Для меня дыхание фотографии важнее, чем ее структура — Виктор Ан

16 июня в галерее Bonum Factum при  поддержке  Швейцарского бюро по сотрудничеству Посольства Швейцарии в Узбекистане в Ташкенте открылась выставка фотографий Виктора Ана. Черно-белые портреты, наблюдающие за зрителем в сочетании с тревожной музыкой Сухроба Назимова, меланхоличным видео-артом Аброра Султанова и арт-инсталляцией Джахонгира Бобокулова вылились в рассказ о жизни современного человека, его взрослении и старении в эпоху цифровых технологий.

В интервью Bonum Factum Виктор Ан рассказал, какое значение имеет для него выставка, в чем проблема современной фотографии в Узбекистане и что важнее массовой общественной поддержки общества.

О профессиональной деятельности

В 1980-е годы мы были на периферии. С информацией о фотографии были большие проблемы. Единственным источникам информации были газеты или журналы советской фотографии.

Когда я начал работать в газете репортером, у меня все время было желание заняться художественной фотографией. Была мечта приблизиться к самой художественной сути фотографии. Я вступил в клуб «Панорама», где сообщество фотографов занималось свободной фотографией. Так моя тяга к арт-фотографии стала приближаться к воплощению.

Репортаж я считал обыденным рядовым занятием и в большей степени игнорировал репортажную фотографию. Но сейчас по прошествии 40 с лишним лет ценности кардинально изменились. Для меня документальная фотография стала гораздо более ценной чем арт-фотография. Такая произошла метаморфоза.

Я всегда занимался документалистикой и параллельно основами фотографии. Я не отдалился от постановки и не приблизился к документалистике, просто мои ценности стали меняться.

О документальной и художественной фотографии

Мы не замечаем документальную фотографию, потому что на данный момент она нас сопровождает. Но когда проходит 10-20 лет, все меняется.

Художественная фотография всегда имеет отклик именно на этой сцене, на которой и зрители, и искусствоведы. Арт-фотография связана с находкой, изобретением. Это реакция художника на реальность, его посыл. Только на этом посыле художник может творить. Я делаю свои маленькие открытия с 1978, с начала профессиональной карьеры фотографа. Это мое хобби.

В художественной фотографии много нюансов, которых придерживаются в мире, здесь не должно быть подделки. Чтобы снять старый дом изнутри, можно принести мешок пыли. Но фотограф будет полгода ждать, чтобы пыль осела. Такие существуют негласные правила.

Я много лет собираю архивы из семейных альбомов. Где бы я не бывал в командировках, я обязательно спрашиваю: «Можно посмотреть ваш семейный альбом?». В них я нахожу очень интересные сюжеты с начала прошлого века. Этим фотографиям сто лет. Все уже исчезло, а документ остался, вот этот документ. Некоторые сюжеты из этих альбомов я переснимаю и обязательно записываю информацию, потому что самое ценное в этих изображениях — информация.

Фотографам-документалистам тоже необходимо способность удивляться происходящему. Фотография — это увлечение. Если я равнодушен, я не могу увлекаться.

Живопись отличается от фотографии тем, что она начинается от сердца, головы, мысли, рука, затем кисти и холста. В такой последовательности передается замысел. Фотография — плод механический. Объектив фиксирует момент, который исчезает через какой-то миг. Поэтому фотография — это в целом документалистика, которая хранит неповторимый момент.

Магия аналоговой фотографии и тенденции современного мира

Как профессиональный фотограф я в свое время тоже перешел с аналоговой фотографии на цифровые технологии. Профессия вынудила меня сделать это. Цифровая фотография строит изображение через формулу, аналоговое – через серебро. Серебро благородный металл, за счет которого аналоговая фотография документирует не только миг, но еще и дыхание. Цифровая, к сожалению, так не может. Формула документирует все, кроме дыхания.

Примерно в 2010 году, когда я вышел на пенсию, я решил вернуться к аналоговой фотографии. Потому что для меня дыхание фотографии важнее, чем ее структура. Затем я стал снимать на форматной камере.

Люди быстрее стали придумывать что-то новое, чем 50 лет назад. Мышление людей стало сильно меняться. В глобальном понимании фотография шагнула вперед настолько сильно, потому что появилась массовая конкуренция. В области искусства то же самое. Появилось новое оформления искусства: инсталляции. Выставки кончились, их взяли и разобрали. Это связано именно с тем, что мы стали быстрее усваивать информацию.

Любое свободное искусство связано с тем, насколько ты опередил время. Я думаю, во времена Пушкина наверняка были поэты, гораздо популярнее, чем он. Но вот прошло столько времени, столько событий, остался Пушкин. Те исчезли, потому что он опередил время своей поэзией.

С фотографией такая же история. Но с документалистикой все наоборот. Чем больше времени, тем она ценнее становится.

«Биопаспорт» и финансирование выставок

Где-то 8 лет назад я попал в милицию. В те годы для нашей профессии это был рядовой случай. Такого рода проблемы случались постоянно. Меня арестовали вечером. Около полуночи один из следователей при мне куда-то звонит. И буквально через 10 минут из его факса выскакивает лента. Он мне ее показывает. Я сам о себе столько не знал, сколько там было написано. Для меня это было шоком.

Я предполагаю, этот случай предшествовал идее «Биопаспорта», хотя тогда у меня даже не было таких мыслей. Сам проект у меня родился буквально в прошлом году.

Биопасорт — это не документальная фотография. Это чистое современное искусство. Есть сейчас такое модное слово «концептуальность». Она не имеет никакого отношения к документалистике. Благодаря современным технологиям о нас можно узнать все до клеточного уровня через обычный телефон. Этот проект актуален сейчас, но я не могу сказать, что он опередил время.

Тут сознательные портреты в очень упрощенном виде. Хотя я не считаю себя портретистом. Я знаю, что в портретном жанре снимали до меня и будут снимать дальше, делать выставки.

В Ташкенте выставки портретов бывают периодически. Поэтому я решил сделать по-другому. Нужна была неожиданная идея.

Когда я понял это, я вспомнил тот эпизод в милиции. Таким образом я пришел к тому, что нужны отпечатки пальцев именно того героя, в котором закопана сама суть этого портрета. Портрет и отпечатки пальцев — это связка. Отпечатки — это кольца времени. Поэтому я пытаюсь создать не портрет человека, а портрет времени.

Но самое главное это морщины. Морщины – это богатство. Жизнь самого человека, его страницы и печать. Надо было как-то через морщины это раскрыть.  Я перетряс весь Ташкент, собрал со всего города старые советские вспышки. 23 головки. Одно дело, когда эти морщины через «зеркало». А представьте, когда в каждую морщину бьет с 23 точек. В каждую пору бьет свет. Это такой технический ход, с помощью которого я сумел раздеть человека через морщины.

Вы заметили обнажающий взгляд? Для меня это было неожиданно. Это свойство камеры.  Я заставляю своих героев неподвижно стоять по пять минут. Выдержка семь секунд, человек концентрируется. Большинство крупноформатных выставочных фотографий были сделаны на 4-5 дубле, когда герои уставали, а их взгляд становился концентрированным.

Выставка и фотографии в интернете две сугубо разные версии реализации фотопроекта. Выставка — это трехмерное пространство. Для «Биопаспорта» я сознательно выбрал маленький зал, в котором портреты будут развешаны плотнее. Один портрет занимает один квадратный метр. Они оказывают давление на зрителя. В этом вся интрига.

Я не могу снимать незнакомых людей. Здесь мои друзья, знакомые, есть моя одноклассница. Кого-то я снимал в ста километрах от Ташкента. Специально выезжал. Иногда приходилось приглашать героев по три раза, чтобы меня устраивал фокус, и выражение лица.

В портретах есть какие-то циферки шариковой ручкой, линейка. Это все декоративная часть. Мне важен отпечаток пальца, мне важны морщины. Остальное додумывайте сами. Искусство для того, чтобы зритель домысливал.

«Биопаспорт» — выставка про философию. Многие зрители не стали в нее углубляться. Они смотрели фотографии немного иначе, чем я задумал.

Такие проекты всегда делаешь на свой страх и риск. В любом случае есть затраты. Но найти деньги — задача куратора. А художник должен дать интересный материал и творить.

Современная фотография в Узбекистане

Изменения в фотографии в нашей стране связаны с приходом цветной фотографии. Аналоговая фотография требовала определенной подготовки, без этого просто невозможно было фотографировать. Сейчас фотография не требует той подготовки.

Наша площадка не очень пресыщена современным искусством. Таких проектов должно быть много. С современной фотографией в Узбекистане у нас очень сыро. Здесь у нас большой пробел. В отличие от Казахстана, Киргизии и тем более России мы очень сильно отстаем в современных направлениях фотографии. У нас, на мой взгляд, немного плачевно. Не так, как хотелось бы.

Я думаю, одна из главных причин этому отсутствие искусствоведов и анализа. У нас нет печатных изданий, нет свободных арт-площадок. Bonum Factum чуть ли не единственная такая площадка сегодня. А раньше это галерея и вовсе была единственной, где осуществлялись более независимые и свободные проекты. Для развития концептуального искусства нужна конкуренция и проекты. У нас их нет.

В силу того, что нет экспертов, печатных изданий, площадок и конкуренции, будущее фотографии в Узбекистане неоднозначно. Но она будет развиваться параллельно со всем остальным.

По этой же причине, у нас рушится преемственность, на которой все базируется. У молодых нет стимула обучаться. Они обучаются благодаря интернету. Но физический контакт ведь не умер. Если бы был искусствовед, который мог бы проанализировать, проконсультировать, для них это было бы намного эффективнее.

В Узбекистане очень мало галерей, где можно бесплатно выставиться. В Казахстане такого нет, кстати говоря. Но на этих площадках у нас цензура. Но я не могу сказать, что я лично сталкиваюсь с цензурой.

Феномен одиночной фотографии

На мой взгляд, одна из особенностей современного мира — это доступность фотографий. Эра одиночной фотографии в мире интернета уже кончилась. Сеть породила эту тенденцию обилия.

В ХХ веке была одиночная фотография. Шедевры классической фотографии — одиночные. Потом это стало изживаться, тем более что сейчас стало очень много фотографов. Если раньше эти шедевры можно было делать как штучный товар, сейчас, наверное, каждый десятый фотограф может делать изображения такого уровня.

Если говорить про мировое искусство, на смену одиночной фотографии пришли концептуальные идеи. Фотографы стали делать серии фотографий. И в то же время, какой парадокс, интернет породил новый пласт — одиночную фотографию.

Что я имею в виду? В интернете не тысяча, а миллиарды фотографий. Зритель листает их, и не задерживается на изображениях больше, чем на 30 секунд.  Молодое поколение научилось делать шикарные фотографии. Только через такие изображения можно как-то задержать внимание зрителя. Вот такой парадокс.

Конечно, к серьезному искусству это отношения не имеет. Это шикарная китчевая фотография. Здесь невозможно иметь идею, потому что в интернете массовый зритель. Он не будет ломать голову, о чем эта фотография. А в искусстве все строилось только на этих сложных и глубоких идеях. Но для этого зритель должен быть подготовлен.

След Виктора Ана в истории фотографии

Я не могу сказать, что мне тяжело от того, что у фотографов нет политической и широкой общественной поддержки. Мне 72 года. У меня было много выставок. В 1996 году у меня была выставка в Корее. В истории независимой страны это была первая зарубежная выставка свободной фотографии.

Когда я был репортером и искал свой путь в арт-фотографии, я думал, какое направление мне выбрать. Здесь можно было развивать узбекскую тему, но я понял, как бы хорошо я не снимал, узбекскую тему лучше узбека я снять не смогу. Даже если мои работы сильнее. Узбек чувствует этот материал клеткой, а не головой. Тогда пришла идея заниматься корейской тематикой, потому что ее я чувствую клеткой.

У меня есть дети, внуки. Мы живем в Узбекистане более 80 лет. Многие забыли корейский язык. Но когда-нибудь у условного внука любого человека возникнет вопрос: откуда мы и кто мы? Человек обязан задаться этим вопросом.

Я обязан оставить для своих потомков этот документ моей истории, нашей истории. Документальная фотография стала важнее, чем художественная. Я должен успеть до конца закончить эту историю корейской темы.

Следующий проект

Это будет виртуальная выставка живописи. Изображения будут проецироваться в большом масштабе на все пространство выставочного зала. Я видел такие выставки в Москве, но при близком рассмотрении вместо мазков мы видели пиксели.

Хотя мазки — это главная ценность картин, их структура и живое мясо. Сколько информации в трещинах мазков! Трещины – это биография времени. Я нашел способ снимать картины так, чтобы был виден материал холста и все мазки даже при сильном увеличении.

Другой мой проект «Друзья друзей» пройдет в этом году в Доме фотографии. Я, конечно, не портретист, но за 40 лет профессиональной деятельности хороших портретов набралось много. Некоторых людей уже нет, но остались их дети. И мой долг перед ними сделать эту выставку.

Сабина Бакаева

Фото: http://gazeta.korean.net/photo/90520

***

Источник: https://www.art-review.uz/viktor-an

Мы в Telegram

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир

Комментариев пока нет, но вы можете оставить первый комментарий.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Translate »