Брак: сад, сулящий любовь и счастье

Концепция брака стремительно меняется. Расстояние больше не считается помехой для чувств, а стремление к независимости у каждого из супругов растёт с каждым днём.

Пэг Ёнок, писатель

Я консультирую людей по проблемам отношений в рамках ночной программы на FM-радио. В час ночи, когда люди оттаивают душой, радиостудию заполняют истории любви. Благодаря этой программе, выходящей с весны прошлого года, я обнаружила, что некоторые проблемы любви и отношений появились недавно как отражение нашей эпохи, когда соцсети позволяют быть на связи друг с другом круглые сутки.

Концепция расстояния в любви

Раньше вместе с окончанием школы мы вычёркивали однокашников из жизни — мы поступали в университет, а значит завязывали отношения с новыми людьми. Но теперь мы редко расстаёмся с людьми из-за расстояния, даже когда навсегда порываем с любимым человеком: запрограммированные на поиск друзей соцсети никогда не оставляют нас в покое.

Я часто слышу от друзей, что Facebook или KakaoTalk предлагает им добавить в друзья их бывших. Одна подруга рассказала, как ей на несколько дней испортил настроение Facebook, предложив добавить в друзья новую пассию её бывшего. Она (без задней мысли) принялась изучать страницу девушки и неожиданно (сама того не желая) узнала, что та и её бывший вскоре поженятся.

 Ещё один недавний тренд — оживление отношений на расстоянии. В радиостудии мне часто доводится слышать о парах, в которых он живёт в Токио, а она — в Сеуле. Также довольно часто бывает, что в самый разгар романа один из партнёров уезжает за границу учиться или по программе Working Holiday. И хорошо, если это Токио и Сеул: тут хотя бы нет разницы во времени. Ну а как насчёт Лондона и Сеула? Или Сеула и Сан-Пауло? Последнее время отношения на расстояния поддерживают и люди, состоящие в браке: в моём окружении есть пары, в которых муж живёт в Сеуле, а жена — в Пхохане, или муж живёт в Калифорнии, а жена — в Нью-Йорке.

Подруга, живя в Сеуле, завела роман с мужчиной из Амстердама. Как-то она поехала к нему в гости и осталась там на три месяца. Когда срок визы истёк и пришлось возвращаться, в аэропорту мужчина, говоря, что придумает, как им быть вместе, упомянул визу невесты как легальный способ не допустить высылки из страны любимого человека с другим гражданством. Сейчас в Европе почти 50% пар предпочитают не регистрировать отношения, т.е. граница между браком и совместным проживанием постепенно стирается.

 А что насчёт корейцев? Спад в экономике заставляет молодых людей отказываться от трёх ключевых вещей в жизни: от устройства на работу, от романтических отношений и от брака, породив так называемое «поколение трёх “пхо”», где «пхо» — от глагола «пхоги-хада», т.е. «отказаться». При этом сохранение института брака в его нынешнем виде приведёт к ещё большему количеству «отказников». Ведь брак, по крайней мере в экономическом плане, почти не добавляет жизни «лоска». Кто захочет жить в браке, если это автоматически означает выплату процентов по банковским кредитам? Дело в том, что любовь не является единственной проблемой в браке, поскольку на него влияет ещё и политика государства вообще и в сфере недвижимости и финансов в частности.

 Подруга, которая задержалась в Амстердаме дольше, чем планировала, в итоге разошлась со своим мужчиной. Другая подруга, которая ради любви курсировала между Сеулом и Пусаном, тоже недавно разорвала отношения. Когда я рассказала об этом ещё одной своей подруге, которая тоже поддерживает отношения на расстоянии, несмотря на 14-часовую разницу во времени между Нью-Йорком и Сеулом, та сказала мне: «После двух лет отношений на расстоянии я сделала всего один вывод: единственный способ сохранить такие отношения — это изменять!» И в этом моя подруга, специалист по психиатрии, была категорична: только адюльтер позволяет справиться с длительным отсутствием секса, сопровождающим такие отношения. И добавила, что поэтому главная добродетель в отношениях на расстоянии — это умеренное равнодушие, когда ты не стремишься знать о своём партнёре слишком много.

Полусожительство

Немецкий писатель Эрик Кестнер говорил, что «любовь умирает из-за географии». Действительно, у многих народов существуют пословицы, общий смысл которых сводится к формуле «С глаз долой — из сердца вон». Тогда можно задаться вопросом: какое примерно расстояние способна выдержать любовь?

Как раз в первую неделю нового года мне довелось консультировать по поводу отношений на расстоянии. Ещё до расставания двое влюблённых были охвачены ужасом из-за расстояния и разницы во времени. Говоря, что хотят пожениться, но не уверены, получится ли, они фактически заранее обрекли свой роман. Но мне хотелось задать им встречный вопрос: а разве любые отношения должны непременно заканчиваться браком? Разве брак обязательно подразумевает постоянное совместное проживание? Брак в наши дни не тот, что раньше, потому что и условия нашей жизни значительно изменились. В интервью с работающей в США корейской журналисткой Ан Хигён социолог Зигмунт Бауман высказал интересную мысль.

«Упоминал ли я французского писателя Мишеля Уэльбека? Уэльбек — очень мудрый человек, который пишет об антиутопии. В своём романе «Возможность острова» он описал зловещее будущее, которое ждёт нас, если общество продолжит развиваться в соответствии с современными тенденциями. В частности, если говорить о любви, то, по его мнению, очень многие пары будут жить, будучи лишь наполовину вовлечены в отношения. Причём не из-за расстояния, а потому что мы сами, желая быть вместе, тем не менее, хотим сохранить независимость. Знаете эту фразу, которую часто повторяют в американских фильмах, — “Мне необходимо личное пространство.”? Это как бы просьба держаться подальше, оставить нас в покое. Это как раз и есть идеология нашей эпохи».

Согласно Бауману, в наши дни «зависимость» стала постыдным сло- вом. Иначе говоря, все эти свадебные клятвы, наши обещания быть друг другу опорой в горе и в радости, в богатстве и в бедности, стано- вятся анахронизмом — настолько сейчас важна независимость.

Мы хотим быть на связи 24 часа в сутки, но место, где мы пребываем физически, — это своего рода наша личная крепость. Мы связываемся по интернету, но живём каждый сам по себе. Мы хотим быть всё время на связи, потому что испытываем одиночество. Но не меньше мы желаем свободы, когда можешь отправиться куда хочешь. Проблема в том, что свобода и стабильность абсолютно несовместимы. Стабильная свобода — это оксюморон. Потому что свобода непременно сопровождается риском, а стабильность требует общины.

Поэтому появилась и быстро распространяется новая форма союза — полусожительство. Многие из моих интернет-друзей состоят в таких отношениях: живут раздельно и встречаются лишь время от времени. Одна такая пара живёт на Чечжу-до, муж — в Хёпчэ, а жена — в Пхёсоне. Занимаются каждый своим делом и встречаются обычно на выходных. Конечно, они все время на связи, и, когда нужно, ездят друг к другу. По их словам, это золотая середина, обретённая только после 12 лет жизни в браке. Сочетание определённой доли свободы и достаточного чувства стабильности стимулирует их отношения. Им удалось «вычислить точное расстояние», не дающее любви умереть.

 Недавно появился неологизм «чорхон» (卒婚), означающий «выпуск из брака». Это понятие, пришедшее из Японии, отличается от развода и подразумевает, что супруги формально остаются в браке, но при этом живут независимо, не вмешиваясь в жизнь друг друга. «Чорхон» делает акцент на более независимой жизни, нежели полусожительство.

Появилась и быстро распространяется новая форма союза — полусожительство. Многие из моих интернет-друзей состоят в таких отношениях: живут раздельно и встречаются лишь время от времени.

«Своя комната»

Как правило, мы вступаем в брак, почти ничего о нём не зная. Точно так же, как влюбляемся, не имея никакого представления о любви. Ведь всё, что нам известно, — это мифы о любви, близкие к суевериям. Любовь с первого взгляда. Любовь, когда человек сам догадывается о твоих чувствах без каких бы то ни было усилий с твоей стороны. Любовь как волшебный момент, когда всё становится кристально ясным, и ты всем своим существом понимаешь, что вот он — человек твоей мечты. Но так бывает только в кино и в книгах.

Если бы мы изучали, как удержать любовь, хотя бы с половиной того энтузиазма, который мы испытываем при её зарождении, то мы бы сейчас, очевидно, строили свои отношения совсем по-другому. Наверное, мало кто знаком с этой проблемой столь глубоко, как Ален де Боттон. В своём эссе «О браке не с тем человеком», опубликованном на его веб-сайте The Book of Life, он подробно описал, почему мы, будучи нормальными мужчинами или женщинами вне отношений, вступив в брак, сходим с ума.

«Сами по себе, когда мы в ярости, мы не кричим, потому что не на кого, и в результате мы не осознаём, насколько страшны мы можем быть в гневе. Или когда мы работаем без остановки, потому что нас некому позвать ужинать, мы не осознаём, что маниакально используем работу, чтобы создать видимость контроля над своей жизнью — и какой ад разверзнется, если кто-нибудь попытается нам помешать. По ночам мы все осознаём, как было бы приятно прижаться к кому-нибудь, но у нас нет возможности посмотреть в глаза избегающей близости той части нас, которая немедленно сделает нас холодными и чужими, стоит нам лишь почувствовать, что мы слишком сильно к кому-то привязались. Одно из величайших преимуществ жизни в одиночестве — это приятное заблуждение, что со мной жить в самом деле довольно легко. При таком низком уровне понимания собственного характера неудивительно, что мы никак не можем знать, какой человек нам нужен».

Поэтому Де Боттон выступает с дерзким утверждением, что на первом свидании прежде всего следует спросить: «И в чём конкретно ты сумасшедший?» А почему бы и нет? Если бы меня попросили дать определение браку, я написала бы не менее 30 предложений, но прямо сейчас скажу только одно. Брак означает, что, даже зная обо всем этом, ты заранее обречён на провал. И это не преувеличение. Поэтому самый реалистичный совет, который я могу дать, это следующее:

На самом деле брак — это выбор боли, которую ты будешь терпеть. Выбранный тобою партнёр станет для тебя источником такого разнообразия боли, которое ты даже не мог себе представить. Поэтому решение вступить в брак равносильно решению для себя, стоит ли этот человек того, чтобы терпеть такую боль. Никто из нас не застрахован от боли. Но вот от кого её терпеть — по крайней мере это мы должны иметь возможность выбрать сами, и это единственный доступный нам выбор. Потому что так мы будем хотя бы менее несчастны. В итоге самое честное, что я могу сказать о браке, — это то, что, если вы не любите своего партнёра по-настоящему, временами терпеть будет гораздо тяжелее, чем вы себе представляете.

Вступать в брак или нет? Это по-прежнему один из самых банальных вопросов, касающихся отношений, наряду с «рожать или не рожать?» и «возможна ли дружба между мужчиной и женщиной?». Но за более чем 15 лет в браке я узнала, что выбор — это не просто выбрать одно из двух. И это касается любого выбора. Выбор изначально жесток и бесчеловечен. Потому что сделав выбор, ты берёшь на себя ответственность за тот выбор, который не сделал. И ещё кое-что. Тот, кто умеет наладить свою жизнь в одиночку, очевидно, сможет хорошо жить и с кем-то вдвоём. Ведь «своя комната» важна не только для писателя.

***

Источник: KOREANA BECHA 2017  TOM.13  Nº.1

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментариев пока нет, но вы можете оставить первый комментарий.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Translate »