесильно в стране Советов. Так с горечью сказал мне сам Борис, спустя 32 года, когда и страны  то, уже такой нет. Но, как бы – то, ни было, а Борис был осуждён ТРЕТИЙ РАЗ и этапирован, на сей раз не так далеко и срок наказания отбывал в Хасанском районе Приморского края в Учреждение УЦ 267/26 и работал на заводе по выпуску железных гвоздей,  обслуживая одновременно два станка. С его слов мог бы обслуживать и десять, если администрация согласилась бы подписать с ним Договор об этом и при выполнении Договора, мог быть освобождён досрочно. Таких фактов в местах лишения свободы никогда не было, но замполит выслушал его и внимательно прочитал текст, но не стал подписывать договор авантюрного характера. Осуждённый Борис Ан Чан Ги, отбыв 2/3 срока наказания, захотел освободиться досрочно, закон позволял, поэтому зашёл к начальнику колонии, подполковнику Косых и выложил все свои аргументы в пользу применения гуманного акта к нему. Начальник, выслушав осуждённого, смотрел, молча, примерно  минуту, затем сказал: «Идите в отряд и скажите своему начальнику отряда, чтобы он подготовил документы на заседание административной комиссии. Мы рассмотрим ваше заявление». В отряде начальника не было, он всего неделю служил на этой должности, и Борис подумал, как он сможет характеризовать его, если ещё не знает осуждённых отряда и решил помочь ему, написав сам характеристику на себя. Утром следующего дня занёс ему в кабинет эту характеристику, а тот, прочитав её, долго и от души смеялся. Было непонятно, над чем он смеялся: нахальством осуждённого Ан или любопытному содержанию характеристики? Так или иначе, но скоро был представлен на суд и освобождён условно-досрочно на один год и два месяца. При освобождении Борису Ан Чан Ги выдали на руки две тыс. руб., заработанные им за короткий срок в этой колонии. Это была большая сумма по тем временам, а ведь с него ещё удерживали 50% в доход государства на его содержание, а кроме этого периодически отправлял перевод своей семье и маме. Это говорит о том, что Борис был передовиком производства и получал хорошую зарплату. Надо заметить, что Борис за всё время своей трудовой деятельности в каждом коллективе добивался высоких показателей, чем другие работники. И случись, что он жил бы всегда  на свободе, и работал так на каком-нибудь крупном предприятий, вполне мог быть удостоен высшего звания Героя Социалистического Труда и, являлся бы гордостью всех российских корейцев. Однако история не терпит сослагательных наклонений, посему ему никогда им не быть.

Теперь здесь будет идти речь о семейной жизни Бориса, который зарегистрировал брак с Капиталиной Тикуновой в 1984 году. Через год у них родился сын, мальчика назвали Антоном, а ещё через год, т.е. в 1986 г. родилась дочь Настя. У жены та беременность проходила в очень  сложный период их совместной жизни, тут и арест мужа, суд, колония, нервные срывы, а затем поездки туда на свидания, сплошная нервотрёпка, всё это отрицательно отразилось при развитии внутриутробного плода, и в итоге девочка родилась с пороком сердца. Когда ребёнку исполнился один год, мама повезла её в Новосибирск, в клинику сердечно – сосудистых заболеваний имени Мешалкина, где опытные хирурги сделали облегчённую операцию. Операция была несложная, но сказали, что вторую, более сложную операцию надо будет делать примерно лет через пять. А пока Борис отбывал ТРЕТИЙ и последний срок наказания в Приморском крае, знал положение дел в семье и слышал кое-что о перестройке в стране.

Летом в 1989 году, оказавшись на свободе, Борис – Чан Ги был ошарашен теми изменениями, которые произошли в стране в связи с перестройкой. Три месяца отдыхал, присматривался к окружающим людям, как бы изучал новое время и новую жизнь. Вновь, случайная встреча с давним приятелем, привнесла  изменения в его сложную жизнь. Этот человек по имени Анатолий Моисеевич Кац решил открыть своё частное предприятие и предложил Борису Ивановичу стать соучредителем. От такого предложения устоять было невозможно, и они открыли кооператив «Строитель» и начали успешно работать над выпуском строительных материалов: песка и щебёнки. Формируя руководящий состав ИТР кооператива, Борис Иванович Ан пригласил на должность гл. инженера своего бывшего начальника по БАМР Юрия Алексеевича Компаева с окладом в 1000 руб. против 300, который он получал, будучи на аналогичной должности в БАМР. Вот таким образом он отблагодарил человека, который дважды когда-то протянул ему руку помощи. Борис, который приближался к рубежу своего сорокалетия, поставил перед собой задачу, что через два года, т.е. к юбилею должен иметь свою квартиру, машину. Здесь очень хорошо проявился его целеустремлённый характер, который и раньше не подводил его. Как мы помним, Борис, будучи в колонии поставил перед собой задачу освободиться досрочно и к этой цели шёл, несмотря на трудности и добился своего. Теперь тоже, какую цель поставил перед собой к своему сорокалетию, достиг, купил себе две квартиры, обстановку и автомобиль «Жигули». Однако приближалось время для вторичной операции Насти, врачи с Новосибирска сказали привезти девочку на обследование. В 1991 году родители с дочкой поехали в клинику Мешалкина на обследование. В результате обследования специалисты сказали, что они гарантию на положительный исход операции на 100 % дать не могут и посоветовали найти возможность поехать в Америку, где делают успешно такие операции. Огорчению не было предела. По возвращении с Новосибирска примерно через два месяца к Борису пришёл в гости Алексей, друг – предприниматель, который жил в общежитие. Он сказал, что к нему приехали по делам семья американцев и переводчица, к себе в общежитие позвать не может, а в гостинице нет мест, поэтому просил Бориса приютить их на трое суток. Борис по своему добросердечию отказать не мог, и друг привёл к Борису переводчицу Надежду Коварскую, Сюзану и Роберта Шулки. А 90-ые были времена лихие и голодные, продукты давали по норме, но Борис обеспечивал всем необходимым и гости были довольны гостеприимством хозяев. Живя у них три дня, американцы увидели больную девочку и стали расспрашивать родителей про неё, и Борис подробно рассказал о дочке, что у неё врождённый порок сердца, первичную облегчённую операцию сделали четыре года назад в Новосибирске. А сейчас, они не гарантируют удачный исход операции и предлагают лететь в Америку, а у них нет такой возможности. Американцы сказали, что действительно в Америке делают такие операции успешно, но стоят  они очень дорого, где-то около 100 тыс. $. У Бориса, конечно, таких денег не было и речи быть не могло про операцию за границей. Через трое суток гости, поблагодарив хозяев за гостеприимство, улетели к себе в Америку. Про них Борис стал забывать, как через три месяца неожиданно ему позвонила их переводчица Надежда и сказала, что чета Шулки вопрос об операции Насти в Америке решила, они там нашли клинику и спонсора. Надо только срочно выслать факсом историю болезни девочки. К большому счастью или удаче семьи Бориса, в городе Находке на тот момент открылась международная связь «ТЕЛЕКОМ», учредителем, которой были англичане. Исполнительным директором работал друг Бориса, Родик Сергей, который свёл его с англичанами и те, узнав о тяжёлом состоянии девочки, согласились оказать помощь по услуге связи безвозмездно. Благодаря, этой связи все проблемы с высылкой документов и переговорами с Шулки были удачно решены. В мае 1991 года на имя Анастасии Ан пришло извещение-приглашение на лечение в клинику в Портланде, где было сказано, что операция назначена на 21 мая. Борис срочно вылетел в Санкт-Петербург в американское консульство, чтобы получить визу, но там сказали, что нужен загранпаспорт Насти. Надо было срочно оформить этот документ, и с консульства позвонили в ОВИР Санкт-Петербурга, чтобы помогли в срочном порядке получить загранпаспорт девочке. Борис тут же поехал туда, но начальник ОВИРа сказал ему, что надо ехать в Находку и получить загранпаспорт по месту регистрации на общих основаниях. Как только не просил Борис этого чиновника войти в их положение, что ребёнок умирает, умолял помочь, но тот был непреклонен. Ничего не добившись от него, Борис Ан-Чан Ги, в сердцах сказал, что у него наверно, нет детей и не будет, напоследок от души ещё обматерил бездушного чиновника. Что оставалось делать Борису после этого? Конечно, вернулся домой несолоно хлебавши. Правда, надеялся, что в Находке знакомые помогут получить загранпаспорт, документ на тот момент решал вопрос, жить или не жить больной малышке. Сроки поджимали, до назначенного дня операции оставалось всего два дня. С аэропорта поехал в ГОВД, чтобы помогли ему получить злополучный документ, но там знакомая женщина-сотрудница сказала, что они срочно не смогут, самый ранний срок – две недели. Огорчённый Борис вернулся домой без настроения, никаких мыслей, планов в голове не было, была пустота там и горечь в душе, а сердце ныло от безысходности, что не может помочь своей маленькой дочурке. От нервного напряжения и усталости от бессонных ночей, он  без ужина лёг спать, а утром в дверях обнаружил визитную карточку незнакомого человека по фамилии Горячев В.В., второго секретаря представительства МИД СССР в Находке. На обороте короткая записка, чтобы Ан срочно явился в представительство МИД в городе Находка. А дальше, как в сказке, всё закончилось быстро и хорошо. Наконец,  помощь пришла, откуда не ждал Борис, в тот же день смог получить загранпаспорт, а на следующий день оформил визу и купил билет дочке. Родителям сопровождать ребёнка запрещалось по условиям клиники, эту обязанность взяла на себя милая переводчица Надежда. Они улетели с опозданием на три дня, но всё сложилось удачно, после операции на третий день Настю забрала одна американская семья, где проходила реабилитацию под наблюдением медработника. Переводчица Надежда Коварская периодически звонила родителям Насти в Находку, рассказывала, как идёт выздоровление. Она же через два месяца после операции и реабилитации привезла Настю во Владивосток и передала девочку в аэропорту из рук в руки  её родителям. Так, чудесным образом, спасли жизнь Анастасии совершенно чужие, незнакомые иностранцы, кроме Сюзаны, Роберта и Надежды, которые  когда-то жили всего трое суток у Бориса. Свои, казалось бы, советские люди, чиновники разных уровней на чужую беду смотрели сквозь пальцы, папа девочки, раз за разом натыкался на стену равнодушия и, казалось, что все они соревнуются между собой, как бы сильнее навредить беспомощным людям. Программный принцип строителя коммунизма: «Человек человеку – друг, товарищ и брат» в глазах Бориса Ан-Чан Ги проиграл поговорке: «Человек человеку волк» по принципу, которому, якобы жили люди в  обществе капитализма. Именно, представители этого «загнивающего» общества бескорыстно помогли маленькой незнакомой девочке Насте, которой  в этом году исполнилось 30 лет, она живёт с мамой, получает пенсию по инвалидности. Папа постоянно оказывает ей материальную помощь, хотя  давно не живёт с ними. Борис до сих пор не знает всех спасателей своей дочки и огорчён тем, что не смог своевременно их поблагодарить. Каждый раз попытка поиска добрых людей заканчивалась ничем. Может надо обратиться к Малахову на Программу «Пусть говорят»? А что, попытка не пытка. Они, ведь там творят чудеса, возможно, помогут найти тех замечательных людей, чтобы поклониться им.

А тем временем кооператив «Строитель» свою работу стал сворачивать, поскольку в городе, как и по всей стране, наблюдался спад в экономике, резко сократилось строительство. Поэтому потребности в строительных материалах в виде песка и, щебёнки не было. Главный учредитель и председатель кооператива А.М. Кац переехал жить в Израиль, а кооператив закрыли.

С 1993 по 2000 год Борис Иванович Ан работал зам. председателя кооператива «Витязь», который занимался ремонтно-строительной работой. Здание, в котором располагался кооператив «Витязь» со своими производственными цехами из-за долгов Борису Ивановичу решением суда было передано ему во владение, как собственность.

В 2000 году супруги Ан официально оформили развод, Борис оставляет жене с детьми всё своё имущество, квартиру, машину и гараж. С документами и личными вещами переселяется в бывшее здание кооператива «Витязь», который оформил, как жилой фонд, а затем стал перестраивать по собственному проекту, нарастив второй этаж. В этом доме стал жить в гражданском браке с Натальей  Янборисовой, которая в 2001 году родила дочь Мелиссу, а в 2006году Милену. Официально брак оформили в 2008  году.

В начале нулевых годов в городе Партизанске на общественные торги был выставлен старый  запущенный пивоваренный завод. Борис Иванович  на этих торгах выкупил завод и оформил в свою собственность. Завод через полтора года  после реконструкции вышел на производственную мощность примерно на 80%, а ещё через шесть месяцев на 120% от проектной мощности. К заводу пристроил лимонадный цех, а также цех по производству соков и прохладительных напитков. Завод обеспечивал своей продукцией, практически весь Приморский край. Б.И. Ан ежедневно в течение шести лет ездил работать в Партизанск из Находки, а с возрастом работать и выдерживать такую нагрузку стало труднее, поэтому в 2007 году он решил продать свою долю завода, оставив себе цех прохладительных напитков и торговые сети. На этих участках работал его исполнительный директор, сам  приезжал сюда изредка, только по производственной необходимости.

К этому времени относится парадоксальный случай, который произошёл в семье Ан-Янборисовых, о котором хочется рассказать здесь. Этот эпизод жизни ярко раскрывает натуру Бориса. На первом этаже коттеджа по соседству с ними живёт старший брат Натальи, Андрей Янборисов. Ему ещё нет и пятидесяти лет, но он нигде не работает, живёт здесь, как приживалка уже много лет. Борис пожалел его и пустил жить в своём пустующем коттедже. Сестра покупает ему продукты, сигареты, одежду и всякую другую мелочь. За это Андрей выполняет небольшую хозяйственную работу во дворе большого дома. Подметает, чистит снег, кормит собак, кур и по субботам топит баню. У Андрея нет паспорта, единственный документ, который он имеет, это свидетельство о собственной смерти, да-да, документ выписан на его имя. Весной 2006 года надолго пропал из виду Андрей, и никто не ведал о нём. Однажды вечером по новостям местного телевидения в разделе «Криминальная хроника» показали фото умершего человека, и просили телезрителей распознать его. Наталья Янборисова признала в нём своего Андрея и запричитала, что это его брат, что оказывается, он умер и т.д. и т.п. Позвонила своей сестре Елене, а наутро поехала в морг. В морге Наталье стало плохо, она была на пятом месяце беременности, поэтому на опознание её не пустили, а просто показали фото на мониторе компьютера. На фотографии лица было не узнать из-за отёчности, весь он был опухший. Но, тем не менее, Наталья подтвердила, что это есть Андрей. Срочно стали готовиться к похоронам, заказали гроб, купили покойнику одежду, а на кладбище выкопали могилу рядом с родственниками. На следующий день перед похоронами все родственники прощались с покойником в гробу, но, ни у кого, кроме Бориса не было сомнения, что это другой человек. До поминок дело не дошло, потому что у Бориса стойко утвердилось сомнение, он был уверен, что похоронили другого человека. После похорон, когда  сёстры несколько успокоились, он ещё раз высказал своё сомнение и предложил им проехать к месту работы Андрея, если его там нет, понятно, что действительно похоронили Андрея, и тогда будем поминать его. На том и решили, тут же сели в машину и поехали на место работы Андрея. Как только машина заехала на территорию предприятия, все сразу увидели во дворе, сидящего Андрея и занятого чисткой котла. От изумления сёстры потеряли дар речи и долго не могли проронить ни одного слова. Обозлённый Борис, позвал Андрея и сказал ему, что сегодня похоронили его и сказал, чтобы он поехал на кладбище и убедился сам в этом. Назавтра Андрей приехал на кладбище и стал искать «свою» могилу, а когда стал приближаться ближе к ней, заметил, что там сидят трое друзей и поминают его. А те в свою очередь, заметив приближающегося «покойника», испугались и моментально соскочили со своих мест и бросились бежать врассыпную, спотыкаясь о корни деревьев и бордюры. Правда, скоро все вернулись назад, к могиле «Андрея», где их поджидал живой Андрей с бутылкой водкой, которую дал ему Борис Иванович, чтобы он выпил за упокой  похороненного вместо него человека.

Так и живёт тринадцатый год Андрей с единственным документом, свидетельством о собственной смерти, не имея возможность устроиться на работу, куда-то поехать, создать семью, а в перспективе и оформить пенсию. А чтобы всё это доказать и восстановить документы нужны деньги, настойчивость, сила воли, желание обратиться в суд. Но этими возможностями и качествами этот человек не обладает, так и живёт все эти годы у своей сестры, хорошо, ещё зять терпит его. Вот такую забавную, скорее печальную историю рассказал мне однажды в летний день Борис Ан  во время отдыха у моря.

Примерно в эти же годы, Борис Ан стал оказывать содействие в работе корейского культурного центра. Он предоставлял Центру часть жилого помещения для проведения различных мероприятий в праздничные дни. У него дома проходили собрания, заседания, встречи с российскими корейскими общественными деятелями и делегациями из Южной Кореи и КНДР. Уже два года, как Борис Иванович Ан является членом Консультативного Совета по мирному объединению Кореи от Дальневосточного региона. Несколько раз участвовал на конференциях во Владивостоке, а в октябре 2016 года в Сеуле, где были делегации из 92 стран мира. В работе конференции приняла участие Президент Республики Корея Пак Кын Хе. Она выступила с большой речью перед участниками конференции, а в конце работы на память сфотографировалась с делегациями всех стран. Борис Иванович продолжительное время оказывал благотворительную помощь малоимущим гражданам не только российских корейцев, но и представителям других национальностей. Он всегда помогал друзьям, родным и знакомым, когда они попадали в трудные жизненные обстоятельства. Не задумываясь о том, вернут ему долг или нет, он давал любую сумму, кто просил у него денег взаймы. Безвозмездно оказал материальную помощь другу, у которого сгорел при пожаре дом. А другому близкому другу Сергею купил подержанный микроавтобус, чтобы тот мог прокормить себя. У него много друзей в городе, с которыми в большинстве случаев дружит более 35 лет, среди которых русские – Сергей Лобачевский, Владимир Коц, Андрей Петушко, украинец – Виктор Соломоненко, корейцы – Геннадий Угай, Виктор Цой, Константин Ким, Владимир Цой, братья Лян и многие др. Все они отзываются о своём друге в превосходной форме.

Проследив жизнь Бориса, я вновь и вновь убеждаюсь в том, что люди, совершающие добрые дела не из корысти, а по велению сердца и души, обязательно получат награду за свои поступки. Не исключено, что они будут вознаграждены гораздо больше, чем можно представить себе. Борис всегда говорит, что в жизни бумерангом возвращается обратно всё: и хорошее и плохое. Но, как правило, гораздо в большем объёме, как зло, так и добро. Его жизнь, тому пример!

В 2014 году Б.И. Ан продал оставшуюся часть завода и вышел на пенсию. Задолго перед этим бросил пить и курить, ведёт здоровый образ жизни. Ежедневно совершает оздоровительную прогулку троенкур (дозированная динамичная ходьба) по дорожке вокруг холмистой рощи. На заслуженном отдыхе вовсе не думает отдыхать, а решил заняться воспитанием своих детей. Они были главной причиной выхода на пенсию, его  дочки, с четырёх лет (Мелисса) и с двух (Милена) стали ходить в секцию художественной гимнастики. Мелиссе скоро исполнится 16 лет, и она будет защищать звание «Мастер спорта», а Милена, которой исполнится 11 лет, со второго взрослого перейдёт на первый разряд. Обе девочки в этом году стали в своей возрастной группе абсолютными чемпионками Дальнего Востока и Приморского края. Милену пригласили в Москву на съёмку передачи Первого канала ТВ в программе «Минута славы». Юбилейная съёмка состоится в начале февраля 2017 года.

Для дальнейшего продвижения детей в спорте требуется много времени, их необходимо  возить в школу, на тренировки, а также сопровождать в поездках по городам  страны на разные турниры, тренировочные сборы, мастер-классы и чемпионаты. Теперь, все силы, время и материальные средства членов семьи направлены на дальнейшее совершенствование мастерства дочек Мелиссы и Милены, чтобы они в будущем могли достойно выступать на уровне России, а затем Европы и Мира. Вот такие планы строит перед собой и детьми, тот самый человек, который не раз добивался своей цели в жизни и даже после падения мог встать и идти вперёд, несмотря ни на что. Такими же целеустремлёнными людьми он хочет видеть своих любимых дочек. Есть непокорённая Вера, крепкая Любовь и большая Надежда, что по жизни добьются они многого и станут обязательно хорошими людьми, о чём мечтает их мама – Наталья Мелиссовна Янборисова, верная спутница жизни Бориса Ивановича Ан Чан Ги, которая посвящает всю свою жизнь мужу и родным детям.

г. Находка  Приморского края, январь 2017 года.

***

Наши новости в Telegram

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

комментариев 6

  • Тэн Евгения Георгиевна:

    Владимир Владимирович, СПАСИБО за УДИВИТЕЛЬНЫЙ рассказ о замечательном ЧЕЛОВЕКЕ!!!
    Вы, корейцы, коре-сарам – ТАЛАНТЛИВЫ!!!

  • Ли Елена Николаевна:

    Дорогой Владимир Владимирович, вы, как всегда, на высоте!!! Еще одно замечательное повествование о жизни простого человека. Пишите, дерзайте, радуйте нас своим творчеством!

  • Виссарион тен:

    Уважаемый Владимир Владимирович, с огромным интересом на едином вдыхании прочитал Ваше эссе, Очень рад, что Вы пишите, удивительный дом в 800 м2, прекрасно с одной стороны тихий океан, с другой сопки, так и чувствуется запах моря, леса, и гор. То что всегда ищет кореец, на склоне лет жить у моря, и что была гора и лес. Удивительна история Ан Бориса, прекрасны фото, я полагаю, это Вы в гостях у Ан Бориса, рядом Светлана, его жена и дети. Очень познавательно, очень рад.

  • Галина:

    Владимир Владимирович, только Вы можете находить такие интересные истории. Недавно читала о девочек и была рада за них и тут надо же о всей семье узнаю. Я не могу читать без слез. Хоть один миллионер собрал все ваши стать и создал библиотеку. Сейчас немного другое поколение пошло. Не всех трогает наша корейская судьба. Очень хочется, чтоб читали, а не по рассказу знали. Большое спасибо,что Вы не забываете меня. Я с большим удовольствием читаю,про все. что вы пишите Вы умница. С большим удовольствием читаю. Не забывайте меня. Ваша Фанатка.

  • Елена Хегай:

    Владимир Владимирович, здравствуйте! Не могу подобрать слова, как я удивлена, тем обстоятельством, что узнаю от Ваших очерков. Казалось бы, что знаю семью или по крайне мере, что-то слышала о них, но настолько меня ошеломила эта история. Моя мама, да и свекровь очень хорошо общались с мамой Бориса Ивановича, но ничего подобного я не слышала от них. Как-то Наталья с Борисом пригласили бабушек на корейский праздник летом и после этого моя мама сказала, что за такого сына можно гордиться. Ее удивил не сам прием и угощение, а отношение и как ведет себя хозяин. Она долго разъясняла что-то моим сыновьям, а мне сказала, в нашем городе есть много достойных корейцев , а таких как Борис… (даже рядом не видно). Спасибо. Если что-то лишнее, извиняюсь. Эмоции переполняют.

  • Русакова Татьяна:

    Володя,ты как всегда – МОЛОДЕЦ! Написал удивительную историю о простом человеке,да здорово потрепала судьба этого Бориса,но у него оказалась большая сила воли и богатая душа .Он досихпор делает добрые дела,помогает людям,как когда-то ему помогли в жизни стать хорошим человеком с большой буквы и дай Бог ему здоровья и его семье.Пусть девочки осуществляют свои мечты и пусть на их пути будет только зелёный свет и не пришлось бы им выстрадать столько как их отец,у них есть стойкий фундамент-это их родители. А ты Володя как всегда настоящий патриот своего народа и мы рады что у вас там появились такие друзья.Желаем тебе творческих успехов – семья Русаковых.

Translate »