Статьи из рубрики «Литература»

Анатолий Ким. Плачь по матери в Сеуле

АНАТОЛИЙ КИМ – Известный прозаик, переводился на многие языки мира. Наиболее значительны романы: “Белка”, “Поселок кентавров”, “Отец – лес”, повести: “Луковое поле”, “Соловьиное эхо”, “Собиратели трав”. Автор сценариев к кинофильмам: “Сестра моя -Люся”, “Выйти из леса на поляну”, “Месть”. Член Союза писателей. Живет в Москве. ПЛАЧ ПО МАТЕРИ В СЕУЛЕ У этого человека имеется теперь […]

Вячеслав Ли. КАНДЕ ИДЮ ( «Насильственная депортация»). Поэма

Моим дорогим детям и внукам Поэма «Канде идю» ( «Насильственная депортация») – попытка поведать о том, что пережили и вынесли наши предки в минувшем столетии, когда в Союзе правил тоталитарный сталинский режим. История советских корейцев – история страданий, мужества и героизма. Верю, будущие писатели воспроизведут основательно, глубоко и полно эту историю. А её мы должны знать хорошо. Чтобы жить достойно сегодня и завтра. Сородичам – репрессированным в 30-40-ые годы двадцатого века, жертвам насильственной депортации, умершим от голода и болезней, […]

Андрей Хан. Провинция

Повесть Я больше не ребенок. Ты, могила, Не смей учить горбатого – молчи! О. Э. М. Взрослые – это ноги. Меня никто не стесняется. Мамины глаза на моем лице растут, наполняясь све­жестью электричества. Хрустальная медуза, высыхая рваным нутром на светящемся якоре-заглотыше, бурно запуталась в желто-фиолетовых бликах. Капроновые бесшовные чулки, трапезные инкрустированные палоч­ки – пижонство. Мама хотела девочку. Отчего же я […]

Александр Кан. Кандидат

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ Младший научный сотрудник Ираклий Шестернин стоял на улице с метлой в руках и сметал палые листья в общую кучу. Он стоял в луже; соломенные пучки, перевязанные проволокой, лишь размазывали воду, оставляя на асфальте желтые мокрые листья. Его вой­лочные боты, какие обычно носят пенсионеры в сухую холодную пору, промокли, набухли от сырости. Была поздняя […]

Ли Дин. Кочо – горькая трава

Перед глазами появились мелкие светлые круги на многоцветном темном фоне. Сначала их было немного, всего несколько. Потом их число медленно, но неуклон­но росло до многих десятков, до сотен. Они, эти круги, наслаиваясь друг на друга, хаотично кружась, то уве­личивались, то уменьшались в размерах… Где-то в глу­бине сознания мелькнула мысль, что жизнь возвращает­ся и он встанет […]

Михаил Пак. Ночь тоже солнце

Роман За окном вагона покачивалась ночь, неприглядная, как вывешенная на веревку грязная рваная рубаха. Я лежал на верхней полке. Вата в матрасе сбилась в твердые комки. Это сколько же людей перебывало на этом матрасе и сколько еще перебудет, прежде чем выбросят его за ненадобностью? Лежишь точно на булыжной мостовой, никак не уснуть. В голову лезла […]

Михаил Пак. Танец белой курицы

Повесть За углом, уж несколько дней кряду, стоял, почесывая голову, какой-то тип, – ему, видно, некуда спешить, праздношатающийся, да, правда, он никуда не спешил, потому что земля круглая, полагал он, и время, которое он терял здесь, подпирая кирпичную стену, со сторицей вернется на другой стороне земного шара, только бы не подвели ботинки на толстой подошве, […]

Михаил ПАК. За порогом ночей

1 Степь. Куда ни кинь взгляд – степь да степь с торчащими кустами саксаула. Унылый этот пейзаж ничуть не приукрашивала широкая река с обнаженным каменистым дном, где меж валунами тускло отсвечивала вода. Летом здесь нещадно палило солнце, зимой хлестала вьюга, носила по воздуху комья снега, острые, как | осколки стекла. Человек обосновался среди скудной степной […]

Translate »