Чхве Джэхён— выдающийся просветитель

Чхве Джэхён (Цой П. С.)

Б. Д. Пак

Чхве Джэхён, родившийся в 1860 в г. Кёнвоне провинции Северная Хамген в семье крестьянина-бедняка Чхве Хынбэка (мать по происхождению была рабыней), Чхве Джэхён с раннего детства познал тяжелую жизнь безземельного корейского крестьянства. Жизнь особенно стала невыносимой с осени 1869 г., когда в Северной Корее произошло большое наводнение, а вслед за ним выпал сильный иней, уничтоживший на корню все хлеба. В связи с этим начался массовый переход корейцев в Южно-Уссурийский край. В конце сентября начале октября 1869 г. 1850 корейцев (1300 мужчин и 550 женщин) разными дорогами пришли в основанную в 1863–1864 гг. корейскую деревню Тизинхэ без всякой одежды и необходимых запасов продовольствия и при этом объявили, что скорее решатся умереть с голоду, чем вернуться обратно в Корею. А в ноябре-декабре 1869 г. неожиданно перешли границу еще 4500 корейцев. Начальник Новгородского поста полковник Дьяченко в связи с этим доносил, что целый юрод Кёнчын устремился в русские пределы и что «остановить переселение обыкновенными средствами не представляется возможным»[1].

Русские власти не были подготовлены к такому массовому переходу корейцев через границу. Запасы хлеба в магазинах, рассчитанные лишь на местные воинские гарнизоны, не позволяли накормить такую массу голодных беженцев. Но военный губернатор Приморской области контр-адмирал Фуругельм не решился выслать перешедших границу корейцев, чтобы не брать на себя ответственность за казнь корейцев на родине в случае возвращения их домой. По его указанию полковник Дьяченко отправил 600 корейцев во Владивосток, часть корейцев, имеющих скот, в селение Никольское. Остальные из-за холодов были оставлены в Тизинхэ. Чтобы предотвратить поголовную смерть переселившихся корейцев от голода и распространения на этой почве тифа, который мог перейти и на русское население, Фуругельм распорядился отпустить из магазинов интендантского ведомства для раздачи особенно нуждающимся четыре тысячи пудов ржи и две тысячи пудов муки. Корейцам открыты были казенные работы по устройству дока во Владивостоке и дороги в долине р. Даубихэ.

Весной 1870 г. началось переселение пришедших в русские пределы корейцев осенью 1869 г. в долины Суйфуна, Шуфана (правый приток р. Суйфун), Дефу и Даубихэ и в другие районы Приморской области. Всех корейцев из с. Янчихэ и тех, кто пожелает выехать из Тизинхэ, выселили вместе с другими пришельцами, а на их местах оставили в тех же фанзах, где они жили, вновь прибывших корейцев беженцев. Это делалось для того, чтобы дать вновь прибывшим корейцам возможность устроиться на первое время, предоставляя им готовые жилища и обработанные земли. Немедленное поселение их по другим местам отняло бы у них много времени на постройку фанз и на обработку земель, притом большая часть их не имела скота и одежды. Поэтому их предполагалось переселить в Даубихэ в следующем году.

Среди тех, кто был оставлен в Тизинхэ, была и семья Чхве Хынбэка. Чхве Джэхёну тогда было 10 лет. Однако он недолго оставался в Тизинхэ. В 1871 г. 11-летний сын из-за семейных неполадок убежал из дома и вел жизнь бродячего мальчишки. И вот однажды на берегу моря его подобрали моряки русской канонерской лодки «Соболь» и он стал юнгой боевого корабля. Капитан судна взял Чхве Джэхёна на воспитание и при крещении дал ему имя Петр Семенов. Отныне вся жизнь мальчика была связана с «Соболем». В 1873-1875 гг. на нем он плавал в Японию и Китай[2]. Пробыв несколько лет на корабле, Петр Семенович Цой отлично овладел русским языком, приобщился к русской культуре. Затем он несколько лет проработал в торговом предприятии друга своего крестного отца. В 1878 г. (по другим данным, в 1882 г.) Чхве Джэхён возвращается в Посьетскую волость, где в селе Нижняя Янчихэ застает своего отца вместе с семьей. С этого времени начинается его деятельность сначала по благоустройству дома отца, а затем и всего села.

В 1882 г. Чхве Джэхён, прекрасно владевший русским языком, поступает на службу переводчиком в Управление строительства шоссейной дороги Владивосток — Раздольное — Занадворовка — Барабаш — Славянка — Новокиевское — Красное Село. Здесь он выступает в защиту интересов корейских рабочих-строителей дороги и вскоре завоевывает большой авторитет среди рабочих, которые ласково стали звать его Чепечка (Чхве Петька).

Работа Чхве Джэхёна на строительстве дороги по достоинству была оценена властями. В 1888 г. он был награжден серебряной медалью «За труды и усердие по построению дороги». А труд корейских крестьян на строительстве дорог был высоко оценен всей русской общественностью и дальневосточными властями России. В связи с этим известный исследователь корейского переселения в Россию А. Рагоза отмечал, что с 27 февраля 1886 г. до 1 июля 1887 г. корейские крестьяне исключительно своим трудом и на собственные средства «как по мановению волшебного жезла» сооорудили отличную дорогу от Раздольного до Монгугая протяженностью 173 версты с 10 мостами на р. Сандашу и р. Эрдагоу, которые были открыты для колесного движения. Одновременно с постройкой дороги Раздольное — Монгугай сооружались мосты и производился капитальный ремонт существовавшего уже тогда колесного пути между Монгугаем и Новокиевском протяженностью около ста верст. А. Рагоза писал, что корейское население в течение четырех лет беспрерывного и напряженного труда воздвигло «себе тем самым памятник, свидетельствующий, “насколько этот народ ленив и апатичен»[3].

Вклад корейцев в строительство дорог отмечал и Приамурский генерал-губернатор А. Н. Корф. Во Всеподданнейшем докладе за 1886-1891 гг. он писал, что корейцы безвозмездно построили новые дороги от урочища Новокиевского до посада Раздольного и от станции Подгорной до деревни Шкотово, всего более 300 верст. «Вообще, — подчеркивал Корф, — я должен с большою похвалою отозваться о добросовестном отбывании корейцами всех возлагаемых на них повинностей»[4].

После завершения сооружения шоссейной дороги Чхве Джэхён с огромным усердием продолжал хозяйственную деятельность: в Нижнем Янчихэ он внедрял передовые методы выращивания сельскохозяйственных культур, добиваясь повышения урожайности. Но уже тогда в деятельности Чхве Джэхёна одно из центральных мест занимают вопросы образования корейских детей. Российский исследователь О. Б. Лынша, уже много лет занимающаяся изучением проблем школьного образования корейского населения Южно-Уссурийского края во второй половине XIX — начале XX в., пишет об этой стороне деятельности П. С. Цоя:

«Еще до того, как стать волостным старшиной в 1890 г., Петр Цой содействовал открытию в селах Заречья, Тизинхэ и Адими корейских школ. Отдельного помещения для школы в Тизинхэ не было, дети в первый год учились в часовне, по домам. Учеников было 13 человек. В школу в бухте Адими ученики приходили из ближайших корейских селений: Рязановки, Песчаной, Брусье. Всего их было 9 человек. В Заречье училось 14 мальчиков. К 1895 г. число учеников в Тизинхэ увеличилось до 18 человек, Адими — 38, причем возраст учеников колебался от 8 до 16 лет, двое из них были женаты.

В 1891 г. в память посещения села Янчихэ наследником престола цесаревичем Николаем П. С. Цой выступил с инициативой назвать Янчихэнскую школу Николаевской. Школе выделили тысячу руб. в качестве помощи для бедных учащихся. Сам Чхве Джэхён выделил стипендии для бедных учеников и всячески помогал в управлении школой. Число учащихся в Янчихэнской школе возросло с 13 человек в 1890 г. до 25 в 1895 г. П. С. Цой был убежден в том, что православная церковь и школы нужны в каждой корейской деревне. Он стал активно собирать средства для постройки церквей, и корейское население активно поддерживало эту идею»[5].

Имя Чхве Джэхёна стало широко известно во всем Приморье, причем не только среди корейского населения. С 1893 г., когда он стал первым волостным старшиной Янчихэнской волости Приморской области, начинается взлет его предпринимательской деятельности.

Деревня Нижняя Янчихэ являлась центром корейской Янчихэнской волости. Она располагалась в долине речки Янчихэ, начиналась недалеко от Новокиевского и тянулась группами по 15-40 фанз верст на пять. Несмотря на каменистую почву, жители деревни получали урожай выше среднего, от 50 до 70 пудов чумизы и бобов и 200 пудов картофеля с десятины. Деревня состояла из 141 двора корейцев 1-й категории и 28 — второй категории. Как известно, к первой категории относились корейцы, переселившиеся и осевшие в России до дня и года заключения русско-корейского договора 1884 г. Они должны были быть приняты в русское подданство и наделены земельными наделами из расчета 15 десятин на семью. Ко второй категории были отнесены корейцы, перешедшие и осевшие в России после заключения договора 1884 г., не желающие принять русское подданство. Им надлежало в течение двух лет ликвидировать свое хозяйство и оставить самовольно занятые ими надельные земли, а для дальнейшего пребывания в России приобрести русские билеты на жительство.

Благодаря неутомимой деятельности Чхве Джэхёна в корейских селах были построены православные церкви, открыты новые школы и детские приюты. Об этой стороне деятельности Чхве Джэхёна прекрасно написал в 1904 г. посетивший деревню Нижняя Янчихэ во время путешествия из Сеула до российской границы начальник российской духовной миссии в Сеуле епископ Хрисанф. В своих письмах он сообщал, что побывал в д. Янчихэ, где познакомился с волостным старшиной, который за 12 лет своего правления волостью во всех более или менее значительных поселениях Посьетского участка построил церкви и школы при них, и что корейцы всеми силами стараются дать своим детям русское школьное образование и воспитание, почему так охотно устраивают в своих селениях школы. «При въезде в деревню Янчихэ, — отмечал Хрисанф, — меня приятно поразил целый ряд прекрасных домов, построенных из кирпичей, а затем небольшая церковь, утопающая в зелени окружающих ее деревьев. Кирпичные дома были не что иное, как школы разных типов и наименований. Здесь есть мирская двухклассная школа, женская церковно-приходская ремесленная школа, дом для квартир учащихся и дом для священника. Всё это сделано стараниями старшины Янчихинской волости Цоя. Старшина Цой довольно представительный кореец, человек довольно умный, энергический и с большим дипломатическим тактом»[6].

Епископ Хрисанф побывал в гостях у П. С. Цоя, где он познакомился со всеми учителями-корейцами, которые собрались к своему воспитателю погостить во время заката. «Было в высшей степени приятно наблюдать, — вспоминал епископ, — то восторженное настроение старшины, окруженного благодарными его питомцами; это, так сказать, наивысшая награда за его просвещенную заботливость о своем народе. Весьма сожалел о том, что не было среди молодежи его сына, который переходил в 6-й класс Благовещенской духовной семинарии и еще не приехал домой»[7].

Корейские школы, организованные Чхве Джэхёном и другими просветителями, сыграли огромную роль в просвещении корейского населения, появлении и формировании в его среде совершенно новых, воспитанных в духе русской культуры и просвещения людей в лице учителей, промышленников, чиновников, торговцев, офицеров, священников и т. д. Образно выразился в этой связи владивостокский публицист Н. Амурский в статье «Немного о корейцах», опубликованной в газете «Далекая окраина» 30 ноября 1909 г.: «С понятием о корейцах у большинства, особенно незнакомых с местной жизнью, связывалось представление как о чернорабочих или «землеробах».

Между тем это не так. Скоро, кажется, не будет области в жизни, где не было бы корейцев. Есть корейцы — священники, учителя, офицеры. Корейцы — чиновники отлично усваивают канцелярскую мудрость. Корейцы — приказчики являются расторопными служащими магазинов. Правда, мы не видим еще корейцев — медиков, корейцев — адвокатов, корейцев — инженеров, но они, по-видимому, скоро будут.

Насколько корейцы могут быть хорошими техниками, можно судить хотя бы по следующему. Несмотря на недолгое существование электрических предприятий, среди корейцев есть немало специалистов — мастеровых по работе при этих электрических предприятиях. Некоторых даже нелегко заменить нашими рабочими — так они ценны как мастеровые. Немало искусных мастеров и в других областях.

Познакомившись с нашими средними учебными заведениями, вы найдете немало корейцев. Многие уже в высших классах. Характерное явление, несмотря на небольшой процент корейских детей, не редкость встретить их среди первых лучших учеников. Они и дадут то, чего среди корейцев не достает.

В то же время нельзя обойти и того существенного факта, что среди корейцев — промышленников и торговцев немало людей очень развитых и в такой степени обладающих русской речью, как не многие наши соотечественники того же класса»[8].

Материалом для написания статьи Н. Амурского, несомненно, послужили и выпускники корейских школ, организованных корейскими просветителями во главе с Чхве Джэхёном. Поэтому просветительская деятельность Чхве Джэхёна по заслугам была оценена золотой и серебряной медалями. А как волостной старшина в 1896 г. участвовал в торжествах по случаю коронации Николая II в Москве. В 1913 г. состоялась его третья поездка в Москву и Петербург на празднование 300-летия Дома Романовых в качестве главы делегации приморских корейцев.

_____

[1] В. Вагин. Корейцы на Амуре // Сборник историко-статистических сведений о Сибири и сопредельных ей странах. Т. I. С. Петербург, 18751876. С. 18.

[2] И. А. Хегай. Корейская политическая эмиграция в России. С. 25.

[3] А. Рагоза. Краткий исторический очерк переселения корейцев в наши пределы //Военный сборник, 1903. № 6. С. 222.

[4] Всеподданнейший отчет о состоянии Приамурского края за время с 1886 и до 1891 г. //Архив внешней политики Российской империи /АВПРИ/ Фонд «Тихоокеанскйй стол», 18961908, Дело 1089). Лист 14.

[5] О. Б. Лынша. Зарождение школьного образования среди корейского населения ЮжноУссурийского края во второй половине XIX века // Jomal of culture. Seoul, 2006. 24 june. P. 34.

[6] Епископ Хрисанф. Из писем корейского миссионера. Казань, 1904. С. 103.

[7]  Там же. С. 101.

[8] Далекая окраина. 1919, 17 октября.

***

Источники:

Чхве Джэхён (Петр Семенович). Москва, 2010. ИВ РАН

https://koryo-saram.ru/chhve-dzhehyon-vydayushhijsya-prosvetitel-politik-i-borets-za-nezavisimost/

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »