Делай – и все получится!

Одним из знаковых событий 2018 года стало присуждение премии KBS узбекистанскому журналисту и писателю Владимиру Киму (Енг Тхек).

Вкратце о награде. Korea Broadcasting Systems (KBS) – крупнейшая телерадиовещательная корпорация Республики Корея раз в два года объявляет конкурс на присуждении премии для зарубежных корейцев в пяти номинациях. Основные критерии сводятся к таким (научным, общественным, творческим и так далее) заслугам человека, которые поднимают имидж корейской нации, способствуют ее единению, сохранению культуры, языка и традиций.

На постсоветском пространстве этой награды были удостоены в разные годы педагог Нелли Эм, писатели Анатолий Ким и Михаил Пак из России и ученый-кореевед из Казахстана Герман Ким.

Ким В. Н. (Ёнг Тхэк). Фото Марка Ли

Заслуженный журналист Узбекистана Владимир Ким (Енг Тхек) стоял у истоков корейского культурного движения в конце 80-годов прошлого века, он автор нескольких художественных книг, повествующих о трудной и славной судьбе коре сарам. Владимир Наумович Ким – гость «Российских корейцев».

– Володя, обращаюсь к тебе на «ты» и без отчества, потому что, во-первых, принадлежим к одному поколению, а, во-вторых, знакомы со времён, когда жили в одном государстве. Рискну предположить, что всё самое лучшее и значимое произошло у тебя в стране под названием СССР

– Я вырос без отца и рано, в 15 лет, стал работать на стройке. Учился в вечерней школе. Когда окончил, стройтрест направил на стройфак политехнического института, но учеба не пошла. Ушел служить в армию, там написал первую заметку в окружную газету и «заболел» журналистикой. После увольнения в запас поступил в ТашГУ на журфак. И пошло-поехало.

Друзья-коллеги. Слева направо – Брут Ким, Виктор Ан, Владимир Ли, Вячеслав Ли, Владимир Ким.

– Кстати, будучи по менталитету стопроцентным русским корейцем, ты всегда за скобками пишешь корейское имя – Ёнг Тхэк. Открой историю…

– Ты же знаешь, что каждый журналист должен иметь псевдоним, который был занесен даже в членский билет Союза журналистов СССР. Я выбрал тогда себе русскую фамилию «Игнатов». Но когда стал работать в межреспубликанской газете «Ленин кичи» на корейском языке, то, естественно, решил взять корейское имя. Ёнг Тхек – так звали моего старшего брата Павла, который был для меня за отца и примером во всем.

– Спросил не случайно. Ты, кажется, в далёком детстве прожил некоторое время в Пхеньяне?

– В 1946 году брата Павла Наумовича командировали в Северную Корею с группой советских корейцев строить КНДР. А тут и отец, ему тогда было далеко за пятьдесят, решил вернуться на родину предков, в провинцию Хангек. Таких патриотов, как он, были считанные единицы. К сожалению, через два года он умер, и мать осталась одна с четырьмя детьми на руках. Павел забрал нас к себе: так мы стали частью элитной диаспоры советских корейцев, для детей которых даже была открыта школа на русском языке. А потом, в 1958 году, наша семья вернулась в СССР.

– Фамилия Ким и в Корее, и среди нас, корё сарам, – символ корейца, а по большому счёту всего корейского. Что стало толчком к написанию твоей главной книги – романа «Кимы»?

– Об этом я написал в краткой аннотации к изданию: «Эта книга – о семье с самой распространенной корейской фамилией «Ким», чьи дети волею судьбы окажутся в разных странах и будут участвовать во многих великих и полных драматизма событиях ХХ века». Одно меня смущало, что сам ношу эту фамилию, которой, откровенно говоря, горжусь. Может, заголовок не такой броский, но практичный.

Приведу диалог между двумя театралами по поводу пьесы Антона Чехова «Иванов». «Что это за название? – вопрошает один. А другой отвечает: «Не скажи, если даже каждый десятый Иванов придет на премьеру, то будет аншлаг». Мой роман сейчас переводится на корейский язык и, я надеюсь, по выходе книги в Корее, многие Кимы заинтересуются, что же такое пишут о носителях их драгоценной фамилии.

– Ты писал роман десятилетия и недавно признался, что точка не поставлена.

– Начал писать его двадцать с лишним лет назад. В то время я был молод, амбициозен, и замахнулся на пятитомник. Но реальность часто заставляет спуститься на землю. На первую книгу ушло семь лет, вторую, она называется «Спецпереселение», закончил в позапрошлом году. Мечтал издать как раз к 80-летию переселения корейцев с Дальнего Востока в Среднюю Азию, но не было средств. Сейчас приступаю к третьей и последней книге – о корейской войне. Любая война ужасна, а гражданская, братоубийственная, ужасней вдвойне. Потому что здесь закон единства и борьбы противоположностей проявляется ярче: чем сильнее любовь, тем сильнее ненависть.

– Когда писалась первая книга, мог предположить, что спустя годы поедешь в Южную Корею к сыну, который в качестве гастарбайтера вкалывал на земле предков?

– Я тогда сам уже работал в Ташкентском представительстве южнокорейской экспедиторской фирмы, и тогда же начиналась трудовая миграция наших детей в Республику Корея, которая спустя всего десять лет стала массовой. После встречи с сыном я писал: «Маленькая своеобразная колония «коре сарам» в городке Кимхе на восточной оконечности Корейского полуострова. Кто-то имеет высшее образование, другой – бывший сотрудник министерства, третий – специалист сельского хозяйства. Но здесь прежние заслуги не играют особой роли, если они не подкреплены житейским умом, смекалкой, трудолюбием и уживчивым характером. Большое значение имеет, как уже говорил, знание корейского языка и, соответственно, умение войти в контакт с работодателем, продавцом, с любым «хангуком». Я ходил по магазинам с сыном и удивлялся, когда же он так научился легко завязывать разговор, умело торговаться и оживлять скучные лица торговцев радостью удачной покупки.

Маленькая колония «корё сарам». Дни, наполненные работой, однообразие, нарушаемое радостными телефонными переговорами с домом, субботние ужины совместно с друзьями, и долгожданный выходной день, когда надо выспаться, постираться, поучить язык. И такое ощущение, словно живешь далеко-далеко на отшибе. Где-то идет война, люди умирают от землетрясения, весь мир носится с гуманитарной помощью, а маленькая колония живет своей целью – заработать на достойную жизнь. И жалко сына, с одной стороны, а с другой, может, на пользу ему все это? Ведь до сих пор жил, особо не напрягаясь. «Пройти Корею» – школа, конечно, нелегкая, но хочется верить, что и полезная».

– Вообще, всё перевернулось с ног на голову. Как ты принял неожиданное для всего мира развитие событий на полуострове во многом, ставшее следствием непредсказуемости самого главного на сегодня человека по фамилии Ким?

– За что боролись, на то и напоролись. Курский государственный университет выпустил в прошлом году брошюру под названием «Советские корейцы» в Северной Корее». Предисловие написал основатель ведущего сайта «Корё сарам» Владислав Хан, и в нем есть такие строки: «Судьбу советских корейцев в КНДР можно посчитать несправедливой. Поехать в Корею, построить первое в Юго-Восточной Азии социалистическое государство, воевать, пройти через тяготы и лишения войны и послевоенной разрухи и оказаться не у дел. Познать чудовищное предательство в лице Ким Ир Сена, которому помогали и всячески возвышали, и который, став диктатором, растоптал их. И, наконец, горечь унижения, когда страна, пославшая их, бросила в трудную минуту на произвол судьбы. Но как бы порой не сложилась трагично жизнь этого поколения советских корейцев, есть многое, чему можно позавидовать. И в первую очередь тому мужеству и патриотизму, которое проявили они в далекие сороковые, когда в едином порыве шагнули в строй добровольцев, чтобы отдать свои силы и даже жизнь освобожденной родине предков».

Я горжусь, что в том строю был и мой брат Павел Наумович Ким.

То, что сейчас происходит на Корейском полуострове, обнадеживает. Так что желание всех корейцев мира об объединении Юга и Севера, возможно, сбудется в ближайшее десятилетие.

1986 год, Ташкентская область, совхоз «46 лет октября», интервью с комбайнером Алексеем Ха

– Ты пятый русскоязычный кореец, удостоенный знаковой премии. Как думаешь, писатель действительно по-прежнему остаётся в обществе властителем дум и сердец?

– Я бы хотел быть не властителем, а собеседником. Естественно, интересным. Ведь, когда что-то пишешь, всегда воображаешь перед собой высокоинтеллектуального читателя, для которого книга привлечет, прежде всего, своей занимательностью и новизной. Именно такие читатели были и остаются главными критериями любого произведения. Иногда кто-то из них присылает отклик. И если в нем есть нотки признательности, то, что скрывать, это сильно радует и вдохновляет. Значит, не зря…

– Ты находишься в возрасте, о котором принято говорить: ещё не вечер! Хотел сказать в шутку – ещё не ужин, зная твои кулинарные способности не понаслышке. Аппетит приходит во время еды. Заимствуя терминологию сегодняшнего дня (Рождество Христово) – чем собираешься «окормлять» своих единомышленников, которых значительно больше, чем ты предполагаешь?

– Будет день, будет пища. У каждого человека внутри идёт брожение ума. И если это брожение не находит выхода, то все может прокиснуть. И вместо хорошего вина получится уксус. Так что, если мы хотим потчевать единомышленников живительной влагой, надо просто хорошо делать свое дело. Как говорят корейцы: «Хамён двэ!». По-русски это значит: «Делай – и все получится!».

Роберт КИМ

***

Источник: Газета “Российские корейцы” № 1 (186) Январь, 2019 г.

Мы в Telegram

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир

1 комментарий

  • Ван Вероника:

    Про ” брожение ума” сильно сказано! Пока читала это небольшое интервью, вся история пронеслась как одно мгновение. Вспомнились слова из песни: ” Ах, война, что ж ты, подлая, сделала…” Владимир Наумович – сильный и мудрый Человек, достойный представитель своего народа. Поздравляю от души!

Translate »