что же, поехали – кажется…

А. Ланьков:

Пхеньян. Новостройки

Пхеньян. Новостройки

Что же, кажется, началось. То есть начиналось еще в июле прошлого года, но потом дела затормозились – а теперь пошли опять, причём достаточно бодро. Речь идет о начале реформ в Северной Корее.

Сам я к возможности этих реформ многие годы относился достаточно скептически и посмеивался над разговорами про то, что, дескать, реформы начались, начинаются или вот-вот начнутся. Однако на сей раз я не проявлю должной осторожности и рискну сказать, что (по крайней мере, на настоящий момент) северокорейское руководство настроено достаточно радикально.  Перемены начались по многим направлениям, и весьма радикальные.

Сельское хозяйство. Во-первых, стало ясно, что так называемые « указания [Высшего Руководителя] от 28 июня» (6.28방침), о которых много говорили летом прошлого года и о которых молчали всю зиму и весну, на практике активно претворяются в жизнь. Речь идет о двух мерах, касающихся сельского хозяйства.

Во-первых, происходит снижение размера звеньев (작업분조 /作業分組) в сельхозкооперативах (корейских колхозах). Эта мера на первых взгляд может показаться сугубо административной и технической, однако всё не так просто.  Раньше звено состояло из примерно 15 работников. По новой же системе численность звена составляет 4-6 человек, то есть соответствует нормальной численности крестьянской семьи.  Это даёт возможность северокорейским крестьянам создавать звенья семейного типа, то есть,  называя вещи своими именами, фактически перейти к частному хозяйствованию, формально сохраняя при этом  вывеску хозяйства колхозного. Иначе говоря, на бумаге семья будет числиться как «производственное звено», а на практике будет работать так же, как испокон веку работали крестьянские хозяйства.

Во-вторых, крестьянам разрешается оставлять себе заметную часть урожая. До этого урожай забирался государством целиком, а крестьяне работали за фиксированные пайки 500-700 граммов в день. Сейчас подразумевается, что у крестьян будет оставаться от 30 до 50 процентов собранного урожая, которыей они могут продать или проесть, или иначе распорядиться по собственному усмотрению.

Конечно, есть много непонятных проблем, связанных с земельной собственностью, вопросами механизации и тому подобные. Однако, поскольку северокорейское сельское хозяйство в основном традиционное, (те самые несжатые полоски, по которым идет бык с пахарем), эти проблемы пока едва ли встанут с особой остротой.

По сообщениям китайских коллег, которые провели последние месяцы в поездках по корейской глубинке, результаты реформ превосходят все ожидания. Урожай в этом году в принципе лучше обычного, но в экспериментальных звеньях – на 30 и более процентов выше, чем там, где работают по-старому. Оно и понятно: ни на помещика, ни на председателя крестьянин горбатиться не хочет, и никакие проповеди и лекции о империалистических ястребах тут не помогут…

Иначе говоря, сделан достаточно радикальный и разумный шаг – начался (вроде бы) переход к частному земледелию по нынешнему китайскому образцу – при сохранении, конечно же, внешней идеологической чистоты и правильной идеологической обёртки. В целом это именно та стратегия, которая дает северокорейскому руководству определённые (небольшие) шансы на то, чтобы провести реформы успешно и запустить экономику, сохранив при этом в стране политическую стабильность (то есть, иначе говоря, сохранив власть для себя любимых). В принципе речь идет опять об имитировании китайцев: строить капитализм достаточно кровожадного типа, при этом во всё горло крича, что в действительности строится социализм, но только вот с китайскойсеверокорейской спецификой. Разница в том, что в специфических условиях Северной Кореи строить капитализм надо медленнее и осторожнее, чем в Китае, а вот кричать про неизменную верность чучхейскому социализму – громче.

Промышленность.   В промышленности ситуация менее понятна, однако ясно, что возвращенный из опалы и назначенный в апреле премьером Пак Пон Чжу (едва ли не единственный северокорейский чиновник, которого с определённой уверенностью можно считать информатором), начинает больше давать самостоятельности предприятиям. Скорее, он признаёт уже сложившуюся систему, ибо старая экономика Госплана и Госснаба приказала долго жить еще лет 20 назад, и те госпредприятия, которые хоть как-то функционируют, делают это постольку, поскольку их руководство самостоятельно решает экономические проблемы, не ожидая особой помощи из центра и договариваясь со смежниками.
Вопрос, конечно, в том, поможет ли подобная политика, очень похожая  на поздний советский хозрасчет (в Северной Корее, кстати, используется именно это слово –독립채산제 / 獨立採算制), к экономическому рывку китайского образца. Скорее всего, не приведёт, ибо связанные с этой политикой ограничения давным-давно хорошо известны и из теории, и из практического опыта. Тем не менее, желание шевелиться явно наличествует, об этом напоминает и резкое повышение зарплат на экспортных предприятиях, о котором я уже писал.

Внешняя торговля. В области внешней торговли объявлено об открытии тринадцати новых специальных экономических зон. Надо отметить, что здесь отличилась DailyNK. Я к ней в последнее время стал относиться хуже, однако сейчас они опять показали былой класс и добыли информацию о планирующихся реформах где-то за месяц до того, как об этом было объявлено в печати. Тем не менее, про специальные экономические зоны теперь написали и в «Нодон синмун». По сведениям от китайских коллег, какая-то строительная деятельность в большинстве зон уже ведётся, причем во многих зонах начали строительство с возможно более высокого и мощного забора с КПП, которые должны отгородить зоны от собственно Кореи. Речь идет о зонах закрытого типа, отчасти напоминающий китайский СЭЗ Шэньчжэнь на ранних этапах его истории, равно как и современный северокорейский Расон. Однако размах куда больше, чем за всю северокорейскую историю.

Что из этого в итоге выйдет – не знаю. У покойного Маршала Ким Чен Ира  были все основания осторожничать  и реформ не проводить. В Северной Корее реформы действительно являются опасными с политической точки зрения.

Можно сказать, что Верховный Руководитель Ким Чен Ын начинает рискованную политическую игру. Но выбора у него, скорее всего, нет (тут большую роль играет такой фактор, как его возраст, но об этом я напишу как-нибудь позже – пока об этом писал только по-корейски и по-английски). Сильно подозреваю, что реформы придется приостановить либо при первых признаках внутриполитических неприятностей, либо же, наоборот, реформы эти кончатся весьма глобальными внутриполитическими неприятностями  (в румынско-восточногерманском-тунисском стиле – если кто не понимает). Впрочем, есть некоторый шанс на то, что Ким Чен Ыну и команде молодых аристократов (третье поколение 120 семейств, однако) удастся сохранить контроль над ситуацией. В любом случае кажется, что в Северной Корее наконец начинается, как сейчас принято говорить, движуха.

Источник: https://tttkkk.livejournal.com/260495.html

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »