Диана Кан. Его величество текст!

Диана Кан

Диана Кан

Накануне 2014 года всероссийский литературный и общественно-политический электронный журнал «Парус», членом редколлегии которого я состою, попросил меня ответить на вопросы, многие из которых заставили задуматься. Одним из вопросов стал такой: «Как вы считаете, какую роль играет в сегодняшнем обществе России литература?». Вопрос, что называется, на засыпку! Ведь подавляющее большинство масс-медиа пытаются внушить обществу, что литература – дела давно минувших дней и никому не нужна. Но уже то, что власть давно выстроила отношения со всеми прочими видами искусств, а к литературе в большинстве случаев словно боится подступиться, говорит о том, что власть литературу опасается. Как говорил император Александр Второй, «Нас опасаются, значит, нам делают честь!». А между тем не опаски вправе ждать писатели от власти, ибо ничто так не объединяет многоконфессиональное, многонациональное и во многом ныне атомизированное государство в единое целое, ничто так не цементирует его, как литература. Наиболее результативные правители самых разных стран это прекрасно понимали, хотя, конечно, отношения власти и писателей никогда не были безоблачными. Однако и эта непростота в итоге тоже работала на государство.

Многие наиболее результативные правители государств были ярко литературоцентричны. Если не сами «баловались литературой», то были очень внимательными читателями. К примеру наибольшего геополитического могущества и территориальной протяжённости при наибольших геополитических вызовах своего времени Россия достигла при Екатерине Второй и при Иосифе Сталине. И оба эти правителя, при всём их несомненном различии, были чётко литературоцентричны. Екатерина Вторая, вошедшая в историю под эпитетом Великая, была немка, монархистка. Литературу любила, много читала, ценила мнение писателей-современников, со многими из которых, даже с кем была не согласна (Вольтер, Руссо), состояла в переписке. Сама писала пьесы и издавала под псевдонимом сатирическую газету «Всякая всячина», где высмеивала нравы высшего света, к которому принадлежала по праву рождения и царствования… Сталин был грузин, антимонархист. Но литературу любил не меньше, чем монархистка Екатерина Великая. В юности писал стихи (причём, весьма неплохие!), позже стал на высшем государственном уровне инициатором организации Союза писателей СССР, дабы литературный потенциал работал на потенциал страны. Мало кто знает, что в блокадном Ленинграде, где люди умирали с голоду, тем не менее издавали «Божественную комедию» Данте, а по радио звучали стихи поэтов Ленинграда, чтобы хоть как-то дефицит привозимого с такой опасностью с «большой земли» реального хлеба заменить «хлебом духовным»… В этих жутких условиях Ленинград не просто выжил физически, но стал одним из оплотов культуры в нашей стране!

Сталин самолично читал все выходящие в СССР толстые журналы, говоря нынешним языком – мониторил литературное поле самостоятельно, не полагаясь на лукавые отзывы чиновников. Эпоха Сталина – это не только эпоха великого Шолохова и других выдающихся словотворцев: Горького, Булгакова и т.д. Это ещё и эпоха имперского могущества России. Как-то совпадало: расцвет литературы приходился на расцвет и величие государства. И наоборот – периоды упадка государства так подозрительно совпадают с периодами упадка литературы!

Но если глянуть шире, отрешившись от опыта России, то невольно скажешь словами физиков: то не совпадение, то – закономерность! Взять для сравнения ту же Османскую империю. По телевизору сейчас с большим успехом идёт сериал «Великолепный век» о правлении Султана Сулеймана Великолепного. В его правление великая Османская империя была едва ли не самым мощным государством в мире. Но лишь узкий круг приближённых знал замечательного поэта Мухиби – это был псевдоним Султана Сулеймана Великолепного, с юности писавшего замечательные лирические и философские стихи. Любовь к поэзии отнюдь не мешала, как видим, султану Сулейману так «рулить» государством, что оппонентам мало не казалось! А в дни «сомнений и тягостных раздумий», султан Сулейман, переодевшись в одежды простого дервиша-поэта, шёл к дервишам-поэтам и, общаясь с ними, находил ответы на мучившие его государственные и духовные вопросы с позиций высшей божественной логики… Сын Сулеймана Великолепного султан Селим, в бытность которого Османское государство ещё более окрепло (сын знаменитой славянки Хюррем-Роксоланы!), – тоже был поэтом на троне, тоже писал стихи… Более того, надо сказать, что величие многих правителей ознаменовывалось тем, что в период их правления появлялся писатель-поэт, который становился не только воплощением лучших национальных качеств, но пополнял обойму великих словотворцев мира. Таков негласный «тандем» британской «правительницы морями» Елизаветы Тюдор и её современника Вильяма Шекспира!..

Ну да что нам другие страны, у нас своя есть. Вернёмся в Россию. А возвращаясь в Россию, весьма логично припомнить стихотворение нашей современницы, поэтессы из Орла, члена Союза писателей России Ирины Семёновой, посвящённое первой русской поэтессе – императрице Елизавете Петровне, легендарной «дщери Петра» и достойной преемницы своего великого отца. Стихотворение так и называется – РУССКИЕ ПОЭТЕССЫ. Оно заслуживает того, чтобы привести его полностью – как с точки зрения изысканного литературного стиля, так и с позиций понимания государственнической роли литературы:

Герцоги пришлой масти,
Судьбы дворян плачевны.
Первой любви несчастье
Даже у цесаревны.
Поздних дождей завеса,
Славься, ликуй, столица!
Первая поэтесса –
Русская императрица!
Втиснутые в корсеты
Пламенные девицы
Вслед за Елизаветой
Стали марать страницы.
Кто им велел бунтарски,
Тихим и благонравным,
В смене эпох по-царски
Мыслить стихом державным?
Пусть не всегда принцессы,
Пусть не всегда в столице,
Русские поэтессы
Род свой ведут от царицы!

А что если попытаться объяснить закономерность любви наиболее успешных правителей мира к литературе? Сделать это несложно, обратившись к истокам слова «начальник», происходящего от слова «начало». Всё в государстве начинается с того, кто «начальник», с чего, собственно, «начинается Родина». Если «начальник» творец и созидатель по определению (его склонность к литературному творчеству лишний раз подтверждает этот творческий вектор), то и своё государство он – творит и в итоге сотворяет… Остальное, как скажут поэты, – дело техники и формы. Было бы содержание!

Одним из присланных мне вопросов уважаемого журнала «Парус» был вопрос о современных литературных изданиях. Хороший вопрос! Понятно, что литературные журналы – это локомотивы литературного процесса. Но лично меня тревожит то, что за последние десятилетия литературные журналы из некогда общевостребованных и общеобсуждаемых превратились в некие «корпоративные» издания, где литераторы пишут, и они же читают. За собственно «корпоративный» литературный круг большинство изданий, за весьма редкими исключениями, так и не выходит. Отсюда – низкие «корпоративные» тиражи. Аналогичными «корпоративными» изданиями навскидку можно назвать помпезно издаваемые альманахи стихов работников Газпрома или прочие «отраслевые» сборники. Издано роскошно – читать невозможно! Но в пределах корпорации будет востребовано, на что, собственно, и рассчитано… А ещё большинство изданий ориентировано на «социальные корпорации» – для автоледи, для бизнес-вумэн, для домохозяек, для тинейджеров, для рокеров, для пенсионеров, для огородников… И так далее и тому подобное. А ведь сила истинной литературы в том, чтобы быть соборной, объединять и консолидировать, а не атомизировать нацию.

Я росла в семье, казалось бы, далёкой от литературы: отец – кадровый офицер, мама – зооинженер. Но! Далёкие от литературы родители ежегодно выписывали «Литературную газету», журналы «Наш современник» и «Новый мир». Я помню, как во время встреч моих родителей с друзьями разгорались жаркие споры между ними о прочитанных в журналах текстах. А ведь и друзья моих родителей не были литераторами – военные, бухгалтера, преподаватели музыки, даже рыбинспектор!.. Но повод для совместных разговоров и споров давали им литературные издания, не разделяя, но объединяя своих читателей, таких разных по жизни! Не могу сказать, что я в детские свои года прочитывала выписываемые родителями издания от корки до корки, но они постоянно были в пределах моего детского мира… Потому что это были фактически издания для семейного чтения, где каждый член семьи мог найти что-то своё, ему нужное и не чуждое, полезное и интересное, будь он школьник с разбитой коленкой, офицер, уставший от тягот водолазных и парашютных сборов, мать семейства, не желающая ограничиваться неизбежной житейщиной, или пенсионер, отдыхающий от дачных хлопот…

Спросите, как же сделать так, чтобы литературные издания из болота корпоративщины снова вернулись на стремнину общественной значимости? Путь только один – делать ставку на тексты. И искать талантливых авторов, которые часто бывают не по таланту скромны. Будут у нас талантливые авторы – глядишь, и спонсоры не понадобятся! Качество текста должно быть нашим абсолютом! Всё остальное – неважно, ни членство-нечленство авторов в писательских союзах, ни наличие премий или орденов. Членства-секретарства-премиантства – отнюдь не индульгенция автору, но лишь повод строже спрашивать с него, строже смотреть на качество его текстов. Если литературную «лабуду лабает» престижный премиант – то повод задуматься о критериях присуждения премий и орденов. И, вспоминая сказку «Золушка» Шварца, повторить вслед за Королём: «Никакие связи не помогут сделать ножку – маленькой, а душу – большой». И, добавим, никакие, даже самые высокие, связи не помогут сделать некачественные тексты качественным литературным продуктом…

Когда во главу творческого процесса встанет Его Величество Качественный Текст – всё установится само собой. Журналы будут востребованы читателями, тиражи подскочат вверх, слово писателя станет весомо и значимо… Не будем забывать слова Маршака: «Люди пишут, а время стирает. Всё стирает, что может стереть. Но, скажи, если слух умирает, Разве должен и звук умереть?..». Издания, не заслуживающие того, чтобы их перечитывали, не стоило читать вовсе! Запас прочности текста заключён не в «крутых связях и подвязках» автора, но – в тексте, вышедшем из-под пера этого автора. Мы перечитываем в разные наши возрастные периоды Пушкина, Есенина, Лермонтова, Блока, Шолохова, Бажова, Белова… И в разные годы мы прочитываем одни и те же их тексты по-разному, каждый раз находя в них созвучное себе, нынешним… Как этим текстам удалось не потерять актуальности спустя десятилетия и даже столетия? Вот вопрос, который каждый пишущий человек должен себе постоянно задавать! А ещё другой вопрос, что говорится, похлеще предыдущего: «Вправе ли мы, писатели, называющие себя современными, отнимать драгоценное время читателей от великих литературных творений прошлого своими произведениями?». Не крадём ли мы это время? С этого вопроса, обращённого каждым пишущим человеком к самому себе, собственно и начинается истинное творчество.

P.S. Не успела поставить точку в этом материале, как Кремль объявил рейтинг наиболее успешных руководителей регионов. Конечно, кремлёвская администрация руководствовалась, как и полагается, экономической, промышленной и финансовой составляющей руководства. Но вот опять-таки совпадение: в тройку наиболее успешных регионов по версии Кремля вошли – Ямало-Ненецкий автономный округ, Калужская область и Республика Татарстан. За Ямало-Ненецкий автономный округ и отношение этого округа к литературе говорить не буду, пока не была там и пока друзей-писателей из этого региона не имею. А вот за Татарстан скажу. Мне довелось побывать там на медиафоруме в Казани в мае 2013 года, когда Казань активно готовилась к Универсиаде. В рамках этого Форума проводился круглый стол главных редакторов региональных литературных изданий России, и много других литературных мероприятий. Инициатором проведения круглого стола выступил литературно-художественный журнал «Аргамак-Татарстан», главным редактором которого является известный поэт Николай Алешков. Этот журнал, где я имею честь состоять в редколлегии, входит в холдинг ТатМедиа. Журнал сравнительно молодой, но уже завоевавший авторитет в литературном поле России. Идею издания этого журнала в своё время финансово одобрил тогдашний президент Татарстана Минтемир Шаймиев. И ясного ясней, что успешность и респектабельность журнала в том, что высокий художественный литературный ценз главного редактора и редакции журнала нашёл финансовую поддержку главы Татарстана, понимающего государственную значимость поддержки литературного процесса.

Ну, а про Калужский регион мне много рассказывали писатели-коллеги из разных регионов, побывавшие там осенью 2013 года, когда Калуга стала площадкой проведения съезда Союза писателей России – мероприятия, значимого не только с точки зрения общественно-политической, но и финансово затратного. Однако, как видим, руководство Калужской области посчитало эти затраты финансово оправданными. Что ещё раз подтверждает закономерность того, что экономическая успешность руководства и руководителя напрямую зависят от того, насколько руководство понимает значимость Слова. Кстати! В десятку наиболее успешных в экономическом отношении регионов-доноров России, опять-таки по версии Кремля, вошла и Белгородская область. Литературоцентризм губернатора Белгородчины Евгения Савченко давно и прочно известен если не всей, то пишущей и читающей России – точно. И его отношение к литературе и литпроцессу мы, писатели разных регионов России, имели возможность наблюдать ещё в 2007 году, когда Белгородчина принимала большую делегацию Союза писателей России на литературный Форум.

Источник: https://denlit.at.ua/publ/2_208_2014/diana_kan_ego_velichestvo_tekst/28-1-0-478

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »