Диана Кан. Стихи

Сегодня день рождения Дианы Кан! Поздравляем!

С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ ДИАНА!!!!

С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ ДИАНА!!!! Фото Павел Семенов

Золотые отшвырнув оковы,
по миру босое – Боже мой! –
русское заплаканное Слово,
ты идёшь с поникшей головой.

Не согреет мировая слава,
не спасёт у жизни на краю…
Призывают вороны картаво
сто смертей на голову твою.

Расхрабрились, навалились скопом…
Что же, на миру красна и смерть!
Только всем америкам-европам
всё равно тебя не одолеть.

Бедами болезными твоими
Русь живёт и крепнет, не шутя.
Ты у Божьей Матери Марии
тайное любимое дитя.

Сколько б над тобою ни клубились
вороны в завистливой тоске,
говорить они не научились
на твоём Великом языке!


* * *
В следующий раз
они попытаются взять нас изнутри…
Маршал Г.К. Жуков, 1945 год
И вновь мы устоим, когда, мечи попрятав,
Они вползут в наш дом, рядясь в друзей.
И станут, опоив заморским ядом,
Морить старух и развращать детей.
Допустят наших дунек до Европы –
Пусть пляшут по борделям нагишом.
И переоборудуют под «шопы»
И школу, и завод, и космодром…
Мы устоим… Хотя и поневоле
То влево нас, то вправо занесёт.
Мы даже убедить себя позволим –
Мол, рынок нас не выдаст, Бог спасёт!
И будет счастье, словно локоть, близко –
Мы по-американски заживём.
Мы, может, даже выучим английский
(Немецкий-то учить нам было в лом!).
Маркетинг, киллер, диллер, супервайзер,
Промоутер, бэбиситер, бэби-бум…
Мы думали: из грязи – прямо в князи.
А на поверку выйдет – русский бунт.
Сметающий содомские пороки
От гатчинских болот и до Курил,
Бессмысленный, кровавый и жестокий –
Тот, о котором Пушкин говорил.
* * *
Ракитов куст. Калинов мост.
Смородина-река.
Здесь так легко рукой до звёзд
достать сквозь облака.

И – тишина… И лишь один
здесь свищет средь ветвей
разгульный одихмантьев сын –
разбойник-соловей.
Почто, не зная почему,
ступив на зыбкий мост,
вдруг ощетинился во тьму
мой верный чёрный пёс?
И ворон гаркнул в пустоту:
«Врага не проворонь!»,
когда споткнулся на мосту
мой богатырский конь.

Здесь мой рубеж последний врос
на долгие века.
…Ракитов куст. Калинов мост.
Смородина-река.
* * *
Когда я из глубинной дали
Кляну тебя, моя Москва,
Услышь в лирическом запале
Произнесённые слова.

Услышь! Но снова вранья стая
Обсела сорок сороков.
Услышь, оглохшая от грая,
Меня на рубеже веков.

Сорвётся стаей соколиной,
По ходу выстроившись в стих,
Призыв о доблести былинной
С воспламенённых уст моих.

Не стон, не всхлип и не рыданье.
Не о пощаде жалкий торг.
А – из-под сердца восклицанье:
«Я – русская! Какой восторг!»
* * *
Первый тост за бабушку Гугниху
возгласит станичный атаман,
прямо в глотку опрокинув лихо
свой гранёный, словно штык, стакан.

За Гугниху на седом Яике
пьют по первой испокон веков…
Кто не знает бабушки Гугнихи –
тот не из яицких казаков.

Если нас по полю брани носит
с вострой шашкой на коне лихом
и подкова удалая косит
поле, что засеяно свинцом,

не рыданья жён, сестёр стенанья,
слёзы помертвелых матерей –
бабушки Гугнихи заклинанья
до седых небес дойдут скорей.

Сдержанно, торжественно и тихо
в небесах за правнуков своих
хмурая суровая Гугниха
денно-нощно молит всех святых.

За Гугниху! – и никак иначе –
с лезвия клинка казаче пьёт,
потому что вольный род казачий
от Гугнихи-бабушки идёт.
* * *
Я подданная русских захолустий.
И тем права пред Богом и людьми.
И приступам провинциальной грусти
моя любовь к Отечеству сродни.
Пусть кажется кому-то экзотичной,
как в зимний день июньская гроза,
моя великорусская привычка
прищуривать нерусские глаза.
Вдали от многолюдных перекрёстков
постигла я на стылых сквозняках
кровавый привкус русского вопроса
на опалённых временем губах.
Ладонь отвергла дедовскую шашку,
но не снискала мира на земле…
Сгорает век томительно и тяжко.
Мои пути потеряны во мгле.
Лицо слезой кровавой умываю,
впадая временами в забытьё.
Но ни на что вовек не променяю
Божественное подданство своё!
* * *
Гостить гожо – отгащиваться тошно…
А всё же хороша ты, мать Москва,
Таких, как я, приблудных-беспортошных,
Смеясь, прицельно бьющая с носка.

Хорош и ты, батяня добрый Питер!
От всей Руси земной поклон тебе.
Хоть все бока поободрал-повытер,
Так это ж ты совсем не по злобé.

Привет тебе, золовушка Самара!
Лицом ты также не ударишь в грязь.
Горящая неоновым пожаром,
Никак и ты в столицы подалась?

И то сказать – столичная наука
Лупить с носка, чужие драть бока,
С наскока двери открывать без стука
Не понаслышке и тебе близка.

Бравируя своей столичной спесью,
Не убоявшись Бога и греха,
Ты к малым городам своим и весям,
Как мачеха, надменна и глуха.

Раскрашенная вся и расписная,
Как шлюха, от бровей и до пупа…
Да что сказать?
Столица запасная,
Как девка загулявшая, глупа.
* * *
Он пел угрюмо: «…новый мир построим!..»
А после хмуро говорил всем нам:
«Такие песни надо слушать стоя,
при этом руки вытянув по швам!»

Таращили лазоревые глазки
внучата, подступавшие к нему:
«Мы встали, дед! Рассказывай нам сказки
про Эс-Эс-Эр – великую страну».

И восставала фениксом из пепла
в рассказах деда – навсегда вольна! –
летела в космос, побеждала, крепла
СССР – великая страна.

Омытая священным стягом алым,
вставала краше прежнего она.
И корчилась по кухням и подвалам
бесовья диссидентская шпана.

Старуха, что слыла простой и кроткой,
вдруг становилась строже и стройней.
И так гремела старой сковородкой,
что все боялись подступиться к ней.
* * *
Покуда брюзжало тайком диссидентство
в курилках, на кухнях за сытным столом –
смеялось-искрилось счастливое детство
и синие ночи взвивались костром.
Оно отсмеялось, оно отыскрилось.
Подёрнулось горестным пеплом утрат…
И не объяснит, как всё это случилось,
уже ни товарищ, ни друг и ни брат.
Ужель нас за то упрекнёте? – едва ли! –
вы, дети великой и страшной войны,
что не холодали мы, не голодали,
что звонко смеялись и в ногу шагали,
что самое лучшее время застали
мы – дочери ваши и ваши сыны.
Вот так и живём с ощущеньем утраты
огромной страны, превращённой в туман…
Мы не диссиденты и не демократы.
Мы – дети рабочих и внуки крестьян.
Не ждите от нас покаянья – пустое!..
В своей ностальгии отнюдь не вольны,
мы дети советской эпохи застоя –
желанные чада великой страны.
* * *
Били воблой по столу.
По стаканам пиво лили.
Всё рвались спасать страну.
Президентов материли.

Из закуски – хрен да шиш.
На столе – окурков блюдце.
Вот уж зашумел камыш.
Вот уже деревья гнутся.

Потерпи, Россия-мать!
Много ли ещё осталось?
Пива литров двадцать пять
На троих – такая малость!

Не качай камыш, река!
Дерева, замрите строем!
Вот сейчас рванём пивка
И – Россию обустроим.
* * *
Конь буланый. Меч булатный.
Небеса в крови.
На священный подвиг ратный,
Русь, благослови!

Среди злой хазарской ночи
сыновьям вослед
голубые вдовьи очи
льют свой слёзный свет.

И былинное раздолье
осенил окрест
православный ветер воли,
посланный с небес.

Наш поклон родному дому,
Божьему лучу…
Щит к щиту. Шелом к шелому.
И плечо к плечу.
* * *

Россия, Русь… А дальше многоточие…
Что ж, в этот скорбный судьбоносный век
Обочину мы приняли за отчину
И побрели по ней и в дождь, и в снег.
Мы люди Божие, калики перехожие.
Мы эмигранты в собственной стране…
Но, как ни тщились, нас не изничтожили
Все те, кто мимо мчались на коне.
Все те, кто напылили-накопытили.
Все те, кому чертовски повезло.
Все те, кто записались в небожители
Родной земли, отверженной назло…
…Под вопли автострадные-эстрадные,
Летящие в лицо нам пыль и грязь
Идём-бредём пообочь, невозвратные,
На купола церквей перекрестясь.
И нам не надо с отчиной сцепления
Шипами ощетинившихся шин,
Когда у ног почти в благоговении
О вечном шепчет скорбная полынь.

 

Источники:

Диана Кан 

https://www.ya-zemlyak.ru/avtpoesia.asp?id_avt=347

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

1 комментарий

  • Нелли Югай(Пягай) Москва 60 лет:

    Здравствуйте,Диана! Разрешите поздравить Вас с днем рождения,пожелать Вам счастья,любви,здоровья,новых творческих высот. Случайно попав на сайт и прочитав Ваши стихи , я была поражена ,удивлена и восхищена вашим талантом,вашим владением русским словом,глубиной мысли; и ,несмотря на вашу молодость,Вы мне кажетесь пророком. То ,что предвидел Жуков, Вы прекрасно выразили стихами.Очень хотелось бы поделиться с друзьями у себя в одноклассниках и подружиться с Вами, знакомиться с новыми стихами.

Translate »